Полная версия

Главная arrow Политология arrow ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ. ДЕМОКРАТИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Закат демократии в Китае.

После октябрьской революции 1917 г. Советская Россия поддержала китайских революционеров: между Гоминданом и ВКП(б) были установлены «равноправные» отношения. Однако с образованием Коммунистической партии Китая (КПК, 1921г.) у Гоминдана появился опасный конкурент, а в китайском обществе, кроме демократической. наметилась и антидемократическая тенденция.

Уже на учредительном съезде в Шанхае китайские коммунисты, в качестве первоочередных, выдвинули задачи «объединения с Коминтерном», «свержения существующего строя в Китае» и «установления диктатуры пролетариата». На втором съезде (1922) КПК приняла решение об объединении и создании «единого национально-демократического фронта с Гоминьданом». Состоявшийся в начале 1924 г. первый съезд Гоминьдана (ГМД) согласился * на союз с КПК. Тактика КПК, однако, состояла в «удушении через объятия», в захвате организационных структур ГМД и превращение их в коммунистические. Руководство КПК с согласия Коминтерна позволило своим членам вступать в Гоминьдан и работать в его структурах. После ряда инцидентов и мятежа, организованного КПК в октябре 1924 г. против правительства Сунь Ятсена, Гоминьдан стал относиться к «тесному сотрудничеству» с КПК с большой осторожностью. После смерти Сунь Ятсена (1925) южное правительство и Гоминдан возглавил Чан Кайши, который сыграл главную роль в победе революции 1925-1927 гг., объединившей Китай. Ведущими партиями этой революции и послереволюционного Китая выступали ГМД и КПК.

Однако послереволюционное развитие Китая, пошедшее по индустриальному или «капиталистическому» пути не устраивало китайских коммунистов, которые для реализации своей программы решились на очередной раскол страны. Действовали они методами восстаний воинских частей и крестьянских бунтов. Сдерживающим фактором вооруженной борьбы между КПК и ГМД выступала японская агрессия. Но и в боях с японскими оккупантами армии коммунистов и гоминдановцев сражались отдельно. Если ГМД главной задачей ставил отражение японской агрессии и объединение страны, то для КПК это были распространение коммунистической идеологии, сохранение собственной армии, создание «особых» районов, где устанавливалась «диктатура пролетариата». Политическая система Китайской советской республики (КСР). Главной опасностью режиму политической опеки Гоминдана была КПК, которая с 1928 г. находилась на полулегальном положении. Важное значение для определения «линии партии» в условиях, создавшихся после разрыва с Гоминданом имел VI съезд КПК, проведенный в середине 1928 г. на территории СССР, под Москвой. На съезде решались вопросы отношения к крестьянству, борьбы с Гоминданом за влияние в стране, построение китайской Красной армии по советскому образцу.

После нескольких неудач с организацией восстаний в городах, коммунисты ушли в деревни. КПК перестроила свою политику по отношению к крестьянству. Теперь идеологи коммунистов считали крестьянство не менее революционным классом, чем рабочий класс и именно из крестьян и формировались отряды и соединения новой китайской Красной армии, именно крестьяне в «освобожденных» районах создавали органы местной власти - советы. Несмотря на успехи в сельской стратегии, ЦК КПК нс собирался переводить свою штаб-квартиру из Шанхая в сельскую местность, не без оснований опасаясь полного перерождения КПК в партию сельских хозяев. В 1930 г. генеральный секретарь китайской компартии Ли Лисань пытался представить КПК авангардом мирового коммунистического движения и даже обосновал тезис о перемещении центра революционного процесса в Китай, однако был осужден за это Коминтерном и снят с должности пленумом ЦК КПК (1931).

Руководство Коминтерна поставило КПК задачу свержения режима Чан Кайши и установление советской власти в Китае. Коммунисты сразу установили советскую власть в районах, контролируемых Красной армией. В конце 1931 г. в г. Жуйцзине (провинция Цзянси) состоялся первый съезд представителей советских районов. На нем была принята конституция «Китайской советской республики» (КСР), которая предполагала создание государства «демократической диктатуры рабочих и крестьян». По образцу СССР высшими органами власти провозглашались Центральный исполнительный комитет (ЦИК), Совет народных комиссаров (СНК) и Реввоенсовет (РВС), символизировавшие (именно символизировавшие, а не представлявшие) собой законодательную, исполнительную и военную власть. Мао Цзэдун был избран сразу председателем ЦИК и председателем СНК. Постепенно, не без напряженной борьбы, в которую не раз вмешивалось руководство Коминтерна, ему удалось поставить под свой контроль Красную армию и центральные органы КПК.

В возвышении Мао Цзэдуна большую роль сыграл так называемый «Великий или Северо-западный поход» (в отличие от Северного похода, совершенным в свое время армией Чан Кайши), который был вызван необходимостью вывода армии КПК из-под ударов вооруженных сил правительства Чан Кайши из южных районов Китая на северо-запад, а затем на север к границам Внутренней Монголии и Манчжурии, поближе к СССР, откуда китайские коммунисты получали помощь. Во время этого похода Мао Цзэдун к своим постам главы законодательной и исполнительной власти добавил обязанности председателя РВС (уже несуществующей КСР, так как большинство ее жителей осталось в своих деревнях на юге Китая), а в январе 1935 г. вошел в состав секретариата ЦК КПК, то есть во власть партийную. Таким образом, в руках одного человека была сосредоточена вся «государственная» и почти вся партийная власть «советского китайского государства» КСР, а его политическая система окончательно, превратилась в диктатуру. Отдельные коммунистические руководители сопротивлялись узурпаторским методам «политической» и «партийной» борьбы. Например, когда колонна Мао Цзэдуна летом 1935 г. в провинции Сычуань встретила колонну армии КПК под командованием Чжан Готао, тот от имени Коминтерна потребовал подчинения и присоединения к нему колонны Мао. Но Мао повернул свою колонну на север в другой освобожденный район, которым командовал Гао Ган, которому он также отказался подчиниться. Не оттуда ли пошло известное высказывание Мао: «винтовка рождает власть»? Действительно, в условиях гражданской войны мирная политическая деятельность уходят на второй план, а на первый выдвигаются формы вооруженной борьбы. В Китае 1930-1940 гг. лидеры партийных группировок состязались не за голоса избирателей, парламентские и министерские кресла, а за влияние в армии, за численность и вооружение своей колонны, за величину контролируемой территории. Китайские коммунисты, к сожалению, - так сложилась история КПК - были совершенно лишены парламентского опыта; их опыт партийной и государственной деятельности приобретался с винтовкой в руках. Вот почему Мао свято верил, что «винтовка рождает власть».

В 1940 г. Мао Цзэдун опубликовал работу «О новой демократии», в которой «начертал» свое видение будущего переустройства Китая. Опираясь на свою идею о «марксизме с китайской спецификой» лидер КПК определил грядущую революцию как «новодемократическую» по содержанию («стародемократическая», очевидно, была при Гоминьдане) и как крестьянскую по движущим силам. Эта новодемократическая крестьянская революция приведет к диктатуре «союза революционных классов», прежде всего крестьянства. Такая трактовка противоречила генеральной линии Коминтерна и ВКП(б) (на диктатуру пролетариата), которые критиковали как теоретические взгляды Мао, так и его действия. Это вызывало у Мао обратную реакцию, которая все более проявлялась в кампаниях «критики» ориентированных на Коминтерн и СССР китайских коммунистов. Против так называемой «московской группы» и ее лидера Ван Мина применялись различные меры от товарищеских наставлений до прямой травли. Такая методика «внутрипартийной борьбы» получила у китайских коммунистов название «упорядочение стиля работы» («чжэнфын»).

На VII съезде КПК (лето 1945) идеи Мао Цзэдуна были объявлены наряду с марксизмом-ленинизмом идеологической основой деятельности партии, а в состав нового ЦК и политбюро вошло большинство его сторонников. Все это весьма напоминало обстановку в ВКП(б) и восхождение И.Сталина к вершинам государственной и партийной власти. Несомненно, Мао Цзэдун хорошо знал и использовал в собственных целях методы партийной и государственной борьбы, применяемые советскими коммунистами, уважал и побаивался «товарища Сталина». Кроме того, он постоянно нуждался в разносторонней помощи, оказываемой Китаю Советским Союзом. Отходу Китая от линии «дружбы и сотрудничества с СССР» способствовал роспуск Коминтерна (1943), смерть Сталина (1953) и реформы Н.С.Хрушева, курс СССР на трансформацию своей политической системы от «государства диктатуры пролетариата» к «общенародному государтсву».

С самого основания КПК и КСР в них действовал жестко авторитарный режим правления, отрицавший не только полезность, но даже возможность существования какой бы то ни было оппозиции. Это касается не только стиля деятельности Мао Цзэдуна. Условия государственного и партийного управления, вытекавшие их тысячелетних традиций империи, не предполагали ничего иного, кроме скрытых (методами интриг, сговоров, стравливания политических противников) или вооруженных форм борьбы за власть. При отсутствии демократических традиций, демократические методы управления и политической борьбы служили лишь прикрытием. Это в равной мере касается как гоминдановского, так и самопровозглашенного коммунистического государства, как ГМД, так и КПК.

Важно подчеркнуть, что с самого основания Китайского советского государства коммунистическая партия заняла в нем не только центральную, но и явно доминирующую роль. Не партия создавалось, как часть общества, подконтрольная конституции и государственным органам, а государство было создано «волей партии», по подсказке другого государства и указанию международного партийного союза - Коминтерна. Эти представления о партии, как «творце всего сущего» были сродни религиозным понятиям древних китайцев о едином боге и, учитывая невысокий образовательный уровень, а то и полную безграмотность жителей китайской деревни 1930-х гг., быстро усваивались массовым сознанием. Еще до победы коммунистов в гражданской войне ни жители освобожденных районов, ни воины Красной армии, ни беспартийные, ни, тем более, члены партии не сомневались, что в будущем Китае не может быть места не только противостоящему в вооруженной борьбе Гоминьдану, но вообще любой противостоящей КПК партии. Так в процессе вышеописанного «государственного и партийного строительства», политической и партийной деятельности и закладывались основы тоталитарного и монопартийного режима в КНР.

Итак, вплоть до победы коммунистов (1949) в Китае параллельно действовали две системы власти: конституционно-государственная (гоминдановская), которая контролировала все крупные города и большую часть сельской территории и просоветская (коммунистическая), существовавшая только в сельской местности нескольких провинций. Существовали две конституции, два режима правления, две ведущие партии, две армии. Это не было двоевластием. Это были два разных государства, разных мира, разных образа жизни и мысли. Раскол Китая на два государства был в какой-то мере преодолен во время «совместных», точнее раздельных действий коммунистической и гоминдановской армий против японских агрессоров, но после окончания Второй мировой войны, «партийная борьба» между КПК и ГМД, а вернее самая настоящая гражданская война вспыхнула вновь.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>