Драматургия репортажа

Репортаж — это история, которую нужно выстраивать по законам драмы. Драматургия автоматически придаст действиям героев осмысленность, а репортажу — фокусировку. И наоборот, без драматургии текст вырождается в зарисовку, когда персонажи что-то делают, а зачем и насколько успешно — непонятно.

Структура драмы широко известна. Я уверен, что вы слышали слова «завязка», «кульминация» и «развязка». Полностью структура выглядит так: экспозиция, завязка, сюжет, кульминация и развязка. Поясню, что означает каждый из элементов (табл. 3.4).

Таблица 3.4

Элементы драмы в репортаже

Элемент

Описание

Примеры

Экспозиция

Введение в проблемную ситуацию

Политические активисты хотят смены власти.

Наркоманы хотят дозу наркотика

Завязка

Предполагаемое решение проблемы

Активисты решили собрать митинг. Наркоманы решили обворовать аптеку

1 Соколов-Митрич Д. Мастер-класс. Соображение тринадцатое. URL: http://smitrich. livejournal.com/689999.htnil.

Окончание табл. 3.4

Элемент

Описание

Примеры

Сюжет

Действия персонажей по решению проблемы

Активисты организовывают митинг и призывают на нем объявить забастовку. Наркоманы намечают аптеку и залезают в нее

Кульминация

Проблема близка к решению, но персонажи сталкиваются с противодействием

Активисты находят поддержку у собравшихся, но полицейские пытаются разогнать митинг.

Наркоманы обнаруживают, что нужные им лекарства спрятаны в сейф

Развязка

Проблема решается либо не решается

Полицейские разгоняют митинг. Наркоманы утаскивают из аптеки сейф с лекарствами

Итак, для хорошего репортажа необходимо, чтобы на его протяжении персонажи решали какие-то проблемы. Чем острее они будут, тем ярче получится текст. Самый легкий вариант — когда драматическая ситуация лежит на поверхности. Например, журналист наблюдает, как полицейские штурмуют квартиру, в которой преступник удерживает заложников. Здесь ясно, к чему стремятся все участники происходящего, и журналист фиксирует, насколько у них получается этого достичь.

Сложнее обстоит дело с репортажами, в которых открытого конфликта нет. Например, журналист приезжает в тундру и видит, что местные жители пасут оленей, ловят рыбу и прячутся от холода в юртах. Как найти драматизм здесь? Есть два решения. Первое — это найти мини-сюжеты. Например, возле стойбища бродят медведи, и люди защищают от них оленей. Цель медведей понятна, цель людей тоже понятна, а дальше смотрим, у кого что получится. Мини-сюжетом может быть самая локальная проблема одного из местных жителей. Например, стремление заделать дыру в крыше юрты. Второе решение — это осмыслить действия местных жителей как противостояние какой-то глобальной угрозе. Например, глобальному потеплению, которое меняет климат и вынуждает изменить жизненный уклад. Тогда все действия людей рассматриваются через призму того, где изменения произошли, что потеряли персонажи и что выиграли.

Даже репортаж со скучного официозного мероприятия можно сделать увлекательным, если подготовить его по законам драматургии: чего хотели организаторы мероприятия, что и как для этого сделали и насколько им удалось достичь желаемого.

Драматизация репортажа помогает выбрать именно те эпизоды повествования, которые работают на раскрытие конфликта. Второстепенные эпизоды отбрасываются вне зависимости оттого, насколько они интересны и примечательны сами по себе. Если эпизод никак не двигает рассказываемую вами историю, он не нужен. Даже если этот эпизод автору особенно нравится. Это правило называется «убивай любимчиков».

Заголовок репортажа пишут по тем же принципам, что и заголовок новости (см. гл. 2). Конкретное исполнение зависит от формата издания: в одних случаях ограничиваются только заголовком (информационным либо игровым), в других используют заголовочный комплекс (заголовок и подзаголовок). Некоторые журналисты рекомендуют связывать заголовок со второй половиной текста, чтобы создать у читателя дополнительный стимул погрузиться в текст. На мой взгляд, это не принципиально. В журналах заголовки к репортажам могут связывать с иллюстрацией, открывающей материал[1].

Что касается специфических репортажных лидов, то Алеся Донская[2] упоминает такие разновидности, как лид-синопсис и лид-сцена. Лид-синопсис подобен лиду для расширенной новостной заметки (см. главу 2). Это краткое изложение ситуации, в которой оказались герои репортажа. Вот пример лида-синопсиса:

С просьбой о помощи в редакцию «НИ» обратилась женщина-инвалид из деревни Верхнее Мячково (Раменский район Подмосковья). По решению суда ее обязали покинуть единственное жилье, в котором она проживает и прописана больше 20 лет. Когда женщина начала оформлять право собственности, у здания вдруг объявился владелец — агрофирма «Подмосковное», которая и подала иск на выселение. Исполнительный директор агрофирмы в беседе с «НИ» называет жилицу захватчицей, а действия предприятия — защитой собственности[3].

Этот лид написан по формуле «конфликт + аргументы сторон». Возможен еще один вариант формулы — «событие + вывод» (Что? и Ну и что?). Например, как здесь.

Вчера в Москве на Васильевском спуске прошел стотысячный митинг «Россия против террора». Лучшие чувства людей — сострадание и любовь к детям — были использованы для организации спецмероприятия, напомнившего специальному корреспонденту «Ъ» Валерию Панюшкину советские демонстрации и единодушное осуждение врагов народа[4].

Лид-сцена — это погружение в атмосферу происходящего. Используется, как правило, в журналах. Вот пример лида-сцены из репортажа о работе журналистки продавцом в цветочном магазине:

— Небо хмурое, утро темное. Давненько я жене не делал приятного. Мужчина лет тридцати в строгом костюме и коротком пальто заглядывает в холодильник. — Соберите-ка букетик для жены, чтобы небо показалось ей голубым-голубым. Утро сегодня и вправду темное, как вечер. Мимо стеклянных стен нашего салона ртутной массой плывут серые тени. Вряд ли кому-то в такую рань приспичит покупать цветы. Но у нас — первый покупатель. Часы показывают... короче, еще очень рано[5].

Возможно и сочетание в лиде сцены (показ происходящего) и синопсиса (введение в ситуацию). Например, как здесь.

— Смотри, идут! Идут! Все сюда! Мужики, держимся! Стоим до последнего! Толпа под освещающим железнодорожный переезд фонарем уплотняется. Полторы сотни мужчин в черном жмутся друг к другу, сливаясь плечами и напряженно всматриваясь в темноту. Темнота колышется и грохочет — все ближе, ближе. — Мы — люди, мы не фарш! Мы —люди! Мы не фарш! — кричат темноте люди на рельсах... В ночь с 14 на 15 мая ОМОН разогнал жителей Междуреченска, блокировавших участок железной дороги Новокузнецк—Абакан. Взрывы на шахте «Распадская», которые спровоцировали акции протеста, не только стали сигналом бедствия в одной из крупнейших отраслей экономики, но и показали, как наэлектризована обстановка в шахтерских регионах. Корреспонденты «РР» разбирались, чем недовольны шахтеры[6].

Обратите внимание, что лид завершается фразой «Корреспонденты “РР” разбирались...». Это частое завершение лида (другие варианты — корреспондент побывал, увидел или «Читайте репортаж нашего корреспондента из ...»). На мой взгляд, такое завершение лида неудачное. Корреспонденты разбирались, но разобрались ли, из лида не ясно. Следовало бы написать, что выяснили корреспонденты, причем упомянуть что-то парадоксальное, чтобы создать дополнительный стимул для чтения текста. Например, как здесь:

Побывав на заседании Хамовнического суда по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, заместитель главного редактора журнала «Власть» Вероника Куцылло убедилась в том, что борьба за жизнь и свободу для одних вполне может оказаться усыпляющим средством для других[7].

Или здесь:

Бывший русский анклав Харбин давно стал рядовым китайским областным центром: всего каких-то 9 млн жителей. Связанное с Россией прошлое здесь превратилось в доходный туристический аттракцион. Заповедник «Русская деревня», парк Сталина, сотни русских ресторанов, караоке-клубов, тысячи русских проституток. Туристы со всего Китая приезжают в Харбин, чтобы за большие по местным меркам деньги посмотреть на бывшего «старшего брата», роль которого исполняют гастарбайтеры из российской провинции[8].

Вам после этих лидов захотелось прочесть репортажи? Обратите внимание: здесь использована формула «ясно и одновременно не ясно». Вывод вам уже сообщили, и дальнейший текст станет лишь его обоснованием. И если вам захотелось понять, почему все так, значит, журналисты свою работу выполнили грамотно.

Следует ли писать репортаж от первого лица? Некоторые журналисты, например специальный корреспондент издательского дома «Коммерсантъ» Андрей Колесников, так поступают регулярно. Вот как начинается, к примеру, его репортаж про соревнования по дзюдо на Лондонской олимпиаде 2012 г.

В перерыве соревнований по дзюдо ко мне подошла девушка, которая очень старательно говорила по-русски. Русский был не совсем родным ее языком: она родилась на Украине, а живет в Израиле. Но ей очень хотелось поговорить с русским, который живет в России. Потому что у нее накопились претензии ко мне.

  • — Ну как же ж так! — с упреком сказала она мне. — Наш израильский мальчик (она это сказала с таким выражением, как будто он и мой тоже. —А. К.), тридцать пять лет, умничка, так боролся!
  • — Не вышло у него? — с сочувствием переспросил я, потому что только в перерыве и появился здесь.
  • — За него болеет весь Израиль! — продолжала она, предпочитая не слышать.
  • — Так что случилось?
  • — И проиграл русскому мальчику, живущему в Германии! А для него это последняя Олимпиада! Ну что же это!
  • — А ваш израильский мальчик не из России? — поинтересовался я. Все бы как-то встало на свои места. Была бы законченная картина. Последнего мазка не хватало.
  • — Ну какая разница?! — вздохнула она. — Нет никакой разницы.

А мне казалось, что это две большие разницы.

Русского мальчика из Германии я, кстати, очень скоро увидел. Он участвовал в полуфинале: он же победил израильского мальчика 35 лет[9].

Как видим, на переднем плане в репортаже не соревнования, а беседа журналиста с одной из болельщиц. Соревнования же служат фоном. Возможно, это оправданно, потому что соревнования читатели репортажа к моменту выхода газеты уже могли посмотреть. Либо потому что репортаж пишет не абы какой журналист, а Андрей Колесников, у которого есть свои преданные читатели, интересующиеся именно тем, что происходило с Колесниковым и как он это воспринимал.

Общие же рекомендации здесь таковы. Если журналист сам является одним из действующих лиц репортажа, тогда «я» необходимо. Так как первое лицо в репортаже обычно используется для передачи собственных ощущений, нужно, чтобы эти ощущения читателя интересовали. Как правило, это бывает в следующих случаях.

  • 1. Журналист является главным действующим лицом (репортаж- эксперимент).
  • 2. Журналист лично оказывается в драматической ситуации, которой посвящен репортаж. Например, попадает в заложники к террористам или под обстрел на передовой.
  • 3. Репортаж написан звездой (как в случае с Колесниковым), мысли и переживания которой интересны читателям.
  • 4. Центром репортажа является не внешняя ситуация, а ее восприятие автором.

В последнем случае необходимо соблюсти два условия: автор должен испытать сильные переживания и затем красочно их описать. Например, как в этом тексте, посвященном впечатлениям журналистки от перекладывания асфальта по ночам возле ее дома:

В два часа ночи—дорожные работы в самом разгаре — я таки набираю «02», хотя муж и утверждает, что бесполезно. В трубке слышится непривычное: «Вы позвонили в полицию. Чем мы можем вам помочь?» — и во мне зарождается надежда на спасение. Полиция — не хухры-мухры. Как в Европе. Я жалуюсь на недопустимый уровень шума и прошу проверить наших мучителей на наличие у них разрешения ковырять 2-ю Фрунзенскую ночью. Оставляю свои контактные данные.

— Выезжаем.

Я победно смотрю на мужа: если не отстаивать свои гражданские права, а только пассивно бубнить, что все бесполезно, ничего не изменится. На всякий случай в порыве гражданского самосознания я хватаю фотоаппарат и фотографирую дорожные работы с балкона — мало ли, доказательства. Таджики не хотят фотографироваться, отворачиваются или прячутся за деревья. Но кавказские ребята позируют.

Проходит полчаса, еще полчаса — никто не приезжает. Я опять набираю «02».

— Вы позвонили в полицию. Чем мы можем вам помочь?

Вспоминается анекдот про заевшую пластинку и ребенка, который бьется башкой о стену: «Малыш, хочешь, я расскажу тебе сказку?» — «Хочу! Хочу! Хочу!»

  • — Это по поводу дорожных работ на 2-й Фрунзенской...
  • — А, опять вы? Они уже близко. Я их потороплю.

Буквально через пять минут полиция действительно подъезжает к углу Фрунзенской набережной и 2-й Фрунзенской. Я их вижу с балкона и готовлюсь спуститься и дать показания или что там полагается в таких случаях. Но дальше происходит странное: человек в форме, не выходя из машины, обменивается с одним из ремонтников парой реплик, после чего полицейское авто делает изящный вираж по Фрунзенской набережной и исчезает из виду.

— Ну, я же говорил, — констатирует муж.

Я ссорюсь с мужем, мрачно сижу на кухне и пью виски (между прочим, не одна, а с котом, который хоть и не пьет, но сидит рядом и очень заботливо на меня смотрит), стараясь привести себя в такое состояние, чтобы заснуть вне зависимости от уровня шума. К пяти утра мне это удается. Звуки извне смешиваются с шумом моего персонального «вертолета»[10].

Кроме того, существует так называемая гонзо-журналистика (см. гл. 11), которая ставит в центр произведения именно впечатления журналиста, обычно находящегося в измененном состоянии сознания из-за действия алкоголя или наркотиков. Там употребления «я» и фокусировка журналиста на себе, а не на происходящем вокруг, является нормой.

  • [1] См.: Соколов-Митрич Д. Мастер-класс. Соображение пятьдесят третье. URL: http://smitrich.livejournal.com/999607.html.
  • [2] Материал взят из курса «Репортаж», который Алеся Донская ведет в Институтесовременной журналистики.
  • [3] Без домика в деревне // Новые Известия. 2010. 22 марта. URL: http://www.newizv.ru/society/2010-03-22/123710-bez-domika-v-derevne.html.
  • [4] Свистать всех на спуск // Коммерсантъ. 2004. 8 сентября. URL: http://www.kommersant.ru/doc/503684.
  • [5] Лепестки и люди // Русский репортер. 2011. 13 декабря. URL: http://rusrep.ru/artide/2011/12/13/flowers/.
  • [6] Время полураспада// Русский репортер. 2010. 18 мая. URL: http://rusrep.ni/2010/19/shahtery/.
  • [7] Зал номер семь // Власть. 2009. 27 апреля.
  • [8] Приключения фуяшки // Русский репортер. 2009. 14 октября.
  • [9] Чудо-дзюдо // Коммерсантъ. 2012. 4 августа. URL: http://www.kommersant.ru/doc/1991206?isSearch=True.
  • [10] Асфальтовый приход // Русский репортер. 2012. 24 июля. URL: http://www.nisrep.nj/article/2012/07/24/asfalt.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >