Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Издания либеральных партий

Спектр либеральных политических течений занимал широкое пространство от Партии правового порядка, стоящей на правом фланге, до конституционных демократов, замыкающих левый фланг либералов.

Самой влиятельной партией либерально-консервативной ориентации был «Союз 17 октября» («октябристы»). Октябризм, как политическое течение возник и начал организационно оформляться на основе правого «меньшинства» земско-городских съездов, которые проходили в сентябре и ноябре 1905 г. в Москве. Царский манифест 17 октября 1905 г. стал идеологической основой формирования партии октябристов (отсюда ее название). В числе основателей и лидеров партии были граф П. А. Гейден, Д. Н. Шипов, М. В. Красовский, М. А. Стахович, князь Н. С. Волконский, М. В. Родзянко, Н. А. Хомяков, братья А. И. и Н. И. Гучковы и др. На первом съезде партии, проходившем в Москве 8—12 февраля 1906 г. председателем ЦК был избран Д. Н. Шипов, а с октября 1906 г. бессменным лидером партии стал А. И. Гучков. В ноябре 1905 г. в состав

«Союза» вошло 49 отделов, во время выборов в I Государственную думу (январе—марте 1906 г.) их стало 211, в том числе 16 автономных партий, а всего численность октябристов в 1905—1907 гг. по разным данным составляла от 50 до 80 тыс. человек. Социальной основой «Союза» являлась крупная торгово-промышленная и финансовая буржуазия, помещики и чиновники государственных учреждений.

В основу программы своей партии октябристы поставили положения манифеста 17 октября 1905 г. и их дальнейшее развитие. Сам манифест был воспринят идеологами октябризма как «величайший переворот в судьбах нашего отечества». «Отныне, — подчеркивалось в программном воззвании «Союза 17 октября», опубликованном в газете «Слово», — народ наш становится народом политически свободным, наше государство — правовым государством, а в наш государственный строй вводится новое начало — начало конституционной монархии» [1905.9 ноября].

Октябристы в основу своих программных положений заложили модель государственного строя Германии с адаптацией ее к российским реалиям.

В программе «Союза 17 октября» содержался весь набор гражданских свобод, декларируемый любой из либеральных партий: «свобода вероисповеданий, свобода слова, устного и печатного, свобода собраний и союзов.., обеспечение свободы передвижения, выбора места жительства и рода занятий, обеспечение свободы труда, промышленности, торговли, свободы приобретения собственности и распоряжения ею.., неприкосновенность личности, жилища, переписки, собственности граждан».

Организационно «Союз 17 октября» был задуман как «объединение всех партий центра, независимо от их второстепенных отличий и оттенков» и был весьма аморфным образованием. Уставом октябристов допускалось параллельное членство в других партиях и организациях.

Но на первом этапе формирования «Союза» лидеры его думают прежде всего о «раскрутке» партии, пропаганде ее идей, привлечении на свою сторону сторонников либерального политического центра.

Для выполнения этих задач необходимо было, прежде всего, организовать выпуск собственных периодических изданий. Петербургский отдел ЦК был нацелен на использование действующей газеты, тогда как москвичи во главе с А. И. Гучковым делали ставку на новую, сугубо октябристскую газету.

Выбор петербургских октябристов пал на газету «Слово», которая со дня ее выхода (1 января 1903 г.) субсидировалась правительством и, по характеристике Главного управления по делам печати, издавалась «в духе патриотизма и преданности истинным русским государственным началам».

Редактор-издатель газеты «Слово» Н. Н. Перцов, наряду с членом ЦК Ю. Н. Милютиным и братом будущего премьер-министра А. А. Столыпиным, вошел в состав редакционной комиссии. В номерах «Слова» за 9 и 13 ноября 1905 г. был помещен полный текст программы «Союза 17 октября».

Публицисты «Союза 17 октября» в газете «Слово» большое внимание уделяли государственно-правовым вопросам. Их не устраивали существующие в России формы государственного устройства, «грозящие уже не только процветанию, но и самому существованию нашего отечества» [1905. 13 ноября]. Октябристы проводили через газету идею создания сильной и авторитетной власти, и заверяли своих читателей, что эта власть найдет опору в доверии и содействии народа, что только такая власть «в состоянии путем мирных реформ вывести страну из настоящего хаоса и обеспечить ей внутренний мир и внешнюю безопасность» [там же].

Свою главную задачу октябристы видели в том, чтобы сплотить всех, «кто отвергает одинаково и застой, и революционные потрясения», «вокруг тех начал, которые провозглашены в манифесте 17 октября, настоять на возможно скором, полном и широком осуществлении этих начал правительственной властью, с прочными гарантиями их незыблемости и оказать содействие правительству, идущему по пути спасительных реформ, направленных к полному всестороннему обновлению государственного и общественного строя России» [там же].

Таким образом, в отличие от правых консерваторов, октябристы полностью поддерживали реформаторскую политику кабинета С. Ю. Витте. Поэтому понятен симбиоз проправительственного «рептильного» «Слова», нашедшего идеологическую опору в лице проправительственной же партии, и октябристов, использовавших готовую к их идеям трибуну для своей пропаганды. Они были попутчиками. Со страниц «Слова» звучал призыв октябристов оказывать «противодействие всякому посягательству, откуда бы оно ни шло, на права монарха и на права народного представительства» [1905. 13 ноября]. Раскол в стане октябристов после роспуска I Государственной думы был вызван выступлением А. И. Гучкова в «Новом времени», где он одобрил действия правительства по роспуску Думы и введению военно-полевых судов.

В знак протеста из партии октябристов вышли ее бывшие основатели Д. Н. Шипов, М. А. Стахович и П. А. Гейден, которые перешли в Партию мирного обновления, выполнявшую роль буфера между кадетами и октябристами.

В период внутрипартийной дискуссии и реорганизации с 14 июля по 19 ноября 1906 г. газета «Слово» не выходила. Новый редактор- издатель М. М. Федоров по возобновлении «Слова» 19 декабря 1906 г. превратил его в издание «мирнообновленческого» направления.

Нужен был октябристский орган в Москве. Первый номер газеты «Голос Москвы» под редакцией ее издателя А. И. Гучкова вышел 23 декабря 1906 г. Своей задачей «Голос Москвы» поставил пропагандировать «капиталистические идеи в духе защиты интересов нашей отечественной промышленности и торговли и общего экономического блага России», а также служить «противовесом крайне левой прессе в ее агитационных происках среди рабочих» [1906. 23 декабря]. Газета сразу же включается в предвыборную кампанию во вторую Государственную думу.

Однако октябристы понимали и необходимость создания специального предвыборного органа в Петербурге. Первый номер «Листка Союза 17 октября» вышел 4 января 1907 г. под редакцией Я. Я. Наумова. А 6 января «Голос Москвы» в своем приветствии высказал пожелание «чтобы «Листки» из небольшой, выходящей два раза в неделю, газеты в ближайшем будущем стали большим ежедневным политическим органом» [1907. 6 января]. Однако это были лишь благие пожелания. «Листки» петербургских октябристов прекратили свое существование сразу после завершения выборов во II Государственную думу.

«Голос Москвы» не был официальным органом октябристов, газета выполняла функции партийного официоза. Она печатала программные статьи лидеров и идеологов октябризма, помещала материалы о деятельности местных партийных комитетов и союзных партий, обращалась с прямыми призывами к членам партии и сочувствующим. ЦК партии прилагал усилия к распространению газеты. В числе сотрудников «Голоса Москвы» были А. Бобрищев-Пушкин (псевдоним «Громобой»), П. Безобразов, В. Герье, В. Гиляровский, С. Иловайский, А. Столыпин, М. Сухотин, Н. Туркин (псевдоним «Гранитов»), И. Янжул и др.

«Голос Москвы» остро критически относился к деятельности II Государственной думы, особенно ее левых фракций. В одной из передовых статей прямо указывалось, что II Дума «не может послужить успокоению страны, ибо ее левое крыло желает не мирной работы, а революции». Газета призывала правительство более «энергично вмешиваться во внедумскую деятельность левых депутатов», намекала на необходимость роспуска «мятежной Думы», поскольку «революция несовместима с конституцией» [1907. 3 июня].

В отличие от московских черносотенных изданий, «Голос Москвы» не позволял себе агитационных призывов и резких выражений в адрес политических противников. Московский комитет по делам печати отмечал в обзоре за 1907 г., что «Голос Москвы» — «газета умеренных взглядов и сдержанного тона». Расплывчатость и половинчатость партийной программы октябристов, аморфность идеи объединения всех «умеренных» вокруг манифеста 17 октября не позволяли газете четко определиться в отношении своей аудитории, значит, и в выборе стиля своих выступлений.

Исследователи отмечают, что в 1906 г. и позже октябристы издавали свыше 50 газет на русском, немецком и латышском языках. К ним относят целый ряд столичных газет и журналов, истинное политическое лицо которых, впрочем, не изучено. Среди них газета «Голос правды», которой бюро думской фракции октябристов выдало в 1908 г. 8 тыс. руб. субсидии при условии, что редакция будет помещать партийные материалы; «Маленькая газета» под редакцией А. А. Столыпина, которая обслуживала одновременно и Партию правового порядка, а также журнал «Дружеские речи», новый редактор которого В. И. Буфталовский заявил в 1906 г., что издание будет «вестись в направлении, ближе всего соответствующем политическим взглядам «Партии 17 октября»». В предвыборные кампании 1906 и 1907 гг. на октябристов работали «Русский дневник» и «Национальная Русь»; отстаивал идеи октя- бризма и петербургский еженедельник «Луч».

Лидеры и идеологи октябризма на первых порах уделяли большое внимание постановке и развитию своей провинциальной прессы. Для координации деятельности и пропагандистского обслуживания этого отряда октябристской провинциальной печати были созданы московское и северное в Петербурге Центральные бюро печати. Информационные обзоры, руководящие статьи и методические советы рассылались в редакции посредством бюллетеней «Северного бюро печати», которые выходили под редакцией С. Ф. Бельского. Кроме того, Центральное бюро печати принимало на себя функции организации местных органов печати, для чего в провинцию направлялись опытные газетноиздательские специалисты.

Главной ударной силой в провинции были официальные органы местных отделений: «Листок Воронежского отдела «Союза 17 октября»», «Союз 17 октября» (Вятка), «Царицынский листок Союза 17 октября», «Союз» и «Подъем» (Ростов-на-Дону), «Труд» (Челябинск), «Голос Оренбурга», «Время» (Томск), «Северянин» (Ярославль).

Более аморфными в выражении своей политической приверженности были стихийно возникшие в провинциальных городах региональные автономные партии и союзы, примкнувшие к «Союзу 17 октября» вместе со своими газетами. Так Киевская конституционно-прогрессивная партия в конце 1905 г. изменила свое название на «Комитет Союза 17 октября для Юго-Западного края» и присоединилась к октябристам вместе с газетой «Новый век» (редактор-издатель Я. С. Черногрязский). Харьковская партия «Центр» в ноябре 1906 г. — феврале 1907 г. издавала газету «Центр» (редактор С. Ф. Бельский), которая на выборах во II Думу обслуживала октябристов. Ревельский «Союз мирной борьбы» в 1906 г. был преобразован в отделение «Союза 17 октября» вместе с газетой «Ревельские известия» (редактор-издатель В. П. Янчевец- кая). «Русско-прибалтийский союз 17 октября» в Риге имел своим органом «Рижский вестник» (редактор-издатель И. И. Высоцкий). «Смоленская газета» с декабря 1905 г. по март 1907 г. являлась неофициальным органом «Смоленской партии свободы и порядка» и на выборах в Думу выступала за политическую платформу октябристов. «Саратовский союз правового порядка» и его неофициальная газета «Голос правды» также активно поддерживали октябристов. «Голос Самары» (издатель городской голова С. Н. Постников), имея статус официальной газеты «Самарской партии порядка на основаниях манифеста 17 октября», сообщала, что является печатным органом октябристов. Газета «Обновление» издавалась в январе—мае 1906 г. в Казани на паевых началах членами «Союза 17 октября», Торгово-промышленной партии и Казанской партии манифеста 17 октября. Полтавский губернский комитет «Народной партии свободомыслящих», войдя в «Союз 17 октября», выпустил во время первой избирательной кампании в Думу 11 номеров «Народного листка» (издатель — председатель партии В. Е. Шопен, редактор А. И. Данилевич). В список октябристских изданий входили также провинциальные газеты: «Бессарабия» (Кишинев), «Волынская жизнь» (Житомир), «Воронежский телеграф» и «Юго-Восток России» (Воронеж), «Русская правда» (Екатеринослав), «Закаспийское обозрение», «Казанский телеграф», «Поволжский вестник» (Кострома), «Минская речь» и «Минское слово», «Могилевский вестник», «Волжское слово» и «Волгарь» (Арзамас), «Известия» (Елец), «Полтавская земская газета», «Псковская газета», «Мирный путь» и «Возрожденное крестьянство» (Самара), «Нарвский листок», «Царское село», «Волга» (Саратов), «Симбирянин», «Крымское слово» (Симферополь), «Севастопольская газета», «Тверское слово», «Время» (Барнаул), «Тульский вестник», «Родной край» (Елисаветград), «Николаевская газета», «Ярославское слово» и «Ярославские отголоски», «Вестник Рыбинской биржи» и др.

Большинство местных октябристских изданий возникло в начале 1906 г. в разгар выборной кампании в I Государственную думу. После поражения октябристов на выборах, газеты закрывались одна за другой, уцелели лишь немногие. Позже, анализируя плоды своей издательской деятельности в «Известиях Союза 17 октября», октябристы критически оценивали свой опыт на этом поприще.

В силу нечеткости своих идеологических установок и социальной ориентации, аморфности партийной структуры и ее лояльности к инородным политическим элементам как слева, так и справа, октябристы не смогли создать устойчивую систему своей партийной прессы. Немногочисленные официальные органы как в центре, так и на местах действовали лишь в период выборных кампаний, не проявив себя как массовые периодические издания. Партийные же официозы, такие, как «Слово», «Голос Москвы», газеты местных автономных партий и отделов, зачастую не выражали мнения партийного большинства, а служили лишь отражением взглядов лидеров и главных пайщиков изданий. Отсюда частые колебания этого типа октябристских изданий «вправо— лево», а зачастую и полная смена их политической ориентации.

Конституционно—демократическая партия (кадеты) была организационно сформирована на учредительном съезде в Москве 12—18 октября 1905 г. Здесь были приняты устав и программа. II съезд, проходивший в Петербурге 5—11 января 1906 г., уточнил программу и устав, добавил второе название партии — Партия народной свободы и избрал Центральный комитет, взамен временного, избранного на учредительном съезде.

Конституировавшись таким образом и став де-факто самой левой среди легальных партий России, Конституционно-демократическая партия де-юре оставалась официально не признанной, но и не запрещенной. Составляя левое крыло политического движения либералов, кадеты отмежевались справа от партий, отстаивавших узкоклассовые интересы помещиков и капиталистов, а слева — от социалистических партий, провозглашавших курс на вооруженное восстание. Свою партию кадеты считали «внеклассовой», защищающей интересы всего народа. В части развития демократических свобод платформа кадетов далеко опережала все остальные партии. В своей программе кадеты провозгласили равенство всех граждан перед законом, свободу совести, собраний, союзов, печати и слова, неприкосновенность личности и жилища, свободу передвижения и выезда за границу, устранение паспортной системы.

Конституционное устройство Российского государства, по программе кадетов, основано на народном представительстве, ответственном перед ним правительстве и местном самоуправлении. При этом последовательно проводилась идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей. Программа предусматривала прогрессивную судебную реформу, радикальные изменения в экономической политике, в аграрном и рабочем законодательствах, в вопросах народного просвещения.

Некоторые программные положения и вопросы тактики партии вызывали разногласия в кадетской среде и породили группировки внутри организации, где образовался центр, левое и правое крыло.

В партию кадетов входил цвет русской интеллигенции, часть либерально настроенных помещиков, средней городской буржуазии, а также служащие, учителя, врачи, приказчики. Партия насчитывала в своих рядах около 50—60 тыс. человек. Она имела примерно 360 своих отделов по всей России. В период первой русской революции 1905—1907 гг. в местных партийных организациях было достаточно много представителей «социальных низов»: рабочих, ремесленников, крестьян, а в высших учебных заведениях создавались кадетские студенческие фракции.

Ведущую роль в партии играли: князья-Рюриковичи Павел и Петр Долгоруковы, Д. И. Шаховский, всемирно известный ученый, академик В. И. Вернадский, крупнейшие специалисты в области гражданского и уголовного права — профессора С. А. Муромцев, В. М. Гессен. Л. И. Петражицкий, С. А. Котляревский; крупные историки — А. А. Корнилов, А. А. Кизеветтер; экономисты и публицисты — П. Б. Струве, А. С. Изгоев, А. В. Тыркова; крупный специалист по национальному вопросу приват-доцент Ф. Ф. Кокошкин; В. Д. Набоков, популярные адвокаты — М. М. Винавер, А. Р. Ледницкий, В. А. Маклаков; видные земские и общественные деятели — И. И. Петрункевич, Ф. И. Родичев; А. М. Колюбакин, Д. Д. Протопопов, А. И. Шингарев, М. Г. Комиссаров, И. М. Кишкин и др. В кадетской листовке по этому поводу с гордостью говорилось: «В Партии народной свободы сосредоточен мозг страны, ее общественная, научная, литературная, то есть духовная мощь».

Среди кадетских лидеров и рядовых членов партии было достаточно большое количество хорошо подготовленных и опытных публицистов.

Поэтому именно партия кадетов имела к началу своей деятельности основательную газетно-журнальную базу и была организационно, политически, экономически и профессионально в наибольшей степени подготовлена к развитию своей системы печати.

Лидеры социалистических партий, и прежде всего В. И. Ленин, с ревностной завистью следили за возрастающим влиянием кадетской партии и ее печати. В мае 1906 г. констатировал: «А кадетская печать именно теперь, наверное, раз в десять превышает нашу с.-д. печать» [ПСС. Т. 13. С. 164] и имеет «миллионы экземпляров» [там же. С. 40]. В ноябре лидер большевиков В. И. Ленин утверждал, что кадеты «обладают вдесятеро большей печатью, чем все с.-д. и с.-р. вместе. Именно они самостоятельно ведут политическую линию, превращая меньшевиков и энесов в простые подголоски» [ПСС. Т. 14. С. 122].

Действительно кадетская, прокадетская и просто прогрессивная либеральная периодика преобладала в массе политической прессы различных партий того времени. Исследователи утверждают, что кадеты издавали в 1905—1907 гг. более 100 газет и журналов.

Сразу после учредительного съезда левое крыло кадетов начало издавать в Москве большую политическую, общественную и литературную газету «Жизнь». Публицисты нового издания заявили, что будут «отстаивать радикальные политические и экономические реформы в интересах трудящихся масс», что они признают гегемонию пролетариата, социализм и социал-демократию [1905. 27 ноября].

Власти прикрыли газету и она была вынуждена впоследствии выходить под другими названиями: «Жизнь и свобода», «Путь», «Свободная жизнь», «Народная жизнь». Редактором-издателем «Жизни» был В. М. Саблин. Затем со сменой названий менялись юридические руководители газеты А. А. Смирнов, А. А. Лопашев, Н. М. Евреинов и др.

«Жизнь» не устраивала своей левизной и кадетский центр. По договору с издателем С. М. Проппером на базе одного из изданий «Биржевых ведомостей» лидеры партии создали орган конституционных демократов — газету «Свободный народ». Главными редакторами новой большой политической, общественной и литературной газеты стали И. В. Гессен и П. Н. Милюков. В приложении к первому номеру газеты (1 декабря 1905 г.) впервые была напечатана программа Конституционно-демократической партии, а сама газета активно пропагандировала идеи «мирной революции».

Сотрудниками нового кадетского издания стали также видные деятели партии М. Винавер, А. Кауфман, Ф. Кокошкин, И. Петрункевич, М. Фридман и др. Однако руководители газеты отрицали, что «Свободный народ» представляет собой официальный партийный орган. Ставя задачу внести определенный вклад в процесс самоопределения партии кадетов, редакция хотела сохранить для себя свободу как от частных взглядов, так и от официальных решений представительных органов партии. Этот тезис «редакционной независимости» будет тиражироваться потом всеми кадетскими официозами.

Объявив себя «политическими реалистами», не потерявшими головы вместе с самодержавным правительством и не подвергшимся «революционному гипнозу», кадетские публицисты считали необходимым для себя вмешаться в освободительное движение, чтобы помочь сорганизоваться «разумным силам» и «спасти революцию от нее самой — ее положительные результаты от ее увлечений и эксцессов» [1905. 1 декабря].

Однако газета на третьем номере была приостановлена за публикацию по требованию революционных партий и типографских рабочих текста финансового манифеста Совета рабочих депутатов и социалистических партий. И хотя особое присутствие С.-Петербургской судебной палаты «признало П. Н. Милюкова и И. В. Гессена по суду оправданными», газета смогла возобновиться лишь 15 декабря 1905 г., но уже под новым названием — «Народная свобода».

Не приемля вооруженное восстание в Москве и других городах России как форму политической борьбы с самодержавием, публицисты «Народной свободы» решили сосредоточить свои усилия на проведении выборов в I Государственную думу по закону от 11 декабря 1905 г. Эти выборы редакция хотела использовать для завершения партийного строительства в стане конституционных демократов и для развертывания широкой пропаганды и агитации программных и тактических задач кадетов в массах [1905. 15 декабря]. Публицисты «Народной свободы» надеялись вместе с провинциальной печатью кадетской ориентации стать выразителями общественного мнения по проблемам парламентаризма и конституционализма. Однако и эта кадетская газета продержалась чуть дольше своей предшественницы и на шестом номере, 20 декабря 1905 г. была приостановлена за публикацию редакционной статьи «Грозное предостережение» и материала П. Б. Струве «Еще не поздно», в которых власти усмотрели «все признаки воззвания к учинению бунтовщического деяния, к ниспровержению существующего общественного и государственного строя». Как и в первом случае, суд не признал вины редактора П. Н. Милюкова и автора инкриминированной статьи П. Б. Струве, однако «Народная свобода» уже не возродилась, так как С. М. Проппер признал свой «эксперимент» с кадетами неудавшимся и вернулся к своей утренней «Биржовке».

Закрытие одних газет влекло за собой возникновение все новых и новых кадетских изданий. Партия конституционных демократов выдвинула из своей среды много талантливых публицистов, пропагандистов, организаторов печатного дела. Они использовали для своих целей старые либеральные газеты, открывали новые издания в центре и в провинции. Однако с главным органом партии кадетам не везло.

По решению II съезда конституционных демократов 22 февраля 1906 г. в Петербурге вышел в свет официальный орган кадетов, специально предназначенный для членов партии. Это был еженедельный журнал «Вестник народной свободы». Формируя цели и задачи официального издания ЦК Конституционно-демократической партии, редакция заявила: «Еженедельник должен служить идее духовного объединения всей партии и установить постоянную связь между всеми членами и группами партии. Он может и должен быть средством пропаганды в широких слоях русского общества идей и стремлений, вдохновляющих партию, и орудием полемики с ее идейными противниками» [1906. № 1. С. 1—2].

Кадетский «Вестник» с перерывами просуществовал до 1916 г. Это был скучный, малочитаемый официальный партийный еженедельник. Авторы писали сюда неохотно, так как каждую статью приходилось сверять с «линией партии» и за каждый неверно поставленный акцент можно было получить «головомойку» на заседании ЦК. К тому же все члены редакционного совета входили в составы других кадетских изданий, не контролируемых ЦК, где они могли выражать свои мысли более свободно.

Например, редакция еженедельника «Право», которую ЦК ввел в состав редакционного совета официального «Вестника», естественно, больше уделяла внимания своему изданию. Публицисты юридического еженедельника анализировали обстановку в стране после выхода манифеста 17 октября 1905 г. В передовой статье «Новый порядок» («Манифест 17 октября — не дар самодержавия, а завоевание «смуты»») говорилось, что народ примирился с хозяйственной дезорганизацией страны, он устал от неуверенности в завтрашнем дне, испугался непрерывных разрушений. Вместо провозглашенного в манифесте порядка наступил такой дикий хаос, что настроение масс изменилось, произошел резкий перелом, обнаружилось повсеместное недовольство «крайними партиями» [1905. № 40].

Газета резко откликается на жестокое подавление вооруженного восстания в Москве. Публицисты «Права» считали, что конституционные акты (манифест 17 октября и царский указ о выборах в Думу 11 декабря) явились и актами прощения народа за «смуту». Однако возникшие повсеместно военно-полевые суды свидетельствовали об обратном, и газета с горечью отмечала: «Конституция дана. Свободы даны? А те, кто добивался свободы, кто жертвовал за нее имуществом, семьей, сердцем и жизнью? Их прощают. Но не очень. Чтобы не забывались» [там же. № 41].

Конечно, кадетские публицисты «Права» были против доведения народа «до отчаяния» и вооруженного бунта. Отмечая после 9 января как «пролога русской революции» «три фазиса революционной борьбы: завершение мирных манифестаций, всеобщую политическую забастовку и вооруженное восстание», редакция признавалась, что вооруженное восстание, «осложненное аграрной стихией и широкой революционной волной, превзошло меру средней выносливости» [1906. № 1].

После разгона I Государственной думы, «Право», анализируя положение в стране и приводя многочисленные факты революционных беспорядков и их подавления, пишет: «Вся страна, в сущности, обращена в военный лагерь, рассчитанный на достижение одной только цели: борьбы и преследования врага» [1906. № 27]. Газета приводит следующие данные: «В настоящее время на военном положении 40 губерний и областей, на положении усиленной охраны — 15 губерний и областей, на положении чрезвычайной охраны — 27 губерний и областей. Всего из 87 губерний и областей России на исключительном положении находится 82 губернии и области» [там же]. Автор пишет, что применение в этих местностях «исключительных законов» ведет к «отрицанию всех существующих у нас законов», и в этом «безграничном море произвола совершенно гибнет представление о том, что дозволено и что даже для властей не дозволено» [там же].

Еженедельная юридическая газета «Право» по своим типологическим чертам относится к специализированным изданиям. Однако ее отступление от основной программной концепции этого типа, придавшее газете общественно-политическое звучание, отражающее точку зрения одной партии, дает возможность определять «Право» как специализированный профессионально-политический официоз Конституционнодемократической партии.

Главным и наиболее известным органом Конституционнодемократической партии была газета «Речь», которая, по выражению В. И. Ленина, играла «первую скрипку в концерте российского либерализма» [ПСС. Т. 16. С. 467]. Эта ежедневная политическая и литературная газета начала выходить в Петербурге с 23 февраля 1906 г., на следующий день после выхода в свет первого номера «Вестника народной свободы».

П. Н. Милюкова и И. В. Гессена пригласил редактировать газету ее издатель — инженер, богатый железнодорожный подрядчик Ю. Б. Бак. Помогал редакторам М. И. Ганфман. Думскими репортерами были Л. М. Неманов и С. П. Поляков-Литовцев. В газете принимали участие кадеты М. М. Винавер, князья Павел и Петр Долгоруковы, В. Д. Набоков, В. А. Маклаков, П. Б. Струве и др.

При всем разбросе мнений о партийном статусе газеты «Речь», можно без сомнений отнести ее к типу партийного официоза кадетской партии. Газета выходила ежедневно форматом А1, по цене 5 коп. (подписка на год 12 руб.), печаталась в типографии «Слово», а затем в собственной объемом от 4 до 8 страниц.

В своей структуре «Речь» имела не менее 10—12 отделов: общий, где, кроме передовой, публиковались большие статьи и корреспонденции по программным вопросам, вопросам текущей политики, о внутреннем и международном положении России и др.; полемических статей с другими органами печати, в частности с суворинским «Новым временем» и октябристскими газетами; «Известия за день», где публиковались короткие, а иногда и развернутые сообщения о политических событиях в стране и за рубежом; «Иностранные известия» сообщали о заключенных между странами конвенциях, договорах, о выступлениях политиков в парламентах и т. п. Далее шли небольшие отделы «Московская хроника», «Телеграммы», «В дипломатических кругах», «Хроника», «Театр и музыка», «Письма в редакцию» и почти в самом конце номера, перед объявлениями — отдел «Русская жизнь». Главное его назначение — публикация «обличений». Они содержались в статьях и заметках под такими, например, названиями: «За правдой» — о похождениях ходока от крестьян, «Кровавая трагедия в тюрьме» и т. д. Особое место занимал думский отдел, в котором публиковались отчеты с заседаний Государственной думы, освещалась деятельность кадетской фракции. Неплохо был поставлен литературный отдел, в котором сотрудничали Влад Азов, Александр Амфитеатров, А. Н. Британинов, Ф. Д. Батюшков, Александр Блок, 3. Н. Гиппиус, Ф. К. Сологуб, Корней Чуковский и др. «Речь» принадлежала к числу хорошо осведомленных газет, хотя ее корреспондентский аппарат был небольшим. Газета претендовала на роль респектабельно-буржуазного издания, на некий вариант лондонской «Таймс».

Кадетские публицисты из «Речи» предрекали неминуемый взрыв, бурю, страшную катастрофу, когда начнется единоборство «красного» с «черным», когда гул землетрясения, вызванный аграрными беспорядками, примет «дикий, чисто гуннский характер» [1906. 26 апреля, 1 и 4 июля и др.].

Кадетам удалось одержать победу на выборах в I Думу. Из 421 депутата 179 (42,5 %) были кадетами или прошедшими под их флагом. Успеху кадетов способствовала тактика бойкота, принятая левыми партиями.

«Речь» последовательно пропагандировала программу конституционных демократов. Опровергая обвинения правых и октябристов в том, что якобы кадеты отрицают единство России и неприкосновенность частной собственности, и левых социалистов, что они являются выразителями классовых интересов либеральной буржуазии, Милюков категорически заявлял, что «кадетская партия является внеклассовой» и по своему характеру полностью соответствует «традиционному настроению русской интеллигенции» [1906. 12 октября].

Роспуск I Государственной думы «Речь» назвала «величайшей государственной ошибкой» [1906. 9 августа]. 10 июля 1906 г. газета опубликовала «Выборгское воззвание», в котором население страны призывалось к пассивному сопротивлению: «отказу от уплаты налогов, от рекрутской повинности, непризнанию займов» и т. д. За публикацию «воззвания» «Речь» была приостановлена (с 22 июля по 8 августа 1906 г.).

Публицисты «Речи», надеясь еще на более внушительную победу на выборах II Думы, убеждали своих читателей, что в борьбе за власть избирательный бюллетень станет в их руках «более страшным и более действенным оружием, чем баррикады и ружья» [1906. 28 сентября]. Парламентская борьба, а не революция, является главной силой настоящего момента, писал Милюков в статье «Нам нужно парламентское министерство», «Нужно, чтобы между государем и народом образовалось соединительное звено» [1906. 3 мая].

Следуя кадетской программе, «Речь» пыталась «нарисовать» такое «идеальное общество», в котором не будет непреодолимых классовых конфликтов, установятся гармоничные социальные отношения, будут созданы оптимальные условия для всестороннего развития личности. «Ни свобода, ни порядок, основанный на праве, — писал Милюков, — не могут быть прочно укреплены, без установления общего начала равенства всех без исключения граждан перед законом» [1906. 2 мая].

Во второй Думе фракция кадетов была представлена 98 депутатами. Они выдвинули лозунг сохранения думы и несколько умерили свой оппозиционный тон по сравнению с первой Думой. Однако кадетский официоз, отстаивая аграрную программу кадетов в противовес предложенной П. А. Столыпиным, называл его политику «абсурдной и страусовой», а поведение «нелепым и безумным» [1906. 20 ноября].

«Речь» была партийным органом либеральной интеллигенции. Но поскольку кадеты считали себя всенародной партией, они постоянно стремились создать издания, понятные и доступные широким народным массам. В Москве с марта по июль 1906 г. выходила газета «Народное дело», издаваемая М. Г. Комиссаровым и редактируемая В. Е. Якушки- ным. После ее приостановки столичной администрацией, она в сентябре вышла под названием «Народный путь», а в ноябре ее редактором стала Л. Н. фон Рутцен. Тираж газеты достигал 10 тыс. экз. В январе 1907 г. издание было запрещено. В Петербурге 31 марта 1906 г. вышла ежедневная общедоступная политическая и литературная газета «Рабочее слово», которая заявила, что будет «Содействовать борьбе рабочего класса за его политическое и экономическое освобождение» [1906. № 1]. «Рабочее слово» добивалось того, чтобы рабочее движение стало «разумным» и эволюционным, а не революционным, чтобы оно не переходило рамки экономической борьбы с помощью профессиональных союзов.

В день открытия II Думы вышел первый номер газеты «Народная свобода — Думский листок» (редактор-издатель А. А. Корнилов). В организации газеты принимали деятельное участие Д. И. Шахов- ский и А. С. Изгоев, а основную часть редакционной работы выполнял Н. А. Бородин и статистик Я. К. Имшенецкий. На № 24 издание было приостановлено петербургской судебной палатой, а Корнилов арестован. С 23 марта «Думский листок» издавал А. А. Стахович, сохранив часть прежнего названия и сотрудников. Тиражи «Думского листка» колебались от 12 до 18 тыс. экз., а некоторые номера выходили по 25 тыс. экз. Газета «была слишком приурочена к существованию Думы и кончилась вместе с ней» [1907. № 49], а Стахович, как раньше Корнилов, был привлечен к судебной ответственности.

Наученные горьким опытом, кадеты решили образовать особый фонд на поддержание газет. Организация фонда народной газеты была поручена Д. И. Шаховскому, а первым подписался на 200 паев

(10 тыс. руб.) А. А. Свечин, на средства которого 9 декабря 1907 г. в Петербурге на короткое время вышла «Сельская газета».

Московские кадеты в 1906 г. выпустили 4 номера журнала «Листок за листком», содержащем в основном агитационные материалы к выборам во II Думу. Тираж журнала составлял 20—27 тыс. экз. В ноябре они стали издавать еженедельник «Самоуправление», где пропагандировали подготовленные партией законопроекты для внесения во II Государственную думу.

Но наиболее значимыми народными изданиями кадетов были газеты, издаваемые товариществом «Речи». 1 апреля 1906 г. издатель «Речи» Ю. Б. Бак начал выпускать общедоступную ежедневную политическую и литературную газету «Реформа» для широких кругов населения. Издавалась газета той же редакцией «Речи».

Распространяя в народе реформистские политические и экономические идеи, просвещая рабочих и крестьян в духе катедер-социализма брентановского толка, в духе отказа от классовой борьбы и разрешения социально-экономических противоречий при помощи реформистских профсоюзов, редакция ставила целью увести своих читателей от революционных выступлений. После прикрытия властями «Реформы» издательское товарищество «Речи» заключило договор с издателем газеты «Современное слово» В. А. Поляковым на переход его газеты под патронаж «Речи». Взаимоотношения между редакциями были такими же, как и с «Реформой»: сотрудники «Речи» обрабатывали часть своих интеллигентских материалов, приводя их в удобочитаемую для простого народа форму, внося в содержание материалов чуть больше остроты с помощью «умеренного социализма».

К правокадетской печати, в первую очередь, относятся те издания, которые редактировал член ЦК П. Б. Струве: «Полярная звезда», «Свобода и культура», «Русская мысль», «Дума», а также такие столпы русского либерализма, как «Вестник Европы» и «Русские ведомости», где он активно сотрудничал.

Сразу после закрытия своего заграничного журнала «Освобождение», в октябре 1905 г., П. Б. Струве по приезду в Россию начал хлопотать о выпуске легального политического и философского еженедельника, издаваемого, как и «Освобождение», в форме тетрадок небольшого формата со статьями принципиального содержания. Первый номер журнала «Полярная звезда» вышел 15 декабря 1905 г. в Петербурге. В редакционном заявлении говорилось: «Свое название наш журнал заимствовал у Рылеева и Герцена. Это значит, что мы желаем стать под знамена тех великих революционных и культурных традиций, которые связаны именно с этими славными именами» [1905. № 1]. Свою задачу руководители журнала видели в том, чтобы «подвести под широкое демократическое движение, не укладывающееся в русло социалистических партийных организаций, самостоятельный и прочный фундамент» [1905. № 1]. При этом редакция постоянно подчеркивала свою внепартийную позицию.

20 марта 1906 г. на 13-м номере «Полярная звезда» была приостановлена по постановлению С.-Петербургской судебной палаты. 1 апреля 1906 г. в С.-Петербурге вместо закрытой «Полярной звезды» вышел новый еженедельный общественно-политический и культурно-философский журнал «Свобода и культура». Издателем его была М. Н. Моги- лянская, а редактором С. Л. Франк. Фактически журналом руководил П. Б. Струве. Цель «настоящей народной революции», писал он, изменить формы власти на основе объединенного народного мнения [1906. № 5], а для этого необходимо формировать общественное сознание и общественное мнение в духе либеральных идей, и на этой основе способствовать организации социальных сил [1906. № 7]. Сама «народная революция» по сути уже сделала, что могла — «с 9-го января рождение русской демократии вступает в новый фазис, который завершается октябрьскими днями, а с 17 октября начинается третий... фазис русской революции... он заканчивается... в великие мартовские дни великого торжества русской демократии», т. е. победой кадетов на выборах в I Государственную думу [1906. № 2]. Следующий этап, по мнению редакции журнала, «это — постепенная передача власти в новые руки через посредство Государственной думы» [1906. № 8].

Журнал «Свобода и культура» просуществовал всего два месяца. Последний № 8 вышел 31 мая 1906 г. Как признавали сами кадеты, редакция сама вынуждена была приостановить издание вследствие катастрофического падения тиража [1906. 24 июня].

Сам П. Б. Струве еще раньше был увлечен новым газетным проектом. 27 апреля 1906 г. в день открытия I Государственной думы вышел первый номер ежедневной вечерней общественно-политической и литературной газеты «Дума», издателями которой были П. В. Березин и И. Д. Сытин, а редакторами А. Н. Винберг и П. Б. Струве. Редакция заявила, что газета будет освещать главным образом политические и общественные вопросы, связанные с деятельностью первого русского парламента [1906. 27 апреля]. Однако «Дума» не дожила даже до роспуска этого парламента и была закрыта И. Д. Сытиным, ввиду явного отсутствия к ней читательского интереса.

П. Б. Струве возглавил журнал «Русская мысль». Новый редактор сразу показал перемены в направлении журнала, начав серию статей «Из размышлений о русской революции», где объявил идею классовой борьбы пагубной для России. А. С. Изгоев свой цикл «Заметки публициста» открывал статьей с грубыми нападками на большевиков и их вождя, а С. Н. Булгаков статьей «На религиозно-общественные темы», положил начало широкому обсуждению новейших религиозных исканий на страницах журнала. В первые годы редакторства П. Б. Струве «Русская мысль» проявляла гораздо больший интерес к политике, чем к литературе.

Старейший либеральный журнал М. М. Стасюлевича «Вестник Европы» также был близок к правому крылу кадетской партии. В октябрьской книжке «Вестника Европы» (1905 г.) была опубликована программа кадетской партии с комментариями редакции, выражавшей поддержку «руководящего начала» программы — «мирного развития демократической идеи». Однако декабрьское восстание 1905 г. повергло либералов «Вестника Европы» в шок. Даже кадетские умеренные требования для них стали казаться чрезмерными. Редакция создает свою Партию демократических реформ, программа которой открывалась заявлением: «... Государственное устройство — наследственная конституционная монархия». Лидерами этой мини-партии стали академики К. К. Арсеньев и М. М. Ковалевский. Журнал, несмотря на свой устойчивый и респектабельный либеральный консерватизм, долгие годы отдававший предпочтение всемирной истории, нежели российской внутренней политике, которая умещалась во «Внутреннем обозрении» и «Общественной хронике», с 1905 г. стал значительное место уделять злободневным проблемам русской жизни.

Самой влиятельной и популярной в правом политическом спектре кадетской партии была старейшая либеральная «профессорская» газета «Русские ведомости», в которой сотрудничали многие кадеты. Среди членов русского парламента явилось немало людей, тесным образом связанных с редакцией этой газеты: Иллос, Герценштейн, Якушкин непосредственно принадлежали к основному ядру редакции. Председатель первой Государственной думы Муромцев состоял давнишним сотрудником этой газеты. Наконец, среди членов I Думы было много людей, хотя и не принадлежавших к составу редакции «Русских ведомостей», но издавна более или менее длительно сотрудничавших в них своими статьями. Среди этих авторов-депутатов — Кокошкин, Новгородцев, Котляревский, Ледницкий, Щепкин, и др.

В годы первой русской революции газета, декларируя свою внепар- тийность, полностью поддерживала кадетов на выборах в Думу и деятельность их фракции в Думе.

Кадеты были сильны своей огромной сетью партийной и «беспартийной» провинциальной печати. Исследователи среди изданий кадетского и околокадетского направления в 1905—1906 гг. называют более 90 провинциальных газет. Для координации деятельности и руководства этой сетью провинциальных изданий в апреле 1906 г. в С.-Петербурге было создано «Бюро прогрессивной печати». «Бюро» призвано было обеспечить централизованное руководство всей местной кадетской печатью, предоставляя в ее распоряжение руководящие статьи по политическим, экономическим, финансовым, земским вопросам, методические материалы программного и тактического свойства, а также корреспонденции о деятельности Государственной думы. Благодаря настойчивой и энергичной работе бюро печати и организационной работе местных комитетов кадетской партии до роспуска II Государственной думы, значительная часть либеральной провинциальной прессы оказалось под непосредственным влиянием кадетов.

Таким образом, кадеты за короткий срок легального существования политических партий смогли сформировать мощную информационнопропагандистскую систему, охватывающую своим влиянием практически все слои населения. Именно это помогло кадетской партии в ходе свободных выборов завоевать большинство в первых русских парламентах и небывалый до того ни у одной партии авторитет и влияние. В политическом спектре кадетской печати читатель находил левые, центристские и правые либеральные идеи.

Однако в функциональном отношении кадетская печать, в отличие от изданий крайне правых и левых партий, занималась только пропагандой, игнорируя такие важнейшие функции партийной печати, как агитационную и организационную. Сказывался отрыв интеллигентских публицистов от народа, их недоверие к нему и боязнь быть неправильно понятыми. Именно поэтому при всей пропагандистской мощи системы кадетской печати, народ, в массе своей, прислушивался к простым и понятным агиткам левых партий.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>