Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Вторая «волна» эмиграции в журналистике русского зарубежья

Разгром фашистской Германии привел к дальнейшему расслоению русской эмиграции. Победа СССР обострила у некоторой части русской эмиграции чувства патриотизма, желание вернуться в Россию. В Париже даже возникли две газеты просоветского направления. Одна из них — «Советский патриот» — издавалась Союзом советских патриотов и выполняла функции официального органа советского посольства в Париже. Газета на все лады расхваливала советскую страну, ее демократические завоевания, величие и мощь СССР. Однако последующие события в нашей стране, связанные с репрессиями и преследованиями военнопленных и интернированных, вызвали самую негативную реакцию французского правительства. Союз советских патриотов и его газета прекратили свое существование, многих членов Союза выслали из Франции.

Другая газета, «Русские новости», под редакцией А. Ступниц- кого, проводила просоветскую линию более осторожно. Сказывалось влияние состава редакции: редактор газеты, как и ее литературный критик Г. Адамович, долгие годы были связаны с «Последними новостями» П. Милюкова, публицист В. Татаринов, работавший в свое время в «Руле», занимал еще более правые позиции. Отсюда и проистекала линия газеты, пытавшаяся найти тождество советских и национальных русских интересов. Стремление газеты таким образом возродить в новой форме национал-большевизм позволило ей удержаться в дальнейшем и избежать участи «Советского патриота».

В изменившейся международной обстановке французские власти все большую поддержку оказывали той части русской эмиграции, которая не поддалась советской «патриотической пропаганде». За организацию изданий антикоммунистической направленности взялся С. Мельгунов. Ему с помощью своих единомышленников, преодолевая огромные материальные и политические трудности, удалось выпустить непериодические сборники «Свободное слово» и «Свободный голос».

Прошло чуть больше полугода, как отгремели последние залпы второй мировой войны. Все народы жили еще ее событиями, а в мире вновь возникало напряжение. 5 марта 1946 г. стало сигналом к развязыванию «холодной войны». Призыв к ней прозвучал в этот день в выступлении бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля в Фултоне (американский штат Миссури) в присутствии президента США Трумэна. В Фултоне Черчилль высказал надежду, что Соединенные Штаты выступят в роли лидера западных стран в «холодной войне» против Советского Союза — носителя коммунистических идей.

Мир, победивший фашизм, в послевоенные годы вновь стал противоборствующим. Вражда и ненависть разделили его на два враждебных лагеря. Набиравшая обороты «холодная война», ожесточившаяся обстановка в Советском Союзе вызвали вторую волну русской эмиграции и новый всплеск русской зарубежной литературы и публицистики. Основу ее составили лица, оставшиеся за границей и избежавшие репатриации в СССР.

Впервые в прессе русского зарубежья в полную меру пошла речь о сталинских лагерях, о невиданной по своим жестокостям Второй мировой войне и разрушающем сознание и психологический мир выборе между пленом и тоталитарной властью в советской стране, между демократическими свободами западного мира и советскими лагерями политзаключенных.

Среди документально-публицистических произведений «второй волны» русской эмиграции можно назвать очерки Виктора Кравченко «Я избрал свободу», вышедшие в США в 1946 г. Автор очерков — коммунист, член советской комиссии в США. В апреле 1944 г. он обратился к американским властям с просьбой предоставить ему политическое убежище. В своей книге он обличал бесчеловечность коммунистической системы и, в частности, говорил о многочисленных лагерях политзаключенных в СССР.

Газета французских коммунистов «Леттр франсез» обвинила Кравченко в клевете на Советский Союз, подала на него в суд. Процесс был долгим и трудным. Но Кравченко все же дело выиграл, доказав свою правоту.

В эмигрантской журналистике конца 40-х — середины 50-х годов большим влиянием пользовалась парижская демократическая газета «Русская мысль», вышедшая как еженедельное издание 19 апреля 1947 г. Во главе газеты встал журналист, общественно-политический деятель, основатель Российского национального союза в Париже В. Лазаревский. В газете хорошо были поставлены отделы политики, публицистики, культуры, литературы...

В статье «Русская эмиграция перед лицом России», опубликованной 3 мая 1947 г. в «Русской мысли», В. Лазаревский выразил позицию издания относительно назначения Зарубежной России: «Смирение перед Россией, непримиримость к советчине — такова двучленная формула, определявшая морально-политический смысл эмиграции».

В газете были постоянные рубрики и отделы: «Обзоры советской прессы», «Что происходит в России», «Международная неделя» и др.

В «Русской мысли» неизменной оставалась тема развенчания культа личности Сталина и его последствий во всех сферах жизни советского общества. 6 марта 1953 г. газета сообщила о смерти советского вождя, многозначительно подчеркивая: «Корабль потерял ход. С исчезновением Сталина возрастают шансы скорого падения режима». Спустя несколько дней газета опубликовала передовую «Умер Сталин», главный акцент в которой был сделан не на возможные в СССР перемены, а на личности Сталина, «величайшего преступника, жертвы которого исчисляются миллионами».

Из периодики русского зарубежья первого послевоенного десятилетия особенно обращал на себя внимание выходивший в Париже журнал «Возрождение», рассчитанный на читателя-интеллигента Советской России и эмиграции, он апеллировал к нему в надежде на его прозрение, призывая к решительным действиям, духовному возрождению. Возобновленный в 1949 г. журнал объявил себя «независимым органом национальной мысли». Он и в послевоенную пору продолжал программу одноименной газеты и еженедельника, выходивших с 1924 по 1940 гг.

В 1950 г. редактором журнала стал видный историк и публицист С. Мельгунов. Это способствовало усилению общественно- политической направленности публицистики журнала. Одним из впечатляющих выступлений «Возрождения» явилась статья «Страшное безмолвие России», посвященная раскрытию всевластия Политбюро ЦК ВКП (б), его «угрожающим интонациям» в «разговоре» с внешним миром.

В проблематике журнала выделялась тема Второй мировой войны и осознания ее уроков. Публицисты «Возрождения» рассказывали читателям об истинных героях в войне с фашистской Германией — простых людях огромной страны, «защищавших не партию и Сталина, а свою Отчизну от врага».

Большой интерес в эмигрантских кругах в послевоенные годы вызывал «Новый журнал», основанный еще в 1942 г. в Нью-Йорке М. Алда- новым и М. Цетлиным. С 1945 г. начинается новый период в его работе. Но он по-прежнему остается центром литературно-публицистической эмиграции, теперь уже не только «первой», но и «второй», а затем и «третьей» волн.

Редакция, во главе которой с 1946 г. становится историк М. Карпович, устанавливает связи с русскими эмигрантами, оставшимися в Европе. На страницах «Нового журнала» появляются произведения Б. Зайцева, А. Ремизова, проза Н. Берберовой, Г. Гуля, Г. Газданова и др.; стихи И. Бунина, 3. Гиппиус, М. Цветаевой, И. Одоевцевой и многих других выдающихся русских прозаиков, публицистов и поэтов. В середине 40-х годов в журнале публикуются произведения «второй» волны русской эмиграции — невозвращенцев, или, как их называли,

«перемещенных лиц». Появилось новое направление в проблематике журнала. Оно было связано с жизнью Советской страны в предвоенные и военные годы: террор времен ежовщины, блокада Ленинграда, работа НКВД во время войны, партизанское движение, культурная жизнь Москвы.

Публицистические выступления издания имели четко выраженную направленность — критику и развенчание мифов о величии большевизма, советской демократии, о счастливой жизни народов Советского Союза.

С художественными произведениями, публицистическими и литературно-критическими статьями выступали известные литера торы, философы, публицисты, такие как М. Алданов, Н. Бердяев, М. Вишняк, Г. Федотов, С. Франк, Н. Валентинов и др.

Важный этап в жизни «Нового журнала» связан с переменами в СССР: смертью Сталина и началом хрущевской «оттепели». Первой весточкой той поры из Советской страны стали отрывки из романа Б. Пастернака «Доктор Живаго», публикацию которых журнал начал в 1958 г.

В широком политическом спектре изданий различных партий и общественных течений в первые послевоенные годы появились газеты и журналы с явно выраженными антисоветскими публикациями, непримиримостью к тоталитарному режиму. Среди них издания «Союза борьбы за свободу России» — газеты «Российский демократ», журнал «Часовой», печатный орган анархистов «Дело труда», газета кавказских сепаратистов «Прометей», эсеровский журнал «За свободу» и др. Главная проблематика их выступлений связана с разоблачениями диктаторского режима Сталина, чудовищными притеснениями и насилиями, совершаемыми советскими властями. Газеты и журналы сообщали о том, что страх перед преследованиями и репрессиями на Родине гонит подальше от ее границ сотни тысяч советских граждан, оказавшихся вне пределов своей страны. Это были военные и рабочие, отправленные фашистскими оккупационными властями на работу в Германию. Многие из них, чтобы сохранить жизнь и не оказаться в лагерях ГУЛАГа, любыми путями покидали Европу. Так появилась послевоенная эмиграция, пополнившая русскую диаспору в США, Канаде, Аргентине и других странах.

В печати русского зарубежья было немало общественно-политических и литературных журналов, в полную меру заявивших о себе в последующие годы: «Жар-птица», «Встреча»... Среди них и журнал литературы, искусства, науки и общественно-политической мысли «Грани», основанный Е. Романовым в 1946 г. в Мюнхене. Кроме него в состав редакции вошли публицисты, творчество которых полностью вписывалось в проблематику «холодной войны» и было ярко окрашено антисоветскими тонами. «Грани», первоначально созданный как орган «новой эмиграции», вскоре привлек к сотрудничеству литераторов первой волны эмиграции. Среди них — А. Ремизов, Н. Тэффи, Н. Андреев.

В мае 1945 г. во Франкфурте-на-Майне вышел еженедельник общественно-политической мысли «Посев». Он объявил себя органом российского революционного движения и занял непримиримую к Советской власти позицию. Спустя некоторое время «Посев» был преобразован в ежемесячный журнал.

Общественно-политические и литературные издания русского зарубежья первого послевоенного десятилетия свято чтили героический подвиг миллионов простых советских людей, защищавших Отчизну от посягательств фашистской Германии. Газета «Русская мысль», журналы «Возрождение», «Российская независимость», «Новый журнал» и другие значительное место отводили не только разоблачениям тоталитаризма в СССР, но и вскрывали причины, сделавшие неизбежной новую послевоенную российскую эмиграцию.

В расширении масштабов «холодной войны» ее организаторы большие надежды возлагали на целенаправленное радиовещание, потенциальной аудиторией которого должны были стать жители Советского Союза и стран Восточной Европы. Мало кто помнит, что именно в марте 1946 г. почти день в день с призывом Черчилля начать «холодную войну» против СССР, английская радиостанция Би-Би-Си начала вести регулярное вещание на Советский Союз на русском языке. С первых же передач стал очевиден их сдержанный тон — стремление снискать себе репутацию объективного источника информации, что позволяло в дальнейшем, пользуясь доверием слушателей, манипулировать фактами, подавать их тенденциозно.

В конце 40-х — начале 50-х годов Би-Би-Си вело передачи на все страны мира на английском языке и направленные передачи более чем на 35 других языках. Восточноевропейская служба вела передачи на русском, болгарском, румынском, сербскохорватском и словенском языках. Центрально-европейская служба передавала программы на польском, венгерском, чешском, словацком и финском языках. На немецком языке передавались специальные программы для ГДР. Программы этих передач составлялись в 47 студиях лондонской штаб-квартиры зарубежной службы корпорации Би-Би-Си и передавались в эфир по 70 радиостанциям в других странах. Би-Би-Си имела и продолжает иметь по всему миру разветвленную сеть отделений и корпунктов, куда входили специалисты по военным вопросам, «Общему рынку», Содружеству наций и в течение более чем 45-ти лет «по коммунизму». Программы Би-Би-Си включали новости, политические комментарии, развлекательные передачи, конкурсы радиослушателей, спортивные новости, беседы на медицинские темы, музыку, рассчитанную на удовлетворение любых вкусов.

С февраля 1947 г. начала свои передачи на русском языке радиостанция «Голос Америки», ровно через пять лет после ее первого выхода в эфир. В развернувшейся «холодной войне» эта станция проявила себя не столько в попытках приукрасить капиталистический строй, американский образ жизни, сколько в стремлении показать отсутствие гражданских свобод в советском обществе, пагубные последствия диктата административно-командной системы СССР на молодые демократические государства Восточной Европы.

Радиостанция «Голос Америки» стала главным каналом для проникновения пропаганды США в страны социалистического лагеря. Основная масса материалов радиостанции тщательно готовилась в центральных редакциях в Вашингтоне, остальные — на ретрансляционных. Радиопрограммы «Голоса Америки» передавались по телефонным кабелям на 44 передатчика, размещенных на территории США и других стран.

За первые десять лет работы радиостанции «Голос Америки» в условиях «холодной войны» объем ее передач невероятно вырос. В 1947 г. она, как и Би-Би-Си, выходила в эфир на русском языке всего час в неделю. К концу 50-х годов «Голос Америки» свои программы вел на русском, украинском, грузинском, армянском, литовском, латышском, эстонском языках, общим объемом 19 часов в сутки.

В 1949 г. вышла в эфир радиостанция «Свободная Европа». В 1951 г. начала свои передачи радиостанция «Свобода». Штаб-квартиры обеих радиостанций находились в Мюнхене, на территории Федеративной Республики Германии, обе они контролировались и координировались американскими властями, обе заняли заметное место в разворачивавшейся «холодной войне».

Свою основную цель «Свободная Европа» видела в том, чтобы в отличие от радиостанций «Голос Америки», Би-Би-Си и других, вещавших на страны Восточной Европы, сосредоточить свои усилия на анализе их политического, экономического, социального и культурного развития. В качестве основных авторов радиопередач выступали эмигранты, работавшие на радиостанции.

Ставку на радиожурналистов-политэмигрантов делала и администрация радиостанции «Свобода». Она вещала круглосуточно на 22 языках народов советских республик. Семнадцать передатчиков станции вели направленные передачи на определенные районы Советского Союза. Восемь из них разместились близ Франкфурта-на-Майне, три передатчика были расположены на Тайване и нацелены на советский Дальний Восток.

В 1953 г. на территории ФРГ в г. Кельне был создан еще один крупный пропагандистский центр, деятельность которого была целиком направлена против СССР и социалистических стран. Им стала радиостанция «Немецкая волна». 25 % времени передач «Немецкой волны» на русском языке занимали сообщения и комментарии о событиях в странах Восточной Европы. Одной из целей своего вещания на русском языке «Немецкая волна» считала популяризацию писателей- диссидентов, которым было отказано в публикации их произведений в СССР и странах коммунистического лагеря. О расширении масштабов деятельности зарубежных радиостанций в годы набиравшей силу «холодной войны» красноречиво говорят такие факты. К 1956 г. общий объем передач на СССР и социалистические страны возрос до 144 часов в неделю. Тридцать пять зарубежных станций вещали к концу 70-х годов на 23 языках народов Советского Союза 200 часов в сутки.

Советская журналистика, выступая против любых проявлений инакомыслия, обвиняла в антисоветизме печать русского зарубежья, зарубежные радиоголоса. Тон в разоблачительных выступлениях центральной и местной прессы задавали партийные издания. Их редакции не допускали, чтобы суждения, противоречащие официальной точке зрения о положении дел в западном мире, в том числе о жизни русского зарубежья, проникали на страницы советских газет и журналов. Непреодолимые барьеры на пути продвижения многообразной информации из-за рубежа ставили политическая цензура советского государства, станции глушения зарубежных радиостанций. Штатные сотрудники Главлита осуществляли досмотр всех без исключения газет и журналов, всех печатных изданий, выходивших в стране. Любое слово или фраза, вызывавшие у цензора малейшие сомнения или подозрения, вычеркивались. Без визы цензора издание не могло увидеть света. Политическая цензура бдительно несла свою службу и на радио, и на телевидении.

к к *

Реорганизация прессы в послевоенные годы вызвала заметные изменения в структурах газетно-журнальной периодики, ТАСС, издательской системы, радио; упрочивалось место телевидения в системе средств массовой информации. К середине 50-х годов в стране сформировалась система подготовки журналистских кадров для печати, радио, а в дальнейшем и для телевидения. На базе отделений журналистики филологических факультетов Московского, Ленинградского и ряда других университетов были созданы факультеты журналистики. В первые послевоенные годы главное внимание пресса уделяла задачам восстановления народного хозяйства, провозглашенным в планах четвертой пятилетки. Средства массовой информации в своей организаторской деятельности использовали многочисленные формы и методы работы, в творческой — обращались к различным жанрам.

В деятельности советской журналистики послевоенного десятилетия много позитивного. Вместе с тем, будучи целиком подчиненной требованиям административно-командной системы, она стремилась во что бы то ни стало проводить в жизнь ее директивы. Центральная и местная печать любой ценой добивалась реализации постановлений ЦК ВКП (б) по идеологическим вопросам, проводила кампанию по борьбе с космополитизмом, не смогла предусмотреть пагубных народнохозяйственных и экологических последствий насильственного преобразования природы.

В международной проблематике доминирующее место заняла борьба за мир, освещение тех социально-политических преобразований, которые произошли в странах Европы, Азии, Дальнего Востока во второй половине 40-х — середине 50-х годов. Необходимость повседневного освещения вопросов международной жизни вызвала потребность и расширении зарубежной корреспондентской сети ТАСС, центральных газет. На страницах «Правды», «Известий» и других центральных изданий регулярно публиковались статьи на международные темы Ю. Жукова, В. Маевского, Г. Рассадина, Д. Краминова.

Новые тенденции в журналистику русского зарубежья внесла вторая «волна» эмиграции, деятельность которой совпала с периодом «холодной» войны.

Литература

Вопросы идеологической работы. Сборник документов. — М., 1961.

О партийной и советской печати, радиовещании и телевидении. — М., 1972.

Печать СССР за 50 лет. Статистические очерки. — М., 1967.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>