ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

В результате изучения материала данной главы студент будет:

знать

  • • предысторию глобализации, основные интеграционные тренды;
  • • содержание концепции хорошего общества и его отличие от идеального общества;
  • • как проявляется тяга к трансцендированию в современном обществе;
  • • основные подходы к пониманию рациональности;

уметь

  • • анализировать влияние глобализации на социальную, политическую и экономическую жизнь общества;
  • • объяснять характер изменений в сфере культуры в постиндустриальных обществах;
  • • использовать различные подходы к пониманию рациональности;
  • • применять полученные знания для построения собственных суждений при изучении различных процессов и явлений;

владеть

  • • основным терминологическим аппаратом в области политической философии;
  • • навыками анализа проблем современной политической философии;
  • • способностью формулировать на основе приобретенных знаний собственные суждения и аргументы по определенным проблемам.

Из множества проблем современной политической философии нами выбраны те, что гак или иначе проявляются в других проблемах, дают им исходный импульс, определяя саму их постановку.

Глобализация

Глобализация – общемировой процесс социально-экономической, общественно-политической, культурно-языковой, информационной интеграции. Современная глобализация является закономерным развитием ряда явлений и тенденций развития цивилизации. Вот только некоторые из них:

  • • исторические империи как протоглобальные общества, реализующие некие универсальные, общечеловеческие политические проекты. Наиболее очевидные примеры: империя Александра Македонского, Римская империя, Британская империя;
  • • период великих географических открытий, последовавшая экспансия европейских стран, колониальный раздел мира иа несколько крупных колониальных империй;
  • • появление в XVII в. первых межконтинентальных компаний (Ост-Индская голландская компания). Развитие этой экономической практики в дальнейшем;
  • • глобальные транспортные водные пути, работорговля;
  • • развитие транспорта (железных и автомобильных дорог, авиации) и средств связи (почта, телеграф, телефон);
  • • крупные международные соглашения и союзы: Вестфальский мир 1648 г., Венский мир 1815 г., Ялтинское соглашение 1945 г.

Современная глобализация проявляется в нарастании таких тенденций, как:

  • • формирование мировых рынков, включая рынок труда, мировой масштаб конкуренции на них;
  • • мировое разделение труда и специализация экономик, аутосорсинг из развитых стран в развивающиеся;
  • • рост олигополий и монополий, в том числе транснациональных корпораций;
  • • стандартизация экономических и технологических процессов, отчасти законодательства;
  • • нерегулируемое перемещение капитала;
  • • формирование информационного общества, всемирного проектно-сетевого социума;
  • • интенсивная миграция и мультикультурализм национальных государств;
  • • создание и деятельность наднациональных и всемирных организаций – от ООН, ЮНЕСКО, ВТО, ОЭСР до АСЕАН, ЕС, НАФТА, СНГ;
  • • влияние мировых валют на экономические процессы в разных странах, увеличение роли МВФ и МБРР, фондовых бирж;
  • • глобальный характер Интернета, мобильной и IT-телефонии;
  • • рост международного туризма и гуманитарных контактов, в том числе в сфере образования.

В политической философии глобализация может пониматься в объективном плане как развивающийся процесс всемирной интеграции, обусловленный общим ходом цивилизационного развития. И глобализацию можно понимать оценочно – с точки зрения результатов и последствий глобализационного процесса. Действительно, глобализация порождает ряд обстоятельств, создающих невиданные ранее возможности экономического, социального, гуманитарного развития: формируются общемировые рынки; конкуренция носит всеобщий характер, что создает мощные стимулы инновационного развития; создаются невиданные ранее возможности партнерства и кооперации; в глобализированной экономике необязательно быть "большим и толстым", даже маленькие компании способны занять монопольную позицию в сети мировой экономики, но для этого они должны формировать уникальное предложение. Только уникальное глобально.

При этом отказ от глобализации тут же ставит в полную зависимость от нее, потому что ни одно общество в современном мире не может развиваться в полной экономической изоляции.

В результате интеграция рынков сочетается с мировой специализацией, делающей иногда ненужными усилия некоторых государств по развитию самодостаточных экономик. Например, социалистическим правительством Румынии ценой больших затрат была проведена индустриализация. Но в современных условиях румынские автомобили, танки, самолеты оказались ненужными даже самой Румынии.

В настоящее время довольно отчетливо просматриваются очертания трендов глобальной специализации:

  • • постиндустриальная экономика знаний – преимущественно страны, первыми прошедшие модернизацию;
  • • индустриальная экономика – преимущественно азиатские страны;
  • • сырье (от полезных ископаемых до сельскохозяйственной продукции) – страны Латинской Америки, Ближнего Востока, Африки и Россия.

Позиции негативного оценочного отношения к глобализации довольно активны в современной России, что обусловлено слабыми позициями в мировой конкуренции российской экономики, инвестиционном климате, правовой и социальной сферах. Только за последнее десятилетие прошлого века из страны было выведено более 300 млрд долл., что составляет в нынешних ценах приблизительно три плана Маршалла, позволившего восстановить послевоенную экономику европейских стран.

Экономические достоинства глобализации для конкурентоспособных производителей очевидны. Но не менее очевидны и возможности в информационной, социальнокультурной и гуманитарной сферах. Так, глобализация создает невиданные ранее возможности развития человеческого капитала, когда личность, сохраняя свою базовую культурную идентичность, получает возможность дополнять ее другими жизненными компетентностями, каждая из которых дает личности дополнительные возможности самореализации и конкурентные преимущества на глобальном рынке труда. В современной Западной Европе только 50% населения считают себя европейцами (т.е. видят себя прежде всего принадлежащими к Европейскому союзу), но не видят в этом угрозу своей национальной и этнической принадлежности, так как каждая культура (язык, исторические традиции, духовный опыт) дают дополнительные компетентности, расширяя человеческий капитал и жизненные возможности личности.

В политической и даже правовой сфере интеграционные процессы также создают новые позитивные реалии, политико-правовые гарантии. Например, иски в Европейский суд по правам человека иногда становятся последней надеждой граждан государств, не всегда соблюдающих права человека.

Так или иначе, но глобализация – процесс неоднородный и неоднозначный. В политическом плане она взрывает Вестфальскую систему национальных государств, ограничивая их суверенитет. Возникает новая система взаимосвязей и взаимодействий государств с тенденцией к лидерской роли США и стран НАТО.

Складывается некое мировое сообщество (world society) элиты (в том числе на уровне личных отношений и связей) и некое сообщество международных трансгосударственных организаций (international community).

Главное политическое следствие – тенденция к формированию и установлению мирового порядка, связанного с рядом неоднозначных особенностей, таких как:

  • • иерархия государств и их взаимоподдержки, ограничивающей суверенитет. Высшие из таких государств образуют надгосударственные структуры, такие как ОЭСР, G8, G20, в рамках которых вырабатываются решения, задающие ориентиры мирового развития;
  • • развитие глобальных транспортных, информационных сетей и взаимозависимость экономик;
  • • неспособность отдельных государств своими силами решить глобальные по своей сути проблемы;
  • • осознание роли целостности человеческой цивилизации, взаимозависимости ее частей, когда чрезмерное развитие ипотечного кредита способно вызвать мировой экономический кризис, а уничтожение лесов в Бразилии – ураганы и жару в Европе;
  • • ведущая роль экономики знаний, а власть знаний достаточно недемократична по самой своей сути;
  • • кризис экономической науки, экологии, неспособных предсказывать кризисные ситуации. Научные открытия вес более расширяют сферу бессилия человеческого разума;
  • • аларм (тревожность, переживание постоянной угрозы безопасности) как осознание общих опасностей – рисков в экономике, экологии, эпидемий, природных и техногенных катастроф, применения ядерного оружия;
  • • кризис гуманизма Просвещения, провозгласившего главной ценностью человека и его потребности. Плоды Просвещения оказались если не горькими, то довольно неоднозначными;
  • • осознание, что есть бо́льшие ценности, чем человек, зависимости всех от всех порождают запрос на новые общие ценности, необходимость соответствующих политических институтов, обеспечивающих удержание общего контроля.

Эти особенности не способствуют развитию свободы, творческому "диалогу культур", их "синтезу". Наоборот, они стимулируют мотивацию к безопасности, ограничениям свободы, манипулированию общественным сознанием, что проявляется в информационных войнах, интеграции деятельности спецслужб, войнах и революциях "нового типа".

SWOT-анализ "плюсов" и "минусов" глобализации представлен в табл. 10.1.

Таблица 10.1

Позитивные и негативные следствия глобализации

Позитивные

Негативные

  • • Экономическое развитие
  • • Конкурентные экономики
  • • Международное разделение труда
  • • Консолидация ресурсов
  • • Транспортные, информационные сети
  • • Деидеологизация
  • • "Диалог культур", мультикультурализм
  • • Международные транс- и наднациональные организации
  • World society
  • • Общечеловеческая культура и жизненная компетентность
  • • Взаимозависимость экономик
  • • Новая мировая ситема национальных государств ("взрыв Вестфальской системы)
  • • Иерархия государств
  • • Экологические проблемы
  • • Манипулирование общественным сознанием
  • • Войны и революции нового типа
  • • Глобальные масштабы наркобизнеса, преступности, терроризма
  • • Аларм и хорроризация

Позитивные и негативные последствия глобализации столь же неотделимы и предполагают друг друга, как полюса одного магнита: невозможно отделить один полюс от другого, разрезав магнит, мы получаем два новых магнита с теми же полюсами.

Поэтому с этой противоречивостью и неоднозначностью глобализации необходимо жить и работать как с нынешним этапом развития человеческой цивилизации. Политическая парадоксальность глобализации заключается в том, что этот мировой порядок, обладающий антидемократическими имперскими чертами, апеллирует к идеям демократии и прав человека.

Дискуссия вокруг глобализации дала вторую жизнь геополитике, противостоящей как цивилизационному, так и формационному подходу в политической истории.

Формационный подход, наиболее полно и детально представленный в марксизме, рассматривает исторический процесс как смену общественно-экономичесих формаций (первобытно-общинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, коммунизм), каждая из которых дает новый уровень развития производительных сил общества и общественной производительности труда, а также новый уровень свободы личности.

В цивилизационном подходе (А. Тойнби, И. Данилевский, А. Шпенглер) каждая цивилизация самодостаточна, развитие и исторический прогресс допускаются, но у каждой цивилизации свой путь развития, кумулятивный исторический прогресс с этой точки зрения не существует.

Геополитику (К. Хаусхофер, Р. Генон, А. Дугин) развитие в принципе не интересует. С этой точки зрения есть только факторы: географическое положение, размеры территории, климат, природные ресурсы, демографические характеристики, военно-экономический потенциал. Геополитика возникла для обслуживания внешней политики. Именно Хаусхофер предложил концепцию жизненного пространства, с помощью которой гитлеровская Германия обосновывала свою имперскую экспансию. Эта особенность геополитики сохраняется до сих пор. Если она что-то и объясняет, то в межимперских отношениях, тем самым обслуживая имперские амбиции, а в своем противостоянии глобализации и глобализму геополитика обычно оказывается связанной с оправданием национализма и шовинизма. Специализация и поляризация глобализированного мира аккумулирует потенциал рессентимента и протеста, одним из проявлений которых стал терроризм, связываемый преимущественно с активизировавшимся радикальным исламом. Фактически мы имеем дело с альтернативным глобалистским проектом, что выражается в претензии на универсальную всеобщность, нормативности экономической и повседеневной жизни, образования, политической архаизации, основанной на идее теократии. Идеи конфликта культур в современной цивилизации заслуживают отдельного внимания, которое будет им уделено в разделах, посвященных политической культуре.

Иногда глобализацию обвиняют в нивелировке, усреднении не только товаров и услуг, но и культуры. Однако с ходом истории становится ясным, что глобализация не только и не столько усредняет, сколько формирует запрос на уникальность и неповторимость. Это убедительно демонстрирует пример Китая, стран ЮВА, Индии, в последнее время Бразилии, ЮАР. Ставка на собственную культурную уникальность, исторические традиции в сочетании с освоением современных технологий, развитием науки приносит очевидные результаты.

Глобализация сама по себе не может лишить исторической памяти. Наоборот, она создает возможности ее сохранения и не только музеефикации, но и включения в общемировой оборот коммуникаций, исследований, контактов, туризма. Создание страны – уникального "бутика" – становится нередким способом эффективного вхождения даже малого государства в глобализированное культурно-экономическое пространство. А опыт Сингапура даст пример создания новой собственной национальной идентичности на основе нескольких этнических культур и конструктивного освоения имперского опыта.

Бездумное же копирование чужих политических образцов, не подкрепленное экономическим развитием, формированием институциональной среды, достижением определенного качества социальной жизни, делает страну (государство и общество) некокурентоспособными со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Недаром даже самые убежденные антиглобалисты уже не выступают против глобализации в экономической сфере, называя себя альтерглобалистами, имея в виду требование создания условий беспрепятственного пересечения границ не только товаров и финансов, но и людей.

Согласно Л. К. Брессер-Перейра, "новые правые" (транснациональные компании) рассматривают глобализацию как выгоду, "старые правые, как и старые левые" – как угрозу, "новые левые" – как вызов (рис. 10.1).

Оценка политических следствий глобализации (адепты и критики)

Рис. 10.1. Оценка политических следствий глобализации (адепты и критики)

Нетрудно заметить, что главными сторонниками глобализации являются экономические круги, бизнес. Государство стремится занять в глобализированном рынке свою уникальную позицию, максимально оптимизировав выгоды от этого. Параллельно представители общественности выстраивают свои наднациональные связи и структуры.

Соотношение между ними структурно ("треугольник") напоминает структуру межсекторального партнерства бизнеса, государства и организованной общественности. Поэтому более конструктивно говорить не столько о противостоянии экономической апологетики глобализации ее критике "справа" (государственничсско-националистической позиции) и "слева" (солидаристско-либеральной позиции), сколько о конкретной технологии их взаимодействия. Так, Э. Гидденс предложил "третий путь" в глобализации, отличный как от излишне оптимистичного, так и излишне критицистского отношения к глобализации: перейти к рассмотрению глобализации "изнутри" проблемы. С этой позиции роль государства "выше" и "ниже" рынка. Выше в том смысле, что государство берет на себя функции, которые бизнес и предпринимательство не могут обеспечить. Речь идет об обеспечении (создании) неделимых благ, связанных с развитием социального и человеческого капитала: "снизу рынка" – это экология, здравоохранение, демографические проблемы, а "сверху" – образование, культура, духовная жизнь.

Осмысление глобализации по-новому поставило вопрос о роли империй в историческом развитии. Действительно, глобализация как идея универсального всеобщего государства в истории присутствовала всегда. Ее проектами, "ласточками", "пробами пера" выступали исторические империи, каждая из которых претендовала на некий универсальный политический проект.

Таким проектом глобализации в XIX столетии стала Британская империя, охватившая полмира и над которой "никогда не заходило солнце". Этот проект исчерпал себя к началу XX в. и был остановлен глобальными тоталитаристски nui проектами коммунизма и фашизма.

По мнению А. Кожева, глобализация есть переход от локальных империй к полному универсализму и гомогенности, еще большему приближению к полному контролю над природой. Глобализация открывает также и перспективу новой морали: "альтруизма во имя целостности человеческой всеобщности". Корни такого подхода прослеживаются в биологии, и представления о живом могут быть продолжены в социальном плане, например, на прослеживании линии усложнения развития:

одноклеточные → многоклеточные → организм →

→ семья → род (клан) → общество → государство →

→ человечество.

В этом плане глобализированный мир может рассматриваться как следующий уровень самоорганизации и интеграции жизни. Генетический "не-эгоизм" клетки продолжается в организме, личности, нации. Действительно, человек потребляет сверх необходимого индивиду, создавая излишек, необходимый для воспроизводства семьи. Также и общественное потребление предполагает ресурс возможной дальнейшей интеграции. Производя излишек, индивид и социум, с одной стороны, создают ресурсы и перспективу собственного развития, а с другой – своей интеграции в некую еще большую целостность. Глобализация, Интернет могут служить примерами такого дальнейшего развития социальной природы человека.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >