Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ДОИСЛАМСКОЕ ИСКУССТВО ИНДИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Ступа

Согласно буддийским текстам, после ухода Будды в нирвану его останки были преданы огню, а прах (гиарира) разделен между восемью крупнейшими монашескими общинами, которые погребли шариры во внутреннем иолом пространстве оснований гигантских ступ. Историей буддизма иконографически зафиксировано восемь ступ: ступа нисхождения с небес Тушита, ступа многих дверей, ступа покорения Мары, ступа в честь достижения Буддой пробуждения, ступа лотосовых лепестков, ступа великих чудес, ступа полной победы, ступа нирваны. Согласно «Махапаринирвана-сутре», Будда, отвечая на вопрос Ананды, что должно служить опорой Учения в его отсутствие, указал, «как должно почитать прах Учителя» после иаринирваны и «хранить его в ступе»[1]. В Гухьясамаджа- гантре также говорится, что ступа является местом обитания и обителью останков всех Будд, появившихся в мире. Ц.-Б. Б. Бадмажапов со ссылкой на паллийскую «Дигханикаю» приводит принятую в ранней буддийской традиции классификацию ступ (в тексте чай- тья — синоним ступы) по принципу сокрываемых в них реликвий:

  • — Шаририка чайтья, предназначавшаяся для телесных останков Будды;
  • - Парибхога чайтья, содержавшая вещи, принадлежавшие Будде, например, натру;
  • — Дхарма чайтья, предназначавшаяся для хранения Слов Будды (текстов);
  • — Уддешья чайтья (сооружалась для обретения заслуг). Как пишет автор, большинство возведенных за последние две тысячи лет ступ относятся к данному типу[2].

Среди отечественных исследователей, уделявших внимание художественному образу ступы, нельзя не отметить работы С. И. Тю- ляева, А. А. Короцкой, специальные исследования западных ученых, например, The Evolution of Indian Stupa Architecture in East Asia Эрика Страттона (2002), а также работы, затрагивающие семантику ступы в контексте других искусствоведческих проблем. Так, в книге Кевина Трейнора Relics, Ritual, and Representation in Buddhism: Rematerializing the Sri Lankan Theravada Tradition (1997) ступа рассматривается в контексте буддийского ритуала и вложенных в нее реликвий. В работе Томаса Эжена Дональдсона Iconography of the Buddhist Sculpture of Orissa (2001) описаны скульптурные мандалы и их взаимосвязь со ступой. Отметим также книгу Дэвида Снер- глова Image of Buddha (1978), в шестой главе которой, названной «Символ как Предельный Образ Будды», наряду с дзэнскими рисунками тушыо рассматриваются ступы как способы символизации различных аспектов существования, предельная природа которого отождествляется с Природой Будды. Одной из ярких отечественных работ, написанных с позиций междисциплинарного подхода к интерпретации ступ, стала книга Н. Л. Павлова «Алтарь. Ступа. Храм» (2001).

Наиболее полную историографию изучения культурогенеза буддийской ступы мировыми и отечественными учеными содержит монография О. С. Хижняк «Ступа» (2008). Здесь автор приводит глубокий лингвистический анализ слов «ступа» и «чайтья», которые в ранних буддийских текстах могли выступать синонимами, но в действительности не всегда обозначали один тип сооружения. Этимологии слова «ступа» и дискурсивному вопросу происхождения ее формы уделено внимание в работах выдающегося индийского ученого Локеш Чандры.

Первые ступы в большинстве своем сооружались в виде насыпного холма, имеющего внутри реликварную камеру (гарбху). Классический ранний тип ступы представлял собой объем в виде полусферы (анды), окруженный оградой (ведикой), которая имела ворота (торану), располагавшиеся по четырем сторонам света; наверху ступы, в ее центре располагался шест (юпа) с нанизанными на него зонтами (чхаттра), окруженный небольшой квадратной оградой (.хармика). Расстояние между оградой и ступой образовывало ритуальную тропу, но которой совершался обход ступы посолонь (прадакшана) (рис. 5).

Внутренняя полость ступы является неотъемлемой, и если не главной, то равнозначной частью ее внешнего облика, ее репрезентации. Полость хранила в себе прах Будды, усиливая восприятие ступы как образа Вселенной, тела Будды в аспекте Дхарма-кайя. В более поздние периоды она нередко наполнялась изображениями, текстами, книгами, являясь опорой Учения. Интересно отметить, что сами письменные источники, вкладываемые внутрь ступы, также назывались «Телом Учения».

Ступы строились на открытых пространствах, на вершинах высоких природных холмов (храмовый комплекс в Санчи, I в. до н. э.), выполняя репрезентирующую функцию, притягивая верующих, структурируя пространство на многие километры вокруг (ил. 5). Являясь объемно-пластическим объектом, несущим в себе смыслы и архитектуры, и скульптуры, ступа «поражала не только своими размерами, но и самой своей архитектоничностью. <...> Она возникала как гигантское обобщение всего осознанного и неосознаваемого опыта повседневной жизни»[3], являлась «зашифрованным модулем», содержащим в себе всю многомерность буддийского символизма. В доктринальном аспекте буддизма ступа становилась «опорой учения» (сапскр. citta, тиб. thugs), «опорой слова» {санскр. vak, тиб. gsung), означая слова Будды, книги, священные тексты; «опорой тела» (санскр. кауа, тиб. sku), так как несла зашифрованные образы Будды, бодхисаттв и учителей. В качестве опоры тела своей внешней формой ступа являла символ дхарма-кайи как «большого Тела Будды».

Ступа в Санчи

Рис. 5. Ступа в Санчи: а — план; б — фасад

Объемно-пластическое разворачивание Абсолюта/Истинносу- щего в форме ступы происходило на основе пропорционирования, восходящего к ее плану, который, по сути, являлся диаграммой- мандалой. Базовая схема живописной или графической мандалы общеизвестна: круг, вписанный в квадрат, который, в свою очередь, также вписан в круг. Внутренний круг схематически выглядит как восьмилепестковый лотос. Вбирая в себя мандалу, ступа в трехмерной среде выполняла роль ее пространственно-структурной модели. Как и мандала, она была строго ориентирована но сторонам света. Это деление фиксировано воротами-торана, ими она открывается перед верующим. В живописных мандалах торана расположены по сторонам квадрата и имеют Т-образные выступы, символизирующие врата во Вселенную; они легко определяются но цветовым полям, примыкающим к внутренним сторонам квадрата. В ступах эту роль выполняет декор ворот. Неявная выраженность наружного квадрата ступы, скорее всего, связана с тем, что сама ступа представляет собой лишь часть мандалы, внешними границами которой могут быть и границы комплекса, и границы, выходящие далеко за его пределы.

Вопрос о прототипе формы буддийской ступы до сих пор остается дискуссионным. Все исследователи сходятся в том, что ступы существовали еще до буддизма и в ранний период являлись сакральными сооружениями и джайнов, и буддистов. Наиболее распространенное мнение относительно происхождения ступы связывает ее форму с формой погребальных холмов-шмашанов. Однако исследователи добавляют к этому источнику неолитические сооружения, посвященные культу богини-матери.

Исследуя этимологию слова «ступа», ученые обращаются к традиции укладывания глины вокруг снопов зерна. О. С. Хижняк, опираясь на вполне доказанный факт постепенного развития формы ступы, высказала предположение, что археологически подтвердить существование «добуддийских ступ» вряд ли возможно, так как изначально они имели другую форму. Кроме того, в индуистской традиции термин «шмашана» и ныне используется для обозначения захоронений.

Попытки отождествления восьми реликварных ступ времени паринирваны Будды с реальными объектами предпринимались учеными неоднократно. Группой исследователей под руководством Т. Тулку предположительно отождествлены шесть:

  • — холм к востоку от Лумбини может являться ступой, построенной колиями в Рамаграме;
  • — ступа в деревне Пинрахве может считаться построенной ша- кьями в Капилавасту (после вскрытия этой ступы в 1898 г. В. Пеппе там были найдена урна с надписью «Сокровищница останков возвышенного Будды является благочестивым сооружением братьев Шакиев с их сестрами, детьми и женами». Находится сейчас в Музее Калькутты);
  • — руины ступы в Вайшали, построенной личчхавами;
  • — в Кушинагаре была раскопана ступа, построенная, очевидно, на месте паринирваны Будды;
  • — город Пава, где построили ступу маллы, был отождествлен с деревней Падараона в 20 км от Варанаси;
  • — Аллакапа, город булиев, отождествляется с местностью Нан- дагарх около деревни Лаурия, недалеко от колонны Ашоки.

Что касается современного археологического состояния мест, связанных с основными событиями в жизни Будды, не так давно они были описаны индийской журналисткой Сунитой Двиведи в ее книге «Буддийское наследие Индии»[4].

В дальнейшем с легендарным посещением Будды будет связано множество мест, например, Веранджа — поселение недалеко от Матхуры в центральной части Индии. Самыми дальними странами, которые посетил Будда, в апокрифах будут названы Уддияна и Ганд- хара. В первой части пути его сопровождал ближайший ученик Ананда, а затем Будда продолжил свой путь в сопровождении Вад- жрапани[5]. Наибольший размах строительство ступ приобрело во времена императора династии Маурьев Ашоки (273-232 гг. до н. э.). В период его правления буддийские монахи направлялись далеко за пределы империи: в Бирму, Непал, на о. Цейлон, в районы Гималаев, Кашмир т. д. Согласно легендам, описанным в «Махавансе», за одну ночь Ашокой было возведено 84 тысячи ступ. Кроме многочисленных ступ и эдиктов, описанных в текстах китайских паломников Фа-сяна (V в.) и Сюань-цзяна (VII в.), совершивших паломничество в Индию, археологические исследования связывают с именем Ашоки основание буддийских монастырей и строительство ступ в Таксиле района Гандхары (северо-запад современного Пакистана), Сарнатхе, Санчи и Бхархуте в центральной Индии и Амаравати на юге (Декан) (ил. 6).

Наиболее хорошо сохранившимся ранним буддийским комплексом являются ступы и основания зданий в Санчи. Комплекс располагается на вершине естественного высокого холма недалеко от современного небольшого поселения с одноименным названием вблизи г. Бхопал. Дороги, ведущие на природный холм, где располагается буддийский комплекс, идут с западной и северной сторон. Около 250 г. до н. э. император Ашока отправил из этого места своего сына Махендру на Ланку проповедовать буддизм и построил там ступу. В исследовательской литературе она получила именование ступа № 1, или Большая ступа в Санчи, высота ее анды — около 30 м. Во II в. до н. э. во времена династии Шунгов она была перестроена и увеличена, к этому же времени относятся каменная ограда с четырьмя воротами-торана, расположенными по четырем сторонам света, и вторая прадакшина, примыкающая к самой ступе с ведущей на нее двойной лестницей. Ее ограда конструктивно имитирует более ранние деревянные ограждения ступ, по меткому замечанию Дж. Маршала, это работа скорее плотников, чем каменщиков. Мягкая, чуть зернистая фактура и теплый охристый цвет песчаника также способствует этому впечатлению. Ворота-торапа имеют одинаковую структуру: два мощных столба заканчиваются капителями, на которых располагаются три архитрава, вертикально соединенные между собой балками. Декоративное, рельефное и скульптурное убранство каждой из торан индивидуально. Северные украшают капители в виде пар полуфигур слонов, рядом с которыми, обвивая ногами лианы, располагаются врикшаки — богини деревьев (ил. 7). Их уменьшенные фигурки располагаются также между архитравами. Сами архитравы заканчиваются спиралевидными волютами, на которых восседают фигуры львов. Пластический мотив «качания» богинь деревьев, так же как и фигуры всадников в средней части северных ворот, отражает великолепное чувство материала и формы мастеров Древней Индии, обладавших и скульптурным, и графическим видением (фигуры «работают» на просвет и воспринимаются как законченные графические эмблемы при контровом свете).

В многочисленных сюжетах поклонения дереву Бодхи и трону Будды, подношения обезьяной меда Будде северных ворот, так же как и во всем памятнике, Будда изображен символически в виде ступы, дерева, трона и т. д. Антропоморфные скульптурные изображения Просветленного (одно из которых сохранилось и по сей день) появятся в Санчи гораздо позднее — в IV-V вв. Северные ворота Санчи отмечены одним из первых изображений в индийском искусстве небесных музыкантов — гандхарвов. Их изображение в виде полулюдей, нолунтиц призвано было отражать «звуки чудесной Дхармы», наполняющей все окружающее пространство.

Структура восточных ворот схожа со структурой северных (капители и наиболее выразительные фигуры врикшак), однако композиция каждого из архитравных рельефов стянута к центру. В нижней — сюжет о поклонении слонов одной из «Великих ступ» в Рамаграме, которую омывали и которой делали подношение цветами слоны, в то время как за ней некому стало ухаживать (эта легенда была записана Фа-сяном). Центральная посвящена «Великому уходу» царевича, верхняя изображает ступы. Все разнообразие мира изображено на восточных воротах: и могучие стражи-дварапа- лы, и сюжеты поклонения царя Шуддходаны дереву Бодхи, и сон матери царевича Сиддхархи Майи, и выезд царя-отца навстречу Будде, крылатые львы, павлины, оседланные всадниками могучие быки. Так же многообразна и манера воспроизведения изображений, легко варьирующая приемы создания круглой скульптуры, высокого и низкого рельефа. Каждый из сюжетов отделен от другого полосой, напоминающей ограду ступы. Капители западных ворог изображают коренастых толстобрюхих якшей, божеств — духов природы, южные — в виде львов. Наиболее подробное описание скульптурного убранства ворот-торана на русском языке было сделано С. И. Тю- ляевым и В. С. Сидоровой. Кроме Большой ступы, в Санчи сохранились несколько малых ступ, развалины монастырей, бассейны для омовений, скульптура, созданная во времена династии Гуптов.

Ступа в Бхархуте не сохранилась, ее фрагменты (ограда и ворота) были перенесены в музей Калькутты. Изучению рельефов ступы уделялось особое внимание в искусствоведческой литературе, так как многие из сюжетов имели надписи, что способствовало иконографической атрибуции рельефов других ступ. По замечанию В. С. Сидоровой, сделанному на основе исследований А. Кума- расвами, художественное обрамление ступа в Бхархуте получила в более поздний период — в II в. до н. э., во времена династии Шунтов. Сюжеты рельефов в основном являются иллюстрациями джатак. Композиционно барельефы объединены квадратными или круглыми рамками, нередко в пределах одной композиции совмещены различные пространственно-временные фрагменты, фигуры выполнены с орнаментальным изыском, часто в сложных ракурсах, и одновременно с этим полны народной простоты и жизнерадостности (ил. 8, 9).

  • [1] Соднам-Цземо. Дверь, ведущая в Учение/пер., коммент. Р. Н. Крапивиной. СПб.,1994. С. 42,43,336.
  • [2] Бадмажапов Ц-Б. Б. Культурно-историческая типология образа Будды Шакьямуни : дис.... канд. ист. наук. Улан-Удэ, 1998. С. 32.
  • [3] Павлов Н. Л. Алтарь. Ступа. Храм. М., 2001. С. 51.
  • [4] Су пита Двиведи. Буддийское наследие Индии. Элиста, 2012.
  • [5] О появлении иконографии Ваджранани и ее последующей трансформации см.:Локеш Чандра. Буддийское искусство: интернализация и инновация // Современноебуддийское искусство: традиции и инновации: сб. с г. междунар. науч. сими. 25 26 июля2013 г. Улан-Удэ. Екатеринбург, 2015. С. 12-18.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>