Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ДОИСЛАМСКОЕ ИСКУССТВО ИНДИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ФОРМИРОВАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ШКОЛ В ИСКУССТВЕ БУДДИЗМА

Описывая различия художественных школ внутри искусства буддизма, мы неизбежно сталкиваемся с терминологическими трудностями, касающимися уточнения того, что именно можно подразумевать под понятием «художественная школа» применительно к искусству Индии, отличается ли оно от понятия «художественный центр», идентично ли понятию стиля в индийском искусстве, есть ли различия в трактовке формы между индуистскими и буддийскими изображениями в рамках одной школы (например, Матхуры, где создавались и те, и другие) и т. д. Поэтому несмотря на то, что в тексте главы нами иногда будет ставиться знак равенства между понятиями стиля и художественного центра и будет употребляться словосочетание «буддийский художественный центр», нужно отдавать себе отчет в том, что буддийские изображения в этих центрах были наиболее яркой и цельной страницей в истории их развития, но чаще всего далеко нс единственной.

Школа Гандхары

В древности Гандхарой называлась северо-западная область Индостана, занимавшая часть Пенджаба, в наше время эта территория входит в основном в состав Пакистана. Упоминания о гандхарцах встречаются уже в Ригведе и в Атхарваведе, большое значение Гандхары отмечают буддийские источники. Вероятно, буддизм закрепился в Гандхаре с III в. до н. э. Толчок тому был дан царем Ашокой. Гандхара находилась на северо-западной окраине владений Маурьев, центры которых лежали в бассейне Ганга. Ашока был первым царем этой династии, прибывшим в Таксилу в связи с восстанием, вызванным злоупотреблением властью местными правителями. Он не только установил государственный порядок, но и использовал своё пребывание в целях распространения буддийского учения. То и другое засвидетельствовано царскими эдиктами, высеченными на скалах в Шахбаз-Гархи близ Пешавара и у Мансехра в Хазарейской области[1]. Так, Ашока придавал Ганд- харе большое значение, при нем она процветала. Искусство этого региона, охватывающее период приблизительно с рубежа нашей эры по V в., называют иногда индо-греческим или индо-эллинистическим, поскольку оно соединило в себе искусство двух цивилизаций, двух влияний — индийского и средиземноморского.

Принято считать, что антропоморфное изображение Будды впервые появилось в Гандхаре и в Матхуре (как пишет С. И. Тю- ляев, в Матхуре, возможно, чуть раньше). На данный момент одни из самых богатых коллекций гандхарского искусства находятся в коллекциях Британского музея и Музея Виктории и Альберта в Лондоне, Метрополитен-музея в Нью-Йорке, Национального музея восточных искусств Гиме в Париже, Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Среди отечественных исследователей, занимавшихся описанием коллекций гандхарской скульптуры и в целом изучавших этот регион, необходимо указать монографии Г. А. Пугаченковой, И. Ф. Муриан, многочисленные статьи Т. К. Мкртычева; описанию эрмитажной коллекции посвящены работы Ю. И. Елихиной и О. П. Дешпанде.

Положение гандхарского искусства всегда было сложным с точки зрения логики формирования стиля или, точнее сказать, визуального канона, в связи с этим датировка памятников и периодизация этой школы разнообразны в исследовательской литературе. Дж. Маршалл, ведший многочисленные раскопки на территории Индии в первой трети XX в., в своей книге «Буддийское искусство Гандхары» предлагает такую периодизацию гандхарской скульптуры: сакский период (II—I вв. до н. э.), парфянский период, или «детство» (25-60 гг.), «отрочество», «возмужание» и «зрелость» (конец I — IV в.)[2]. Существует версия, чуть позднее предложенная К.-В. Доббинсом. Он делит гандахрское искусство на две части: до- буддийские объекты со II в. до н. э. и до начала II в. н. э. (терракота, мелкая пластика) и более поздние буддийские. В датировке каменной буддийской скульптуры он выделяет, в свою очередь, три периода: 40-130 гг., 130-200 гг. и 200-300 гг. (последняя цифра варьируется вплоть до 400 или даже 500 г.)[3]. Последняя точка зрения представляется нам спорной[4]. Как утверждает Г. А. Пугаченкова в своей книге «Искусство Гандхары», К.-В. Доббинс в своих исследованиях не учитывает материалы Буткары (города в Кушанском царстве, которое на севере граничило с Гандхарой), а ведь именно Бу гкара дает наиболее прочные критерии для датировки гандхар- ской скульптуры и архитектуры. Д. Фаченна подразделяет рельефы из Буткары на несколько групп и предлагает следующую стилевую характеристику: первая группа (рубеж I в. до н. э. — I в. н. э.) — так называемый линеарный стиль, когда рельеф характеризовался некоторой уплощенностью, позы были угловаты, а формы мужских тел обобщенны; вторая группа (хронологически близка к первой группе, хотя в целом датируется несколько позднее) — натуралистический стиль, когда глаза лепились уже без врезанных зрачков, а драпировки — свободно струящимися, образы же стали болееэкс- прессивными[5]. Третья группа (конец I — II в.) — стереометрический стиль, когда драпировки одежд стали заметно более тяжелыми, моделировка фигур была объемной, головы — крупными и массивными. Согласно периодизации С. И. Тюляева, на первых этапах развития гандхарской скульптуры (I—II в н. э.) иконографические признаки Будды еще не канонизировались[6]. Происходили эксперименты и в материалах: встречаются бронзовые изображения, в то время как в дальнейшем излюбленным материалом мастеров этой школы станут стеатит и шифер. Эти особенности прекрасно иллюстрирует одно из самых ранних изображений сидящего Будды Шакьямуни из Гандхары (I — середина II в.), созданное из бронзы (ил. 15). На лице Будды — усы, ушниша изображена в виде собранных в пучок волос, запоминающаяся мандорла этого изображения в виде соединенных треугольников соседствует со свободным решением складок одеяния. Влияние позднего эллинизма заметно в моделировке одежды стоящего Будды из Гандхары, она напоминает моделирование римской тоги (ил. 16). Ушниша Будды также свободно моделирована. В целом моделировка форм и объема скульптур этого времени передается свободно, контуры четки, соблюдено равновесие фигур и пропорций.

К периоду Н-Ш вв. относятся многочисленные изображения бодхисагтв с массивными украшениями и характерными ниспадаю- щими объемными складками одежды. Таков бодхисаттва Майтрейя из Метрополитен-музея (ил. 17). В круглой скульптуре этих и последующих периодов подчеркнута внутренняя сосредоточенность, естественность, не противоречащая медитативное™.

К IV в. н. э. иконография становится более структурированной. Что касается визуального канона, то объемность гандхарской скульптуры с ее тяжелыми ниспадающими складками одежд начинает все больше тяготеть к уплощенносги, теперь драпировка одежды выглядит скорее струящейся, нежели тяжеловесной. Тем не менее, визуальный канон, сформировавшийся благодаря взаимопроникновению двух полярных культур, продолжал существовать, представляя собой сложное, многосоставное, но целостное явление. Прямое восприятие гандхарских традиций, творческих достижений и художественных открытий сказалось в тех странах, куда вело распространение буддизма.

В V-VII вв. в спектр гандхарских влияний попадают вся Средняя и Юго-Восточная Азия, Дальний Восток и Малайский архипелаг, где буддийская пластика хоть и претерпевает некоторые видоизменения, но продолжает нести гандхарский след.

На данный момент на территории современного Афганистана продолжаются раскопки гандхарских монастырей в местечке Мес- Айнак.

  • [1] Пугачепкова Г. А. Искусство Гандхары. М., 1982. С. 9.
  • [2] MarshallJ. The Buddhist Art of Gandlmra: The Story of the Early School, Its Birth,Growth and Decline. Cambridge, 1960.
  • [3] Dobbins К. W. Gandharan Art from Stratified Excavations // East and West. 1973.No. 23. P. 143-152.
  • [4] См.: Пугаченкова Г. А. Искусство Гандхары.
  • [5] Фаченна Д. Проблемы священной буддийской архитектуры и гандхарской скульптуры // Вестник древней истории. 1993. № 02.
  • [6] Тюляев С. И. Искусство Индии. М„ 1988. С. 89-90.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>