Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Публицистика и литература русского зарубежья

После нападения фашистской Германии на Советский Союз ведущие писатели русского зарубежья заняли своеобразные позиции. И. Бунин, Б. Зайцев, Н. Тэффи и ряд других, критически воспринимавших фашизм, сочувствовавших успехам русского оружия и желавших победы России, придерживались своих старых антисоветских взглядов. Они отделяли победу России от торжества сталинизма, видя в нем огромнейшее зло для своей Родины. Иными словами, проявлявшиеся в эмигрантской среде патриотические чувства в большинстве случаев не означали признания перемен, произошедших в России после Октября 1917 г.

Многие русские писатели и публицисты посчитали своим долгом встать в один ряд с французскими патриотами, чтобы отстоять свободу и независимость Франции. Активное участие во французском Движении Сопротивления принял Н. Федоров, литературный критик, журналист, в прошлом участник белого движения. С 1944 г. он член французской компартии, член Союза русских патриотов (затем советских патриотов), после войны — один из лидеров этого движения.

Во французском Сопротивлении участвовали и русские публицисты молодого поколения: В. Андреев, Д. Кнут и его жена, В. Гессен (сын И. Гесссена), Г. Газданов, 3. Шаховская и др. Некоторые из них пали смертью храбрых или оказались в концентрационных лагерях. Имена многих из них называет Глеб Струве (сын П. Струве) в своей книге «Русская литература в изгнании» (Париж. 1984. С. 380). Это — Б. Вильде, мать Мария (Е. Скобцева), И. Фондамский-Бунаков, М. Горлин, Р. Блох, поэт И. Британ. В концентрационном лагере во Франции скончался публицист газеты «Последние новости» А. Кулишер, в Югославии немцами были арестованы П. Струве, Д. Вергун и некоторые другие русские эмигранты, правда, выпущенные впоследствии на свободу.

В годы Второй мировой войны литература и публицистика русского зарубежья потеряли много выдающихся деятелей: В. Бурцева, П. Милюкова, М. Осоргина, П. Струве, Н. Авксентьева, И. Гессена и многих других, чьи имена навсегда останутся в истории отечественной культуры, литературы, публицистики, политики.

Так исторически сложилось, что судьба уготовила русской литературно-публицистической эмиграции еще одно испытание: чтобы сохранить свою свободу, она покидает Европу и отправляется в новую эмиграцию — за океан. В 1942 г. в Нью-Йорке М. Цетлин, М. Алданов и другие сотрудники «Современных записок» выпустили «Новый журнал», с периодичностью выхода раз и квартал. Политическая платформа издания была очень близка к «Современным запискам». В редакционной статье первого номера журнала, в частности, отмечалось: «Наше издание, начинающееся в небывалое катастрофическое время, — единственный русский толстый журнал во всем мире вне пределов Советского Союза. Это увеличивает нашу ответственность и возлагает на нас обязанность, которой не имели прежние журналы. Мы считаем своим долгом открыть страницы «Нового журнала» писателям разных направлений, разумеется, в известных пределах: люди, сочувствующие национал-социалистам и большевикам, у нас писать не могут».

Последовательно сохраняя свое политическое кредо, журнал вместе с тем допускал и определенные отступления влево. На его страницах печатались эсер В. Чернов, социал-демократы-меньшевики Б. Николаевский, Г. Аронсон, Д. Далин. Но их участие не меняло даже в годы войны и существования антигитлеровской коалиции антисоветских позиций «Нового журнала».

У него, как в прошлом и у «Современных записок», был великолепно поставленный отдел беллетристики, сохранил журнал преемственность и в направлении отдела «Публицистики». Публиковавшиеся статьи содержали философские раздумья, исторические экскурсы, литературнокритические эссе талантливого публициста Г. Федотова, печатались яркие публицистические статьи общественно-политического деятеля и журналиста М. Вишняка.

В 1942 г. в Нью-Йорке вышло еще одно русское издание. Это был ежемесячный литературно-художественный журнал «Новоселье». Редактируемый Софией Прегель, он практически не касался политики, но во многих случаях выражал просоветские настроения, свойственные некоторой части эмиграции в годы войны Советского Союза с гитлеровской Германией. Скорее всего, на позиции журнала сказывалось влияние бывшего редактора «Воли России» М. Слонима, который был одним из ведущих сотрудников «Новоселья».

Из толстых журналов, продолжавших выходить в годы войны на Дальнем Востоке, оставался литературно-художественный еженедельник «Рубеж». Он издавался почти 20 лет — с 1927 по 1945 гг. Его долголетие объяснялось тем, что он отражал интересы самых различных слоев русской эмиграции, различных направлений общественной и литературной русской мысли. Поэтому он был читаем всем «русским Китаем» и даже за его пределами.

В литературно-публицистической среде русской эмиграции было не мало талантливой творческой интеллигенции, обуреваемой ненавистью к Советской власти, к большевикам и не разграничивавших их и Россию.

22 июня 1941 г. в Париже по радио с речью выступил 76-летний Д. Мережковский, который приветствовал нападение фашистской Германии на СССР, а Гитлера сравнил с... Жанной Д’Арк. После этого выступления Мережковского большинство эмигрантов отвернулись от него.

Ненависть к советскому строю подтолкнула и некоторых русских эмигрантов берлинской диаспоры на сотрудничество с фашистами. С пожеланиями побед немецким войскам на Восточном фронте выступила выходившая в Берлине русская газета «Новое слово». В ноябре 1942 г. Н. Берберова в своем «Дневнике», положенном в основу ее автобиографической книги «Курсив мой», писала: «Достаточно прочесть два номера берлинской газеты «Новое слово», чтобы понять всю ничтожность, лакейство, продажность, всю подлость людей, которые хотят выслуживаться перед врагом».

В среде русской дальневосточной эмиграции в 30-е годы дали о себе знать идеи русского фашизма. Идеологи и публицисты этого движения Вонсяцкий, Константинов, Таборицкий и др. сгруппировались вокруг журнала «Наш путь». Он объявил себя органом русского фашистского движения, но читателей практически не нашел и после непродолжительного существования был закрыт. Такая же участь постигла и журнал «Фашист». В 1932 г. пропагандистом идей русского фашизма стал журнал «Нация», вышедший в Шанхае. Это был ежемесячный общественно- политический журнал, который выпускался Верховным Советом Всероссийской фашистской партии. Журнал, издание которого затем было перенесено в Харбин, выходил до 1943 г. под редакцией О. Константинова. Несмотря на столь продолжительное существование, журнал до последних дней так и не обрел популярности в эмигрантской среде, весьма настороженно относившейся к фашизму.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>