Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Журналистика в политической борьбе социалистических партий

С первых дней Февральской революции в печати России четко обозначились три тенденции. Первую выражала буржуазная журналистика. Она считала революцию завершенной и провозглашала дальнейший конституционный путь развития страны. Но при этом обходила стороной пути решения самых насущных вопросов, волновавших массы: о войне, мире, труде, земле. Буржуазная пресса, в том числе и кадетская, выступала за продолжение войны и совместные действия с союзниками.

Вторая тенденция была связана с деятельностью печати меньшевиков, эсеров, анархистов — основной части социалистической журналистики. Она призывала к сотрудничеству с Временным правительством за предотвращение возможных путей наступления на демократические свободы. Журналистика этих социалистических партий выражала недоверие большевикам, несогласие с их политикой, преследовавшей цель установления диктатуры пролетариата.

Третью тенденцию выражала большевистская пресса. Она отстаивала идею перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, критиковала социалистические партии за их несогласие с платформой большевиков, обвиняла меньшевиков и эсеров в примиренчестве, соглашательстве с Временным правительством.

Знакомство с газетной периодикой весны и лета 1917 г. не оставляет сомнений в том, что журналистика России испытывала серьезные противоречия. Все более непримиримыми они становились между изданиями большевиков и других социалистических партий. Уже в первом номере возобновившейся «Правды» содержатся категорические требования к Советам и другим демократическим силам не оказывать никакой поддержки Временному правительству, которое продолжает вести войну, не решает назревших социальных проблем, встало на путь завершения революции. Однако в марте, когда на короткое время ведущую роль в газете занял Л. Каменев, в ее позиции произошли серьезные изменения. Каменев осуществил правку и сокращение присланных Лениным из-за рубежа «Писем издалека», убрав из них места, связанные с отношением к Временному правительству, и опубликовал в «Правде» свои статьи «Временное правительство и революционная социал-демократия» и «Без тайной дипломатии». В первой из них он заявил о необходимости условной поддержки Временного правительства постольку, поскольку оно борется с реакцией и контрреволюцией. Во второй он одобрял позицию меньшевиков и эсеров в отношении того, что лозунг «Долой войну!» устарел. Каменев предлагал не превращать военных действий без согласования с союзниками. Позиция Каменева и «Правды» в мартовские дни 1917 г. была единственной попыткой поиска путей для установления блока большевиков с другими социалистическими партиями.

С возвращением Ленина в Россию в начале апреля 1917 г. «Правда» и другие большевистские издания настойчиво повели линию, все дальше уводившую их от позиций всех других социалистических партий. Расхождения были не только в отношении к Временному правительству, но и во взглядах на мирное перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, передачу всей власти Советам, провозглашенных Лениным в «Апрельских тезисах». Бескомпромиссными оставались большевики и к кризисам Временного правительства в вопросе создания коалиционного правительства с участием представителей всех социалистических партий.

Несовместимость взглядов социалистической журналистики в вопросах стратегии и тактики революции определила отношение большевистской прессы к буржуазной и, по выражению Ленина, «соглашательской» прессе меньшевиков и эсеров. Сближение позиций этих партий привело к созданию совместных изданий «Искра» и «Голос солдата».

Будучи непримиримым к инакомыслию, Ленин опубликовал в «Правде» несколько статей, отражавших его резко отрицательное отношение к действиям меньшевиков и эсеров и выступлениям их газет. Так, в апреле 1917 г. появились его статьи «Один из коренных вопросов», «Церетели и классовая борьба» и др., в которых он заявил о том, что политика эсеров и меньшевиков представляет собой политику прислужничества буржуазии, а Плеханова и его сторонников называл «социал-шовинистами», обвиняя в отступничестве от идей революции и смыкании с кадетами. Плеханов же, вопреки Ленину, не без оснований утверждал, что пролетариат и крестьянство не готовы к управлению государством, а поэтому не должны брать политическую власть в свои руки. Исключительный интерес в этой связи представляют плехановские публикации в газетах «Единство» и «Наше единство», объединенные затем в цикл «Год на Родине».

Во многом созвучны с утверждениями Плеханова и рассуждения М. Горького в серии статей «Несвоевременные мысли». Первая из них появилась в газете «Новая жизнь» в апреле 1917 г. Статьи- размышления Горького представляют собой своеобразную летопись революции: от Февраля к Октябрю. В «Несвоевременных мыслях» Горький утверждал, что в современных условиях России социалистическая революция преждевременна, гибельна для рабочего класса и передовой интеллигенции. Горький не соглашался с теми, кто путь к возрождению видел в перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. В этом споре главным оппонентом М. Горького был В. Ленин. Противоречия в их взглядах не уводили писателя от революции, а, наоборот, вели к более реалистическому пониманию ее задач и возможностей.

С первых дней революции противоборство двух тенденций в социалистическом движении России выражали «Правда» и «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов». «Известия» резко полемизировали с «Правдой», которая в свою очередь обвиняла редакцию «Известий» в предательстве интересов революции. В августе 1917 г. с образованием Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов «Известия» становятся органом ЦИК и переходят в руки большевиков.

Антивоенная, пораженческая пропаганда большевиков в «Правде» и «Социал-демократе» действовала разлагающе на солдатские и рабочие массы. М. С Ольминский на страницах «Социал-демократа» в статье «Хищники» писал, что война нужна в первую очередь буржуазии. 53 русских акционерных коммерческих банка за 10 месяцев 1916 г., подчеркивал он, получили 190 млн руб. прибыли. «Вот кому нужна война! Вот одна из причин современной дороговизны», — отмечал большевистский публицист. Действия Временного правительства он оценивал как политику не только захвата чужих земель, но и «запугивания своих народов», политику «борьбы против революции». Опровергая распространяемые буржуазными газетами утверждения о том, что рабочие, требуя 8-часового рабочего дня, хотят легкой жизни и т. д., «Правда» организовала встречи фронтовиков на фабриках и заводах, доказывая обратное.

Издателям большевистских газет приходилось преодолевать большие материальные затруднения, сопротивление противостоящих им сил при распространении своих газет. Газета московских большевиков «Социал-демократ», начавшая выходить с 7 марта, уже в апреле испытывала недостаток бумаги и обращалась поэтому поводу к своим сторонникам: «Необходимо настоять перед Советом рабочих и солдатских депутатов, чтобы бумага распределялась равномерно между всеми газетами, так как только тогда будет осуществлена свобода печати». В редакционной статье «Цензура в «свободной» России» сообщалось, что «газета революционных социал-демократов преследуется и часто изымается из обращения».

Лозунги большевиков приобретали все большее признание в массах и становились руководством к их действиям. Им противостояла колоссальная мощь огромного числа печатных органов от «Вестника Временного правительства» до изданий меньшевиков и плехановцев. «Русское слово» в заметке под рубрикой «Печать» писало о «Социал-демократе»: «Лозунги этой газеты так беззастенчивы, а политическая безграмотность настолько очевидна...» [14 марта]. «Теперь каждый ответственен за всякое слово, за всякое действие, за газетную статью, за митинговую или кулуарную речь. Все переходит в дело...», — писал И. Жилкин, обозреватель «Русского слова», в статье «Большевики» [30 марта]. «Не станем на скользкий путь перебранки, — призывал он в статье «Печатное слово». — Великое, громадное, завидное и ответственное дело берет на себя левая рабочая и крестьянская печать... Ее будут ранее всего слушать доверчивые УШИ. На нее ложится серьезнейший долг воспитывать массу населения, начиная с первых шагов гражданственности... Можно ли бросать в раскрытое народное сердце неосторожное слово неправды и неблагодарности?» [14 апреля]. «Громче всех кричащие большевики кажутся главными, — продолжал обозреватель. — Еще вчера левой рабочей печати в России не существовало. Напряженные годы борьбы за свой народ выносила исключительно на себе либеральная, демократическая печать. И вот ныне с первых же своих шагов левая печать учит доверчивых рабочих, крестьян и солдатскую массу черной неблагодарности, обзывая все либерально-демократические газеты «буржуазными» и даже «погромными».

Кадетская «Речь» отмечала: «Характер и смысл большевистской пропаганды все определенней выясняется. Даже и социал- демократическая печать все суровее начинает относиться к этой проповеди анархии и гражданской войны» [21 апреля]. Как только не изображали большевиков и их вождя В. И. Ленина, какими только эпитетами не награждали — фанатики, утописты, бандиты и т. д. Бредом назвал Г. В. Плеханов «Апрельские тезисы» В. И. Ленина. «Клеветничество и демагогия — обычное оружие «Правды». Иначе она писать не может», — писал центральный орган меньшевиков «Рабочая газета». «Ленин, — утверждала она, — становится опасным анархистом»... Советы «не выдерживают ни малейшей критики, как настоящие учреждения». Сатирические журналы оставили свои издевательские публикации над царем и его семьей, министрами, Г. Распутиным и всю свою критическую изобретательность опрокинули на «Правду» и большевиков. В. И. Ленина называли немецким шпионом. В фельетоне «Нового Сатирикона», опубликованном в июне 1917 г., Аверченко писал: «Мы, сатириконцы, заслужили право говорить с любым правительством резким прямым языком, заслужили тем, что до революции с заткнутым ртом и связанными руками все-таки кричали девять лет о русских безобразиях и не боялись ни конфискаций, ни арестов, ни лишения нас свободы. Так неужели мы теперь побоимся исполнить свой гражданский долг и бросить в лицо Временному правительству и Исполнительному Комитету С. Р. и С. депутатов простые человеческие слова?

Стыдитесь! Вам народ вручил власть — но во что вы ее превратили! Всякий хам, всякий мерзавец топчет ногами русское достоинство и русскую честь — что вы делаете для того, чтобы прекратить это?! Вы боитесь, как черт ладана, насилия над врагами порядка, над чертовой анархией, так знайте, что эта анархия не боится насилия над вами, и она сама пожрет вас».

О «Правде» писали, что она финансируется на германские деньги, хотя на ее страницах постоянно печатались отчеты о собранных среди рабочих и солдат пожертвованиях. Как было подсчитано по опубликованным и сохранившимся в архивах отчетам, лишь за март—июнь 1917 г. на «Правду» поступило 445 750 руб. сборов, в то время как на центральный орган эсеров «Дело народа» — 191 500, а на меньшевистскую «Рабочую газету» — 48 500.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>