Полная версия

Главная arrow Политология arrow ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ. ДЕМОКРАТИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политические системы, институты и группировки в средневековой Руси

Политическое управление и политическая борьба в средневековой Руси проходила в условиях политических систем княжеской монархии и боярско-купеческо й республ ики.

Политические системы княжеских монархий имели место практически во всех русских княжествах, кроме Новгорода и Пскова. Здесь верховная законодательная, судебная, исполнительная и военная власть принадлежали одному лицу - князю. Князь мог советоваться со своими боярами, дружинниками, мог получать информацию от послов, лазутчиков, других лиц, но принимал решения единолично. В период Киевской Руси верховная власть принадлежала роду Рюриковичей, все они по рождению считались князьями. Старший в роду получал титул великого князя киевского и рассаживал сначала своих сыновей, затем братьев, дядей и племянников таким образом, чтобы более старший получал более значимое княжество. Так например, после Ярослава Мудрого титул великого князя киевского получил его сын Всеволод, следующим великим князем стал внук Ярославов Мономах, затем правнук Мстислав.98 После смерти великого князя или другого князя правящей династии князья перемещались в города, соответствующие их положению в княжеском роде. Бескняжье нарушало нормальную жизнь общества, делало его анархичным и беззащитным перед внешним противником.99 Но даже киевский князь нс был абсолютным монархом. Большую роль в политике столицы и других городов Великого княжества Киевского играли народные собрания - веча. Они ведали вопросами войны и мира, замещением княжеского стола, финансовыми и земельными ресурсами, определяли налоговую политику, обсуждали наиболее важные законы, назначало и смещало администрацию. Состав вече отражал социальную структуру общества: князья, церковные иерархи, бояре, гости, купцы, люди. С помощью веча народ городов-государств Древней Руси имел возможность влиять на ход политической жизни.1 Это происходило потому, что гражданскими правами, которые включали право участия в вече, обладали все ополченцы, фактически все горожане, владеющие тем или иным имуществом и большинство голосов, чаще всего, было на их стороне, а не на стороне княжеских или боярских клик. Определенное влияние на вечевую борьбу имела княжеская дружина. На народных собраниях она выступала как составная часть княжеской клики. В военной организации общества она составляла ядро, являлась боевым штабом княжеского войска. Во время боевых действий дружинники становились командирами отдельных частей ополчения и имели на ополченцев определенное влияние.

Иная, более демократическая политическая системы утвердилась в Новгородской земле. В 1136 г. новгородцы арестовали князя Всеволода Мстиславовича с семейством и затем изгнали его из города. Вече решило князей приглашать только как наемных военачальников, оставив за ними высшую судебную власть (вместе с посадником) и сбор дани с покоренных земель. Верховным органом Господина Великого Новгорода, то есть всей земли простиравшейся от Балтики до Урала и от Белого моря до озера Селигер было объявлено народное собрание. Народное собрание или вече собиралось на Торговой стороне Волхова, на площади, называемой новгородцами «Ярославово дворище». Летописи не оставили нам подробного описания порядка создания, структуры и правил деятельности высшего законодательного органа Новгородской республики, но, судя по размерам [1] [2]

Ярославова дворища, вече состояло из 300-400 человек. При этом главную роль в политическом процессе играли новгородские бояре - наследственные аристократы, владевшие большой земельной собственностью - вотчинами, включавшие деревни с крестьянами и лесные промыслы и имевшие в городе усадьбы - защищенные забором участки с теремом и надворными постройками, то есть то, что в европейских городах называлось «замками». Новгородсткие бояре, как и их европейские собратья, объединялись в родовые кланы, ведущую роль среди которых играли Онциферовичи, Мишиничи, Мирошкиничи и некоторые другие. Всего в Новгородской республики насчитывалось 40-50 боярских родов. Именно бояре чаще всего оказывались во главе соперничавших за власть группировок.

Важную роль в политическом процессе, учитывая торгово- промышленный характер Новгорода, играли купцы. Новгородские купцы наряду с европейскими, в первую очередь ганзейскими торговцами служили главным, организующим звеном в товарном потоке из лесной северо- восточной Руси в Европу, поставлявшем европейцам пушнину, воск, моржовую кость, и во встречном потоке из быстроразвивающейся Европы на Русь, поставлявшем боярам предметы роскоши, дорогое оружие, вино, снабжавшее купечество и простых горожан сукном, изделиями европейских ремесленников. Кроме того, Новгород, расположенный в северной и болотистой зоне, всегда нуждался в поставках зерна. Особенно эта нужда оботрялась, учитывая высокую долю городского населения, в неурожайные годы. В таких случаях проблемой подвоза и обеспечения горожан хлебом (как правило - из южной Руси) занимались купцы, а регулированием его стоимости, недопущением «взлета цен» - бояре и князь.

Другой значимой социальной и влиятельной политической группой новгородского общества были ремесленники, которые не только обеспечивали новгородских горожан и жителей всего Господина Великиго Новгорода, но и производили товары на вывоз, в другие земди Руси и сопредельные государства. С другой стороны, в экономическом плане ремесленники зависели от купцов, диктовавших им цены н условия продажи продуктов труда. Часто ремесленники принимали приглашения бояр: для обеспечения безопасности и регулярного снабжения сырьем перенести свои мастерские в боярские усадьбы.

Важной социальной группой, снабжавшей новгородский экспорт пушниной, были ушкуйники. Ушкуйные дружины, как правило, формировались из избыточного населения, например, из молодежи, не нашедшей своего места в устоявшейся социальной и политической структуре республики. Каждый новгородский купец и ремесленник заранее определял сына-наследника своего дела. Остальные сыновья создавали вооруженные отряды, приобретали специальные, довольно вместительные суда - ушкуи и направлялись по рекам и волокам на Север, в Пермскую землю, Северный Урал, а то и в Зауралье для сбора пушной дани с покоренных племен.

Исполнительную власть в Новгородской республике представляло правительство, которое возглавлял избираемый на один год посадник. Он занимался внутренними и международными делами и вместе с князем командовал войском и вершил суд. Второе по значению место в правительстве занимал также избираемый на вече тысяцкий. Он был ответственен за сбор налогов, разбирал тяжбы русских и иностранных купцов, участвовал в посольствах.

Важную роль в системе политических институтов Новгорода играл архиепископ. Он не присылался митрополитом, как это делалось по отношению других русских земель, а избирался самими новгородцами. Сначала вече отбирало трех кандидатов, а затем жребием, который вытаскивал слепец или ребенок, избирался новый архиепископ. Он обладал большим духовно-нравственным авторитетом распоряжался огромными богатствами, накопленными поступлениями церковной десятины и мог оказать помощь государству и гражданам в трудное время. Архиепископ вел контроль эталонов мер и весов, вместе с посадником и тысяцким готовил и подписывал международные договоры.

Каждый институт политической системы Новгородской республики, кроме государственной легитимации и государственного авторитета опирался на свою собственную политическую силу, представлявшую собой в этом смысле политическую «партию», партию как часть общества, оказывавшую поддержку тому или иному должностному лицу, отправлявшему политические функции. Князь в своей деятельности более всего опирался на свою дружину и, когда собиралось ополчение, - на силу и авторитет всего войска, но для этого ему нужно было найти общий язык с тысяцким. В мирное время для князя очень важно было найти взаимопонимание с вечем. Дружина - слишком слабая опора в бурном море новгородской политики. Порой, если князь не находил поддержки у народного собрания, новгородцы изгоняли его. Первым изгнанным князем, не «вписавшимся» в новгородский политический процесс, не сумевшим создать свою стабильную группировку поддерживающих его новгородцев был Глеб Святославович.[3]

С «партией» князя соперничала «партия» посадника, который тоже искал поддержки у избиравшего его народного собрания, а также у ополчения, ведь его глава - тысяцкий был подчиненным посадника. В этом смысле, то есть в поиске «силовой» опоры и народной поддержки группировка князя с одной стороны и группировка посадника и тысяцкого с другой выступали как политические соперники. Между группировками посадника и тысяцкого тоже не было полного взаимопонимания. Посадник, как правило, избирался из представителей местной аристократии или местной купеческой знати. За избрание или переизбрание того или иного кандидата на должность посадника соперничали местные боярские и купеческие клики.

Тысяцкий чаще всего избирался из простолюдинов, из людей. Если группировка посадника представляла в правительстве республики боярскокупеческую знать, то группировка тысяцкого - черных людей, средние и нижние слои новгородского общества.

Группировка архиепископа опиралась на мощную церковную организацию, объединяющую все общины прихожан Новгорода и новгородской земли. Кроме того, поддержку группировке архиепископа всегда готов был оказать глава монашествующего, черного духовенства новгородский архимандрит, который имел резиденцию близ города в Юрьевом монастыре и распространял свое влияние на все семнадцать монастырей Новгородчины.

Систематическая работа вече, избрание основных государственных институтов, достаточно широкая система участия граждан создали иные более легитимные и легальные возможности, чем в других землях Руси для функционирования политических группировок. Несмотря на соперничество главных должностных лиц и «партий» их поддерживающих, центр политической жизни, как это и бывает в республиках, находился в народном собрании. Новгородское вече было организовано по территориальному признаку, поэтому вечевые группировки также получили территориальный характер.

Во-первых, этому способствовало разделение Новгорода на две стороны: Софийскую и Торговую естественным образом образовало в городской черте две «партии». «Партия» Софийской стороны выражала интересы аристократии, административной власти (чиновничества) и служилых людей, «партия» Торговой стороны выступала от имени ремесленников, розничных торговцев, зажиточных купцов. Кстати сам термин «партия» не был известен в средневековой Руси и то, что по латинской традиции в Европе понималось как часть (part) и имело смысл борющихся группировок (в собрании, на суде или в уличной драке) в Новгородской республике называлось «сторона». Интересы Софийской и Торговой сторон часто сталкивались на вечевом собрании. Порой, если их не удавалось согласовать группировки разделялись: жители Софийской стороны и их сторонники из пригородов собирались на площади перед Софийским собором, а жители Торговой стороны со своими сторонниками - на Ярославом дворище. Если не удавалось прийти к согласию, обе группировки сходились на границе между контролируемыми территориями, на своеобразной нейтральной полосе - на мосту через Волхов для решения конфликта силовым путем. Здесь обычно вступала в действие третья сила: «партия» архимандрита, увещевавшая противостоящие группировки и предотвращавшая или не предотвращавшая кровопролитие.[4] Стороны противостояли не только на вече. Территориальные группировки были постоянным социально-политическим фактором жизни Новгорода. В праздники жители Софийской и Торговой сторон устраивали кулачные побоища на мосту через Волхов и всем жителям было очень важно знать, за какой из группировок останется верх.

Во-вторых, следует учитывать, что Новгородская земля делилась на пять пятин (административно-территориальных единиц), каждая из которых начиналась на одной из главных пяти улиц города - концов. Политические группировки, состоявшие из жителей всех пяти концов, представлявших собой как бы уменьшенную копию всей территории государства и представляли на вече интересы жителей всех пяти территориальных единиц республики. Эти «пятинные партии» были постоянным фактором вечевой дифференциации. «Пятинные партии» состояли из «комчанских партий», представлявших интересы населения концов - новгородских улиц-тупиков, бравших начало от площадей и упиравшихся в городскую стену. Порой «партийная борьба» принимала слишком острый и даже вооруженный характер. Так в 1207 г. после введения новых налогов правительством посадника Дмитра Мирошкинича, представлявшего бояр и купцов Нсревского конца, население города восстало, разграбило усадьбы бояр «неревской кончанской партии» и избрало правительство из представителей Людина конца.[5]

Следует подчеркнуть, что новгородское вече не знало систематического, регулярного и регулируемого обсуждения с выступлениями лидеров «партий». Обсуждение вынесенных на вече вопросов носило скорее стихийный характер, а голосование проводилось при помощи выкриков. Чья сторона громче кричала, то мнение и побеждало. Такой порядок обсуждения и голосования порой вел к коррупции: богатые купцы, чтобы решить голосование в свою пользу, просто покупали наемных крикунов. Среди крупных оптовых торговцев, которые и определяли политический процесс в Новгороде, несомненно, существовали группы интересов. Эти торгово-промышленные группировки или купеческие «партии» также являлись существенным фактором вечевого политического процесса.

Политические группировки Московской Руси, в отличие от «партий» Господина Великого Новгорода не участвовали в регулярной вечевой деятельности, поэтому они изыскивали другие возможности для отстаивания своих идеалов. Типичной религиозно-политической группировкой было движение иосифлянства, которое сначала находилось в оппозиции царю Ивану III, поддерживавшему еретическую группировку Федора Курицына и выступавшему за секуляризацию монастырского землевладения. Основатель движения Иосиф (в миру Иван Санин (1439-1515) был игуменом Волоцкого (Волоколамского) монастыря, расположенного на земле удельного князя Бориса Волоцкого, затем его сына Федора Борисовича. Иосиф Волоцкий выступал за единство православной церкви и борьбу с еретическими движениями, это единство разрушающими. На церковных соборах 1503 и 1504 гг. произошло не только столкновение «партии» иосифлян и «партии» еретиков. В церковно-идеологическую борьбу, которая в то время была также неотделима от борьбы политической, как церковь была неотделима от государства, вмешалась «партия» нестяжателен. Лидер нестяжателей Нил Сорский был известным московским дьяком (государственным чиновником) при Василии II и Иване III. Он хорошо знал влиятельного дьяка Федора Курицына, пользовавшимся расположением Великого Князя. Именно они оказывали влияние на позицию Ивана III по секуляризации монастырского землевладения. После открытой полемики группировок нестяжателей и иосифлян Иван III отказался от секуляризационных планов и согласился на преследование еретиков. Иосифляне, понимая значение усиления власти Москвы для судеб страны, изменили свою политическую ориентацию и с этих пор активно поддерживали политику централизации. К тому же скупой и жестокий князь Федор Борисович грабил и всячески притеснял обитель. В феврале 1507 г. Иосиф обратился к сменившему Ивана III Василию III и митрополиту Симону с просьбой принять монастырь под юрисдикцию непосредственно Москвы, избавить его от «удельного насильства». Этот инцидент послужил катализатором расширения не только движения иосифлянства, но и более широкого движения за централизацию Великого княжества Московского, охватившего и церковные, и светские круги и

w 104

направленного против еретических движении и удельных княжеских клик. Политическую линию Иосифа Волоцкого поддержал митрополит всея Руси Даниил (2-я пол. XV в. - 1547) и последующие митрополиты.

Важным политическим институтов средневековой Руси была Боярская дума, деятельность которой прослеживается от боярских советов киевских князей вплоть до времени Петра Великого. Думская деятельность трактовалась думцами и обществом средневековой России как разновидность служения царю, а значит направленная на укрепление монархии, централизацию, расширение территории, умножение населения, увеличение сбора налогов и т.д. Все это требовало, по представлениям того времени, единства в мыслях и делах. Различные мнения могут быть высказаны в ходе прений, могут быть высказаны даже мнения, противоречащие царскому, прения и несогласия могут длиться достаточно долго - до нескольких месяцев, но в итоге, и это понимали все думцы, необходимо приходить к согласию.

Дума в средневековой России не представляла собой отдельную законодательную ветвь власти, противостоящую и ограничивающую власть самодержца. Дума была совещательным органом при монархе, органом, всячески укрепляющим царское самовластие. Отсюда думская деятельность рассматривалась как служение царю-государю, и образование оппозиционной партии в Думе воспринималось и царем, и самими думцами, и обществом как ненормальное явление. Поэтому думные люди разделялись более не по политическим взглядам, а по знатности и опыту служения царю. Думцы времени позднего средневековья делились на четыре чина: думные дьяки (чиновники, составлявшие указы), думные дворяне, выходцы из царских дворовых слуг, окольничьи (то есть аристократия, составляющая [6]

ближайшее окружение царя) и бояре (древняя родовая аристократия). В результате думского «служения» член Боярской Думы мог делать карьеру, продвигаться по «лестнице» думских чинов. Конечно, думный дьяк вряд ли мог дослужиться до чина боярина, но он имел возможность стать думным дворянином. Думный дворянин мог рассчитывать при верной службе на чин окольничего или даже боярина. Лучшие окольничьи получали чин боярина - высшее государственное звание.

Обстановка в Думе вовсе не ориентировла ее членов задумываться о необходимости реформ, тем более - о соблюдении демократических принципов равенства, коллегиальности управления и т.д., а направляло их деятельность в русло «служения государю», цели и интересы которого были неотделимы от целей и интересов централизованного государства.

В XVI в. в Московском царстве формируется политический институт земских соборов или как их называли современники «советов всея земли». Первый земский собор был созван в 1550 г. Иваном Грозным, только что принявшим царский титул. Целью поставленной перед этим собранием было примирение населения с областными правителями, которые «кормились» от населения своих областей. Собор утвердил решение царя об отмене системы «кормлений» и замене се царским жалованием. Первый собор содействовал не только консолидации областей, но и централизации всего государства. Второй земский собор был созван в 1566 г. и решал вопрос войны и мира с Польшей и Литвой на предложенных ими условиях. Собор высказался за продолжение войны и доверил при изменении ситуации царю самому решать это вопрос. Третий земский собор был созван по смерти царя Федора Ивановича (1598) для избрания нового царя. Собор, которым руководил патриарх Иов, избрал царем Бориса Годунова. Следующий собор завершал период смуты (1613). Он провозгласил «царем веся Руси» Михаила Романова, в первые десять лет правления которого земские соборы заседали почти непрерывно. В XVII в. соборы формально созывались указом царя, но были случаи, например, Уложенный собор (1646), когда они собирались по требованию сословий. Возникла реальная возможность превратить политический институт соборов в прообраз российского парламента. Собор того времени состоял из двух палат, каждая из которых разделялась на две курии. Верхняя палата не избиралась. Она включала в себя «в готовом виде» Боярскую думу (первая курия) и Освященный собор, состоявший из епископата и настоятелей наиболее авторитетных монастырей (вторая курия). Нижняя палата была выборной и состояла из дворянской и городской курий. Последняя включала в свой состав избранных представителей московских сотен, слобод и провинциальных посадов. Общее количество представителей всех земель составляло 300-400 человек. Как видим, соборы того времени носили сословно-демократический характер. Земские соборы выполняли такие важные политические функции как:

  • -законодательная; важнейшими результатами которой были принятие Судебника 1550 г. и Соборного уложения 1649 г.и других законодательных актов;
  • -избрание и низложение государя. Именно на Земских соборах были избраны на царство цари Федор Иванович, Борис Годунов, Василий Иванович Шуйский, Михаил Федорович Романов, Иван Грозный, Петр Первый. В 1610 г. Земский собор низложил Василия Шуйского;
  • -присоединение новых территорий (Азова в 1642 г. во время войны с Турцией, Малой Руси в 1653 г.);
  • -вопросы войны и мира.

Несмотря на реальные возможности превращения нерегулярно собираемых царем соборов в регулярно функционирующий политический институт, по многим причинам этого не произошло.[7] Россия надолго осталась на обочине как процесса парламентаризма, так и процесса демократизации.

Вообще процесс формирования и функционирования демократических политических систем на Руси вполне вписывается в общеевропейский процесс. И с этой точки зрения именно влиянием европейской демократической традиции и, конкретно, влиянием Ганзейского торгового союза городов можно объяснить зарождение республиканской традиции в Новгороде и Пскове. Но, следует иметь в виду и собственный потенциал демократии, существовал у восточных славян еще до призвания варягов. Восточно-славянские племена и союзы племен, как и все другие протогосударствнныс объединения, безусловно, имели такие институты, как институт вождя, совет старейшин и народное собрание.

В целом, говоря о развитии демократии в средневековье, а мы рассмотрели этот феномен в Византии, государствах Европы и на Руси, следует отметить относительный застой этого процесса по сравнению с продвижением демократии в эпоху античности. В Средние века значительно менее проявляли себя такие признаки демократии, как широкое участие граждан в избирательном процессе, в государственном управлении и принятии важных политических решений. Несмотря на отдельные положительные примеры и отдельные позитивные сдвиги в создании политических систем и институтов, различных коллегий и комиссий, демократизации политической жизни посредством борьбы группировок за свои права и власть, невозможно не сделать вывод о том, что демократия, как глубокий процесс постоянной трансформации политических институтов и систем, как изменение политических отношений в сторону свободы и равенства, как вовлечение широких масс в политику, как приобщение к политической культуре широких слоев общества в Средние века находилась в летаргическом сне, то есть в положении между еле теплящейся жизнью и вполне вероятной смертью.

Литература:

Арзаканян М.Ц., Ревякин А.В., Уваров П.Ю. История Франции. М., 2005;

Бушуев С.В., Миронов Г.Е. История государства российского. Книга первая. IX - XVI вв. М., 1991;

Всемирная история. В 10 тт., т. III. М., 1957;

История средних веков. М.Л.Абрамсон и др. М., 1986;

История средних веков. Под ред. Н.Ф.Колесницкого. Изд. 2-е. М., 1986;

Ключевский В.О. История сословий в России / Соч. в девяти томах. Т. VI. М., 1989; Ключевский В. Боярская Дума Древней Руси. Добрые люди Древней Руси. М., 1994; Макиавелли Н. История Флоренции. М., 1987;

Оке Ж.-К. Средневековая Венеция. М., 2006;

Платонов С.Ф. Сочинения в 2-х томах. СПб., 1993. Т 1;

Райс Тамара Т. Византия. Быт, религия, культура. М., 2005;

Рыбаков Б.А. Мир истории. М., 1987;

Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Сочинения в восемнадцати книгах. М., 1993. Т. 3-4;

Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып 2. Часть 1. Отв. Ред. Д.С.Лихачев; Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства Древней Руси. Л., 1988.

  • [1] 91 - см. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Сочинения в восемнадцати книгах. М., 1993.Тт. 3-4. С. 7-8. ” - см. Бушуев С.В., Миронов Г.Е. История государства российского. Книга первая. IX - XVI вв. М., 1991.С.99.
  • [2] - см. Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства Древней Руси. Л., 1988, с. 267.
  • [3] - см. Рыбаков Б.А. Мир истории. М., 1987. С. 285.
  • [4] - см. Платонов С.Ф. Сочинения в 2-х томах СПб., 1993. Т 1. 150-152.
  • [5] 101 - см. Демократия по-новгородски / ж-л Саквояж. Сентябрь 2010, с.65.
  • [6] - Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып 2. Часть 1. Огв. Ред. Д.С.Лихачев. С. 434-438.
  • [7] Само название современного российского парламента «Дума», а не «Собор», означает, что КонституцияРФ закрепила как парламент нс вполне самостоятельный законодательный «совет всей замли» - Собор, азаконосовещательную, несамостоятельную и всегда находившуюся при самодержце Думу. Это бело понятнопри Николае II, который, если и допускал в политической системе империи институт Думы, то только такой- не законодательный, а законосовещательной и зависимый от царя. Но это не понятно в современнойдемократической России. Формально получается, что российский парламентаризм берет свое начало не изгражданского общества, формируясь, как самостоятельная ветвь власти, а из княжеско-царской власти, какее зависимый отросток.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>