Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Печать радикальных партий

С началом первой русской революции в народническом движении ясно обозначились три течения: левое — «максималисты», центр — социалисты-революционеры старого типа (эсеры) и правые—«трудовые народные социалисты» (энесы). По своей общественно-экономической сущности эти течения в той или иной мере выражали экономические и политические идеи различных слоев крестьянства.

Двойственная классовая природа крестьянства (собственника и труженика одновременно, в отличие от пролетария, у которого нет собственности), наложили печать на воззрения его идеологов и публицистов, на характер его политических партий и организаций. Выступая от имени крестьянства — «сознательного творца нового уклада русской жизни», народнические партии в своих программах ставили целью уничтожение остатков крепостничества, совершение буржуазнодемократической революции без уничтожения частной собственности. Именно этим партиям удалось передать в своих программных документах ненависть крестьянства к крепостничеству и самодержавию, показать его революционные устремления.

Закономерно, что крестьянские социалистические партии оказались на стороне восставшего народа. Вполне естественно, что пресса этих политических партий и организаций (радикально-буржуазная, революционно-демократическая и либерально-демократическая по своим идейным устремлениям) играла весьма различную роль среди прогрессивной и оппозиционной печати эпохи первой русской революции.

Особую позицию среди сторонников «трудового начала» занимал журнал «Русское богатство». В апреле 1905 г. было создано товарищество по изданию «Русского богатства», в которое вошли Н. Ф. Анненский, А. Г. Горнфельд, А. И. Иванчин-Писарев, В. Г. Короленко, П. В. Мокиев- ский, В. А. Мякотин, А. В. Пешехонов, С. Н. Южаков и П. Ф. Якубович.

Редакционный комитет избирался общим собранием членов товарищества. Во все времена взаимоотношения «Русского богатства» с Главным управлением по делам печати были остроконфликтными: его приостанавливали, накладывали аресты и штрафы, сотрудников привлекали к суду.

В декабре 1905 г. издание было приостановлено, в 1906 г. его первый номер вышел под названием «Современные записки», в апреле 1906 г. журнал уже назывался «Современность», а с мая 1906 г. возобновляется с прежним названием — «Русское богатство».

О задачах журнала Короленко писал: «Воспитывать в народе привычки элементарной гражданственности и самоуправления». Вся литературная группа журнала, отвергая насилие как метод борьбы, возлагала большие надежды на агитацию и пропаганду печатным словом в деле организации и просвещения народных масс. Журнал оказывал материальную помощь голодающим, собирая пожертвования. Политические ссыльные присылали в редакцию для публикации документальные материалы об условиях пребывания в ссылке. Общую редакцию публикационного отдела осуществлял Н. Ф. Анненский (1849—1912 гг.) — видный общественный деятель, экономист и статистик. Он занимался разработкой политических и социальных вопросов. По своим воззрениям до образования партии энесов Анненский был ближе всего к Короленко и влиял на него, связывая с другими сотрудниками журнала.

Короленко был демократом и этот демократизм видел и в самой партийности. Поэтому левацкие замашки эсеров он считал явно не демократическими. Как публицист Короленко вдохновлял своими выступлениями других сотрудников. Темы его выступлений в годы первой русской революции были разнообразны. В статьях «О свободе печати», «Несколько слов о клеветническом патриотизме», «К полтавской трагедии», «Сорочинская трагедия», «Бытовое явление» и других он резко обличал пороки самодержавия, бесправное положение прессы, разгул цензуры, полицейский режим в стране, административный произвол, пытки и казни, невежество народа.

В революции 1905—1907 гг. главным вопросом был вопрос о власти. «Русское богатство» с первых дней выдвинуло лозунг народовластия: требование народного правительства, которое журнал трактует как участие всего народа в управлении государством с помощью всеобщих, равных и прямых выборов.

Политическая программа журнала впервые со всей определенностью была изложена Пешехоновым в октябре 1905 г. Программа требовала передачи всей полноты власти — законодательной и исполнительной — Учредительному собранию. «Но не вооруженным путем, а исключительно пропагандой идеи, близкой народу — требование земли и воли. Интеллигенция должна поддержать революцию, внеся в нее сознательную мысль и организационную силу».

В мае 1906 г. была организационно оформлена легальная народно— социалистическая партия (партия энесов), в которую вошли члены редакции журнала, большинство сотрудников и единомышленников из читателей. По сути это была партия «Русского богатства», объединившая под своими знаменами бывших народников.

Однако сами руководители журнала, входя в партию энесов, не желали объявлять «Русское богатство» органом этой политической партии, оставляя свободу для обсуждения разных мнений на страницах журнала.

Органами партии энесов стали журнал «Народно-социалистическое обозрение» и газета «Общественное дело». Однако партийная идея в «Русском богатстве» присутствовала постоянно. Так, в мартовском номере за 1906 г. были изложены основные положения программы новой партии, которая несла на себе черты народнического утопического социализма: с одной стороны, демократический идеал и справедливая критика современного буржуазного строя; с другой — субъективизм, стремление к надклассовое™, недооценка роли рабочего класса в историческом процессе, акцент на нравственном факторе, преувеличение роли интеллигенции и предпочтение мирной тактики революционной.

Вместе с тем, «Русское богатство», как и большевики, объявило бойкот I Думе, называя ее «ловушкой, заготовленной для освободительного движения». Во II Думу «богачи» пошли в блоке с кадетами. Но тут же стали критиковать партнеров по блоку за их тактику «отступления» от демократии.

Разгон II Думы, выборы в III были оценены «Русским богатством» как реакционный переворот, приведший в Думу «всю рать «диких помещиков».

В отношении к марксизму публицисты оставались на критических позициях. Они по-прежнему отвергали очевидное — развитие капитализма в России, выступали за надклассовое™ политических партий, за партию трудящихся, независимо от их классовой принадлежности.

Однако, критикуя большевиков и кадетов, лидеры «Русского богатства» всегда оставались подлинными демократами и видели улучшения в будущем только в смене существующего строя.

Ио своему идеино-политическому направлению и содержанию в годы первой русской революции к легальной прессе революционных народников примыкали издания «трудовой группы» первой Государственной думы, образованной весной 1906 г. Не будучи политической партией, не имея еще законченной программы и точного устава, «трудовая группа», в которую первоначально входили депутаты I Государственной думы — представители крестьян, рабочих и демократической интеллигенции, — в период своего оформления начала организацию собственного легального органа.

17 мая 1906 г. в Петербурге вышла в свет газета «Известия крестьянских депутатов», которая пыталась выразить идеологию русского революционно-демократического крестьянства. Поэтому редакция сочла возможным назвать свой орган «народной газетой». Действительно, газета читалась крестьянами по всей России и была интересна для них.

Взяв на вооружение народническо-эсеровский лозунг: «Все для народа и через посредство народа», «трудовики» в первом номере открыто выступили против самодержавия. Репрессии не замедлили себя ждать: последовали конфискации и аресты номеров, судебное преследование редактора — депутата С. И. Бондарева. 11-й номер стал последним. Газета была закрыта. Но редакция уже через день выпустила новую ежедневную народную газету «Трудовая Россия». Редактором- издателем ее стал депутат М. Ф. Онипко. Редакция объявила, что газета будет поступать подписчикам закрытых «Известий крестьянских депутатов».

Преемственность двух газет была понятна не только читателям, но и правительственным чиновникам. Они стали действовать с упреждением. Номера, вопреки Закону, арестовывались прямо в типографии, еще до напечатания тиража. Петиция депутатов и запрос председателю Госдумы Муромцеву и министру внутренних дел Столыпину имел одно следствие: закрытие газеты. «Трудовикам» потребовалось всего две недели, чтобы продолжить дело «Трудовой России».

25 июня 1906 г. вышла газета «Крестьянский депутат» (редактор- издатель — член Госдумы А. Е. Тесля). Уже первый номер, где были изложены и проанализированы идейно-политические устремления крестьян и их соответствие программным и тактическим требованиям «трудовиков», подвергся аресту. Конфисковано 12 тыс. экземпляров, а Тесля, несмотря на депутатскую неприкосновенность, был привлечен к ответственности. Из десяти вышедших номеров, только один — 3-й номер не был официально конфискован, да и он отбирался полицией у газетчиков.

В редакции горько шутили: полиция за два дня предвидит крамолу в газете и издает распоряжения об аресте заранее.

После «Крестьянского депутата» «трудовики» долго не могли наладить выпуск своей газеты. Только в 1907 г., используя опыт эсеров, трудовики отвоевали у кадетов газету «Столичная почта», а затем и сами издали газету «Новые силы». После ее закрытия удалось издать один номер газеты «Силы молодые». Затем вышла ежедневная газета «Трудовой народ» (до 4 апреля 1907 г.), которую сменила близкая к трудовикам газета «Родная земля».

Активную издательскую деятельность вела партия социалистов— революционеров. В 1905 г. эсеры выдвинули из своей среды идеологов и публицистов, которые и составили затем ядро партийной журналистики, определяя ее направление, дух, характер и содержание. Наиболее активно в этой революционно-демократической прессе сотрудничали В. М. Чернов, Н. Е. Кудрин, М. А. Энгельгардт и другие эсеровские публицисты. Именно эти теоретики и литераторы ставили перед собой задачу развивать самосознание трудового народа и осуществлять руководство им в «борьбе за политическое и экономическое освобождение».

Не имея возможности создать свою легальную печать, эсеровские публицисты старались проникнуть в оппозиционные издания и привлечь их на свою сторону. В середине ноября 1905 г. они захватили руководство газетой «Сын Отечества» в свои руки. В состав редакции вошли Н. Е. Кудрин, В. А. Мякотин, А. В. Пешехонов и В. М. Чернов. Редакция открыто провозгласила, что «Сын Отечества» будет постоянным органом «истинно народной социалистической партии». Превратившись в партийное издание, «Сын Отечества» стал поднимать на щит социалистов-революционеров, широко пропагандировать их взгляды, лозунги, задачи, программы.

В передовой статье реорганизованной газеты редакция утверждала, что она ставит свою программу в непосредственную связь с именами А. Н. Радищева и Н. Г. Чернышевского, П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского, что она страстно желает внести в широкие народные массы идеи и идеалы «Современника», «Отечественных записок» и «Русского богатства», что она надеется воплотить в жизнь задачи, намеченные декабристами и петрашевцами, землевольцами и народовольцами.

В газете выступали правые и левые эсеры, а также будущие энесы. Редакция старалась не выносить на обсуждение читателей существующие партийные разногласия.

Впрочем, эсерам удалось выпустить всего 17 номеров «Сына Отечества»: в декабре газета была закрыта.

На волне выборов в I Государственную думу эсеры развили кипучую издательскую деятельность в столице. В марте 1906 г. им удалось наладить в Петербурге издание легального общественно-политического и литературного еженедельного журнала «Народный вестник». Редакция «Народного вестника» заявила о том, что она стоит «на точке зрения международного социализма» и будет способствовать развитию социалистической пропаганды, организации «трудящихся масс в России и за границей». Журнал выходил около 2-х месяцев и на 6-м номере за публикацию статьи М. Энгельгардта «Итоги выборов в Государственную думу» был приостановлен, а редактор-издатель привлечен к суду. Эсеры понимали, что оказывать влияние на освободительное движение при помощи еженедельника, посвященного вопросам теории и выходившего малым тиражом, почти невозможно. Вот почему еще ранней весной 1906 г. они поставили цель создать ряд ежедневных газет в С.-Петербурге, которые бы продолжали традиции «Сына отечества».

27 апреля 1906 г. вышла в свет политическая и литературная газета «Голос». В передовой № 1 говорилось: «Современная цивилизация противопоставила две великие силы — капитал и труд. Мы на стороне труда — средоточия будущей социальной справедливости и ее источника».

Воззрения эсеров стали особенно широко пропагандироваться в «Голосе» со 2 июня 1906 г., когда это издание стало выходить на А—6 страницах большого формата, а во главе его фактически стал лидер эсеров В. Чернов, объединивший вокруг себя ближайших единомышленников. «Голос» стал похож на «Сына отечества».

Естественно, что репрессии последовали незамедлительно. Каждый номер газеты подвергался конфискации. 9 июня был изъят из обращения 16-й номер, а 10 июня было объявлено о закрытии газеты. Одновременно с «Голосом» эсеры издавали в Петербурге общественно- политическую и литературную газету «Дело народа» (с 3 мая 1906 г.). Редактором-издателем ее выступал член I Государственной думы, выходец из крестьян Г. К. Ульянов.

Уже в № 1 газета призывала своих читателей к беспощадной борьбе с самодержавием и «бюрократодержавием». Номер был арестован, как, впрочем, и большинство других номеров этого легального эсеровского органа (№ 3, 5—7, 9). Судьба газеты была предрешена. 12 мая 1906 года С.-Петербургская судебная палата вынесла решение о приостановке газеты «ввиду особой важности учиненных ею преступных деяний». Против редактора-издателя Г. К. Ульянова было возбуждено уголовное дело. В «Обвинительном акте о крестьянине Григории Карповиче Ульянове» все «преступления», совершенные редакцией «Дело народа» были приписаны ему. Суд обратился к председателю Государственной думы с ходатайством о лишении Ульянова звания депутата. Но благодаря протесту депутатов левых фракций удалось отстоять депутатскую неприкосновенность Ульянова. После этого случая большинство оппозиционных изданий стали возглавлять депутаты Госдумы.

Эсеры быстро восполнили потерю газеты «Дело народа», преобразовав еженедельный журнал «Народный вестник» в ежедневную газету (17 мая 1906 г.), которая стала центральным органом эсеров. Редактором-издателем ее стал член I Государственной думы С. М. Кор- нильев.

Публицисты «Народного вестника» сразу заявили, что они руководствуются светом научного социалистического идеала и занимают позиции активного социализма. Свою обязанность видят в том, чтобы «продолжать в народе красную агитацию, чтобы широким развитием в населении идеи свободы и социализма не только парализовать деятельность реакционеров, но и двинуть трудящиеся массы решительно вперед по пути к новому политическому и экономическому строю» [1906. 19 мая]. Газета выдвинула лозунг: «превратить серые миллионы трудящихся в миллионы красные» [10 мая].

Как и другие эсеровские газеты, «Народный вестник» подвергался ежедневным репрессиям. Всего вышло 20 номеров газеты, из них № 9—18 были арестованы. Газета была закрыта с той же формулировкой «особой важности учиненных преступлений», а против редактора было возбуждено уголовное преследование.

Преемницей «Народного вестника» стала эсеровская газета «Мысль» (с 20 июня 1906 г.). С первого номера С.-Петербургский комитет по делам печати возбудил уголовное дело против ее редактора-издателя, депутата I Государственной думы «трудовика» И. Е. Соломко. Поводом для гонений послужила хроникальная заметка из Николаева, излагавшая содержание письма рабочих французского судостроительного завода (1095 подписей), направленного ими депутатам-пролетариям I Государственной думы. В нем говорилось: «Только революционный путь приведет нас к победе, которая закрепит за нами демократическую республику, 8-часовой рабочий день, законодательную охрану труда и расчистит путь для дальнейшей борьбы за полное уничтожение капиталистического гнета». Судебное преследование редактора не испугало публицистов газеты. 21 июня 1906 г. была опубликована статья «Официальная провинция», в которой критиковалась внутренняя политика П. А. Столыпина и были обнародованы факты о подготовке новых черносотенных погромов. В статье «Страничка из современной идиллии» газета «Мысль» рассказывала о кровавых злодеяниях генерала Ренненкампфа, совершенных им в Маньчжурии и России [1906. 22 июня]. № 4 был арестован за статьи идеолога эсеров В. Чернова «Тайные советники и явные погромщики», корреспонденцию поручика Маньчжурской армии «Из провинциальных увлечений», стихотворение К. Чуковского «Призывная песня» и др. Та же участь постигла № 6 «Мысли» за публикацию составленного крестьянами «Наказа» депутатам-трудовикам.

В приватной беседе с редактором газеты «Крестьянский депутат» А. Е. Теслей министр внутренних дел П. Столыпин заявил: «На днях мною учинен изрядный нагоняй петербургской полиции с градоначальником во главе за неаккуратную (т. е. не ежедневную. — Е. А.) конфискацию революционных газет, и особенно «Мысли» и ее предшественника. Правительство решило до конца бороться с революцией и революционной прессой. В последнее же время, особенно в «Мысли», стали появляться статьи и заметки, оскорбляющие особу величества, задевающие честь войска».

На следующий день, 27 июня 1906 г., против редактора Соломко было возбуждено третье судебное представление, а газета стала конфисковываться ежедневно. И все-таки эсерам удалось выпустить 15 номеров «Мысли», а 10 июля, на второй день после разгона I Государственной думы, газета была закрыта.

С этих пор до нового революционного подъема эсеры не могли создать легального центрального органа. Их публицисты сотрудничали в газетах «трудовиков». Среди нелегальных изданий эсеров центральным органом считался журнал «Партийные известия» (1906— 1907 гг.), издаваемый в Петербурге, а затем газета «Знамя труда» (1907—1914 гг.), выходившая в Париже.

Максималисты вообще не смогли создать ежедневной легальной прессы, но им удалось организовать свое книгоиздательство, которое выпускало непериодические сборники. Летом 1906 г. в книгоиздательстве «Максималист» был выпущен первый сборник «Прямо к цели», в котором члены этой организации провозгласили себя людьми, не задерживающимися на полустанках, идущими «прямо к цели», т. е. к социализму. Сборник этот отличала исключительная революционная решимость. Он перепугал власти и был конфискован С.-Петербургским комитетом по делам печати. Большевики называли «максималистов» вульгарными социалистами и даже анархистами.

Что касается анархистов, то в годы первой российской революции в России действовало уже 255 организаций в 180 городах и населенных пунктах. К 1907 г. численный состав анархистов составлял свыше 7000 человек. Определилось три основных направления: анархо- коммунизм, анархо-синдикализм и анархо-индиви-дуализм с наличием у каждого из них более мелких фракций. Эти течения помимо различных программ имели собственные печатные органы, определенные сферы социального влияния и регионы действий.

Органом анархистов-коммунистов после закрытия газеты «Хлеб и воля» (в декабре 1904 г.), стала газета «Листки «хлеб и воля»», издаваемая в Лондоне (с октября 1906 г. по июль 1907 г.). Издателями- редакторами ее были П. А. Кропоткин и М. И. Гольдсмит. Главная задача издания — показ «жизни и деятельности русских анархистов на месте, в России, и вообще... русского революционного движения». На ее страницах опубликованы материалы съезда российских коммунистов- анархистов в сентябре 1906 г. в Лондоне. «Хлебовольцы» пропагандировали идеи Кропоткина о создании союза вольных общин, объединенных свободным договором, где личность, избавленная от опеки государства, получит неограниченные возможности развития.

Г. И. Гогелия вместе с В. Н. Черкезовым создали в конце 1905 г. — начале 1906 г. в в Тифлисе местную группу анархистов-коммунистов и выпустили первые легальные анархистские газеты на грузинском языке: «Нобати» («Призыв», март—май 1906 г.), «Хма» («Голос», май 1906 г.), «Муша» («Рабочий», июнь—июль 1906 г.).

Безначалъцы, во главе с С. М. Романовым (псевдоним Бидбей) и Н. В. Дивногорским (Петр Толстой) в 1905 г. издавали в Париже газету «Безначалие» и общественно-политический журнал «Листок группы «Безначалие» как органы анархистов-коммунистов «безначальцев». Публицисты-«безначальцы» подчеркивали свое противостояние ортодоксальному направлению анархо-коммунизма в лице Кропоткина. В редакционной статье «Заявление» [№ 1] отрицались «всякие и добрые и злые власти и правительства», частная собственность, профсоюзы и другие общественные институты. «Ввести анархический коммунизм «безначальцы» хотели через «полное разрушение буржуазного строя», путем «беспощадной народной расправы» и посредством террора.

Южно-российская группа анархистов-коммунистов «безначальцев» выпустила в Киеве в июле 1905 г. нелегальную газету «Набат». В редакционном обращении «Работники!» были сформулированы главные задачи: «Отказ от подчинения властям, бунт, насильственная экспроприация, пропаганда действием — всеобщие стачки — вот наши методы борьбы с угнетающими нас!» 12 августа типография «Набата» была захвачена полицией.

Осенью 1905 г. оформилось движение анархистов-«чернозна- менцев». В декабре организатор движения И. С. Гроссман выпустил в Женеве газету «Черное знамя». С декабря 1906 по январь 1909 г. издавалась газета «Бунтарь» (вышло 4 номера). Печатание газеты предполагалось осуществить в России близ Ялты, в нелегальной типографии группы анархистов-коммунистов под названием «Гидра». Но типография была разгромлена полицией и газету печатали в Париже под редакцией К. М. Эрделевского при участии И. С. Гроссмана и Г. Б. Сан- домирского. Задача газета состояла в популяризации «теории и мировоззрения анархизма», в разработке «программно-тактических вопросов», в освещении «групповой жизни» и «международной организации всего движения». Своей основной целью «чернознаменцы» считали создание широкого массового анархического движения, установление связи со всеми направлениями анархизма. В ходе боевых действий конца 1905 г. «чернознаменцы» раскололись на «безмотивных террористов» во главе с В. Лапидусом (Стригой) и анархистов-коммунистов.

Анархо-синдикалисты ставили своей целью полное, всестороннее освобождение труда от всех форм эксплуатации и создание свободных профессиональных объединений трудящихся как главной и высшей формы их организации. Лидерами этого крупного движения были Я. И. Кирилловский (Д. И. Новомирский), Б. Н. Кричевский, В. А. Поссе. Наиболее последовательно идеи синдикалистов отстаивала газета «Буревестник», которая издавалась в Женеве с 20 июля 1906 г. по февраль 1910 г. (вышло 19 номеров). Эпиграф газеты: «Пусть сильнее грянет буря!». Редактором был М. Дайнов. В «Буревестнике» печатались статьи, посвященные социальной революции, террору, отношению к синдикализму. Редакция выступала против «безмотивного» террора, «эксов», осуществляемых для различных целей (называла их «воровством»), считала, что «в современный момент в России анархисты должны организовать рабочих в нелегальные союзы по профессиям», выступала за проведение всероссийского «рабочего съезда».

Один из лидеров синдикализма Д. И. Новомирский в октябре 1905 года выпустил в Париже единственный номер газеты «Новый мир», посвященный П. А. Кропоткину. Девизы газеты: «Ни бога, ни хозяина, ни власти!», «Пролетарии всех стран, организуйтесь!», «Освобождение рабочих должно быть делом самого рабочего класса». Самым последовательным движением газетой признавался анархизм, добивавшийся превращения буржуазного государства в «рабочее общество, в свободный союз свободных рабочих ассоциаций». Для этого рабочим предлагалось разрушить дотла «старый мир нищеты и насилия» и создать «новый мир» — «мир труда и свободы» и «развернуть над всей землею черное знамя рабочего класса, знамя Анархии...».

Анархо-индивидуалисты издавали в Москве газету «Индивид» (1906—1907 гг.). Лидерами этого течения выступали А. Боровой, О. Виконт, Н. Вронский. Газета пропагандировала идею абсолютной свободы личности «как исходную точку и конечный идеал». К индивидуалистам примыкали представители «мистического анархизма» из творческой интеллигенции: поэты и писатели — С. М. Городецкий, В. И. Иванов, Г. И. Чулков, Л. Шестов, К. Эрберг и др. Под редакцией Чулкова они издавали альманах «Факелы» (СПб., 1906—1908 гг.) и сборник «Белые ночи» (СПб., 1907 г.).

Как видим, анархисты в годы первой революции почти не имели своих легальных органов, а заграничные и подпольные издания распространялись небольшими тиражами и не оказывали должного влияния на широкие массы.

Социал-демократы — меньшевики и большевики — в 1905— 1907 гг. по-прежнему действовали врозь, хотя на IV съезде РСДРП (апрель 1906 г.) состоялось их формальное объединение.

Меньшевики старались использовать все формы борьбы против самодержавия и буржуазии и самые различные виды нелегальных и легальных организаций. Широкая сеть печатных меньшевистских изданий, распространявшихся по всей России, способствовала привлечению на их сторону демократической интеллигенции, завоеванию большинства во многих Советах рабочих депутатов.

К концу 1905 г., когда революция достигла своего пика, многие меньшевики поверили в идею Троцкого-Парвуса о превращении российской смуты в мировую пролетарскую революцию. Издававшаяся в ноябре — начале декабря в Петербурге при участии возвратившихся из эмиграции Л. Мартова, Ф. Дана, А. Мартынова, а также Парвуса и Троцкого меньшевистская газета «Начало» прямо проповедовала идею перманентной революции, а Мартов откровенно признавался: «идейное влияние социал-демократии столь велико, что «захват власти» революционерами начинает казаться почти неизбежным».

Однако подавление вооруженных выступлений рабочих вызвало в рядах меньшевиков отрезвление от эйфории. Г. Плеханов, издававший с марта 1905 г. в Женеве непериодический орган «Дневник социал-демократа», писал в нем, что пролетариату в 1905 г. не следовало браться за оружие, что декабрьское вооруженное восстание было ошибкой [1906. № 3—4]. В отличие от большевиков, которые объявили бойкот выборам в I Государственную думу, меньшевики действовали по принципу: минимум бойкота, максимум участия.

Органы меньшевиков, выходившие один за другим с мая по июль 1906 г. в Петербурге — «Невская газета», «Курьер», «Голос труда» — рекомендовали своим сторонникам тактику «полубойкота» выборов, то есть участие в двух первых ее стадиях (избрание уполномоченных на предприятиях и выборщиков по рабочей курии) при отказе от проведения в Думу социал-демократических кандидатов. Они призывали поддержать на выборах кадетов, использовать избирательную кампанию в революционно-агитационных целях. Эти же идеи отстаивали «Правда» и «Современная жизнь» (1906—1907 гг.).

На дополнительных выборах меньшевики провели в I Думу 18 своих депутатов. Они провозгласили Думу центром антиправительственной оппозиции и рассматривали ее деятельность как важный инструмент воспитания масс, критики самодержавного строя и конструктивного диалога революционеров с либеральной буржуазией. В мае 1906 г. Плеханов опубликовал в «Курьере» письмо к рабочим, в котором призывал их отказаться от критики Думы и поддержать ее в борьбе с правительством. В серии «Писем о тактике и бестактности» он советовал не отталкивать буржуазию от революции, не кричать раньше времени о ее «измене» и поддерживать лозунг ответственного перед Думой правительства.

На Женевской конференции меньшевики поставили вопрос о содействии социал-демократов развитию профессионального движения, причем каждый рабочий — член РСДРП — обязан был одновременно вступить в профсоюз. Вопреки большевистскому желанию предельно политизировать профсоюзы, меньшевики говорили о «нейтральности» профсоюзов, о необходимости в рамках профессиональных организаций защищать, прежде всего, экономические интересы рабочих, сплачивать их независимо от партийной или фракционной принадлежности. Эту линию проводил еженедельный московский журнал меньшевиков «Рабочий союз» (1906 г.) под редакцией Н. К. Муравьева, «посвященный вопросам профсоюзного движения рабочих». В нем проводилась идея отказа от подпольной работы и выхода рабочего движения на легальные формы деятельности. Эту же «ликвидаторскую» политику проводили многочисленные двухнедельные издания профсоюзов, находившиеся под влиянием меньшевиков: «Печатный вестник» (1905—1906 гг.) — орган Союза рабочих печатного дела; «Рабочий по металлу» (1906 г.) — Союза металлистов; «Рабочий по коже», «Портной» и другие. За роспуск подпольных организаций выступал и еженедельный московский журнал «Наше дело» («Наша доля», «Дело жизни» (1906—1907 гг.)).

Еще летом 1905 года П. Б. Аксельрод выдвинул план проведения параллельно с официальными выборами в Государственную думу самочинных выборов в Народную думу, которая при благоприятных условиях могла превратиться в Учредительное собрание. Идею анархистов о проведении рабочего съезда до создания широкой рабочей партии развил Ю. Ларин (М. А. Лурье). Пропаганду этих меньшевистских концепций широко вели петербургские еженедельники «Отклики современности» (1906 г.) под редакцией А. В. Малышева, «Дело жизни» (1907 г.), «Народная газета» (1907 г.), «Наш мир» (1907 г.), «Привет» и др. Особую приверженность этим идеям демонстрировала ежедневная столичная газета «Русская жизнь» (январь—март 1907 г.), перешедшая в руки меньшевиков от левых кадетов с № 38. Здесь собрался весь цвет меньшевистских публицистов: П. Аксельрод, Ф. Дан, В. Засулич, Ст. Иванович, Н. Иорданский, В. Левицкий, Е. Маевский, П. Маслов, Л. Мартов, А. Мартынов, Г. Плеханов, А. Потресов и др. После приостановки газета продолжала выходить под названием «Народная дума» (мартапрель 1907 г.) под редакцией Ф. Гуревича и И. Клещикова.

Большую работу вели меньшевики в армии среди солдатских масс. Об этом свидетельствуют их газеты: «Голос солдата» (1905 г.) — орган центральной группы военно-революционной организации РСДРП; «Солдатский голос» (1906 г.) — орган военной организации московской группы РСДРП и аналогичная газета петербургской военной группы «Солдатский путь» (1906 г.). Все они издавались нелегально.

Центральным органом ЦК РСДРП была нелегальная газета «Социал- демократ» (сентябрь—ноябрь 1906 г.), фактически принадлежавшая меньшевикам. Они же издавали довольно много легальных и нелегальных органов печати в провинции, контролировали некоторые «Известия Совета рабочих депутатов». Тем самым меньшевики в 1905—1907 гг. внесли свой вклад в разложение самодержавия, в процесс демократизации общественно-политической жизни в России. При этом, в отличие от большевиков, они уделяли большое внимание проблеме консолидации и сотрудничества всех революционных и оппозиционных сил.

Большевики в соответствии с решением III съезда партии с 19 мая по 12 ноября 1905 г. издавали в Женеве центральный орган «Пролетарий» во главе с В. И. Лениным. В редколлегию входили также В. В. Боровский, А. В. Луначарский, и М. С. Ольминский. «Пролетарий» продолжал традиции «Искры» и «Вперед». Главной задачей газеты была пропаганда решений III съезда партии. Наряду с «руководящей» газетой в Москве в подпольной типографии тиражом 8000 экз. издавался в августе- октябре 1905 г. популярный орган ЦК «Рабочий». Редактором газеты был В. Л. Шанцер (Марат). В программу «Рабочего» входили руководящие статьи по текущей политике; хроника внутренней и иностранной жизни; сообщения ЦК; популярные статьи по вопросам партийной пропаганды, тактики и организации. Первым легальным органом большевиков стала большая ежедневная политическая и литературная газета «Новая жизнь» (27 октября — 3 декабря 1905 г.). Издателем ее был поэт-декадент Н. М. Минский, с которым М. Горький договорился о передаче политического и экономического отделов в руки большевистской редакции. В приложении к первому номеру была опубликована Программа РСДРП, принятая III съездом партии.

Помимо политических проблем, газета широко освещала вопросы литературы и искусства, печатала разнообразную информацию, судебную хронику и происшествия. В ней был опубликован цикл статей Горького «Заметки о мещанстве». С приездом Ленина в Россию газета, по его требованию, стала приобретать чисто политический характер, присущий центральному органу. 25 ноября (с № 21) рядом с заголовком стала обозначаться принадлежность органа — «Российская социал- демократическая рабочая партия» и лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь!». «Новая жизнь» стала фактически центральным органом партии.

Большую полемику в печати всех партий вызвала статья Ленина «Партийная организация и партийная литература». В этой статье Ленин отстаивал строгую партийность. «Литературное дело, — подчеркивал он, — должно стать частью общепролетарского дела... Газеты должны стать органами разных партийных организаций. Литераторы должны войти непременно в партийные организации» [ПСС. Т. 12. С. 101].

Из 27 номеров «Новой жизни» 15 были подвергнуты аресту. Дело первой легальной газеты большевиков продолжали другие издания, выходившие в условиях спада революции. С апреля 1906 г. одна за другой выходили легальные большевистские газеты «Волна», «Вперед» и «Эхо». Выступая в качестве центральных органов фракции большевиков, газеты не афишировали свою партийную принадлежность. Но об юо этом знали и читатели и власти. Из 56 номеров этих газет 30 были конфискованы, против редакции было возбуждено 12 судебных дел, а два редактора заключены в крепость. Три газеты по существу представляли единый орган со сменяющимися названиями. Газета вела активную антидумскую пропаганду: показывала кадетов как прислужников правительства; критиковала меньшевиков, выступавших за создание «ответственного думского министерства»; помогала «трудовикам» вести в Думе самостоятельную политику. Редакция постоянно подчеркивала, что народ не должен уповать на Думу, что коренные перемены в жизни трудящихся могут быть достигнуты только в результате их революционной борьбы.

В августе 1906 г. большевики возобновили выпуск нелегального центрального органа «Пролетарий» — сначала в Выборге, затем в Женеве и Париже. До конца ноября 1909 г. вышло 50 номеров газеты. Редактором газеты был В. И. Ленин. В редакцию входили И. Ф. Дубровин- ский, А. А. Богданов и др. Активными авторами были В. В. Боровский, А. В. Луначарский, В. Л. Шанцер, М. Ф. Владимирский, М. Н. Лядов, Н. А. Семашко и др. До поражения революции 1905—1907 гг. вышло 16 номеров. В то время, когда легальная пресса подвергалась цензурным и административно-полицейским гонениям и не имела возможности говорить обо всем прямо, находясь под постоянной угрозой конфискации, запрещения, судебных преследований — подпольный орган мог вести прямой и откровенный разговор с читателем о судьбах революции и участии в ней пролетариата.

Во второй половине 1905 г. большевиками было создано более 20 изданий местных партийных комитетов. Среди них выделялись московские газеты «Борьба» и «Вперед»; «Забайкальский рабочий» (Чита), «Кавказский рабочий листок» (Тифлис), «Рабочий» (Казань).

В 1906 — первой половине 1907 гг. большевиками было создано в общей сложности более 100 легальных и нелегальных газет и журналов. Большинство из них имели кратковременное существование (1—2 номера). На местах особенно усердствовала цензура, полиция и жандармы конфисковывали номера, запрещали выход газет, громили типографии, преследовали редакторов, издателей, авторов.

Среди изданий Петербургского комитета заметную роль играли журналы «Наша мысль» и «Вестник жизни», а также легальная газета студентов социал-демократов «Молодая Россия». Московский комитет с мая 1906 г. выпускал легальную газету «Светоч», которая, после ее закрытия, выходила под другими названиями — «Свободное слово», «Истина» (до марта 1907 г.). На Урале выходили «Уфимский рабочий» и «Рабочий» (Екатеринбург); в Поволжье самарские большевики издавали нелегальную газету «Борьба»; на Кавказе выходили «Бакинский пролетарий», «Коч-Девет» («Призыв») — на армянском и азербайджанском языках и «Кайц» («Искра») — на армянском, грузинском и азербайджанском языках.

Большевистская пропаганда в армии и на флоте велась с помощью специальной прессы для солдат: «Бюллетень Петербургской военной организации»; «Солдатская жизнь» и «Солдатская мысль» (1906 г.), «Солдатская жизнь» (1907 г.) выпускались московской военной организацией; множество газет этого типа выходило в Севастополе, Воронеже, Красноярске, Костроме, Екатеринославе и других городах.

Если меньшевики боролись за «нейтралитет» профсоюзов, то большевики ставили задачу политизации профессиональных организаций. Этому способствовали около 20 профессиональных газет и журналов, издаваемых большевиками. Такая же политика проводилась и в изданиях Советов рабочих депутатов, контролируемых большевиками.

В целом большевистская печать способствовала революционизации масс и призывала к продолжению революции.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>