Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Крах монархической прессы

4 марта Совет принял решение типографию «Сельского вестника» передать комитету журналистов, а на следующий день — запретить издание газет «Русское знамя», «Земщина», «Голос Руси», «Колокол», «Новое время» и «Маленькая газета». Правда, по требованию представителей общества редакторов и журналистов Совет рабочих депутатов 10 марта отменил свои запреты и объявил, что «все издания могут впредь выходить без предварительной санкции Исполнительного комитета».

Однако черносотенные союзы и их издания были единственной политической силой, которая представлялась Временному правительству враждебной и опасной. Их активно преследовали. В Петрограде все-таки были закрыты газеты «Русское знамя», «Земщина», «Гроза», «Колокол», конфискована типография «Союза русского народа» в Тучковой переулке. Редакция газеты «Земщина» была разгромлена. За агитацию против Временного правительства в начале марта 1917 г. была закрыта, опечатана и охранялась милиционерами типография «Двуглавый орел» в Киеве. Были проведены обыски у редактора «Земщины» С. К. Глинки-Янчевского, членов правой фракции IV Государственной думы, руководителей столичных и местных черносотенных организаций и вообще «у лиц, заподозренных в несочувствии революции».

Были арестованы многие деятели монархических союзов, среди них — редактор газеты «Земщина» С. К. Глинка-Янчевский, его сын, сотрудник этой же газеты, художник и автор газет «Русское знамя» и «Земщина» Л. Т. Злотников (писал статьи под псевдонимом «Зло»).

Большевик Д. О. Заславский вспоминал, как «редакции «Зем- щины»и «Русского знамени» были разгромлены толпой на общем основании с полицейскими участками и охранкой. Сотрудники попрятались, редакторы — Глинка из «Земщины», пресловутый Дубровин из «Русского знамени» — заблаговременно сбежали. Изловить удалось только издательницу «Русского знамени» Полубояринову. Ее водворили сначала на думские хоры, куда отводили изобличенных провокаторов и переодетых городовых. Дама она была боевая, бушевала, и перевели ее потом в «министерский павильон», где сидели под арестом сановники».

Редактор «Грозы» Н. Жеденов, пожалуй, один из немногих черносотенных лидеров и публицистов, который и после закрытия его газеты Временным правительством продолжал бороться. 26 марта 1917 г. после месячного перерыва «Гроза» вновь стала выходить подпольно. Жеденов набирал газету в своей квартире. Он призывал создать новый, независимый союз русского народа, на знамени которого будут начертаны два незыблемых начала: «Православие и Русь». «Пусть союз этот будет республиканским, если это нравится, — писал Жеденов, — но лишь бы объединился русский народ для отстаивания своего исконного достояния» [1917. 16 апреля]. Лозунг «Грозы» — «Православие и Русь» трансформировался в идею создания организации под названием «Святая Русь». «Гроза» призывала верующих и духовенство к проведению Церковного собора, предлагая своих депутатов. В своей оппозиции к Временному правительству редакция «Грозы» вслед за большевиками вела и антивоенную пропаганду. В ночь на 15 июля 1917 г. Н. Н. Жеденов был арестован по делу о монархической организации «Святая Русь». В Крестах он и встретился со своим идейным соперником — редактором обновленческой «Земщины» С. К. Глинкой-Янчевским.

Издания Союза имени Михаила Архангела, также подвергались гонениям. В. А. Михайловский записал в дневнике от 7 мая 1917 г.: «Временное правительство не смеет запретить Ленину сеять смуту анархии, и в то же время запрещает печатать письмо Пуришкевича, в котором Совет рабочих обвиняется во многих преступлениях. И это называется свободой слова и печати? Был произвол справа — теперь слева». Правда, В. М. Пуришкевич издавал в это время в Петербурге газету «Народный трибун» и выпускал отдельными изданиями собственные произведения, но противодействие со стороны Советов и общественных комитетов действительно было большое. Лидер умеренных черносотенцев Н. Е. Марков, оценивая Февральскую революцию 1917 г. и участие в ней либералов всех мастей, писал: «Тут за дело взялись не бомбометатели из еврейского Бунда, не изуверы социальных вымыслов, не поносители чести русской армии Якубзоны, а самые заправские российские помещики, богатейшие купцы, чиновники, адвокаты, инженеры, священники, князья, графы, камергеры и всех российских орденов кавалеры».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>