Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Русская журналистика утверждается за рубежом

В начале 20-х годов в нашей стране развивался своеобразный историко-публицистический процесс. После Гражданской войны образовались как бы две России: советская и зарубежная. Относительная либерализация жизни в Советской России позволила установить в годы нэпа духовную связь между метрополией и эмиграцией. Русское зарубежье имело в 20-е годы многообразную газетно-журнальную периодику. В ней представлено все богатство далеко еще не изученного отечественного публицистического наследия.

В июле 1921 г. за границей — в Праге — русские эмигранты издали сборник «Смена вех», а затем под таким же названием стал выходить журнал. Позиция его была далеко не однозначной. Но совершенно четко просматривалась его лояльность к Советской власти. Он не призывал к свержению существовавшего в России строя, не вел контрреволюционной пропаганды. Напротив, на его страницах то и дело мелькали фразы о «признании революции», о «мире с народом». Вместе с тем журнал последовательно проводил линию на «деидеологизацию» советского общества, видя в частнособственническом предпринимательстве своего союзника. «Смена вех» декларировала возможность преодоления большевистской революции изнутри.

Среди авторов статей — Н. Устрялов, Ю. Ключников, С. Лукьянов, Ю. Потехин, А. Бобрищев-Пушкин, в недалеком прошлом связанные с белым движением. Устрялов даже служил при правительстве Колчака.

Политическую платформу сменовеховства четко сформулировал С. Чахонин в статье «В Каноссу!». Он, обращаясь к русской эмиграции, призывал ее пойти к Советской власти, предварительно покаявшись, а на Родине заняться просвещением народа, участвовать в экономическом восстановлении России. Но покаянное возвращение в «Каноссу» провозглашалось одновременно как шаг к «преодолению» большевизма. Разрушение его, по мнению автора, уже началось в самой России и будет продолжаться как историческая необходимость.

Развивая эту мысль дальше, Н. Устрялов в нэпе усматривал перспективу победы буржуазного начала над коммунистическим, «поход в Каноссу» он представлял как один из вариантов тактики разрушения советского строя и большевизма изнутри. Еще дальше пошел Ю. Ключников. Он утверждал, что революция идет к своему завершению, что «почва большевизма» в России исчезла и начинается новый, эволюционный путь развития революции.

Лояльные по отношению к Советскому государству позиции занимало и другое сменовеховское издание — «Исход к Востоку», вышедшее в Софии в 1921 г. почти одновременно со «Сменой вех». Правда, этот сборник общественно-политических статей содержал необычный подзаголовок: «Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев». Авторы статей Н. Трубецкой, Г. Флоровский, П. Савицкий, П. Сувчин- ский выступали с обоснованием теории «евразийства». Они исходили из того, что «русские люди... суть ни европейцы, ни азиаты». Именно эти качества и определяют их общественную психологию. А Евразия не дает приоритета ни Европе, ни Азии. Приоритетным становится «третий мир», но доминантой в нем все же будет Европа. В будущем же лишь Россия станет основной движущей силой общечеловеческого культурного развития.

У сторонников евразийства были весьма противоречивые чувства к большевикам: выражая им признательность за то, что они подняли русский народ против самодержавия, евразийцы считали их идеологию, их власть обреченной, поскольку ей было чуждо достояние «евразийской» России. Двойственность взглядов евразийцев радикально отличала их от всех других течений эмиграции. По этой причине пресса русского зарубежья выражала глубокую враждебность евразийству и видела в нем капитулянтство перед большевистской властью.

Идеи евразийства не нашли своих сторонников ни в среде русской эмиграции, ни на страницах печати русского зарубежья. Правда, во второй половине 20-х годов близкую к ним позицию занял журнал «Версты». Выходил он в Париже в 1926—1927 гг. под редакцией князя Д. Святополка-Мирского и С. Эфрона.

Лояльное направление в журналистике русского зарубежья объединяло сменовеховскую прессу: ежедневные газеты «Новости жизни», «Новый путь», «Путь» и центральные издания — журнал «Смена вех», «Исход к Востоку» и газету «Накануне». Некоторые из них получили распространение в РСФСР.

В 1922 г. в Праге вышел еженедельный журнал «Воля России», который вскоре был реорганизован в двухнедельник, а с 1924 г. стал ежемесячным журналом политики и культуры. Его редактировали В. Лебедев, М. Слоним, В. Сухомлин.

Оказавшиеся на чужбине участники прошедших трагических событий по-разному оценивали и идеалы белого движения, и оправданность жертв, и отношение к новой России, и свое положение эмигранта. Разброс мнений был велик: от отказа продолжать «дело белое» до продолжения вооруженной войны с Советской Россией с помощью иностранных государств. Именно эта часть эмиграции чрезвычайно враждебно встретила политическую программу журнала, полагавшую, что пора отказаться от надежд на вооруженное свержение Советской власти, что следует смириться с международным признанием Советской России.

Свою позицию «Воля России» определила достаточно конкретно: «Твердо помня о своеобразии русской истории, о, социальных и психологических особенностях русского народа, мы высказываемся, однако, против всякой национальной обособленности и верим, что будущее нашей страны лежит на путях связи с мировой культурой. Наше мировоззрение основано на глубоком уважении к человеческой личности и на моральном, а не только экономическом и социальном истолковании социализма, причем социалистическое строительство для нас немыслимо без самодеятельности и творчества масс». Журнал заявлял, что он последовательно и неуклонно будет защищать «демократический социализм против большевистской диктатуры и коммунистических искажений», что он не намерен заниматься лишь критикой большевистского режима.

Свою задачу журнал видел в том, чтобы стать «лицом к России», то есть изучить процессы, которые происходят внутри большевистского государства. Журнал считал своим долгом знакомить зарубежного читателя с советской литературой и подвергать огласке факты ее преследования со стороны советской цензуры и правоохранительных органов.

В журнале «Воля России» в 1922—1926 гг. публиковались К. Бальмонт, С. Маковский, М. Зайцев, М. Осоргин, С. Юшкевич, В. Ходасевич, М. Цветаева, приезжавшие из России писатели А. Белый, В. Шкловский и др. Особое место в журнале занял А. Ремизов. Став постоянным сотрудником «Воли России», он опубликовал здесь роман «С огненной пастью», главы из книг «Ров львиный», «Взвихренная Русь», повесть «Учитель музыки».

Из-за финансовых затруднений издание журнала было перенесено в Париж, но поправить материальное положение так и не удалось. В 1932 г. журнал прекратил свое существование.

Расширявшиеся масштабы нэпа к середине 20-х годов привели к эволюции в среде сменовеховцев. Их патриотизм, вера в Россию создали предпосылки к расколу в течении. Левая его часть постепенно слилась с идеологией «спецов» в Советской России. Правая, сохраняя веру в Россию, надеялась на ее эволюционное развитие.

Основным центром русской эмиграции стал Париж. Еще в 1920 г. здесь был создан Союз русских литераторов и журналистов, председателем которого был избран И. Бунин. Среди первых вышедших в Париже периодических изданий, пользовавшихся авторитетом среди русского зарубежья, стала газета «Последние новости». В ней принимали участие И. Бунин, Н. Тэффи, А. Толстой.

Очень скоро эмигрантская среда стала воспринимать «Последние новости» как свою центральную газету. Начав выходить в апреле 1920 г., она просуществовала довольно долго — до 1940 г., когда Париж был оккупирован войсками фашистской Германии. С 1921 г. издание газеты находилось в руках П. Милюкова и его единомышленников, что и определило ее политическое направление. Вокруг газеты группировалось либерально-демократическое крыло русской интеллигенции, выражавшее умеренное направление печати русского зарубежья.«Последние новости» проводили идейные, программные и тактические установки П. Милюкова, призывавшего извлечь уроки из поражения белых армий. В прошлом один из организаторов партии кадетов, член ее ЦК, редактор газеты «Речь», П. Милюков был сторонником объединения левых кадетов с правыми эсерами. Видный историк и один из вождей партии «Новой свободы», он во время эмиграции стал автором известных трудов по истории Февральской и Октябрьской революций, которые публиковались в основном в «Последних новостях».

П. Милюков, выступая на страницах этого журнала, предлагал перенести в Россию западноевропейские формы и порядки государственного управления, полагая неправыми тех, кто заявлял об ее «особом пути». Будучи в эмиграции, П. Милюков продолжал сохранять свою принадлежность к оппозиционным кругам несоциалистического типа. В своих статьях и речах он не одобрял Русский совет и его реваншистские устремления, настороженно относился к военной организации, созданной П. Врангелем.

Платформу умеренного крыла русской эмиграции поддерживал и еженедельник «Дни».

В русской зарубежной периодике особое место занимали литературно-художественные журналы. В их числе журнал «Грядущая Россия», увидевший свет в Париже в 1920 г. Финансировал издание промышленник В. Денисов. Имена известных литераторов, редакторов журнала — М. Алданова, А. Толстого — должны были принести ему успех. В числе редакторов был и Н. Чайковский, бывший глава Архангельского правительства.

В журнале «Грядущая Россия» появились первые главы романа А. Толстого «Хождение по мукам», М. Алданов начал печатать повесть «Огонь и дым», под псевдонимом В. Сирин публиковал свои стихи В. Набоков. В журнале участвовали Н. Минский, Н. Тэффи, П. Боборыкин, Г. Струве, но журнал не собрал подписчиков и на втором номере был закрыт.

Желание иметь свой журнал не покидало российских литераторов. За его создание взялась партия социалистов-революционеров. В однопартийную редакцию вошли Н. Авксентьев, М. Вишняк, А. Гуковский, В. Руднев. Их усилиями в 1920 г. в Париже был выпущен первый номер ежемесячного литературного журнала «Современные записки». Именно ему суждено было стать основным общественно-политическим изданием русского зарубежья, обстоятельно отразившим жизнь русской литературной эмиграции.

В «Заявлении «От редакции», опубликованном в первом номере, особенно отмечалась «надпартийная» позиция «Современных записок», главной целью которых являлось служение интересам русской культуры.

В семидесяти книжках «Современных записок», вышедших с 1920 по 1940 гг., собрано основное литературное наследие выдающихся представителей русской культуры, покинувших Родину после Октября 1917 г. Среди публикаций журнала немало литературных произведений И. Бунина, А. Куприна, В. Ходасевича. В семи первых номерах печатался роман А. Толстого «Хождение по мукам» (до его отъезда в 1923 г. в СССР). В разделе публицистики под рубрикой «На Родине» публиковались очерки М. Вишняка и статьи А. Гуковского.

В 1922—1923 гг. после высылки из Советского Союза большой группы ученых, философов, литераторов на страницах «Современных записок» публиковались статьи Н. Бердяева, С. Мельгунова, М. Осоргина, Ф. Степуна и др.

Газетно-журнальная периодика русского зарубежья становилась все более многообразной, заметен был и ее количественный рост. По данным издательства «ИМКА-пресс», уже в 1920 г. за рубежом выходило 130 русских газет. В 1921 г. их стало 242, а в 1922 г. — более 350. Это были издания, рассчитанные на самую различную аудиторию: общественно-политические, религиозно-философские, женские, юношеские, для военных, для людей, придерживавшихся различных политических взглядов и убеждений. Были издания для верующих, для читателей различной степени подготовленности и разных духовных и эстетических запросов.

Одним словом, периодическая печать русского зарубежья строилась как система, отвечавшая на запросы разнохарактерной по своей сути русской диаспоры, численность которой достигла примерно четырех миллионов человек.

Определенной читательской аудитории предназначался и ежемесячный литературно-политический журнал «Русская мысль». Вышедший в начале 1921 г. в Софии, он, как и печатный орган монархистов «Двуглавый орел», представлял собой издание «национального возрождения» России. Выразителем политической и культурной национальной мысли стал П. Струве, возглавивший «Русскую мысль». Один из лидеров партии кадетов, он и в новых исторических условиях оставался верным себе. Политическая платформа организованного им в зарубежье журнала практически отражала платформу партии конституционных демократов.

Открывался журнал «Обращением к старым и новым читателям», в котором П. Струве не жалел стилистических красот в характеристике русской революции как разрушающей стихии.

В 1922 г. издание «Русской мысли» было перенесено в Прагу, а спустя некоторое время — в Париж. Здесь он издавался до 1924 г. В течение трех лет журнал не выходил, в 1927 г. была попытка возобновить издание «Русской мысли», но удалось выпустить только один номер: не было материальных средств.

В 1925 г. увидела свет ежедневная газета «Возрождение», сразу же занявшая консервативные позиции. Основанная известным нефтепромышленником А. Гукасовым и редактируемая П. Струве, она пропагандировала идеалы белого движения, идеи созданного П. Врангелем «Российского общественного союза». На страницах газеты велись дискуссии, вырабатывалась политическая и государственная идеология будущей России.

Огромный резонанс в эмигрантской среде вызвала статья И. Ильина «Республика-монархия», в которой содержалось немало острых замечаний относительно «затасканных, стершихся и выветрившихся политических понятий» и республиканцев, и монархистов.

На страницах «Возрождения» постоянно публиковались А. Куприн, Д. Мережковский, Н. Тэффи, В. Ходасевич, который вел литературнокритический раздел. Активно сотрудничал в газете И. Бунин. Он вел под разными заголовками регулярную политическую и литературную рубрику («Записная книжка», «Своими путями», «Верста»).

Вторым после Парижа литературным центром русской эмиграции был Берлин. С начала 20-х годов, после признание Веймарской республикой Советской России, в Берлине возник ряд издательских товариществ, которые публиковали произведения и советских авторов и писателей-эмигрантов. Крупнейшими из таких предприятий стали издательства 3. Гржебина, И. Ладыжникова. Свою деятельность они ориентировали на советский рынок, но многого достичь в этом стремлении не удалось.

Знаменательным событием в литературной и публицистической жизни Берлина начала 20-х годов стало издание задуманного М. Горьким журнала «Беседа». По замыслу его создателей журнал должен был распространяться на Западе и в России. В течение 1923—1925 гг. вышло всего семь номеров «Беседы». С тем, чтобы «восстановить связь между русской и западноевропейской интеллигенцией», в журнале участвовали А. Белый и В. Ходасевич. К сожалению, журнал не был допущен в советскую страну и вскоре прекратил свое существование.

Широким был спектр выходившей в Берлине в 1921—1923 гг. русскоязычной периодики. Издавались эмигрантские газеты различных направлений: эсеровские «Дни», кадетская ежедневная газета «Руль», монархическая «Грядущая Россия», выходили просоветские газеты «Новый мир», сменовеховская «Накануне», а также ряд журналов — критико-библиографический «Русская книга» (с 1922 г. — «Новая русская книга»), «Эпопея» и др.

В 1920 г. в Берлине был создан Союз русских журналистов и писателей в Германии. Председателем Союза был избран главный редактор «Руля» И. Гессен, умеренная позиция которого во многом способствовала относительному единству русской литературной эмиграции в Берлине.

Для таких изданий общедемократического направления, как ежедневная газета И. Гессена и В. Набокова «Руль», журнал Вл. Бурцева «Общее дело», главными стала тема родины, России и самое терпимое отношение к тому, что там происходит.

Что касается изданий социалистических партий, прежде всего меньшевистской и эсеровской периодики — журнала «Заря», газет «Знамя борьбы», «Революционная Россия», «Социалистический вестник», то их главной темой была борьба с большевистским наследием. Нэп стимулировал оживление различного рода философских воззрений и политических течений в стране.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>