Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ДОИСЛАМСКОЕ ИСКУССТВО ИНДИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Чайтьягриха

Как отмечает О. С. Хижняк, название зала, где располагалась ступа {чайтьягриха)у происходит от санскритских слов чайтья — «священный» и гриха — «дом», что может быть переведено на русский язык как «дом святыни». Словом «чайтья» может быть обозначен любой буддийский объект (храм, ступа, образ и т. д.), что вносило некоторую путаницу в тексты западных и отечественных исследователей, интерпретировавших или описывающих конкретные объекты, и это нужно учитывать при прочтении коренных текстов. Например, в Ваджраччхедика-сутре сказано:

Далее, Субхути! То место, где эта сутра или хотя бы четыре ее строки проповедуются, будет уважаемо всеми существами, включая дэвов, асуров и других, как если бы это была собственно ступа или чайтья Будды. Субхути, где бы ни хранилась эта сутра, все существа, включая дэвов и асуров, придут туда и станут поклоняться ей. Это место станет известно как чайтья — предмет почитания; вокруг него соберутся верующие, усыплют его цветами и воскурят благовония[1].

Чайтьягриха могла быть как пещерным сооружением, так и наземным храмом. В районе северного Декана сохранились два храма, датируемые IV-V вв. (храм в Тере и храм Капотешвара в Чезарле), которые предположительно первоначально были буддийскими. Форма этих каменных построек воплощает ранний деревянный тип чайтьягрихи — продолговатое в плане сооружение с апсидаль- ным завершением и сводчатым перекрытием. Как особая форма буддийской архитектуры чайтьягриха получает распространение в пещерных монастырских комплексах (ленавихарах). Ранние пещерные комплексы отличались простотой и включали в себя только кельи монахов, а иногда общий зал для собраний, по бокам которого располагались кельи, в дальнейшем за этой структурой в исследовательской литературе закрепился общий термин вихара. Однако, принимая во внимание справедливо высказанные замечания

О. С. Хижняк о существующей путанице в искусствоведческой литературе относительно этих терминов, отметим, что для понимания того, о какой именно композиционной и архитектурной структуре идет речь, нужно иметь представление о плане конкретной пещеры, а также о том, к какой исследовательской школе принадлежит автор (отечественной, западной или индийской), так как в ряде комплексов, например, в Аджанте существуют пещерные залы, совмещающие в себе черты чайтьягрихи и вихары: по бокам зала располагаются кельи монахов, а в нише стены, противоположной ко входу, находится скульптурное изображение Будды.

Первые чайтьягрихи могли быть круглыми в плане (скальные храмы в Джуннаре, Салихундаме и др., относящиеся к I в. до н. э.). Чуть позднее, в I—II вв. н. э., вырабатывается классический тип скального храма со ступой: вытянутый колонный зал апсидальной формы, в дальней части которого располагается ступа с узким проходом для прадакшины вокруг нее. В глубине пещерного храма, в самой дальней его части чаще всего скрывалась ступа, а позднее — скульптура как потаенное сокровище, как магнит, сокрытый и оберегаемый толщей горы.

К самым ярким памятникам скальных пещерных храмов относятся комплексы Западных Гхат II—I в. до н. э. в Карли, Бхадже, Бедсе.

Квадратный вход пещерного храма в Карли обрамляли две колонны с львиными канителями, одна из которых не сохранилась

(подобное обрамление входа, но с другими капителями мы видим и в главном пещерном храме Бедсе) (ил. 9, 10). За колонной находится небольшое пространство, центральная часть которого представляет собой вход подковообразной формы с килевидным завершением, но его бокам, гак же как и на примыкающих стенах, находятся парные фигуры донаторов, отличающиеся свободой и пластичностью в изображении полуобнаженных тел (ил. 11). Внутри пещерный храм обрамляют два плотных ряда восьмигранных колонн с базой, завершающихся крупными капителями, имеющими лотосовидную или колоколообразную объемную форму, наверху которой находится расширяющаяся кверху абака, а в завершении — рельефные группы донаторов, восседающих на сидящих слонах (ил. 12). С. И. Тюляев отмечает, что первоначально у фигур слонов были подлинные бивни, а головные уборы — тюрбаны мужчин и женщин — украшали настоящие камни. В апсиде чайтьягрихи находится ступа. Зонт на ступе и ложные ребра потолка сделаны из дерева (но сути, ребра потолка нефункциональны и являются рудиментом деревянных наземных храмов, ставших прототипами для скальных построек). Последний элемент указывает на связь пещерных храмов с ранней деревянной архитектурой, в перекрытиях которой подобные балки играли конструктивную роль (описания деревянной архитектуры династии Маурьев сохранились в записках Фа Сяна, а также греческих авторов). Сама ступа храма в Карли предстает простой полусферической формой без лишнего декора, в ходе нрадакшины ее верхняя центральная часть сокрыта от глаз паломника массой материала.

Комплекс в Бхадже более компактен по своим размерам, центральный храм вырублен без фланкирующих колонн, сразу, цельно и открыто, он более прост в убранстве (ил. 13). С двух сторон по «фасаду» горы его окружают небольшие пещеры-кельи паривены и квадратные объемы для сбора воды. Чуть правее вдоль горы находятся 14 ступ, вырубленных «по месту», они созданы в более поздний период и носят предположительно вотивный характер. За ними вдоль скалы находятся еще несколько помещений, богато украшенных одиночными и многофигурными скульптурными рельефами, изображающими семьи на колеснице, прямостоящих и восседающих на слоне персонажей. Тщательность проработки и некоторые композиционные особенности позволяют провести параллель между этими рельефами и скульптурными группами ограды ступы в Бхархуте того же периода.

  • [1] Судзуки Д. Т. Антология дзен-буддийских текстов / пер. М. А. Захарова. СПб.,2005. С. 60.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>