Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Либеральные издания

В отличие от сравнительно «молодых» массовых газет новой формации, где редакционный состав сотрудников набирался не под определенную идею, а под «успех у читателей» (т. е. коммерческий успех), издания «с направлением» велись, как правило, единомышленниками. Так было с консервативными газетами и либеральными изданиями.

Старейшей из либеральных газет были «Русские ведомости». Газета издавалась в Москве с 1863 г. и формировала вокруг себя оппозиционно настроенную интеллигенцию. По сути, она создавалась как своеобразный противовес официозным «Московским ведомостям» Каткова. С 1882 г. «Русские ведомости» перешли в руки товарищества во главе с В. М. Соболевским. К началу XX в. это была ежедневная газета большого формата, выходившая на восьми страницах с годовой подпиской 7—8 руб. Члены редакционного товарищества отвечали за определенные участки газетной работы: М. А. Саблин и В. Ю. Скалой вели внутренний отдел; иностранным отделом руководил П. И. Блаумберг; московским—А. П. Лукин; экономическим — А. И. Чупров; судебным —

Г. А. Джаншиев. Ведущим фельетонистом газеты был И. Ф. Василевский (псевдоним «Буква»), а судебные и общие репортажи вели Н. В. Юнгфер и В. И. Иордан. Состав товарищества практически не менялся. В «Русских ведомостях» сотрудничали П. Д. Боборыкин, В. И. Вернадский,

В. Г. Короленко, А. В. Пешехонов, А. Н. Толстой и др.

В период некоторой либерализации и политики «доверия», связанной с деятельностью нового министра внутренних дел Святополк- Мирского, «Русские ведомости» стали более активно пропагандировать свою конституционную программу. Определяя злободневные задачи, газета писала: «Насущной потребностью нашего времени является правильная постановка законодательной деятельности в смысле обеспечения ее сферы от вторжения администрации и придания ей большей жизненности. Ввиду последнего необходимо предоставление участия в законодательной работе народным представителям. Пора, наконец, признать за русским народом право законно влиять на свои судьбы и на законодательное решение касающихся его жизненных вопросов».

До 1905 г. «Русские ведомости» были единственным качественным либеральным изданием, объединявшим вокруг себя образованных либерально мыслящих людей России. Эта «профессорская» газета старалась держаться в русле нового либерализма, заигрывая с народниками и будущими конституционными демократами.

Менее академичная, но более демократичная по своим воззрениям редакция сформировалась вокруг московской газеты «Курьер» (1897—1904 гг.). Она была организована группой молодых литераторов. Издателями ее были Я. А. Фейгин — известный публицист, ведущий сотрудник «Русских ведомостей» и А. Г. Алексеев. Редактировал «Курьер» молодой учитель истории В. П. Потемкин, впоследствии видный деятель большевистской партии. В деятельности газеты активное участие принимали Л. Андреев, А. Серафимович, Н. Телешов, В. Фриче. В ней печатали свои произведения А. Чехов, М. Горький, В. Вересаев, К. Станюкович, И. Бунин и др.

Большинство сотрудников «Курьера» сочувственно относились к нарастанию революционного движения в России. В газете хорошо был поставлен отдел международной жизни. Материалы в нем печатались под рубрикой «Из записной книжки старого дипломата». Здесь, в частности, с демократических позиций освещались такие события, как «дело Дрейфуса», китайское восстание 1899 г., англо-бурская война 1901 г.

«Курьер» печатал обширную информацию о внутренних событиях в стране, не забывая при этом и самую глухую провинцию. Наряду с первоклассными беллетристическими произведениями, в газете печатались значительные статьи по вопросам литературы и искусства, обзоры творчества русских и зарубежных писателей, рецензии на театральные постановки и др.

Одним из наиболее деятельных молодых сотрудников редакции был Леонид Андреев. Он вел судебную хронику, регулярно выступал с фельетонами, литературными и театральными рецензиями. Судебные отчеты Л. Андреева в «Курьере» позволяют судить о нем как о стороннике и пропагандисте передовых по тому времени юридических взглядов, умевшем и в уголовной хронике привлекать внимание читателей к острым социальным вопросам. Под псевдонимом Джеймс Линч Л. Андреев печатал фельетоны на самые разные темы: о выборах московского головы, о ночлежках Проточного переулка, о концертах Ф. И. Шаляпина, о начале дачного сезона и т. д.

С сентября 1902 г. в «Курьере» по приглашению Л. Андреева начал работать А. Серафимович (А. С. Попов), сотрудничавший ранее в донских газетах «Приазовский край» и «Донская речь». В московской газете он выступает в амплуа фельетониста. За год работы писатель напечатал в «Курьере» десять больших фельетонов под общим заголовком «Обо всем» и свыше девяносто маленьких. В них Серафимович критиковал беззаконие, продажных деятелей культуры, разоблачал биржевые махинации.

Оппозиционно-демократический накал статей молодых литераторов отпугнул либералов. В 1902 г. из редакции ушли Фейгин и Гольцев, а «Курьером» полностью руководил В. П. Потемкин. Направление газеты привлекло внимание цензуры, и после затяжной «войны» с московским цензурным комитетом, в 1904 г. «Курьер» был закрыт за вредное направление.

В течение семи лет своего существования «Курьеру» было суждено превратиться из умеренного либерального издания в орган демократической печати накануне революции 1905 г.

В пул либеральной журналистики на правах «корифеев» входили и два классических толстых журнала «обычного русского типа» — «Вестник Европы» и «Русская мысль».

«Вестник Европы» — журнал историко-политических наук до 1909 г. издавался и редактировался М. М. Стасюлевичем. В состав его редакции, как и в «Русских ведомостях», в разные годы входили известные ученые, юристы, литераторы, земские деятели либеральной ориентации. Журнал выступал за постепенное, без революционных потрясений переустройство страны.

Солидные имена сотрудников и постоянный круг читателей среди русской интеллигенции (6 тыс. подписчиков) придавали «Вестнику Европы» высокий авторитет и материальную стабильность. Журнал исповедовал законность и конституционные свободы. Именно таких реформ добивалась редакция от царского правительства, ведя постоянную полемику с консерваторами, с одной стороны, народниками и марксистами, с другой. По своей структуре, как и все подобные журналы, «Вестник Европы» состоял из двух отделов: в первом помещалась беллетристика и статьи научно-исторического содержания; второй отдел включал в себя внутренние, иностранные и литературные обозрения, актуальные статьи и библиографические заметки.

Текущие «злобы дня» анализировались в материалах под рубриками «Внутреннее обозрение» и «Из общественной хроники». Здесь публицисты журнала отстаивали идеи построения правового государства, доведения до логического завершения крестьянского, земского, судебного, промышленного, брачного и других законодательств, начатых реформами 60-х годов.

Поднимая проблемы сельского населения и рабочих, журнал писал о переделах земли, податях, семейных разделах, круговой поруке, рассматривал условия найма сельскохозяйственных рабочих и прислуги, обсуждал законы о фабрично-заводском надзоре и рабочем времени.

Ведя полемику с монархистскими «Московскими ведомостями» и «Гражданином», «Вестник Европы» с 1900 по 1904 гг. пытался доказать правомерность доверия правительства к либеральному обществу, защищать политику «диктатуры сердца».

Подобную же программу исповедовал и журнал «Русская мысль» (1880—1918 гг.), редактируемый В. А. Гольцевым. Редакция восторженно вспоминала реформы 60-х годов, называя их «великими памятниками великой эпохи» (1900. № 1). Отмечая некоторый экономический подъем в России, журнал подчеркивал, что этот процесс не сопровождается улучшением благосостояния всех классов населения и гражданским прогрессом; не осуществлена свобода личности и свобода печати. «Русская мысль» мечтала о том времени, когда народ «de facto» воспользуется гражданскими правами, провозглашенными реформами 1861 года.

В 1900-е годы пропаганда устройства правового государства была для журнала одной из главных тем. В первом номере за 1900 г. Гольцев отмечал, что за весь предыдущий год не было принято «ни одного крупного законодательного акта». Редакция журнала выражала недовольство постановкой продовольственного дела в голодающих губерниях, писала о петербургской бедноте, тяжелом экономическом положении инородцев, антисанитарии в отдельных отраслях производства, затрагивала несовершенство городского самоуправления, стесненное положение высшей школы, бесправие печати.

Как и «Вестник Европы», «Русская мысль» большое внимание уделяла земским проблемам. В 1904 г. редакция требовала пересмотра земского положения с расширением прав самоуправления. При этом публицисты журнала возлагали большие надежды на совместные действия с правительством. Призывая правительство к «доверию», редакция утверждала, что «никаких партий, действующих широко и открыто, будь то самые крайние либералы или консерваторы, бояться нечего» (1900. № 3).

К своим политическим противникам, особенно слева, «Русская мысль», в отличие от «Вестника Европы», относилась более терпимо, проявляя определенную толерантность даже к идеям марксизма.

Конечно, либералы думали о своем объединении и предпринимали шаги к этому. Основу будущей конституционно-демократической партии составили деятели «Союза земцев-конституционалистов» и «Союза освобождения». Ведущую роль играли более радикальные «освобождении». Сам «Союз освобождения», как и революционные партии (социал-демократы и эсеры) формировался вокруг нелегального журнала «Освобождение», издаваемого с июля 1902 г. по октябрь 1905 г. в Штутгарте и Париже группой радикальных либералов во главе с П. Б. Струве.

К этому времени в политических взглядах П. Б. Струве происходит определенная эволюция: в 1890-е годы он увлекся марксизмом, став затем одним из идеологов и публицистов «легального марксизма»; к началу 1900-х годов он переходит на позиции либерализма.

В период организации нелегального журнала «Освобождение» Струве еще не имел своей четко выраженной либеральной идеи, поэтому и само издание создавалось как орган формирования будущей платформы кадетизма.

Первый номер журнала, «Освобождение» вышел в июле 1902 г. В «Открытом письме от группы земских деятелей» формулировались цели и задачи издания: «Наш орган не будет «революционным», но он будет всем своим содержанием требовать великого переворота русской жизни, замены произвола самодержавной бюрократии правами личности и общества... мы будем проповедовать не приспособление к существующему политическому строю, подтачивающему лучшие силы нашего народа, а наоборот, борьбу с ним... » [1902. № 1]. Конечной целью своей деятельности журнал объявлял «конституционную Россию, постепенные реформы». Программные цели, стоящие перед журналом, П. Б. Струве подкреплял и организационными задачами издания, «стремящегося создать духовное и практическое объединение всех сил, борющихся за коренное политическое преобразование России» [1903. № 6].

«Освобождение» выходило два раза в месяц форматом А4, объемом 16 и более страниц, имело двухколонную верстку с редкими «подвальными» подрезками.

Структура журнала «Освобождение» похожа на все аналогичные заграничные издания радикальных партий. Здесь помещалась обязательная передовая статья, зачастую смахивающая на внутреннее обозрение, или носящая программный характер; статьи по политическим вопросам имели характер обсуждения различных проблем программного свойства («К очередным вопросам», «Земское дело: местное самоуправление в тисках самодержавия», «Государь и самодержавие», «Политический смысл религиозного брожения в России» и др.).

Другим крупным отделом журнала был отдел «Письма из провинции». В каждом номере эти сообщения из разных губерний и городов России представляли большой спектр социально-политической информации. В отделе «Письма в редакцию» журнал публиковал заявления видных политических деятелей. В отделе «Сообщения и заметки» собирались материалы критического характера, обличающие царя и высших сановников в неблаговидных проступках, излишнем усердии или глупости. Уже сами заголовки этих публикаций свидетельствуют о сатирической направленности материалов: «К характеристике одного из помпадуров» [1903. № 6], «Самодержец в роли Ученого Комитета Министерства Народного Просвещения» [1903. № 7], «Фон Валь в роли литературного ценителя» [1903. № 8], «В. А. Латышев и сердечное попечение о подрастающих шпионах» [1903. № 9] и т. п.

В сатирических жанрах (фельетон, памфлет) написаны материалы, расположенные в отделе «Фельетон»: «Хищения самодержавия» [1903. № 6], «Комическая фигура» (памфлет на министра народного просвещения Г. Э. Зенгера), «Новый фаворит, или русский министр без портфеля» (о статс-секретаре царя Безобразове), «Фрейлейн» (о русской цензуре) [1903. № 7], «Чудеса полиции в Сарове, или охрана царя от жителей, собак и скотов» (о мерах по охране проезжающего царя) [1903. № 8], «Фигляр, поучающий любви к отечеству» (о журналисте «Нового времени» Буренине) [1903. № 9].

Постоянными в журнале были рубрики «Судебные процессы», «Высылки», «Разные сведения и слухи», а также непременный для этого типа изданий «Почтовый ящик», через который редакция сообщала своим корреспондентам в России о получении корреспонденций или пожертвований в пользу ссыльных, и другие необходимые сведения.

Особое место в журнале занимали крупные социально-политические исследования, печатавшиеся с продолжением, например, статьи П. Струве «Россия под надзором полиции» (1902—1903. № 20, 21, 29, 30, 31). Такого рода материалы издавались затем или отдельными брошюрами, или входили в состав сборников «Освобождения».

Журнал «Освобождение» под редакцией П. Б. Струве в целом выполнил свои задачи: он создал, как отметил один из корреспондентов, определенное «настроение всего общества, отражающееся в нем и им в значительной мере вызываемое и питаемое» [1903. № 7], консолидировал политические силы либералов, а затем и дифференцировал их, сплотив вокруг себя наиболее радикальные элементы либерализма, которые в январе 1904 г. провели учредительный съезд, создав «Союз освобождения». Учитывая заслуги редакции журнала, его публицисты были введены в совет «Союза освобождения» на паритетных началах с земцами-конституционалистами.

Став органом «Союза освобождения», журнал стал больше внимания уделять разработке программных вопросов. Но и на события в России его публицисты откликались довольно живо и очень остро. Кровавое воскресенье 9 января 1905 г., потрясшее всю страну, вызвало гневный призыв Петра Струве: «Царь Николай стал открыто врагом и палачом народа... Сегодня у русского освободительного движения должны быть единое тело и единый дух, одна двуединая мысль: возмездие и свобода во что бы то ни стало... Ни о чем, кроме возмездия и свободы ни думать, ни писать нельзя. Возмездием мы освободимся, свободою мы отомстим!» [1905. № 1].

Журнал «Освобождение» продолжал выходить до октября 1905 г., но центр тяжести пропаганды идей «Союза освобождения» был перенесен к тому времени в Россию, где «освобожденцы» активно использовали в своих целях легальную печать.

«Союзу освобождения» удалось с 26 сентября 1904 г. превратить петербургскую еженедельную профессионально-юридическую газету «Право» в свой легальный орган. Став на позиции «Союза освобождения», редакция «Права» в значительной степени отошла от прежней линии обсуждения сугубо профессионально-правовых вопросов, усилив социально-политическую проблематику. Естественно, что статус юридической газеты именно «Праву» давал возможность стать во главе «банкетной кампании», посвященной 40-летию судебной реформы 1864 г. В передовой статье «Итоги юбилея» редакция горячо осуждала существующие в России беззаконие, самовластие, бюрократию и произвол и призывала читателей придать юбилею реформы широкий общественно-политический характер и широкую огласку, ставить на собраниях общественности вопросы о конституционных преобразованиях и немедленном созыве Учредительного собрания [1904. 28 ноября].

Результатом вдохновляемой «Правом» «банкетной кампании» были сотни петиций в правительство о необходимости конституционных свобод. С начала 1905 г. «Право» публикует многие десятки этих обращений к министру внутренних дел и председателю комитета министров от различных обществ, союзов, съездов, собраний, групп и частных лиц с требованиями политических реформ и свободы печати.

Другим органом печати, близким к «освобожденцам», земским конституционалистам и либеральным народникам стала ежедневная либерально-оппозиционная газета «Сын отечества», издаваемая с 18 ноября 1904 г. С. П. Юрицыным под редакцией Г. И. Шрейдера. Помимо «освобожденцев» П. Н. Милюкова, И. В. Гессена и других, здесь выступали и народнические публицисты, связанные в основном с журналом «Русское богатство». В первом номере редакция изложила свою программу социального мира, общественных реформ и преобразования русского муниципального строя. Газета сразу получила предупреждение министра внутренних дел и запрет на розничную продажу [1904. 19 ноября]. Однако публицисты «Сына Отечества» продолжали отстаивать на страницах газеты свои программные конституционные идеи, привлекая на свою сторону не только прогрессивную интеллигенцию, но и широкие народные массы. Лозунг «освобожденцев» «В единении сила!» до того напугал правительство, что по распоряжению министра внутренних дел «Сын Отечества» был приостановлен на три месяца (по 6 марта 1905 г.)

На смену ему 18 декабря 1904 г. была выпущена еженедельная газета «Наши дни» почти с тем же составом сотрудников: П. Н. Милюков, В. М. Гессен и другие «освобожденцы», а также либеральные народники В. Г. Тан-Богораз, А. И. Иванчин-Писарев и др. Подчеркивая свою преемственность с приостановленным «собратом», редакция «Наших дней» заявила, что ее номера будут высылаться «подписчикам временно приостановленной газеты «Сын Отечества» впредь до ее возобновления» [1904. 18 декабря]. Новое издание видело свою задачу во внесении либерально-конституционных идей «в общественное сознание».

Близкой к «освобожденцам» и земцам-конституционалистам по своим идейным позициям была газета профессора Л. В. Ход- ского «Наша жизнь». Она выходила в Петербурге с 6 ноября 1904 г. по 11 июля 1906 г. под редакцией В. В. Водовозова, а затем А. Котельникова.

Инициаторы нового издания напрямую не связывали себя с «Союзом освобождения», но ставили своей задачей сделать свою газету выразительницей прогрессивных общественных течений по вопросам наиболее волнующим общество. Главными объектами своей деятельности редакция считала земское и городское самоуправление, отношение к русско-японской войне и условия функционирования прессы и свободы слова в целом. Как отмечала сама редакция, русская действительность толкает ее влево, «заставляя оперативнее отвечать на запросы жизни» [1904. 6 ноября].

По своему типу «Наша жизнь» с самого начала отличалась от своих идейных товарищей по печатному цеху. Она, по примеру «Биржевых ведомостей», издавалась в двух выпусках — утреннем и вечернем. Довольно насыщенным информационно был отдел «Провинция». Редакция печатала здесь подборки, состоящие в основном из негативной информации: рабочие и крестьянские волнения, земские протесты, осуждение русско-японской войны. Газета имела специальную рубрику «На войне», где ее собственные корреспонденты в обход цензуры пытались сказать правду об этой кровавой бойне. Под рубриками «Из впечатлений дня» и «Письма в редакцию» публиковались социально- политические обзоры, отклики, комментарии, письма по горячим следам текущих событий.

В остальном газета имела все необходимые отделы, присущие типу солидной общественно-политической газеты: официальный, телеграммы, сегодняшняя почта, театр и музыка, иностранное обозрение, биржевая, судебная хроника, официальная вексельная и фондовая котировки, объявления и справки.

Главной темой газеты всегда оставались вопросы конституционного переустройства России, реформы местного самоуправления, экономический подъем сельского хозяйства путем проведения аграрной реформы и наделения малоземельных крестьян землей. С этой целью «Наша жизнь» выпускала специальные приложения: «Земский двухнедельник», посвященный вопросам самоуправления, «Экономический и сельскохозяйственный двухнедельник», а также «Иллюстрированную и литературную неделю», а затем и «Литературно-научное приложение».

Заграничное «Освобождение» П. Б. Струве подобно «Колоколу» А. И. Герцена, возвестило о начале политического либерального движения в России и явилось той общественной трибуной, с которой звучали разные мнения, взгляды, идеи либералов различных «мастей и оттенков». «Освобождение» расшевелило земцев, вытянуло на политическую сцену робкую доныне либеральную интеллигенцию, заставило либералов говорить не языком унизительных прошений, а языком оппозиционных требований. Наконец, «Освобождение» организовало вокруг себя радикальное ядро либералов, которые составили «Союз освобождения», нечто вроде нелегальной политической партии. Пропаганда «освобожденцев» в легальной прессе привлекла к «Союзу» еще больше сторонников. Печать «освобожденческого» направления в ходе внутренних дискуссий, боев с правыми и левыми силами, а также с правительственным цензурным гнетом, приобрела необходимый опыт, выдвинула кадры талантливых публицистов и составила мощный организационно-пропагандистский блок, вокруг которого шло объединение конституционных демократов.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>