Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Меры по преодолению кризиса советской печати

В условиях либерализации советского режима стали возможны новые подходы к расширению газетно-журнального рынка. Предпринимались попытки организации изданий сменовеховской литературы в Советской России. В 1922 г. вышли журналы «Новая Россия», «Россия», «Экономист», «Экономическое возрождение». Возрождающимся типом деловой газеты стал «Листок объявлений», финансируемый группой московских нэпманов. Однако предвзятое отношение властей, и в частности Ленина, к их содержанию, направлению привело к закрытию не большевистских изданий.

Усиление воздействия инакомыслия проявилось и в стремлении некоторых журналистов проникнуть в редакции советских газет с тем, чтобы использовать их как трибуну для изложения своих взглядов. Такие факты, в частности, имели место в газете «Сельскохозяйственная жизнь» (орган Наркомзема), несколько сотрудников которой выступили со статьями против директивы ВЦИК и СНК «Об едином налоге на предметы сельского хозяйства на 1922—1923 гг.». После обсуждения позиции газеты на заседании ЦК издание ее с 1 июля 1922 г. было прекращено.

В обстановке оживления частного предпринимательства, выхода сменовеховской литературы и изданий деловых людей возрождение идеи свободы печати было вполне естественным. Один из руководителей Пермской партийной организации, Г. Мясников, выдвигая вполне доброжелательную идею борьбы с недостатками, имевшимися в советском обществе, высказывал мысль о предоставлении свободы печати для всех партий — от анархистов до монархистов включительно.

Однако позиция руководства РКП (б) в понимании лозунга свободы печати в условиях пролетарской диктатуры оставалась неизменной. Отвечая на статью «Больные вопросы», а также в письме, адресованном Мясникову, В. Ленин утверждал, что лозунг свободы печати в обществе, где пролетарская власть еще не окрепла, направлен на содействие реакционным устремлениям контрреволюционных сил. Он предоставляет буржуазии возможность использовать политический организационный потенциал оппозиционной печати для реставрации старого строя.

В тяжелую пору кризиса печати сумела выстоять газета «Экономическая жизнь». С 1 сентября 1921 г. она стала органом Совета Труда и Обороны (СТО) и обрела новые права и полномочия. Предпринятый шаг стал завершением сложного процесса преобразования газеты в важный орган хозяйственного управления.

В последующие годы произошли коренные изменения в характере и содержании «Экономической жизни». Деловитость, наступатель- ность, директивный тон, настойчивое проведение партийных решений, требовательность к исполнительской дисциплине позволили ей войти в структуру административного управления. Высоко отзываясь о газете, ЦК ВКП (б) в своем приветствии в честь ее десятилетнего юбилея отмечал: ««Экономическая газета» уже стала той газетой, без которой не может работать ни один руководитель социалистического хозяйства...».

Суровые требования нэпа коснулись и газеты «Беднота», но она сумела выстоять благодаря удачно найденным организационномассовым формам работы с читателями.

Для преодоления кризиса печати, имевшего многообразные формы проявления, требовались комплексные меры. Среди них главное место заняла материальная помощь прессе. С 1923 г. финансирование местной печати начинает осуществляться из республиканского, областного, губернского бюджетов. Центральная печать финансировалась из государственного бюджета.

Материальная помощь государства могла принести желаемые результаты в сочетании с доходами от подписки на периодические издания. Но желающих выписывать газеты и журналы почти не было. В мае 1924 г. XIII съезд РКП (б) принял директиву, согласно которой местные партийные органы и редакции газет должны были принять меры к тому, чтобы каждый коммунист стал подписчиком партийной газеты, а на каждые 10 крестьянских дворов была выписана одна массовая крестьянская газета. При этом имелась в виду не только «Беднота», но и увидевшая свет в конце ноября 1923 г. «Крестьянская газета», на которую возлагались особые надежды. В условиях, когда нэп набирала обороты, а кризис печати шел на убыль, возникала необходимость в массовом издании, которое бы в доступной форме помогало малограмотному деревенскому населению правильно ориентироваться в новых условиях хозяйствования. И газета сразу же приняла нужные ориентиры. Ее волновали буквально все вопросы крестьянской жизни: проблемы землеустройства, землепользования, агротехники; она помогала крестьянину советами, вела с ним активную переписку. При редакции имелся свой юрист, свой агроном, которые консультировали читателей, отвечали на их вопросы.

Второй важной мерой стало обеспечение печати кадрами. С этой целью прием в Государственный институт журналистики увеличился почти вдвое. Возвратилась в редакции большая группа журналистов, ушедших на партийную и хозяйственную работу. Кроме того, из сферы общественной и хозяйственной деятельности в редакции газет и журналов направлялись люди, проявившие склонность к журналистике.

Нэп позволил правительству направить значительные ассигнования на укрепление полиграфической базы. Реконструируются десятки типографий, они обеспечиваются новым оборудованием, шрифтами, краской, бумагой.

Принятые меры привели к тому, что к апрелю 1923 г. положение печати несколько стабилизировалось. В стране к этому времени выходило около 530 газет, разовый тираж которых составил около 2 млн экз. Кризис остался позади, более того, обозначился рост печати. Так, создается газета «Батрак» — для деревенского пролетариата, в 1922 г. вышла «Рабочая газета». Это был массовый орган, рассчитанный на широкую рабочую читательскую аудиторию. «Рабочая газета» несколько месяцев выходила под названием «Рабочий». Газета полностью отражала свое название. Ведущее место в ней, как и в «Коммунаре» и «Труде», занимали материалы отделов «Рабочая жизнь», «Рабочий быт» и другие, отражавшие вопросы, волновавшие трудовые коллективы.

Создавая массовую всероссийскую рабочую газету, редакция делала все от нее зависящее, чтобы получить самую активную поддержку читателей-рабочих. Для укрепления связей с ними была учреждена специальная редакция, в состав которой вошли избранные на общегородских собраниях представители от крупных промышленных предприятий. О росте популярности газеты можно судить по редакционной почте: ежедневно она приносила 400—500 читательских писем. Найдя своего читателя и повседневно укрепляя с ним связи, редакция «Рабочей газеты» проводила собрания и конференции с отчетами о своей работе, печатала «Задания читателям», публиковала критические высказывания в адрес газеты. Заметно способствовали притоку читателей и проводимые редакцией анкетирования.

Заинтересованная в расширении связей с рабочей средой редакция «Рабочей газеты» наладила выпуск многих журналов как приложений к газете. В их числе «Крокодил», «Работница», ежемесячный научно- популярный журнал «Хочу все знать», ежемесячный детский журнал «Мурзилка», еженедельный иллюстрированный журнал «Экран», «Листок рабкора» и др.

Большой популярностью среди транспортных рабочих пользовался «Гудок». Читателей газеты привлекала лаконичность выступлений, простота изложения событий, доходчивый, живой язык. Рифмованные заголовки («У Савки в лавке», «Операции кооперации», «Накупишь на кукиш»), стихотворные фельетоны Зубило (псевдоним Ю. Олеши), материалы рубрики «Рабочий фельетон» создавали предпосылки для появления в «Гудке» сатирического отдела. Успех ему смогли принести молодые талантливые публицисты и поэты, работавшие в газете и активно сотрудничавшие с ней: И. Ильф, Е. Петров, М. Кольцов, В. Катаев, К. Паустовский, А. Безыменский, Э. Багрицкий, С. Маршак и др. Именно они стали создателями отдела «Рабочей жизни», или знаменитой «четвертой полосы «Гудка»», получавшей очень скоро широкое признание.

Первые фельетоны Ильи Ильфа (псевдоним Ильи Файзильберга) появились в «Гудке» в 1923 г. Они носили целенаправленный характер и подвергали осмеянию бесхозяйственность, гримасы нэпа, различного рода бюрократические проявления. Лаконичные заголовки — «Банкир- бузотер», «Новый дворец», «Диспуты украшают жизнь» и т. д., отражавшие суть проблемы, сравнения, точные и неожиданные эпитеты, сопоставления позволяли автору полностью выразить в избранном им жанре свою сатирическую мысль.

Острый комический сюжет, остроумное осмеяние порока были характерны для фельетонов Сатирика Саббакина и Оливера Твиста (псевдонимы Валентина Катаева). Евгений Петров (псевдоним Евгения Катаева) избрал предметом сатиры мещанство, человеческие пороки («День мадам Белополянкиной», «Энтузиаст», «Его авторитет» и др.), самые нелепые случаи жизни, вызывавшие своей абсурдностью смех у читателя: «Гусь и украденные доски», «Беспокойная ночь» и т. д.

Четвертая полоса «Гудка» заложила фундамент школы советского фельетона, стала колыбелью сатирического таланта многих выдающихся писателей и публицистов страны.

В 1922—1923 гг. продолжался процесс дальнейшего развития национальной печати. В этот период возрастает количество газет, выходящих на национальных языках. Особый рост получает республиканская периодика. Здесь начинается процесс дифференциации печати: появляются первые издания для крестьян, молодежи, работников народного образования.

К концу 1923 г. советская периодика все заметнее преодолевала тяжелые последствия кризиса, в котором она оказалась. Более стабильным становилось и положение столичных изданий, что повлияло на решение МК партии и Моссовета создать свою вечернюю газету. Ее редактором был утвержден Б. Волин, одновременно остававшийся и редактором газеты «Рабочая Москва». На должность заместителя редактора был назначен М. Кольцов.

«Вечерняя Москва» вышла 6 декабря 1923 г. половинным форматом «Правды». Различные по своему содержанию информационные заметки были бессистемно расположены на газетном листе. Свой «классический» вид и объем «Вечерка» обрела 23 февраля 1925 г. Трудно проходило ее становление. Постепенно сокращалось число разрозненных сообщений из-за рубежа, разбросанных в разных местах объявлений, рекламы. Стали появляться заметки о работе промышленных предприятий города, развитии транспорта, различных сторонах социальной и бытовой жизни Москвы. От номера к номеру они приобретали определенную тематическую направленность. Отступала на второй план увлеченность сенсационными материалами.

Редакция настойчиво искала пути для использования преимуществ вечерней газеты столицы. Большой творческой находкой стала публикация на первой полосе сообщений о важнейших международных событиях. Зарубежная информация находила продолжение на внутренних полосах. Возможность первой получить международную информацию позволяла газете опережать утренние издания в публикации подобного рода материалов.

Особый интерес у читателей вызывала вторая полоса, которая открывалась рубрикой «Москва» и целиком была посвящена городской жизни. О новостях культуры, литературы, искусства, образования, спорта постоянно рассказывалось на третьей странице. Интерес москвичей к газете неуклонно рос. У нее становилось все больше читателей не только в рабочей среде, но и среди городской интеллигенции. Газета становилась подлинно массовой. Ее все чаще любовно называли «наша «Вечерка»». К концу 20-х годов у нее установился стабильный тираж — 110 тыс. экз., а отдельные номера выходили тиражом 150— 170 тыс. экз.

Тираж всей советской печати к середине 1924 г. достиг 3 млн экз. Особенно заметен рост крестьянской прессы во главе с «Крестьянской газетой». И все же жизнь настоятельно требовала дальнейшего развития периодической печати. В 1925 г. в стране выходило 589 газет, из них крестьянских — 141, рабочих — 76, комсомольских — 72, военных — 17. Возникли новые центральные издания: «Комсомольская правда», «Пионерская правда», годом раньше — «Красная звезда».

Ежедневная военная и общественно-политическая газета «Красная звезда» вышла (январь 1924 г.) в период, когда в стране начиналась военная реформа. Она предполагала внесение коренных изменений во все сферы жизни и деятельности советских вооруженных сил. Предстоящие качественные изменения в армии учитывались при утверждении редколлегии газеты. В нее вошли военные, имевшие не только боевой опыт, но и опыт литературной работы: В. Антонов-Овсеенко, С. Каменев. В. Полонский, А. Яковлев. Ответственным редактором был утвержден начальник Политуправления армии А. Бубнов.

Призванная стать лабораторией военной мысли Красной Армии и Флота, «Красная звезда» поднимала самые насущные проблемы предстоящей реформы. По вопросам военной стратегии и укрепления материально-технической базы Красной Армии, а затем ее перестройки в газете выступали видные военачальники: Тухачевский, В. Блюхер, И. Уборевич и др. Пройдет всего несколько лет и от старого состава сотрудников редакции мало кто останется. Большинство из них станут жертвами политических процессов 30-х годов.

Прошел всего год работы газеты, а она уже стала «необходимым элементом военного строительства». Ей удалось не только установить живую связь с армией, но и стать средством приобщения к укреплению обороны страны миллионов трудящихся. Тираж «Красной звезды» год от года становился все больше. Только за первый год он вырос вдвое и достиг почти 34 тыс. экз., а к концу 20-х годов он уже исчислялся несколькими сотнями тысяч.

«Красная звезда», или как ее любовно называли в народе «Звездочка», писала о том, что волновало каждого: об укреплении обороноспособности страны, обучении командиров и красноармейцев высокому воинскому мастерству, о воспитании в них и во всем советском народе чувства любви и преданности Родине.

К середине 20-х годов в стране выходили десятки молодежных изданий — газет, журналов, «Страниц», «Листков», «Приложений», «Бюллетеней». Не было лишь ежедневного центрального органа. Им стала «Комсомольская правда» — орган ЦК ВЛКСМ, первый номер которой увидел свет 24 мая 1925 г. Сразу же проявившийся ее активный руководящий характер позволил «Комсомольской правде» на многие десятилетия занять центральное место во всей организаторской и воспитательной работе союза молодежи.

Свое будущее газета тесно связывала со своими читателями, рассчитывая на их помощь и поддержку. На свои обращения к читателям, адресованные им анкеты, редакция получала тысячи писем. Вокруг газеты собиралось все больше комсомольцев и молодежи. Неуклонно рос ее тираж. За первые полгода он увеличился более чем в три раза.

Значительно выросла национальная печать: издавалось 153 названия газет на различных языках народов СССР. В некоторых республиках подавляющая часть газет издавалась на языке коренной национальности. Так, в Грузии 91 % газет выходил на грузинском языке, в Белоруссии 88 % — на белорусском и т. д.

1921—1925 гг. по праву могут быть названы временем массового развития журнальной периодики, несмотря на все трудности, в которых оказалась печать в начале 20-х годов. Создаются новые общественно- политические, литературно-художественные, научно-популярные, молодежные журналы. В их числе — «Пролетарская революция», «Красная новь», «Под знаменем марксизма», «Крестьянка», «Молодая гвардия», «Крокодил», «Октябрь», «Звезда», «Новый мир» и др. К началу первой пятилетки в стране издавалось свыше 1700 журналов и изданий журнального типа, общий тираж которых составил около 150 млн экз.

Для руководства периодическими изданиями, помощи партийным комитетам в ЦК РКП (б), ЦК нацкомпартий, обкомах и крайкомах создаются сначала подотделы, а в 1923 г. — отделы печати. Весной 1924 г. в составе отделов печати были учреждены подотделы национальной прессы. Впервые в нашей стране появились периодические издания, предназначенные для работников печати. С декабря 1921 г. выходит журнал «Красная печать» (издавался отделом пропаганды ЦК РКП (б) до июня 1928 г.). С сентября 1922 г. начал издаваться также журнал «Журналист» как орган секции работников печати.

В 1921—1925 гг. крупнейшим центром советского книгоиздания стало Государственное издательство РСФСР. Но возможности его все же были ограничены. Летом 1922 г. создаются издательство художественной литературы «Круг», государственное акционерно-издательское общество «Земля и Фабрики», в конце года — издательство «Красная новь», а чуть позже — издательство «Молодая гвардия». В том же году в Петрограде начинает действовать издательство «Академия».

В июне 1924 г. в соответствии с Положением ЦИК СССР о Центральном издательстве народов Союза ССР был образован Центроиздат. Его главной задачей стал выпуск общественно-политической, научной, учебной литературы на национальных языках.

Все более заметную роль в культурно-просветительской и политиковоспитательной работе с массами в начале 20-х годов играло радио. В июне 1921 г. в Москве начинают действовать первые звуковые радиоустановки, 21 августа 1921 г. была осуществлена первая речевая передача Центральной радиотелефонной станции в Москве. С осени 1922 г. значительное место в их структуре отводится материалам из газет, новостям, сообщениям телеграфных агентств.

Постепенно на радио создавался комплекс программ, имевших общую идейно-тематическую направленность. Тем самым общественно- политические программы формировались как самостоятельный вид вещания.

Развитие радио шло быстрыми темпами. 3 января 1924 г. из Москвы начались регулярные радиопередачи информации РОСТА для местной печати. Шел поиск приемов, форм и методов работы специально для радио. Так, в результате творческого сотрудничества группы журналистов родилась радиогазета, положившая начало массовому радиовещанию. Первый номер радиогазеты был передан в эфир 23 ноября 1924 г. Он содержал приветствия, телеграммы РОСТА, статью на международную тему, московскую информацию, новости науки и техники, радиофельетон, объявления.

«Радиогазета РОСТА», выходившая по 17 мая 1926 г., положила начало широкому развитию в стране новой формы проводного радиовещания. Радиогазеты в течение последующих восьми лет стали основной формой общественно-политических передач как в центре, так и на местах. С 1925 г. радиовещание все шире внедряется в деревню. Программу для крестьян готовил специально созданный деревенский отдел.

История советской тематической радиогазеты берет свое начало с «Крестьянской радиогазеты», первый выпуск которой состоялся 11 апреля 1926 г. и содержал обширную информацию по различным вопросам сельскохозяйственного производства. С выпуском «Крестьянской радиогазеты» был сделан первый шаг для перехода от одной общей радиогазеты к дифференцированным передачам, рассчитанным на определенную категорию слушателей.

В течение 1926 г. вышли также «Рабочая радиогазета», «Комсомольская правда по радио». С 1 ноября 1927 г. стала выпускаться «Красноармейская радиогазета».

Дублированное название радио- и печатных газет показывает характер взаимоотношений между ними, их взаимосвязь и взаимодействие. Каждая радиогазета представляла собой результат обоюдных творческих и производственных усилий радиовещательной организации и редакции родственного периодического издания.

К концу 1926 г. из Москвы регулярно выходило в эфир пять радио- газет: «Рабочая» (ежедневно), «Крестьянская» (3 раза в неделю), «Комсомольская» (2 раза в неделю), «Пионерская» (ежедневно) и «Новости радио по радио» (1 раз в неделю).

Быстрыми темпами шло строительство передающей и принимающей радиосети. В 1924—1925 гг. вступили в строй новые радиостанции в Москве, Ленинграде, Нижнем Новгороде и других городах. В Киеве и Тбилиси станции сооружались на средства, собранные самими трудящимися. Если в 1924 г. функционировало 10 радиовещательных станций, то в 1926 г. их стало 48. В 1925 г. началось радиовещание в Украине и Белоруссии.

Растущие масштабы радиостроительства были непосредственно связаны с процессами дифференциации центрального и местного вещания. Так, начинаются передачи профсоюзной радиогазеты «Рабочий поддень», «Газеты краснофлотца и водника на радио» и др. И хотя радиогазеты были основной формой информирования слушателей, тем не менее в программах радио все больше проявлялась тенденция к тематическим циклам передач по вопросам политики, образования, заметно рос объем художественного вещания.

Среди радиостанций страны наиболее крупными были Центральная радиовещательная станция имени Коминтерна и Сокольническая станция имени А. С. Попова в Москве, Ленинградская Песчаная, Ростовская, Киевская, Минская широковещательные радиостанции. В конце 1928 г. начинаются передачи Бакинской, Харьковской, Ташкентской радиостанций. Их передачи ведутся на нескольких языках. Советское радиовещание становилось многонациональным. Основу его передач составляли подборки различных по своей проблематике оперативных новостей, подготовленных РОСТА, а затем ТАСС и скомпонованных в выпусках «Радиогазет», очень близких по своему характеру к сборникам. Информационное многообразие, широкая проблематика материалов, рассчитанных на различную аудиторию, позволяли использовать их как в передачах радио, так и в периодической печати.

В структуре строящейся системы средств массовой информации в начале 20-х годов все более заметное место начинает занимать телеграфные агентства РОСТА. Стремясь расширить «географию» помещаемых материалов и их проблематику, агентство большое внимание уделяло организации корреспондентской сети, своих отделений на местах. Кроме действовавших Петроградского бюро РОСТА, УралРОСТА, десятков других в апреле 1921 г. на базе УкрРОСТА создается РАТАУ — телеграфное агентство Украины, учреждается также БелТА в Минске, АзерТА в Баку и другие республиканские агентства. В конце мая 1921 г. было принято положение о губернских отделениях РОСТА. В их задачи входили сбор и распространение местной информации, инструктирование уездных газет, проведение политических и газетных кампаний.

Энергичная деятельность всех структурных звеньев РОСТА способствовала его дальнейшему развитию и укреплению. Так, если в 1919 г. работало 42 местных отделения, то в 1922 г. в его системе функционировало 474 корреспондентских пункта и отделения, 7 краевых объединений. Разветвленная сеть структурных подразделений РОСТА позволяла ему снабжать центральную и местную периодическую печать и радио оперативной информацией и другими необходимыми материалами.

Если поток внутрисоюзной информации неуклонно возрастал, то этого нельзя было сказать об объеме материалов на международную тему. Возникла необходимость создания в структуре центрального аппарата РОСТА иностранного отдела. Первым заведующим его в феврале 1922 г. стал М. Кольцов. К концу 1923 г. зарубежные корреспонденты РОСТА работали практически во всех крупнейших странах мира. К этому же периоду относятся соглашения о взаимном обмене информацией с агентствами Гавас, Рейтер, Венским официальным информационным агентством.

Обеспечение внутренней и международной информацией печати и радио было лишь частью той многообразной деятельности, которой занималось РОСТА. В начале 20-х годов по-прежнему важнейшими оставались и издательская деятельность, инструкторская и профессиональная помощь редакциям местных газет. Агентство выпускало значительное количество бюллетеней, различных вестников, газет, журналов.

При всем многообразии вопросов, которыми занималось РОСТА, неизменной оставалась проблема подготовки журналистских кадров для агентства и местных газет. Первые краткосрочные курсы начали работать еще в 1919 г., функционировали они и в 1920 г. За четыре выпуска было подготовлено 136 газетных работников. В декабре 1920 г.

открылся Петроградский институт журналистики, организованный местным бюро РОСТА.

В марте 1921 г. утверждается положение о Московском институте журналистики (МИЖ) с годичным сроком обучения. МИЖ стал первым специальным учебным заведением по подготовке журналистских кадров. Курсы по подготовке работников печати были созданы при Смоленском, Витебском, Уральском, Казанском и других отделениях РОСТА.

К концу 1924 г. в связи со все большим усложнением организации и распространения внутрисоюзной и международной информации встал вопрос об освобождении РОСТА от функций, не свойственных информационному телеграфному агентству.

10 июля 1925 г. Президиум ЦИК и СНК СССР, освободив РОСТА от выполнения функций общесоюзного агентства, утвердил специальное положение о Телеграфном агентстве Советского Союза (ТАСС), деятельность которого целиком определялась его главным предназначением. С учреждением ТАСС РОСТА становится телеграфным агентством Российской Федерации.

К концу восстановительного периода бурно развивается массовое рабселькоровское движение. Если в 1924 г. в стране насчитывалось 100 тыс. рабочих и сельских корреспондентов, то через год их стало уже 216 тыс. Для обобщения опыта рабселькоровского движения, распространения оправдавших себя форм руководства им в 1924 г. редакция «Правды» начинает выпуск журнала «Рабочий корреспондент», который через год получает название «Рабоче-крестьянский корреспондент». В ноябре 1923 г. состоялось первое совещание рабселькоров. Второе Всесоюзное совещание активистов печати состоялось в декабре 1924 г., а третье — в 1926 г. Их участники подробно обсуждали вопросы учебы рабселькоров, методы руководства со стороны газет, укрепление рабселькоровских организаций, расширение их рядов.

В 20-е годы в движении активистов печати появилось еще одно звено, о котором практически нигде не упоминается. Речь идет о камерных, тюремных, лагерных корреспондентах. К 1921 г. в Советской России насчитывалось 132 концентрационных лагеря, в которых сидели от 40 до 60 тыс. человек. Причем около половины из них были осуждены по политическим мотивам. Положением о местах заключения в РСФСР, принятом в 1920 г., разрешалось издание газет и журналов в тех домах заключения и исправительно-трудовых учреждениях, где для этого были технические возможности. Кадры для этого вида деятельности имелись — в тюрьмах сидело немало образованных людей. Они и основали советскую тюремную периодику под присмотром культурно-воспитательных отделов Государственного управления мест заключения (ГУМЗа). Таких газет в начале 20-х годов выходило несколько десятков. В 1927 г. было выпущено типографским способом 432 номера тюремных газет и журналов. В первые годы режим содержания в местах заключения был относительно щадящим. Поощрялось и сотрудничество в тюремной печати. Благодаря этому число камкоров, тюремкоров, лагкоров было в каждой газете значительным. И все же классовый подход, неприязнь к тем, кто считался осужденным за контрреволюционную деятельность, по воле лагерного и тюремного начальства заметно ограничивали возможности корреспондирования. Подобный подход неуклонно развивался.

Впервые установление контроля за печатным словом в Советской России четко обозначилось в Положении ВЦИК «О государственном издательстве», принятом в мае 1919 г. В условиях Гражданской войны и усилившегося влияния на массы идей белого движения выдвигалась задача организации единого государственного аппарата, который занимался бы контролем в масштабах всей страны любыми видами издательской деятельности, связанной с общеполитическими и культурными вопросами.

Госиздат вошел в структуру Народного комиссариата просвещения, на которого и возлагалась функция главного цензора. И хотя 1919— 1921 гг. называют периодом «диктата Государственного издательства», в его действиях было больше разрешительности, чем запретов и преследований.

С введением нэпа, оживлением частного предпринимательства в сфере издательской деятельности усиливалось воздействие различных политических течений на некоторую часть рабочих и крестьян. Для того, чтобы поставить заслон на пути проникновения чуждой идеологии, в 1922 г., создается Главное управление по делам литературы и издательств — Главлит. Призванный заниматься охраной государственных тайн в печати, он, по сути, ввел политическую цензуру на каждое устное и печатное слово. Главлит с классовых позиций насаждал режим запретов, коснувшийся всех сторон духовной жизни советского общества.

До конца 20-х годов Главлит, осуществлявший государственную цензуру, действовал в рамках определенных законодательных актов, утвержденных правительством. Однако в последующие десятилетия он попадает в сферу сильного партийного давления. Государственная цензура фактически подменяется партийным контролем.

В условиях нэпа, позволившего активно заниматься хозяйственным строительством, усилилось политическое давление советской прессы на общество. Не случайно поэтому к самому началу восстановительного периода относится разработка Лениным широкой программы ее деятельности в экономической области. Он настоятельно требовал превратить прессу в средство управления народным хозяйством, что означало дальнейшее врастание печати в административно-командную структуру власти.Нэп как экономическая перспектива стала предметом острых и длительных внутрипартийных дискуссий. Обсуждались, в частности, вопросы внутрипартийного положения, возможности построения социализма в одной стране, его зависимости от мировой революции, понимание сущности нэпа. Однако, объективно оценивая выступления печати по дискуссионным проблемам, нельзя не обратить внимания на то, что она умалчивала об их тесной связи с внутрипартийной борьбой за лидерство в партии, а в дальнейшем — за власть между И. Сталиным и Л. Троцким. Восстановление подлинной картины внутрипартийного противоборства дает возможность понять методы борьбы большинства ЦК с «инакомыслием» в партии и печати, отчетливо проявившимися накануне и в период X съезда РКП (б).

Съезд, принявший новую экономическую политику, решал не только задачи хозяйственного строительства. Одним из важнейших был вопрос о единстве партии. И встал он не случайно. Незадолго до съезда на страницах «Правды» и других газет развернулась дискуссия о профсоюзах, приведшая к внутрипартийному кризису. В период дискуссии оформились различные фракции со своими платформами. «Правда» и «Известия» обнародовали 4 программы: Троцкого, «рабочей оппозиции», группы «демократического централизма» и так называемую «буферную». В противовес им была опубликована «Платформа ЦК», подписанная Лениным и другими членами ЦК.

19 января 1921 г. «Правда» опубликовала статью Ленина «Кризис партии», в которой он заявил, что все четыре платформы оппортунистические, все группировки — антипартийные. По настоянию Ленина съезд принял резолюцию «О единстве партии», предписывавшую немедленно распустить все без исключения фракции и группы и не допускать впредь их выступлений. К резолюции «О единстве партии» примыкает еще одна: «О синдикалистском и анархическом уклонах в нашей партии», также предложенная Лениным и принятая съездом. «Рабочая оппозиция» объявлялась наиболее законченным оформленным выражением анархо-синдикалистского уклона. Участие в ней считалось несовместимым с пребыванием в РКП. Последствия этих постановлений оказались трагическими для многих: их предали суду, репрессировали, расстреляли. Лишь в 1990 г. все они были реабилитированы.

В дни работы X съезда РКП (б) в Кронштадте произошли события, вызвавшие бурную реакцию делегатов съезда и по их требованию завершившиеся кровавой расправой.

Правдивую картину причин восстания моряков трех линкоров — «Петропавловск», «Севастополь», «Республика», — не так давно бывших опорой большевиков в Октябрьской революции, дает кронштадтская газета «Известия». Ее публикации: «Воззвание», «Резолюция» (общего собрания экипажей), «Прочь руки от власти» и другие привели в замешательство делегатов съезда, которые заявили, что «события в Кронштадте опаснее, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые». Опасения вызывали не только близость восставших к Петрограду и их профессиональная военная подготовка. Главное заключалось в сути их политических требований.

Объясняя причины восстания, моряки заявляли, что оно является выражением протеста против бесчинств, творимых властями, против проводимых ими бессмысленных расстрелов и убийств. 15 марта 1921 г.

местные «Известия» опубликовали «Манифест Временного революционного комитета». В нем говорилось: «На горьком опыте трехлетнего властвования коммунистов мы убедились, к чему приводит партийная диктатура... Поэтому ни одна партия не имеет ни юридического, ни морального, ни какого-либо иного права управлять народом... Вот почему на знамени восставшего Кронштадта начертан лозунг: «Вся власть Советам, а не партиям»».

Такое заявление действительно таило большую опасность. Распространения идей кронштадтцев не могли допустить в Петрограде. На Кронштадт были брошены под командованием Тухачевского силы, превосходившие восставших более чем в 10 раз. Восстание моряков было потоплено в крови; тысячи их были расстреляны.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>