Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Печать консервативных партии

В 1905 г. активизировали свою деятельность дворянские политические объединения. После опубликования царского манифеста 17 октября «Русское собрание» выступило с «Обращением ко всем единомышленникам и к народу». Это был первый программный документ «Собрания». Стержнем программных установок организации было признание «непоколебимых основ государственного порядка». «Русское государство, — говорилось в «Обращении», — должно составить одно нераздельное целое под властью самодержавного царя».

Вскоре была принята и сама политическая Программа «Русского собрания». В ней определялись причины смуты: умаление веры в народе, расхищение самодержавия представителями бюрократического строя, ослабление национального чувства и патриотизма, упадок русского просвещения, инородческое преобладание во всех сферах русской жизни.

Выход из создавшейся смуты деятели «Русского собрания» видели в призвании выборных от народа, «которые сумеют на деле осуществить истинное единение народа с царем в деле государственного строительства». Ни о каких реформах, объявленных в манифесте, в Программе не было сказано ни слова.

Этот документ был опубликован в первом номере «Вестника Русского собрания», вышедшем 27 января 1906 г. Редактором «Вестника... » был В. В. Яромкин, затем — С. Л. Облеухова. Общее же руководство осуществлял редакционный наряд. Первый номер высылался всем членам «Собрания» бесплатно, последующие бесплатно рассылались только иногородним членам, уплатившим членские взносы. Надо отметить, что к 1906 г. «Русское собрание» насчитывало 1500 человек. Это была самая крупная и стабильная организация из дворянских политических объединений.

Газета «Россия», «подаренная» царем «Русскому собранию», «маскируясь» под частную, призвана была неофициально проводить охранительную политику самодержавия. Однако проект оказался неудачным: у «России» не было ни тиража (9—10 тыс. экз., да и то из-за дешевизны и бесплатного распространения), ни постоянного читателя, ни талантливого редактора, ни определенного реноме в системе сложившихся изданий. Даже выбор самого названия газеты в глазах общества выглядел цинично издевательским, так как в памяти у всех еще сохранялся образ либеральной «России» А. В. Амфитеатрова и В. М. Дорошевича, закрытой царем в 1902 г. за фельетон «Господа Обмановы».

Подтвердилось и дневниковое пророчество мудрого А. С. Суворина о том, что в консервативной газете «и сказать-то что-нибудь трудно». Новая «Россия» наполовину заполнялась официальными телеграммами телеграфных агентств. Маскируя свой рептильный характер, «Россия» не могла открыто вести проправительственную линию, альтернатива же была одна — влиться в ряды многочисленной черносотенной печати, где она и потерялась. Как и во всякой черносотенной газете, страницы «России» заполнялись лютой ненавистью к революции и революционерам. Освободительное движение в России публицисты этого издания представляли как движение черни, бесчинствующей толпы, черноморских пиратов, разбойников, уличных грабителей, бандитов, убийц, поджигателей, смутьянов, желающих завладеть священной и неприкосновенной частной собственностью.

Позже «Россия» была переведена П. А. Столыпиным на полное обеспечение Министерства внутренних дел и стала личным столыпинским официозом.

Провинциальные отделы «Русского собрания» также издавали свои периодические органы печати. Например, одесское отделение выпускало газету «Русская речь», иркутское — газету «Сибиряк», казанское — «Газету правых».

В отличие от «Русского собрания» «Кружок московских дворян, верных присяге» выступал за проведение определенных реформ, без которых, по мнению руководителей «Кружка», нарушалось нормальное развитие государственной жизни, а следовательно, наносился вред самодержавию. По этому поводу они вели активную переписку с С. Ю. Витте и другими членами кабинета министров.

Идейно-теоретические позиции «Кружка» были обоснованы в трудах его славянофильствующих идеологов Ф. Д. Самарина и С. Ф. Шарапова. Поэтому и пропагандистская концепция «Кружка» сводилась к идее — укрепить авторитет самодержавия и оправдать существование дворянского землевладения. Главным рупором «Кружка» была газета С. Ф. Шарапова «Русское дело».

«Кружок московских дворян, верных присяге» до своего самороспу- ска в 1912 г. так и оставался временным и маловлиятельным объединением. Отколовшаяся часть этого «кружка», получившая название «шереметьевский» (по имени его организатора) в марте 1905 г. была преобразована в Союз русских людей. Это была довольно малочисленная и замкнутая сословная организация. Весной-летом 1905 г. число ее участников колебалось от 100 до 300 человек, в последующие годы многие члены Союза примкнули к более мощным черносотенным объединениям, сохранив, однако, внутрисословную корпоративность. Малочисленность состава Союза русский людей с лихвой компенсировалась громкими, известными в России именами. Костяк организации составили представители древних аристократических фамилий: графы Павел и Петр Шереметьевы, Д. А. Олсуфьев, А. А. Бобринский,

B. Гудович, князья А. М. Голицын, А. и Н. Щербатовы, В. Волконский,

C. Гагарин, В. Урусов, а также архимандрит Анастасий, сын известного славянофила Д. А. Хомяков, сын и внук поэта И. Ф. и Ф. И. Тютчевы, историк Д. И. Иловайский, священник и публицист о. Иосиф Фудель, академик А. М. Соболевский и другие известные московские деятели.

В уставе Союза русских людей его цели определялись исключительно уваровской триадой: содействовать законными средствами правильному развитию начал русской церковности, русской государственности и русского народного хозяйства на основах православия, самодержавия и русской народности.

Несмотря на столь многочисленный состав богатых аристократов, Союз русских людей не был удачлив в организации своих партийных печатных органов. Собственные издания Союза были не долговечны. Первый номер «Временника Союза русских людей» вышел 5 марта 1906 г., а последний (№ 3) — 30 мая. Ознакомиться с изданием смогли, по всей вероятности, в основном члены Союза, которым он рассылался бесплатно. Еженедельный «Московский голос» выходил чуть более года: с апреля 1906 по май 1907 гг.

Союз русских людей использовал возможность местной официальной прессы. Так, Тамбовское отделение Союза возникло на базе редакции «Тамбовских епархиальных ведомостей» и широко использовало трибуну местных «Губернаторских ведомостей», пе-читая в них статьи членов Союза или издавая брошюры в качестве приложений. Председатель одесского отделения Союза русских людей Н. Н. Родзевич открыл свою партийную газету «Русский мир», а затем — «Русский голос». Киевское отделение издавало газету «Голос русского».

В какой-то степени неофициально идеи Союза пропагандировала ежедневная политическая и литературная газета профессора истории Д. И. Иловайского «Кремль», выходившая в Москве с 1897 по 1913 гг. Но она финансировалась московским купечеством и отражала всесословную идеологию правых сил.

Практические же шаги к всесословному объединению правых сил были предприняты лишь «Московскими ведомостями» во главе с В. А. Грингмутом. Именно эта газета была выбрана для массированной зубатовской пропаганды среди рабочих. И именно «Московские ведомости» стали вместе с начальником московского охранного отделения Зубатовым инициаторами создания «Независимого патриотического общества рабочих-монархистов». В работе учредительного собрания этого общества, помимо В. А. Грингмута, принимали участие редактор газеты «Свет» В. В. Комаров, редактор «Русского вестника» Сыромятников, редактор-издатель юмористического журнала «Осколки» Лейкин, сотрудник «Нового времени» Величко и др. На страницах «Московских ведомостей» помещались письма рабочих-монархистов с призывами вступать в их общество и вместе бороться против бунтовщиков.

В событиях 9 января 1905 г. «Московские ведомости» прозорливо уловили начало революции. Грингмут в феврале 1905 г. объявил о создании Русской монархической партии, центральное бюро которой образовано при редакции «Московских ведомостей». В это время газета напоминала боевой штаб: здесь толпились простые, чиновные и сановные люди. Страницы газеты заполняются письмами в поддержку и просьбами о высылке патриотической литературы. В статье «Организация Монархической партии» газета сообщает об объединении революционных разрушительных сил в стране и призывает противопоставить анархии единую, сильную монархическую партию, «создать общую всероссийскую дружину вокруг царского престола» [1905. 2 марта]. От имени русской монархической партии «Московские ведомости» печатают воззвание к русским людям: «Всюду, во всех городах сходитесь, узнавайте друг друга и сплачивайтесь во имя церкви Православной, царя Самодержавного и народа русского, и враги не одолеют нас» [1905. 24 февраля]. По сути «Московские ведомости» во главе с Грингмутом и его Русской монархической партией стали организатором боевых дружин черносотенцев, которые и учинили те самые еврейские и контрреволюционные погромы после царского Манифеста 17 октября 1905 г. Сам Манифест «Московские ведомости» оценили как «всего лишь беспомощный ответ на анархию» [1905. 18 октября].

В октябре 1905 г. в «Московских ведомостях» были опубликованы устав и программа Русской монархической партии. Ее возглавили В. А. Грингмут, И. И. Восторгов, князь Д. Н. Долгоруков и барон Г. Г. Розен. По уставу членами партии могли стать все совершеннолетние русские подданные, без различия сословий, состояний и вероисповеданий, кроме евреев. В программе, в частности, были закреплены положения о «спасении» царя от влияния сановных бюрократов-«реформаторов» и колеблющейся части двора, «тянущих царя к конституции», неприемлемость любых изменений в системе власти, возвеличение православной церкви, сохранение сословного строя, упорядочение местного самоуправления, нравственное, национальное воспитание молодежи и др. В программе был закреплен и статус газеты: «Монархическая партия одновременно организуется в различных городах и селениях Российской империи, центр же ее находится в Москве, где и издается орган монархической партии «Московские ведомости». При редакции этой газеты организовано на первое время Центральное бюро, сосредоточившее прием заявлений о присоединении к монархической партии и руководящее ее действиями, а также избирательный комитет для ведения предстоящей выборной кампании». Впрочем, «Московские ведомости» вели не выборную, а антивыборную кампанию, ибо не признавали самого права существования какого бы то ни было законосовещательного, а уж тем более законодательного органа в самодержавной России. Поэтому с первых дней работы Государственной думы в «шапке» первой полосы ежедневно и неизменно появлялись слова «А прежде всего Дума должна быть распущена». Итогом большой предварительной работы, проделанной Грингмутом и о. Восторговым, явилось возникновение отделений монархической партии более чем в 60 городах.

В феврале 1907 г. Грингмута избрали председателем автономного московского союза русского народа с одновременным руководством Русской монархической партией. «Московские ведомости» обслуживали две партии и оказывали помощь другим монархическим объединениям.

Цензоры Московского комитета по делам печати в своем обзоре за 1907 г. отмечали, что выходившая тиражом 5 тыс. экземпляров «старейшая газета Москвы достигла наибольшего своего влияния, напоминавшего самые яркие годы редакторства М. Н. Каткова... Сделав свою газету органом монархических организаций, он (Грингмут) печатал в ней их воззвания, отчеты и извещения о сборах пожертвований... Значительную сенсацию возбуждали очень короткие, но живые сатирические заметки самого редактора «Блокнот профессора Баррикадова», описывавшие агитационную и революционную деятельность вымышленного профессора, подстрекающего учащуюся молодежь на всевозможные активные выступления противогосударственного характера».

«Московские ведомости» были признаны органом Всенародного русского союза, его редакция принимала активное участие в организации Всероссийских съездов Объединенного русского народа, получая и публикуя телеграммы в адрес съездов.

Грингмут относился к правому движению как непартийному, так как считал, что в самодержавном государстве не может быть монархической партии. Он говорил, что Союз русского народа есть не что иное, как сам русский народ, объединившийся в общий многомиллионный союз на защиту своей церкви, своего царя и своей Родины.

В. А. Грингмут умер в сентябре 1907 г. Издание «Московских ведомостей» перешло в ведение главного управления по делам печати. Новым редактором стал сначала профессор А. С. Будилович, в 1909 г. его сменил Л. А. Тихомиров, который отрекся от всех своих «революционных заблуждений» и стал человеком, преданным идее самодержавия. «Московские ведомости» продолжали поддерживать консервативные партии, но уже никогда не были их органом.

Союз русского народа складывался в начале ноября 1905 г. на волне уже затухающих еврейских и антиреволюционных погромов из многочисленных мелких монархических, националистических, патриотических организаций и просто из стихийно сложившихся боевых дружин. Это была внесословная организация, куда вливались социальные элементы, по своей природе не связанные с самодержавием, но нуждающиеся в нем и зависящие от помещичьего землевладения, а также массы деклассированных элементов.

Союз быстро прирастал провинциальными организациями, которых в 1906—1907 гг. насчитывалось более 3000. По подсчетам департамента полиции черносотенцев насчитывалось около 500 тыс. человек. А сами черносотенцы числили в своих рядах до трех миллионов. Но даже минимальные цифры свидетельствуют о том, что Союз на исходе революции 1905—1907 гг. был самой крупной в России политической организацией.

Главным органом Союза русского народа стала газета «Русское знамя». Ее типологическая и содержательная концепция строилась, исходя из уставных и программных установок Союза. Программа Союза русского народа сводилась к следующим положениям: незыблемость царской власти; законосовещательная Дума, но с правом контроля за деятельностью министров; ответственность министров и каждого должностного лица. Этих рамок и придерживалось «Русское знамя» в своей агитационной и пропагандистской деятельности. Первые номера редактировал председатель Союза А. И. Дубровин, затем редакторами были И. С. Дурново, А. И. Тришатный, П. Ф. Булацель. Газета выходила тиражом от 3 до 14,5 тыс. экземпляров сначала еженедельно, а с 1906 г. — ежедневно. Подписка на нее не покрывала и 25 % затрат. В годы первой русской революции П. А. Столыпин выделял на нужды Союза и его газеты 15 тыс. руб. в месяц, но после антиправительственных статей в «Русском знамени» правительственный источник подпитки иссяк, и все финансовые тяготы легли на плечи убежденной монархистки, вдовы купца Е. А. Полубояриновой, тратившей на издание до 60 тыс. руб. ежегодно.

Газета разъясняла своим читателям, «что такое самодержавие и нужно ли оно русскому народу», а в статье «О друзьях и предателях» призывала: «За веру, за Царя, за Родину!», «Долой забастовки!», «Россия — для русских!». Такие лозунги будут характерны для всех изданий Союза русского народа.

Государственная дума для Союза русского народа во главе с А. И. Дубровиным была органом вражеским, ущемляющим самодержавную власть царя, местом сборища революционеров. Поэтому ни сам Дубровин, ни его ближайшие сподвижники в выборах в Думу не участвовали. Публицисты «Русского знамени» постоянно выступали за разгон Думы. Одновременно печатались острые эпиграммы на депутатов — членов оппозиционных партий и участников революционного движения. Фоном всему этому служили заметки о росте активности многочисленных организаций Союза русского народа.

В Петербурге выходили и другие частные газеты, стоявшие на позициях Союза русского народа. С 1905 г. издавалась газета «Объединение», имевшая, по определению цензуры, консервативное направление. В типографии Министерства внутренних дел печаталась газета «Русское чтение» и ее еженедельное приложение «Сборник русского чтения» (редактор-издатель Д. Дубенский). На пропагандистском поле Союза русского народа выступал и известный консервативный публицист того времени А. А. Башмаков, издававший с октября 1905 по май 1906 гг. в Петербурге ежедневную газету «Народный голос».

Московский автономный Союз русского народа не менее активно занимался издательской деятельностью, чем его петербургские собратья. Появившаяся в феврале 1905 г. газета «Царь и народ» сразу приняла стиль и риторику, ставшие характерными для всей черносотенной печати. О кровавом воскресенье газета писала: «Политические хулиганы ожили, гидра интернациональной анархии подняла голову... Довольно! Пора положить конец и политическим убийствам и заигрыванию политических сфер с либералами... нельзя равнодушно смотреть на непрекращающуюся в печати разнузданную оргию либерального языкоблудия». Этому сопутствовала статья в духе незабвенного М. Н. Каткова — «Встаньте: Власть идет!» [1905. 9 февраля].

Газета «Царь и народ» стала предшественницей того типа черносотенного издания, который сочетал в себе бульварную разнузданность и ориентацию на неприхотливые малообразованные массы, политическую агитку за самодержавно-православный строй, неприкрытый шовинизм и яростный антисемитизм. Ярким представителем этого типа черносотенного издания была газета «Вече», — как гласит подзаголовок, «орган русских монархистов-союзников. Издание Московского Союза русского народа».

Газета выходила форматом АЗ на четырех страницах. В январе— феврале 1906 г. она меняла названия («Назад», «Московское вече», «Наше вече»), пока 13 февраля не вернулась к первоначальному. Тираж газеты в 1905—1908 гг. достигал 25—30 тыс. экз. Газета распространялась по всей России.

Чиновники Московского цензурного ведомства писали в 1907 г. о газете «Вече»: «Газета направления высокопатриотического, но самого черносотенного оттенка, и евреи высмеиваются в карикатурах, всегда нарисованных бойко и талантливо, обличаются в статьях, заметках и сообщениях... Ожидать того, чтобы газета эта обратилась в приличный орган, нельзя, да вряд ли и желательно; она имеет свой круг читателей, и действует в общем на него благотворно, охраняя от увлечения крамольными идеями, вселяя уважение к Русской народности и высоко держа стяг православия и самодержавия».

Несмотря на такой «положительный» отзыв Московского комитета по делам печати, «Вече» многократно подвергалось цензурным преследованиям. В начале 1907 г. редактор В. В. Оловенников был выслан из Москвы, а газета закрыта в административном порядке после резких нападок на петербургского митрополита Антония (Вадковского).

Крупные региональные отделы Союза русского народа издавали свои газеты на местах. Исследователи называют 33 официальных и неофициальных органа Союза, выходивших в провинции: «Морская волна» (Вильна. 1907—1910 гг.), «Сычевская газета» (1907 г.), «Русский народ» (Ярославль. 1906—1910 гг.), «Голос Рыбинска» (1907 г.), «Гла- зовская речь» (1912—1913 гг.), «Курская быль» (1906—1917 гг.), «Орел» (1911—1916 гг.), «Голос порядка» (Елец. 1907,19091917 гг.), «Минин» (Н. Новгород, 19061907 гг.), «Козьма Минин» (Н. Новгород. 1909— 1917 гг.), «Минин Сухорук» (Н. Новгород. 1911 г.), «Голос Минина» (Н. Новгород. 1911—1913), «Пермяк» (1908 г.), «Самозащита» (Екатеринбург. 19121913 гг.), «Сусанин» (Красноярск. 19071914 гг.), «Оглобля» (Красноярск. 19111912 гг.), «Сибирская правда» (Томск), «Стяг» (Ростов н/Д. 1907 г.), «Вече стольного города Киева» (1907 г.), «Киевская дубинка» (1907 г.), «Глас народа» (Харьков. 19061907 гг.), «Черная сотня» (Харьков. 1907), «Почаевские известия» (19061909 гг.), «Почаевский листок» (19091917), «Благовест» (Дубны. 19091913 гг.), «Русский богатырь» (Николаев. 19061907 гг.), «Набат» (Симферополь. 19071909), «Живой ручей» (Севастополь. 1909 г.), «Бессарабец» (Кишинев. 18971906,1912 гг.), «Черносотенец» (Казань. 1906—1907 гг.), «Одесская резина» (1908—1909 гг.), «За царя и Родину» (Одесса. 1906—1910 гг.), «Одесский вестник» (1910—1914 гг.) и др.

Несомненно, к этой «плеяде» примыкала и одна из старейших крупных монархических газет «Киевлянин». Редактором-издателем ее был член Государственного совета, профессор Д. И. Пихно.

Печать Союза русского народа действительно была особым типологическим отрядом в системе прессы политических партий России. Во-первых, Союз русского народа не имел, как другие партии, своих «теоретических» органов, вырабатывающих идеологический курс, программные и стратегические вопросы. Эти функции осуществляла в какой-то мере печать дворянских политических организаций и «Московские ведомости», воплотившие в себе тип центрального общемонархического органа. Во-вторых, печать Союза (и это тоже ее отличительная черта) не ставила вопроса о каких-либо переменах в России, кроме свертывания выбитых под давлением революции реформ. В-третьих, все газеты Союза предназначались массовой аудитории — «черному» люду, и в этом плане их тип по оформлению, риторике, адаптированному языку и стилю был ближе к типу бульварной прессы.

Содержательная концепция газет Союза русского народа сводилась к простой проблемно-тематической модели: положительная триада (пропаганда самодержавия, православия и русской народности) и отрицательная триада (борьба с революционерами — по большей части евреями, с реформами и Государственной думой, критика «средостения между царем и народом» — бюрократии, чиновников, в конечном счете, правительства).

В целом печать черносотенцев была большим сдерживающим фактором в революционизации масс и притягательной силой объединения русских промонархистски настроенных патриотов и националистов.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>