Полная версия

Главная arrow Психология arrow Детская психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 4. ГЕШТАЛЬТ-ТЕОРИЯ РАЗВИТИЯ

В результате освоения данной темы студент должен:

знать

  • • основные принципы построения гештальт-теории;
  • • понятия, сформированные в рамах гештальт-теории;
  • • законы восприятия, сформулированные в рамах гештальт-теории;
  • • логику развития мышления ребенка с позиции гештальт-теории;

уметь

• анализировать различные феномены, описанные в рамках гештальт-теории;

владеть

• навыками анализа практического применения гештальт-теории с позиции современного научного знания.

4.1. Общая характеристика гештальтпсихологии развития

Гештальтпсихология – одно из наиболее известных направлений в исследовании детского развития. Возникновение гештальтпсихологии было обусловлено сложностями в объяснении ряда феноменов и в решении проблем, которые встали перед ассоциативными психологами. Первоначально гештальтпсихологи стремились исправить, уточнить ассоциативную психологию, что в итоге привело к возникновению принципиально иного подхода к пониманию детского развития. Наиболее яркими представителями гештальт-психологии были М. Вертгеймер, В. Келер, К. Коффка, Г. Фолькельт. Подход гештальтпсихологов не только объяснил целый ряд психологических фактов, но и позволил поставить перед психологией новые задачи (исследование законов структурообразования, определение качественного своеобразия психики ребенка, анализ продуктивного мышления и т.д.) и сделать детскую психологию экспериментальной наукой.

В отличие от ассоциативных психологов, утверждавших, что психика ребенка носит дискретный, разложимый на элементы, характер, гештальтпсихологи считали, что психику ребенку можно понять на основе принципа структурности (или гештальта). Согласно этому принципу всякое явление или объект представляют собой не совокупность различных фрагментов, а целостную структуру. В качестве простого примера структуры они рассматривали музыкальную мелодию. Всем известно, что мелодия записывается с помощью нот. Можно было бы сказать, что эти ноты и есть мелодия. Однако гештальтпсихологи подчеркивали, что мелодия – не совокупность нот, а их структура. Действительно, одна и та же мелодия может быть записана разными нотами (в разных тональностях), но при этом она будет восприниматься, несмотря на различия, как та же самая. Более того, мелодия может быть воспроизведена на разных инструментах. Звуки, которые будут издавать эти инструменты, также будут отличаться по своему характеру, но мелодия все равно будет узнаваема. Гештальтпсихологи говорили, что узнавание мелодии основано на том, что за различными способами ее воспроизведения (пение, свист, использование различных музыкальных инструментов) лежит одна и та же структура.

Принципиальная задача, которую ставили гештальтпсихологи, заключалась в том, чтобы доказать, что ребенок с самого начала воспринимает мир структурно. Они обратили внимание на то, что шепот матери уже на седьмой день жизни ребенка успокаивает его, а шепот чужого человека практически не действует на него. Этот факт доказывает, что уже в начальный период жизни для ребенка характерно реагирование не на отдельные элементы, как утверждали ассоциативные психологи, а на целостное переживание.

На основе структурного подхода гештальтпсихологи объясняли различные действия детей. Успешное поведение детей, перенесенное в другие ситуации, они объясняли аналогично тому, как одна и та же мелодия транспонируется в различных тональностях, т.е. как сохранение структурных отношений. Так, например, Г. Фолькельт писал: "...общую основу следует искать в тех общих, но не изолировннных в отношении всей структуры, моментах, которые присущи этим различным комплексным свойствам, а опять-таки только в тех частичных контурах, которые сами по себе уже являются чем-то целым. Способность к перенесению комплексных моментов является необходимым условием не только для... транспозиций, но и вообще для всех видов продуктивного обучения".

Для анализа особенностей детского развития гештальт-психологи ввели понятие "феноменальное поле". Феноменальное поле есть то психическое пространство, в котором существует человек. Например, для ассоциативных психологов таким пространством был поток ощущений. Поток ощущений однозначно определялся окружающей ребенка обстановкой. Таким образом, его внутренний мир можно было фактически описать через внешнее окружение или ситуацию. Гештальтпсихологи отмечали, что внешнее окружение не описывает то психическое пространство, в котором оказывается ребенок. А если так, то на основе внешних воздействий нельзя понять и детское поведение. Иными словами, с помощью понятия "феноменальное поле" гештальтпсихологи стремились раскрыть то, что определяет внешнее поведение ребенка. Приведем несколько примеров. Рассмотрим восприятие чернильного пятна. Одно и то же чернильное пятно для одного человека будет казаться просто кляксой, а другой увидит в нем бабочку или загадочное животное. Ответы людей на вопрос: "Что ты видишь?" будут зависеть не от самого чернильного пятна, а от того, какая психическая реальность возникает в сознании человека, когда он смотрит на пятно. Говоря иначе, различие в восприятии одной и той же кляксы будет определяться особенностями того, каким оказалось феноменальное поле человека.

Общая линия развития заключается в том, что первоначально феноменальное поле, в котором оказывается ребенок, структурировано достаточно примитивно. Один из факторов, обусловливающих этот процесс, – созревание нервной системы. Чем более зрелой оказывается нервная система у ребенка, тем более сложные структуры могут образовываться в его феноменальном поле.

Важную роль в этом процессе гештальтпсихологи отводили слову. В возрасте двух лет ребенок начинает понимать, что каждая вещь имеет свое имя. Это расширяет возможности ребенка в изменении ситуации. Слово для ребенка, в отличие от взрослого, обладает магической силой. Его произнесение как бы заставляет вещь появляться в феноменальном поле. Связь слова и вещи можно увидеть в случае, когда ребенку предлагается переименовать предмет. Если ребенка спросить: "Можно ли чернильницу назвать коровой?", то ребенок ответит отрицательно. Свой ответ ребенок будет мотивировать тем, что в чернильнице хранят чернила, а корова дает молоко. Иначе говоря, ребенок не понимает условности обозначения предмета, и связь между словом и вещью оказывается очень прочной. Тем не менее наличие такой связи позволяет ребенку создавать новые структуры. Например, ребенок, играющий в прятки, говорит: "Ку-ку". Наблюдая за закипающим чайником, он заявляет: "Обожжешься". С помощью разных слов ребенок обозначает разные ситуации – игру в прятки и нагревание чайника. Затем ребенок видит, как садится солнце, и произносит: "Обожжешься ку-ку". Фактически ребенок объединил две разные ситуации в одну, создав тем самым более сложную структуру, что расширяет возможности действия ребенка в различных ситуациях. Ребенок начинает видеть не только сам объект (солнце), но и те условия, в которых он оказывается (солнце садится).

Всякое новое поведение ребенка обусловливается возникновением повой структуры. Развитие в гештальтпсихологии интерпретировалось как процесс возникновения новых структур в феноменальном поле. Гештальтпсихологи определили ряд областей человеческого развития, связанных с возникновением новых структур. Прежде всего отмечалась значимость моторного развития. К области моторного развития были отнесены перемещения ребенка и движения, связанные с положением его тела. Они полагали, что сначала возникают простейшие формы движения. В дальнейшем движения совершенствуются и, по мере созревания, преобразуются в более сложные: такие как ходьба, речь, письмо.

Подчеркивалось, что возможности действия ребенка определяются развитием его Я. Первоначально, когда детское Я еще не развито, поведение ребенка определяется ситуацией, в которой он оказывается: ребенок полезависим (зависим от тех объектов, которые находятся вокруг него). Например, если двухлетний ребенок идет по дороге и видит лежащую на дороге игрушку, он забывает обо всем остальном и начинает заниматься интересным предметом. Со временем Я ребенка развивается, что связано в первую очередь с появлением целей или планов. Например, ребенку может нравиться играть со своими друзьями. В этом случае он будет стремиться оказаться в ситуации, в которой это возможно. Хотя он находится дома, его мысли будут связаны игрой с друзьями. Ребенок может заявить, что хочет пойти на улицу или в гости к кому-либо из друзей, может отказаться от того, что ему предложит взрослый. В этом смысле важно быть аккуратным в своих обещаниях ребенку. Ведь теперь он начинает жить не только в воспринимаемой ситуации (где его легко "переключить" с одного объекта на другой), но и в ситуации ожидаемой. Другими словами, его ситуация включает прошлое, настоящее и будущее. При этом у него складывается намерение действовать в соответствии с ожидаемым обещанием. Если обещание не выполняется, то неоправданные ожидания приводят ребенка к конфликту.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>