Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Реорганизация правительственной прессы

Революция 1905 г., выход на общественную арену России политических партий и рождение нового типа легальной печати политических партий породили в правительственных кругах мысли о правительственной идеологии. В рядах самой охранительной партии обострились противоречия между ее ретроградным крылом (К. П. Победоносцев, князья П. А. Голенищев-Кутузов, Д. П. Голицын, Н. В. Шаховской) и либеральным (П. Д. Святополк-Мирский, С. Ю. Витте). Ретрограды по-прежнему видели единственный путь борьбы с либеральной, демократической и революционной прессой в драконовских мерах против печати. «Либералы» от самодержавия были склонны к компромиссам, к идеологической и политической борьбе с оппозицией с помощью обновленной правительственной печати.

А. Г. Булыгин, заменивший на посту министра внутренних дел князя Святополк-Мирского, доказывал царю необходимость преобразования правительственной печати в целях контрпропаганды. Таким образом, царские сановники осознают необходимость политических методов борьбы с противником, используя его опыт: создание партии и партийного органа.

Однако вопрос о политической реорганизации правительственной прессы был не так прост и вызвал концептуально-типологические споры среди царских сановников. Вариантов было несколько:

  • • первый вариант заключался в полной реорганизации существующей уже официальной печати, в придании ей общественно- политического лица;
  • • второй, наиболее консервативный, предполагал по-прежнему делать ставку на подкармливаемые правительством из рептильного фонда частные монархические издания;
  • • третий вариант предусматривал перевод на правительственномонархический курс одной из влиятельных старых газет или образовать новую, не афишируя их связи с официальными правительственными кругами;
  • • четвертый, наоборот, предусматривал создание «официозной» общественно-политической правительственной газеты.

Правительство в 1905 г. предпринимает меры к политической перестройке всей подсистемы официальной прессы, используя при этом все имеющиеся варианты реорганизации.

Царь и его окружение делают ставку на издание официозной (рептильной) газеты «Россия» под патронажем Русского собрания. Для организации газеты Николай II тайно через генерал-губернатора Трепова передал председателю Русского собрания Д. П. Голицыну сто тысяч рублей на издание газеты.

Непосредственная организация газеты была поручена действительному статскому советнику С. В. Воейкову, а редактирование — неизвестному в журналистских кругах отставному гвардии капитану В. П. фон Брискорну. 10 октября 1905 г. главное управление по делам печати разрешило фон Брискорну издавать в С.-Петербурге без предварительной цензуры и под его редакторством ежедневную политическую и литературную газету «Россия», а 2 ноября 1905 г. вышел в свет первый номер «частной» газеты монархического Русского собрания, призванной неофициально проводить контрреволюционную политику самодержавия.

Параллельно с воплощением проекта «неофициальной» «России» шла работа над проектом другой правительственной газеты, противоположной по своей типологической концепции. «Представляется совершенно необходимым, — писал автор этого проекта С. С. Татищев, — создание теперь же и чем скорее, тем лучше официозной газеты, в которой всякий, кто ощущает в том надобность, мог бы искать и находить ясное выражение правительственной мысли по всем насущным вопросам современной политики, внутренней и внешней, волнующим ум и сердца русских людей... Правительственная печать должна состоять из органов открыто официозного характера, но никоим образом — рептилий, скрыто субсидируемых». Только такие открыто официозные органы, имеющие государственную отчетность, назначенных правительством редакторов, будут, по мнению Татищева, «пользоваться уважением и доверием общества и населения».

Татищев предлагает и содержательно-типологическую концепцию или задачи правительственного издания: «Изложение общей программы правительства; изложение мотивировки законов и распоряжений; опровержение кривотолкований законодательной и административной деятельности правительства; опровержение лживых фактов, сообщаемых частной печатью; защита бойкотируемых лиц благоразумного образа мыслей».

Этот документ попадает к С. Ю. Витте, только что назначенному царем первым председателем объединенного Совета министров. Проект ему понравился, ибо речь шла о совершенно новом для России типе общественно-политической правительственной газеты. Так, в недрах нового кабинета министров с помощью ближайшего окружения Витте рождалась новая правительственная газета под названием «Русское государство», вечерняя газета «Правительственного вестника».

1 февраля 1906 г. вышел в свет первый номер «Русского государства». В редакционной передовой статье были сформулированы три основные задачи нового издания:

«В отделе «редакционных передовых статей» будут выясняемы мотивы тех или иных правительственных действий, решений и преднамерений. Вполне очевидно, что в стране с прогрессирующим общественным самосознанием для Правительства возникает возможность, а следовательно, и обязанность — не ограничиваться одними лишь категорическими формулами, но аргументировать свою деятельность доводами логики, действующими на внутреннее убеждение каждого гражданина.

В отделе «статей авторских» редакция намерена предоставлять публицистам и вообще лицам, интересующимся государственными и общественными вопросами, возможность высказываться, отнюдь не стесняясь взглядами, усвоенными Правительством. В пределах, между революцией, с одной стороны, и реакцией — с другой, всякое мнение будет приемлемо, раз оно диктуется искренним желанием блага своей стране и направлено к выяснению сущности дела, а не скользить по поверхности, цепляясь за личности и случайные явления, лишенные решающего значения. Редакция полагает, что, при вполне беспартийном ведении этого отдела, быть может, ей удастся оказать некоторую пользу всестороннему выяснению государственных и общественных вопросов, не всегда осуществляемую в органах с предустановленными, строго партийными программами.

Наконец, третьей задачей редакция ставит себе — систематическое осведомление русского общества с действительными фактическими обстоятельствами во всех областях текущей государственной и общественной жизни...».

Редакция отводила своей газете скромную, «подсобную» роль: «Из приведенной характеристики задач, поставленных себе редакцией, явствует, что официальная газета отнюдь не имеет своею целью — ни заместить, ни даже, хотя бы в малейшей степени, ограничить сферу распространения и влияния свободных органов прессы. Именно в этих видах газете придан характер «вечернего» издания, которое, уже по чисто внешним условиям, ни в какой мере не может заменить собою свободных органов печати обычного утреннего типа. Редакция понимает свою роль скорее как подсобную — лишь облегчающую свободной печати осуществление высоких благотворных задач гласности».

Конечно, за внешне скромным заявлением редакция явно скрывала свои далеко идущие планы. Газета развивалась стремительно. С 18 марта 1906 г. к вечерней правительственной газете «Русское государство» стал прилагаться ежедневный «Бюллетень» о ходе выборов в Государственную думу, составляемый по самым последним сведениям, и непериодический «Бюллетень о ходе выборов в Государственный совет».

В апреле 1906 г. «Русское государство» было преобразовано в ежедневную газету, издаваемую при «Правительственном вестнике». С 4 апреля она выходила два раза в день — утром и вечером. Каждый выпуск печатался на четырех страницах. В Москве и других городах России были созданы бюро для продажи газеты.

В «Русском государстве» постоянно печатались передовые и авторские статьи по всем вопросам государственной жизни: публицистические заметки и фельетоны на общественные темы, критические обзоры русской и иностранной литературы, журнальной и газетной периодики, научные статьи по историко-филологическим, естественно- историческим, государственным и прикладным знаниям, очерки о музыке, живописи и другим областям искусства, оригинальные и переводные беллетристические произведения.

Довольно много места отводилось в газете освещению законодательной деятельности правительства Витте-Дурново. Поскольку большинство актов, выработанных государственными органами в конце 1905 — начале 1906 г. противоречили высочайшему манифесту 17 октября 1905 г., публицисты «Русского государства» пытались доказать необходимость нарушения прерогативы I Государственной думы и других представительных учреждений.

Следуя в русле политики Витте, газета пыталась наладить непосредственное общение «между Верховной властью и народом», убедить своих читателей, что спасение Российской империи заключается в сплочении вокруг царского престола, вокруг того строя, который, по мнению редакции, с октября 1905 г. стал правовым. «Русское государство» выступило с призывом объединения всех монархических организаций и союзов, желающих «спокойствия и блага родной земле». Своим близким союзником среди «законных монархических партий» правительственный «официоз» видел «Союз 17-го Октября», так как эта партия организовалась «не для разрушения, а для созидания», она видит спасение отечества «не в революции, а в эволюции.., не в насильственной ломке ныне существующего, а в постоянном преобразовании как государственного, так и общественного строя русской жизни» [13 февраля] .

Таким образом, кабинет С. Ю. Витте был первым российским правительством, которое имело свою печатную политическую трибуну и успешно пропагандировало свои идеи, объясняло свои действия, сглаживая тем самым, до определенной степени, протесты общественного мнения. Но ни прозападнические идеи Витте, ни его детище «Русское государство» не «вписывались» в сложившуюся систему самодержавия. В апреле 1906 г. первый российский председатель Совета министров вынужден был подать в отставку. Новое правительство во главе с ретроградом И. Л. Горемыкиным «торжественно отряхнуло прах Витте с ног своих, уничтожив газету «Русское государство»», — писала впоследствии эсеровская «Мысль» [1906. 29 июня]. Горемыкин признал саму идею «издания официальной политической газеты от имени правительства ошибочной». Вместо «Русского государства» решено было издавать «Вечернее прибавление к «Правительственному вестнику»». Уведомляя читателей о новой реорганизации, редакция заявляла, что в «Вечернем прибавлении... » «руководящие статьи по текущим государственным вопросам будут помещаться лишь в случаях, когда это будет признано необходимым».

«Вечернее прибавление...» лишь немногое сохранило от своего именитого, но недолговечного предшественника. Здесь публиковались обзоры событий в России и за границей, помещались «опровержения» правительственных учреждений и частных лиц по поводу критических и разоблачительных материалов, появляющихся в периодической печати, давались сообщения из экономической, общественной и культурной жизни России и зарубежных стран, печатались отчеты о заседаниях Государственного совета и Государственной Думы, оглашались сведения о деятельности земских и сословных учреждений, широко были поставлены справочный отдел и отдел объявлений. Но как политический орган правительственной партии газета себя не реализовала.

Не только новые проекты, касающиеся официальной прессы, воплощались правительством в жизнь, преобразованиям подверглись и все ранее существовавшие правительственные газеты. В первую очередь, это коснулось официальной газеты «для народа» — «Сельского вестника». Специально созданная для конкретной реализации этого плана комиссия 5 июля докладывала царю о детальном плане реорганизации «Сельского вестника».

Целевое назначение газеты заключалось в том, чтобы «служить истолкователем крестьянам правительственных мероприятий, как общего характера, так в особенности относящихся до крестьянского населения, и давать деревенским жителям полезное чтение, способствующее поднятию их умственного и нравственного развития».

Тип газеты определялся как самостоятельная ежедневная общенародная (массовая) правительственная газета, не носящая при этом официального характера. Это обстоятельство подчеркивалось особо: «Будучи изданием правительственным, — говорилось в докладе комиссии, — эта газета по способу изложения не должна однако иметь официальный характер, а должна быть живою, ежедневною газетою, отвечающей совершенно выяснившимся настоящим потребностям крестьянского населения».

Определялись жанры газеты, в том числе введение в нее раздела «фельетон» в виде «бесед» «повествовательно-поучительного характера на темы самые разнообразные, злободневные», а так же обращалось внимание на язык газеты, который «должен быть вполне приспособлен к народному пониманию, не переходя, однако, в подделку под язык простонародный».

Газета, по плану, должна быть иллюстрированной, иметь популярные приложения, в том числе, в виде массовых брошюр, посвященных проповеди «здоровых политических взглядов и опровержению лживых учений противоправительственных партий».

Для полиграфического оснащения типографии «Сельского вестника» с целью увеличения его периодичности и тиража решено было выделить 100 000 руб. из находящегося в распоряжении министерства внутренних дел капитала «винного откупа иностранных поселенцев южного края России» и назначить ежегодную субсидию в сумме 50 000 руб.

Реорганизованный в июле 1905 г. в «общедоступную» газету «Сельский вестник» стал выходить три раза в неделю в собственной «частной» типографии, имея независимую от «Правительственного вестника» редакцию во главе с надворным советником М. М. Тебеньковым. С 1 января 1906 г. «Сельский вестник» стал ежедневной газетой, сохранив прежний формат, объем и основные отделы. Особое значение было придано отделу, готовящему статьи духовно-нравственного содержания. Развиваясь, газета преобразовывалась в небольшой издательский концерн. В качестве бесплатных приложений к газете той же редакцией издавались: «Деревенский хозяин» (52 номера в год), «Кустарный труд» (24 номера), «Ответы на вопросы подписчиков» (52 номера), календарь и «Книжка разъяснений постановлений правительства», не считая дополнительных воскресных номеров (52 номера).

Дешевая подписная цена (2 руб. 40 коп. в год), занимательность содержания, иллюстрированные воскресные приложения, справочные книжки, популярные брошюры — все это, казалось бы, должно было снискать «Сельскому вестнику» широкое распространение в народе. Но слишком уж «лобовая», отпугивающая простой народ пропаганда велась со страниц правительственно-народной газеты: «Бойся... Господа и Царя; с мятежниками не сообщайся.., на совет нечестивых не ходи, остерегайся... бесчинств и буйств, к чужой собственности не прикасайся». «Сельский вестник» призывал «православный народ» к миролюбию, покорности, смирению, почтению, послушанию, преданности и повиновению государю».

Видимо, поэтому тираж «Сельского вестника» после реорганизации не только не возрос, но и снизился почти вдвое. По сведениям князя Н. В. Шаховского, доложенным на совещании Кобеко, «Сельский вестник» на момент реорганизации в 1905 г. имел 111 473 подписчика и 15 400 экземпляров бесплатной рассылки «Сельский вестник» дожил до февральской революции 1917 г., верой и правдой служа самодержавию.

Главная официальная газета — «Правительственный вестник»,

в отличие от своих «прибавлений», не подвергалась типологическим преобразованиям. Пожалуй, самым заметным изменением в ней была информационно-содержательная часть. Ранее чуравшийся какой-либо информации об общественно-политическом движении в стране, «Правительственный вестник» вынужден был с 1905 г. все больше и больше обращаться к этим вопросам, отстаивая официальную точку зрения. Сказались идеи Татищева, назначенного редактором газеты.

Например, на события 9 января 1905 г. «Правительственный вестник» откликнулся уже на другой день в особом «прибавлении», дав пространное официальное известие о «кровавом воскресенье». В официальной трактовке событий 9 января получилось, что виноваты во всем организаторы стачки, выдвинувшие чрезмерные экономические требования предпринимателям, ведущие к развалу промышленности, а также требования политического характера, не обсудив их с рабочими. В расстреле же демонстрации обвинялись сами рабочие, оказавшие сопротивление войскам и даже нападавшие на войска. Зато обстоятельное перечисление мест, где были «произведены залпы», вызывало большие сомнения в количестве жертв, о которых сообщал «Правительственный вестник».

После смерти С. С. Татищева главным редактором «Правительственного вестника» был назначен статский советник А. А. Башмаков. При нем «Правительственный вестник» стал обильно печатать на своих страницах верноподданнические черносотенные телеграммы «патриотических» обществ, организаций «Союза русского народа» и, как писал «Голос», других «гадов земли русской», открыто призывающих православную Русь к зверским погромам и беспощадной борьбе с революцией. При этом правительственная газета пыталась убедить своих читателей, что это призывы не «черной сотни», а «черных миллионов», восставших против врагов самодержавного царя и православной церкви. Цель этой пропагандистской кампании, писал журнал «Русское богатство», состояла в том, чтобы «изъять из обращения» возможно больше «мыслящих людей», идейные стремления которых не соответствуют самодержавным «формам жизни».

«Губернские ведомости» в ходе первой русской революции и в последующие годы претерпели значительные изменения. Проект С. С. Татищева по созданию официальной правительственной прессы предусматривал и реорганизацию «Губернских ведомостей». Суть этих «преобразований и улучшений состояла в переоснащении и ремонте губернских типографий, поддержке самих «Губернских ведомостей», в «организации союза преобразованных газет как централизованной, направленной правительственной силы». Татищев предлагал также рекомендовать губернаторам «пригласить талантливого, знающего и строго консервативных взглядов редактора, который в свою очередь найдет даровитых сотрудников». После проведения технических и организационных преобразований Татищев рекомендовал созвать в Петербурге съезд представителей правительственной печати, на котором выработать общую программу, как принципиальную, так и тактическую. По убеждению Татищева, все правительственные газеты «должны выходить без предварительной цензуры». Этот проект С. С. Татищева был выполнен в полной мере, как в деле переоснащения полиграфической базы «Губернских ведомостей», так и в идейно-политической перестройке их содержательной структуры.

Намеченный С. С. Татищевым и поддержанный С. Ю. Витте, а затем и П. А. Столыпиным «союз преобразованных газет» в годы первой русской революции стал довольно мощной «направленной правительственной силой», поддерживающей самые махровые черносотенные издания.

Большую роль в структуре правительственной печати играли информационные службы. Официальная правительственная информация, которой могли пользоваться все периодические издания империи, распространялась через два источника: «Правительственный вестник» и С.-Петербургское телеграфное агентство. В качестве третьего источника правительственной информации для печати было создано Осведомительное бюро отдела печати при Главном управлении по делам печати, положение о котором 18 августа 1906 г. было утверждено председателем совета министров.

Согласно этому положению на Осведомительное бюро возлагалось обслуживание официальных, официозных и частных органов печати «достоверными, подлежащими оглашению сведениями, касающимися предложений, действий и деятельности правительства, правительственных и административных лиц и учреждений, равно и главнейших фактов общественно-политической жизни России и заграницы»; в его функции также входили «опровержения и разъяснения циркулирующих слухов и сообщений русской периодической и иностранной печати». Целью Осведомленного бюро являлась пропаганда при помощи печати «сведений, устанавливающих как действительное в данную минуту отношение правительства и отдельных органов правительственной власти к явлениям общественно-политической жизни.., так и объективную оценку таких явлений государственной жизни, которая благодаря недостаточной осведомленности органов печати или же неправильному толкованию входит в общественное самосознание в формах, не соответствующих действительности».

Осведомительное бюро начало функционировать с 1 января 1906 г. Его материалы имели особо широкий спрос в редакциях областных и губернских «Ведомостей», в черносотенной и октябристской печати.

Особым предметом заботы правительства были телеграфные агентства, и в первую очередь — Санкт-Петербургское телеграфное агентство (СПТА), учрежденное самим правительством. Молодое агентство быстро обрастало корреспондентами внутри страны. П. А. Столыпин, став министром внутренних дел, в 1906 г. разослал всем губернаторам и градоначальникам циркуляр, в котором предлагалось «озаботиться назначением из числа подведомственных им чинов особого лица для регулярного сообщения по телеграфу С.-Петербургскому телеграфному агентству сведений, касающихся деятельности местных учреждений и событий местной жизни...». Для укрепления экономического положения СПТА было разрешено издавать печатные бюллетени и помещать в них объявления.

По существу СПТА становится монопольным поставщиком внутренней и внешней информации для правительственных и частных изданий. В годы первой русской революции подбор сообщений в телеграммах СПТА был таков, что из них вряд ли можно составить даже неполную картину революционных событий в стране. Ведь правительственное телеграфное агентство не только информировало общественность о событиях в стране и за рубежом, но и успешно манипулировало общественным мнением в политических целях правительственной партии.

В ходе первой русской революции, с выходом на сцену общественного движения политических партий, самодержавие и его правительство стали осознавать себя как политическую силу — консервативную, охранительную партию. Политический фактор стал системообразующим для всей российской прессы, в том числе и для официальной правительственной печати. Мощная официальная информационная подсистема правительственных изданий переводится в политикопропагандистское русло за счет использования широкого спектра различного типа официозов, направленных на крестьянство («Сельский вестник»), либерально-монархическую интеллигенцию и буржуазию («Русское государство», «Россия»), своих сторонников в провинции (губернские и областные «Ведомости»), а также информационного манипулирования общественным мнением с помощью подконтрольных правительству Осведомительного бюро и телеграфных агентств.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>