Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 24. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ РЕАЛИЯХ СОВРЕМЕННОГО МИРА

Геополитический статус стран Латинской Америки определяется их способностью играть самостоятельную роль в мировой политике и оказывать влияние на принятие решений по региональным и глобальным проблемам. В последние годы Латинская Америка превратилась в один из наиболее быстро развивающихся регионов мира. Она располагает 20% мировых природных ресурсов, в том числе нефтью, газом и другими стратегическими ресурсами, огромными запасами пресной воды, обширными площадями и благоприятными условиями для производства сельскохозяйственной продукции. Латинская Америка — это емкий и перспективный рынок с более чем полумиллиардным населением, объемом внешней торговли свыше 600 млрд долл. Суммарный ВВП региона составляет около двух трлн долл.

24.1. Политическое развитие Латинской Америки

Латинская Америка включает страны, расположенные в южной части Северной Америки к югу от реки Рио-Браво-дель-Норте, а также Центральную и Южную Америку, с населением в совокупности более 500 млн чел. Большинство латиноамериканских стран — бывшие колонии Испании. Самая крупная как по численности, так и по территории страна Бразилия — бывшая колония Португалии. Часть территорий нынешних стран, главным образом в Карибском бассейне, в прошлом были колониями Великобритании, Нидерландов и Франции.

В течение всего послевоенного периода для региона было характерно преобладание авторитарных режимов. Существенную роль в политической жизни играли военные. Во многих странах, например Аргентине, Бразилии, Чили, Уругвае, Парагвае и др., периодически происходили военные перевороты и часто устанавливались авторитарные режимы, порой уничтожившие тысячи людей, наиболее одиозными из которых были военная хунта во главе с генералом А. Пиночетом в Чили в период с 1973 по 1989 г. и 35-летнее (1954—1989) правление диктатора А. Стреснера в Парагвае.

За последние десятилетия Латинскую Америку охватила так называемая третья волна демократизации. Многие страны отказались от авторитарных режимов и выбрали путь демократизации политической системы, в результате чего на смену военным диктатурам пришли гражданские режимы с избранными самими народами руководителями. Так, военные сложили власть в Аргентине в 1983 г., в Бразилии и Уругвае — в 1985 г., в Чили — в 1990 г. и т.д. Необходимо отметить, что этот путь нельзя считать легким, поскольку наметившаяся тенденция в ряде стран прерывалась откатом и возвращением к авторитарным формам правления.

В ряде стран процессы демократизации зачастую носят поверхностный характер. Несмотря на введение ценностей, идей, отношений, институтов политической демократии, ключевые места в их политике и властной системе продолжают занимать разного рода клики, кланы, влиятельные заинтересованные группы. Общественно-политические движения, организации, объединения, даже профсоюзы не всегда могут оказать должное влияние на принятие важных политических решений.

Этими и комплексом связанных с ними факторов во многом объясняется наметившийся на рубеже 1990-х и 2000-х гг. левый поворот в политической жизни многих стран Латинской Америки. К настоящему времени практически уже половина латиноамериканских стран принадлежит к этому "левому тренду". В русле этого тренда к власти пришли: в Венесуэле — Уго Чавес в декабре 1998 г.; в Бразилии — Луис Инасио Лула да Силва в октябре 2002 г.; в Аргентине — Нестор Киршнер в мае 2003 г.; в Уругвае — Широкий левый фронт во главе с Табарс Васкесом в октябре 2003 г.; в Боливии — индеец Эво Моралес в декабре 2005 г.; в Чили — кандидат от Социалистической партии Мишель Бачелет (первая женщина-президент в истории этой страны); в Коста-Рике — в марте 2006 г. социал-демократ, лауреат Нобелевской премии мира Оскар Ариас; в Никарагуа — Даниель Ортега в ноябре 2006 г. и др.

Среди левых режимов специалисты выделяют два типа: социально-демократический (Чили, Бразилия, Аргентина, Уругвай) и радикальный (Венесуэла, Боливия, Эквадор, Никарагуа).

Для радикальных левых режимов характерен откровенный антиамериканизм. Они предприняли шаги для облегчения бедственного положение неимущих слоев населения. Недавно умерший руководитель Венесуэлы Уго Чавес объявил целью созданного им режима строительство в Венесуэле "социализма XXI века", творчески развивающего наследие латиноамериканского революционера Симона Боливара, который в начале XIX в. возглавлял борьбу латиноамериканских народов от испанского и португальского колониального господства. Вслед за Чавесом о подобных планах заявили лидеры Никарагуа, Эквадора и Боливии.

В русле этой политики Чавес национализировал нефтяную промышленность, а президент Боливии Э. Моралес — газовую отрасль. За счет средств, полученных от углеводородных ресурсов, в этих странах был осуществлен комплекс социальных реформ, приведших к улучшению положения наиболее бедных слоев населения. В частности, в Венесуэле значительные средства, полученные за счет нефтедолларов, использовались для решения проблем здравоохранения, образования, строительства доступного жилья и др.

Для правильного понимания реалий региона следует учесть тот факт, что латиноамериканская этнокультурная система представляет собой сплав этносов, рас, культур, прежде всего, выходцев из Испании и Португалии, с одной стороны, и автохтонных народов, с другой. Определенную роль сыграли также африканцы, привезенные сюда во времена работорговли. Большинство населения Латинской Америки составляют метисы, в которых смешалась кровь европейцев и индейцев, и мулаты — потомки европейцев и африканцев. Часть населения — это представители коренных народов, предки которых населяли Латинскую Америку в доколумбовую эпоху. В последние годы коренное население становится все активнее и влиятельнее, особенно в Боливии и Эквадоре.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>