Полная версия

Главная arrow Право arrow АКЦИОНЕРНЫЕ ОБЩЕСТВА С ГОСУДАРСТВЕННЫМ УЧАСТИЕМ. ПРОБЛЕМЫ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Признаки корпоративного управления.

Корпоративное управление является разновидностью социального управления. Корпорация представляет собой определенную организованную социальную систему, т.е. систему, в которой взаимодействуют индивиды, имеющие свои интересы и свои цели. Как пишет И. С. Шиткина, «акционеры, вступая во взаимоотношения с другими субъектами акционерных отношений, являются далеко не однородной массой. Некоторые из них основной целью полагают получение сиюминутной прибыли в виде дивиденда. Другие преследуют долговременные цели и придают большее значение стабильности своего дохода»[1].

Из содержания основных прав акционеров возможно вывести и их основные интересы, которые они связывают со своим участием в обществе. К ним можно отнести, во-первых, интерес в получении части дохода АО в виде дивиденда, который играет важную роль в принятии решения об инвестировании; регулярные выплаты дивидендов могут генерировать относительно предсказуемый приток денежных средств; во-вторых, интерес в управлении обществом, т.е. возможность на законных основаниях осуществлять контроль над деятельностью общества и влиять на процесс принятия решений путем назначения директоров и менеджеров; в-третьих, интерес в приросте капитала (в отличие от дивидендов, для получения дохода от прироста капитала акции необходимо продать).

Различные мотивационные установки приобретения акций формируют различные группы акционеров с различными экономическими интересами и поведением. При этом такие интересы совпадают в одних сферах, но расходятся в других. Общность интересов заключается в том, что в обычной ситуации все участники корпоративных отношений заинтересованы в стабильности существования и прибыльности деятельности АО, с которым они связаны. В частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 10.04.2003 № 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона “Об акционерных обществах” в связи с жалобой открытого акционерного общества “Приаргунское”» было отмечено: «В силу природы акционерного общества совершаемые им сделки могут приводить к конфликту интересов между акционерами, обладающими значительным числом акций, органами управления обществом и миноритарными акционерами».

Различие в интересах участников в рамках одного АО еще не является конфликтом. «Различные и даже противоречивые интересы не обязательно порождают конфликты (одним интересно ловить рыбу, другим — охотиться в лесу)»[2]. Но как только носители различных интересов предпринимают те или иные действия, направленные на реализацию их интересов, на достижение своих интересов, отличных от интересов других участников корпоративных отношений, возникает конфликт интересов как открытое противостояние, в котором задействованы две или более стороны из числа акционеров, менеджеров, членов совета директоров и, в случае поглощения, потенциальный поглотитель[3].

Как отмечает Е. П. Губин, «конфликт интересов» — это ситуация выбора между интересами корпорации в целом и интересами отдельной группы субъектов, участвующих в акционерных отношениях[4]. Д. И. Дедов определяет конфликт интересов как «противоречие между интересами, которые защищены правом и должны быть удовлетворены действиями другого уполномоченного принципалом лица (поверенного, агента, директора), и личными интересами этого уполномоченного»[5]. И. С. Шиткина отмечает, что с точки зрения права «конфликт интересов» следует понимать как объективную ситуацию, при которой интересы участников корпоративных отношений не совпадают с интересами самой корпорации и (или) других участников корпоративных отношений[6].

Кодекс корпоративного управления определяет конфликт интересов как «любое противоречие между интересами общества и личными интересами члена совета директоров или коллегиального исполнительного органа общества либо единоличного исполнительного органа общества, под которыми понимаются любые прямые или косвенные личные интересы или интересы в пользу третьего лица, в том числе в силу его деловых, дружеских, семейных и иных связей и отношений, занятия им или связанными с ним лицами должностей в ином юридическом лице, владения им или связанными с ним лицами акциями в ином юридическом лице, противоречия между его обязанностями по отношению к обществу и обязанностями по отношению к другому лицу. К возникновению конфликта интересов, в частности, может привести заключение сделок, в которых соответствующее лицо прямо или косвенно заинтересовано, приобретение акций (долей) конкурирующих с обществом юридических лиц, занятие должностей в таких юридических лицах, установление с ними договорных отношений, иная связь с ними»[7].

Иными словами, любое разногласие или спор между органом общества и его акционером, которые возникли в связи с участием акционера в обществе, либо разногласие или спор между акционерами, если это затрагивает интересы общества, но своей сути представляет собой корпоративный конфликт, так как затрагивает или может затронуть отношения внутри общества.

Законодательство не может запретить конфликт интересов, но может установить правила поведения при конфликте, «воздействуя при этом на поведение субъекта, подверженного внутреннему конфликту»[8].

Поэтому суть корпоративного управления — это максимальное обеспечение баланса интересов различных участников корпорации: крупных и мелких акционеров, менеджеров, членов коллегиального органа, а также наемных работников, кредиторов (третьих лиц), путем исполнения участниками корпорации и органами корпорации требований законодательства, устава и внутренних документов корпорации, а также путем реализации ими определенных правил и стандартов поведения, принятых в деловом сообществе[9]. Именно такая позиция была высказана в Определении Конституционного Суда РФ от 03.07.2007 № 681-О-П: «Поскольку в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества могут сталкиваться интересы кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров — владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров, одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса их законных интересов с учетом того, что Конституция Российской Федерации закрепляет принцип, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17, часть 3), и гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть I)»[10].

Корпоративное управление является сознательным (волевым) управлением, которое осуществляется либо самими акционерами, которые формируют высший орган (ст. 65.1 ГК РФ), либо через специально образуемые в корпорации органы. При этом волеизъявление большинства акционеров и соответственно принятие ими решений означает своеобразное преобразование их «союзной» воли в волю юридического лица как самостоятельного субъекта нрава[11]. В то же время волеизъявление меньшинства акционеров не оказывает никакого влияния на принимаемые в обществе решения: их воля не преобразуется в волю юридического лица. Как отмечает Н. В. Козлова, «члены корпорации могут не только влиять на волю юридического лица, но и подчинять себе волю других членов, оставшихся при голосовании в меньшинстве»[12]. Выражая собственную волю, акционеры формируют волеизъявление высшего органа корпорации. Решения высшего органа корпорации обязательны для всех акционеров, а также для коллегиального органа корпорации и ее исполнительных органов. Акционеры, оставшиеся при голосовании в меньшинстве имеют средства правовой защиты своих прав и интересов (право оспорить решение общего собрания, право при определенных условиях требовать выкупа принадлежащих им акций, оспорить сделки общества и пр.).

Для корпоративного управления характерны признаки самоуправления. Любая организация характеризуется определенным сочетанием управления и самоуправления, при этом управление — внешнее воздействие, «поступающее» в организацию извне, а самоуправление — внутреннее воздействие, вырабатываемое самой организацией.

Самоуправление предполагает превращение всего коллектива организации из объекта управления в субъект управления. Это особая форма организации управления равноправными субъектами в процессе их совместной деятельности по поводу достижения общих целей[13].

Применительно к АО самоуправление выражается в том, что акционеры, реализуя право на участие в управлении, формируя высший орган АО, становятся субъектами управления. Иными словами, управление корпорацией осуществляется со стороны ее участников (акционеров).

Современные авторы, основываясь на анализе норм акционерного законодательства, приводят следующий перечень правомочий, составляющих право на управление:

  • — право требовать созыва общего собрания акционеров, включая и право в судебном порядке понудить общество к проведению общего собрания акционеров (как очередного, так и внеочередного);
  • — право вносить вопросы в повестку дня общего собрания акционеров, в том числе и право в судебном порядке требовать включения выдвинутых акционером кандидатов для включения в список лиц для голосования по избранию в органы управления АО;
  • - право получать информацию о дате, месте проведения и повестке общего собрания, получать доступ к материалам, подлежащим обсуждению на общем собрании;
  • — право на участие в общем собрании;
  • — право голосовать на общем собрании;
  • — право быть избранным в органы АО[14];
  • - право обжаловать решения органов корпорации в случае и в порядке, предусмотренном действующим законом.

Корпоративное управление — это нормативно -регламентированное управление. Гражданское законодательство (ст. 2 ГК РФ) регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения)[15], т.е. устанавливает общие положения, определяющие структуру управления и компетенцию органов корпорации, определяет ответственность членов органов корпорации перед акционерами и АО за свои действия (бездействие).

Относительно природы корпоративных отношений в научной литературе были высказаны различные точки зрения[16].

Одни считают, что корпоративные отношения — это отношения организационные. Концепция организационных отношений была выдвинута

О. А. Красавчиковым. Выделяя организационные отношения, он считал, что они являются служебными по отношению к основным имущественным отношениям и имеют специфическую функцию — упорядочение имущественных отношений[17].

П. В. Степанов, также рассматривая корпоративные отношения как организационные, относит их вместе с тем к категории имущественных[18]. В качестве имущественных корпоративные отношения рассматриваются Н. В. Козловой[19]. Д. В. Ломакин, также исходя из имущественной природы корпоративных отношений, вместе с тем считает, что все неимущественные права участников корпоративных отношений призваны «обслуживать» реализацию имущественных прав акционеров и само акционерное (корпоративное) правоотношение в целом носит имущественный характер[20].

По мнению Н. Н. Пахомовой, «корпоративные отношения предстают как форма ограничения воль субъектов-участников, отражающая перераспределение между ними экономических возможностей в сфере отношений собственности, т.е. как отношения собственности с множественным составом субъектов-собственников. Такая характеристика корпоративных отношений является решающей для обозначения самостоятельности корпоративных отношений и их дифференциации от всех иных социально- экономических взаимосвязей»[21].

По мнению Т. В. Кашаниной, корпоративные отношения — это прежде всего «разнообразные отношения внутри корпорации как единого и целостного образования, в котором объединены такие разноплановые категории людей, как собственники, управляющие, наемные работники»[22]. В. А. Гуреев рассматривает корпоративные отношения «в качестве одной из разновидностей внутрихозяйственных правоотношений. Последние же являются предметом предпринимательского права»[23].

По мнению Я. М. Гританса, корпоративные отношения представляют собой «совместное действие, поведение заинтересованных лиц (участников корпоративных отношений), объединенных между собой совместными (корпоративными) целями и связями»[24].

Исходя из того, что предметом гражданско-правового регулирования являются и «другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников» следует, что корпоративные отношения, выступая предметом гражданско-правового регулирования, являются имущественными отношениями. Вместе с тем корпоративные отношения имеют существенные особенности, заключающиеся в следующем.

Корпоративными отношениями являются, во-первых, отношения, связанные с участием в корпорации. Каждый участник (член) корпорации связывает со своим участием в корпорации достижение своих определенных целей и удовлетворение своих материальных (нематериальных) интересов. К таким интересам по участию в коммерческой корпорации можно отнести, во-первых, интерес в получении части дохода в виде распределяемой между участниками (членами, акционерами) прибыли (дивиденда); во-вторых, интерес в получении части имущества при ликвидации корпорации; в-третьих, интерес в управлении корпорацией; наконец, в-четвертых, интерес в получении дохода от продажи акций (долей) (доход с капитала).

Участвуя в некоммерческой корпорации, участник (член) преследует удовлетворение своих духовных и иных нематериальных потребностей, интересов и благ: социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и т.п.

Имея свои индивидуальные интересы, участники корпорации объединены общим интересом — интерес в процветании корпорации, повышении ее экономических показателей, поскольку именно это выступает залогом реализации индивидуального интереса каждого из участников (акционеров) в получении части дохода[25], либо в достижении тех или иных общественных благ.

Отношения, связанные с участием (членством), в основе своей являются имущественными, поскольку каждый участник (акционер, член) должен принять участие в формировании уставного (складочного, паевого) капитала коммерческой корпорации, внести членские (вступительные) и иные взносы в имущество некоммерческой корпорации в порядке и размерах, которые определены законами и учредительными документами корпорации. Иными словами, участие (членство) всегда предполагает изначально определенное имущественное участие.

Отношения, связанные с участием (членством) основаны на равенстве участников (акционеров, членов), автономии их воли и их имущественной са м ос гоя тел ь н ости.

Корпорация обеспечивает равное отношение ко всем участникам (акционерам, членам); все участники, исполнившие свою обязанность по оплате своей доли (акций, пая), внесению членских взносов, имеют право на участие в управлении, на получение информации, на получение части распределяемой прибыли коммерческой корпорации, на безвозмездное получение услуг в некоммерческой корпорации.

Принимая решение об участии в корпорации, учредители (участники, акционеры, члены) обладают имущественной самостоятельностью, самостоятельно выражают свою волю на передачу имущества в уставный (складочный, паевой) капитал или имущество некоммерческой корпорации.

При этом следует обратить внимание, что корпоративные отношения — это отношения, возникающие в связи с участием (членством) внутри корпорации, между ее участниками (акционерами, членами), т.е. это отношения внутрикорпоративные.

Как отмечается в литературе, распространение действия гражданского законодательства (которое регулирует внешние отношения между участниками гражданского оборота) на отношения, складывающиеся между участниками (акционерами, членами) корпорации, т.е. внутриорганиза- ционные отношения, придает современному гражданскому праву новые черты, заключающиеся во включении в предмет правового регулирования гражданского права организационных отношений[26].

Таким образом, в предмет гражданско-правового регулирования включаются внутрикорпоративные отношения, являющиеся в своей основе имуществен н ы ми.

Участие (членство) в корпорации обусловливает имущественные права участников (акционеров, членов), а также их неимущественные права: на управление, на получение информации и ознакомление с документацией и др.

Следует согласиться с позицией Д. В. Ломакина о том, что все неимущественные права участников корпоративных отношений призваны «обслуживать» реализацию имущественных прав участников корпорации, поскольку неимущественные права служат достижению тех интересов, ради которых лицо становится участником корпорации. Например, право на получение информации необходимо для принятия решения по голосованию на общем собрании акционеров, в том числе и по вопросу объявления и выплаты дивидендов. Таким образом, неимущественные права (право на информацию, на участие в общем собрании) служат реализации имущественного права участников корпорации и в конечном итоге достижению и удовлетворению их интереса от участия в корпорации[20].

Таким образом, корпоративные отношения — это имущественные и неимущественные отношения, возникающие в связи с участием (членством), основанные на равенстве участников, автономии их воли и имущественной самостоятельности участников (акционеров, членов).

Другая особенность корпоративных отношений заключается в том, что эти отношения возникают в связи с управлением корпорацией. Следует обратить внимание, что в ст. 2 ГК РФ используется союз «или»: корпоративные отношения, связанные с участием в корпорации или с управлением ею. Вместе с тем сама корпорация определяется как организация, в которой участники (члены) имеют право участия (членства) и право формирования высшего органа управления (ст. 65.1 ГК РФ). Собственно говоря, право на участие (членство) уже предполагает право на участие в управлении, поскольку в противном случае участник (акционер, член), внесший определенный имущественный взнос, не получает соответствующего эквивалента. Например, владелец привилегированной акции не имеет права голоса на общем собрании, если ему выплачены по решению общего собрания акционеров определенные уставом корпорации дивиденды. Как только общим собранием принимается решение не выплачивать дивиденды по привилегированным акциям, их владельцы получает право голоса на общем собрании. При этом независимо от того, являются акции голосующими или нет, владельцы привилегированных акций имеют право на участие в общем собрании.

Корпоративные отношения связаны одновременно и с управлением, и с участием в корпорации, поэтому разделять их на независимые друг от друга отношения, связанные с участием или управлением, представляется некорректным[28]. Как отмечает С. Л. Зинченко, выражение «участие или управление» не выдерживает никакой критики.

Во-первых, участник всегда управляет корпорацией.

Во-вторых, «участие и управление» звучит тавтологично. Но главное состоит в том, что в предмет ГК РФ включаются отношения, природа которых не выяснена[29].

Исходя из ст. 2 ГК РФ отношения, связанные с управлением корпорацией, являются корпоративными. Но они складываются не между участниками корпорации, имеющими равное положение, а между участниками и членами органов управления корпорации в связи с осуществлением управления корпорацией.

Управление всегда предполагает наличие управляющего и управляемого, а также целенаправленное управленческое воздействие, в основе которого лежат отношения субординации. Отношения, возникающие в связи с управлением корпорацией, характеризуются состоянием подчиненности, субординации, признаками власти-подчинения. Решения органов корпорации обязательны для всех участников (акционеров, членов). При принятии решений общим собранием меньшинство обязано подчиниться большинству, имея при этом определенные средства защиты своих прав (право на обжалование решений органов управления, право требовать выкуп принадлежащих долей (акций), право на созыв внеочередного собрания и пр.).

В силу субординации отношений, возникающих в связи с управлением корпорацией, они не должны являться предметом гражданско-правового регулирования. Вместе с тем ГК РФ определяет, что «отношения между юридическим лицом и лицами, входящими в состав его органов, регулируются ГК РФ и принятыми в соответствии с ним законами о юридических лицах» (п. 4 ст. 53 ГК РФ); гражданское законодательство регулирует отношения, связанные с управлением корпорациями (ст. 2 ГК РФ).

Корпоративные отношения, связанные с управлением корпорацией можно считать управленческими корпоративными отношениями. Как отмечает И. С. Шиткина, «именно присутствие управленческого аспекта, нетипичного для гражданско-правовых отношений, является особенностью корпоративных отношений, позволяющих выделить их в отдельную группу»[30].

Таким образом, корпоративные отношения — это сочетание имущественных и неимущественных отношений, возникающих в связи с участием (членством) в корпорации, а также управленческих отношений, возникающих в связи с управлением корпорацией.

В-третьих, корпоративные отношения как отношения, регулируемые гражданским правом, являются частными отношениями. Как отмечает Е. А. Суханов, гражданско-правовая (частноправовая) природа корпоративных отношений едва ли может быть подвергнута серьезным сомнениям: субъектами этих отношений являются исключительно субъекты гражданского права, а сами отношения, складывающиеся между участниками корпораций, а также между ними и корпорациями, безусловно отвечают всем признакам отношений, составляющих предмет гражданского права в соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ: юридическое равенство участников, автономия их воли и имущественная самостоятельность[31]. Другое дело, что корпорации как субъекты гражданского права вступают в отношения с публичными органами (органами государственного регулирования), например, в связи с государственной регистрацией корпораций, их налогообложением, защитой конкуренции, регулированием эмиссии ценных бумаг и пр. Подобные публичные (внешние) отношения собственно корпоративными отношениями не являются, они регулируются нормами публичных отраслей законодательства (налогового, антимонопольного, о регулировании рынка ценных бумаг и др.).

Наконец, в-четвертых, к корпоративным юридическим лицам ГК РФ относит как коммерческие организации, так и некоммерческие организации, в которых участники (члены) обладают правом участия и формируют их высший орган управления. Поэтому корпоративные отношения не являются предпринимательскими отношениями, характеризующимися участием в нем особого субъекта — предпринимателя. Не имеет значения, что сама корпорация или ее участники являются субъектами предпринимательской деятельности (например, если это хозяйственное товарищество или общество или производственный кооператив). Значение имеет то, что в отношении всех корпоративных организаций — как коммерческих, так и некоммерческих — их участники (члены, акционеры) имеют корпоративные (членские) права, которые состоят, как правило, в праве принимать участие в управлении делами организации, в том числе в формировании высшего органа управления корпорацией, в праве получать часть распределяемой прибыли (дивиденд) либо пользоваться услугами корпорации, получать часть имущества при ликвидации корпорации после расчетов с кредиторами.

В связи с этим нельзя согласиться с существующей в научной литературе позицией о том, что корпоративное право является либо составной частью права предпринимательского[32], либо рассматривается как институт хозяйственного (предпринимательского) права[33].

Корпоративные правоотношения — это урегулированные нормами права общественные отношения, возникающие в связи с участием (членством) в корпорации или (и) в связи с управлением корпорацией.

Вопрос о природе корпоративных правоотношений остается дискуссионным в научной среде[34]. Прежняя редакция сг. 48 ГК РФ исходила из того, что такие отношения являются обязательственными. Точка зрения на обязательственно-правовую природу корпоративных правоотношений сегодня разделяется современными учеными (В. В. Прохоренко, Д. И. Степанов, В. Ф. Попондопуло).

Концепция вещно-правовой природы корпоративных правоотношений не столь популярна, но также поддерживается некоторыми специалистами. Большинство же ученых придерживается мнения об особом характере корпоративных правоотношений, отличающих их и от вещных, и от обязательственных.

Такие отношения между корпорацией и ее участниками имеют особую, корпоративную природу и не укладываются в рамки вещных или обязательственных отношений[35]. Так, в частности, В. П. Мозолин отмечает, что внутренние отношения между акционерами и обществом строятся не по обязательственной модели, где стороны выступают в качестве независимых друг от друга участников правоотношения. Акционерные отношени я — это отношения участия (членства) в делах данного общества, в том числе в решении вопросов по управлению и распоряжению имуществом. Обязательственные отношения между акционерами и обществом могут возникнуть лишь по требованиям об уплате объявленных дивидендов, получении имущества в случае ликвидации общества и другим общегражданским требованиям, т.е. тогда, когда акционеры изменяют свой правовой статус, переходя на положение обычных внешних кредиторов или должников по отношению к обществу[36].

В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК РФ). Обязательство предполагает определенную связь между конкретными лицами (должником и кредитором). Между корпорацией и участниками (акционерами, членами) корпорации такой связи нет. Например, праву акционера на получение дивидендов, а в случае ликвидации общества — праву на получение части его имущества — не противостоят обязанности АО выплачивать дивиденды или ликвидационную квоту.

От того, что участник корпорации внес средства в оплату своей доли (акций, пая), никаких обязанностей со стороны корпорации не возникло. Оплатив право участия, участник приобрел такие имущественные и неимущественные права, реализация которых осуществляется в установленном порядке при наличии определенных оснований. Например, участник имеет право на получение части распределяемой прибыли, но реализует его только при наличии оснований для выплаты дивидендов (наличие чистой прибыли, решение коллегиального органа корпорации (совета директоров) о рекомендованном размере дивидендов, наконец, решение высшего органа управления). Решение высшего органа корпорации о выплате дивидендов, в котором определены лица, имеющие право на получение дивидендов, а также размер, сроки и порядок выплаты, является основанием для возникновения обязанности корпорации платить, а участника корпорации, включенного в список лиц, имеющих право на получение дивиденда, права требовать выплаты, т.е. обязательства.

Поэтому корпоративные правоотношения являются самостоятельными, особыми правоотношениями, выделяемыми наряду с вещными и обязательственными правоотношениями. Их особенность заключается в том, что при наличии определенных оснований, предусмотренных законами о корпорациях, они могут приобрести, с одной стороны, характер обязательственных правоотношений. С другой стороны, с точки зрения защиты права собственности на акции (доли) участников коммерческих корпоративных организаций корпоративные правоотношения могут приобрести черты вещных правоотношений, что вытекает из содержания норм ст. 149.3, 149.4 ГК РФ.

Баланс различных интересов: акционеров, членов органов корпорации, иных заинтересованных лиц — обеспечивается прежде всего путем законодательного регулирования отношений в сфере корпоративного управления. Вместе с тем возникает вопрос: в какой мере регулирование данных отношений следует осуществлять с помощью императивных предписаний закона, в какой мере допустимо диспозитивное регулирование этих отношений, наконец, возможно ли их регулирование путем установления определенных правил самой корпорацией?

На этот счет в Кодексе корпоративного управления 2014 г. отмечается следующее: «Законодательство устанавливает и должно устанавливать только общие обязательные правила. Чрезмерная детализация правовых норм препятствует работе обществ, поскольку каждое из них уникально и особенности его деятельности не могут быть полностью отражены в законодательстве. Поэтому часто законодательство либо вообще не содержит норм, регулирующих соответствующие отношения (причем далеко не всегда отсутствие регулирования является пробелом в законодательстве), либо устанавливает общее правило, оставляя за участниками таких отношений возможность выбора варианта поведения»[37].

Законодательное регулирование отношений в сфере корпоративного управления путем установления императивных предписаний необходимо как с точки зрения обеспечения интересов самих участников корпорации, прежде всего, миноритарных, так и с точки зрения защиты интересов заинтересованных лиц (прежде всего, кредиторов) и публичных интересов. Например, российские законы, регламентирующие правовое положение кредитных организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг, инвестиционных фондов, определяют нс только требования к организационно-правовой форме таких организаций, но и императивно устанавливают требования к структуре органов и их компетенции.

Вместе с тем сами корпорации должны иметь законодательно очерченную, определенную рамками закона свободу в выборе модели управления. Более того, сама корпорация вправе устанавливать свои правша корпоративного поведения при условии, что они не ущемляют права и законные интересы участников корпорации и не нарушают интересы иных заинтересованных лиц, а также публичные интересы. Такие нормы (правила) корпоративного поведения в отличие от правовых норм не обеспечиваются государственным принуждением. Они устанавливаются самой корпорацией для регулирования внутренних отношений между акционерами, между акционерами и органами управления. Такое регулирование корпоративных отношений, отличное от правового регулирования, является саморегулированием и представляет собой новый вид регулирования общественных отношений. Иными словами, при оптимальном законодательном регулировании сама корпорация устанавливает нормы (правила поведения), которым будут следовать ее участники и органы управления.

Способ формирования корпоративных норм делает их весьма отличными от норм, носящих централизованный характер. Если общегосударственные нормы все же основаны на навязывании воли извне, то корпоративные нормы строятся чаще всего по принципу согласования воль, выражают баланс интересов управляющих и участников (акционеров, членов), а не интересы отдельных лиц.

Правила корпоративного поведения характеризуются соединением в одном лице субъекта и объекта регулирования (если корпоративная норма принимается общим собранием) или сближением субъектов, принимающих решение и исполняющих его[38].

В основе правил корпоративного поведения лежат морально-этические категории, принципы справедливости, разумности и добросовестности. Цель действия таких корпоративных норм — максимальная защита интересов акционеров, особенно миноритарных, а также инвесторов от различных злоупотреблений со стороны менеджмента.

Правила корпоративного поведения ни в коей мере не заменяют нормы корпоративного законодательства: они лишь дополняют их и действуют в тех сферах, где регулирование нормами законодательства неэффективно или не достигает желаемой цели.

Основой для правил корпоративного поведения являются определенные стандарты поведения корпорации, иными словами ориентиры того, к чему корпорация должна стремиться, как строить взаимоотношеиия между участниками корпорации и ее менеджментом, как эффективно управлять корпорацией. Эти же стандарты могут использоваться в качестве отправного начала для оценки и совершенствования действующих законов и подзаконных нормативных актов, составляющих корпоративное законодательство.

Поэтому должен быть найден определенный баланс правового регулирования (с помощью норм законодательства, в том числе и императивных предписаний) и саморегулирования (когда корпорация вырабатывает и устанавливает свои нормы, не обеспечиваемые принудительной силой государства). Как отмечает И. А. Еремичев, «в настоящее время у коллективов корпораций имеются все предпосылки, чтобы наполнить свои правовые нормы собственным волевым содержанием. Основанием для этого является законодательное закрепление презумпции “разрешено все, что не запрещено”»[39].

Корпорация сама выстраивает свое поведение, устанавливает свои правила корпоративного поведения, исходя из общих принципов разумности, справедливости и добросовестности, принятых в деловом сообществе, а также исходя из лучших образцов корпоративного поведения.

Между законодательным, в основном императивным, регулированием отношений в сфере корпоративного управления и саморегулированием в корпорации (корпоративными правилами поведения) находятся «нормы мягкого корпоративного права» — в виде актов рекомендательного характера. Примером таких актов являются Кодексы корпоративного управления (поведения).

В условиях спроса на инвестиционные ресурсы и усиление конкуренции в борьбе за их получение между различными странами и корпорациями одними из важнейших факторов в умении привлечь ресурсы и максимально их использовать становятся состояние корпоративного управления, регулирование отношений между акционерами и менеджментом корпорации с учетов интересов всех групп акционеров, защита прав акционеров и инвесторов.

В этих целях различные международные организации и международные институциональные инвесторы — пенсионные и инвестиционные фонды — начали разработку и внедрение кодексов корпоративного управления, которые призваны были убедить инвесторов, акционеров в том, что корпорации будут действовать в интересах всех акционеров и создавать им возможности для оперативного получения достаточной информации о положении дел в корпорации.

Принципы корпоративного управления ОЭСР 1999 г.[40] стали первым модельным сводом стандартов и руководств для корпораций по организации своего управления. Они не носят обязательного характера и не преследуют цель давать детальные рецепты для национального законодательства. Как сказано во вступлении, «их задача — обозначить отправной пункт, который мог бы служить ориентиром. Они могут быть использованы политическими лидерами при оценке и разработке правовых и регуляторных структур корпоративного управления, отражающих экономические, социальные, правовые и культурологические условиях в их странах, а также участниками рынка при разработке своей собственной практики корпоративного управления»[39].

Изложенные в Принципах рекомендации сгруппированы в пять разделов: права акционеров; равное отношение к акционерам; роль заинтересованных лиц в управлении корпорацией; раскрытие информации и прозрачность; обязанности правления. Основная идея этих рекомендацией — корпоративное управление должно служить интересам акционеров, примат интересов акционеров в деятельности акционерных обществ.

К концу 2002 г. международными организациями, правительствами разных стран и отдельными компаниями было принято около 90 кодексов корпоративного управления — свода добровольно принимаемых стандартов и внутренних норм, устанавливающих и регулирующих порядок корпоративных отношений. В частности, в США «Основные принципы и направления корпоративного управления в США» были приняты в 1998 г., в Великобритании принят Обобщенный кодекс 1998 г., в Германии — Кодекс корпоративного управления 2002 г., в Италии — Кодекс корпоративного поведения 1999 г.[42]

Кодексы корпоративного управления (поведения) рекомендуют уделять основное внимание следующим вопросам:

  • - подготовка и проведение общего собрания акционеров;
  • - избрание и обеспечение эффективной деятельности совета директоров; деятельность исполнительного органа (правления, директора);
  • - раскрытие информации о деятельности корпорации, а также о подготовке и проведении крупных корпоративных событий (реорганизация и пр.).

Работа над первым российским Кодексом корпоративного поведения началась с конца 1990-х гг., и в апреле 2002 г. Кодекс был представлен российскому деловому сообществу. Отношение к его принятию было неоднозначным. По мнению одних, российские АО «не доросли» до такого акта и их деятельность необходимо регулировать только законодательством. По мнению других, принятие Кодекса отвечает общим мировым тенденциям в развитии корпоративного регулирования, но Кодекс должен «прижиться» в российской корпоративной культуре, в какой-то мере изменить менталитет российских хозяйствующих субъектов[43].

С момента принятия Кодекса корпоративного поведения 2002 г. российское корпоративное законодательство и практика корпоративного управления претерпели существенные изменения. Многие важные проблемы и вопросы, актуальные для российских АО, в том числе связанные с подготовкой и проведением собраний акционеров, эмиссией ценных бумаг, подготовкой финансовой отчетности и раскрытием информации, выплатой дивидендов и др., получили свое разрешение на уровне законодательства и нормативных правовых актов.

Российские АО столкнулись с необходимостью поиска иных источников и инструментов долгосрочного экономического роста за счет привлечения внешних инвестиций. Вместе с тем инвесторы должны быть убеждены в том, что их нрава не будут нарушены, они хотят иметь полную и достоверную информацию о деятельности корпорации, что невозможно без улучшения практики корпоративного управления.

Изменившиеся экономические условия, дальнейшее развитие законодательства и развитие в корпорациях институтов корпоративного управления (создание комитетов совета директоров, развитие института независимых директоров, корпоративных секретарей и др.) обусловили необходимость актуализации и пересмотра Кодекса 2002 г.

В новой редакции документ получил новое название — Кодекс корпоративного управления и был рекомендован письмом Банка России от 10.04.2014 № 06—52/2463 к применению АО, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам. Кроме того, положения Кодекса могут быть в соответствующей мере применены в своей деятельности и иными юридическими лицами.

Применение обществом положений Кодекса является добровольным и основано па стремлении повысить привлекательность общества в глазах существующих и потенциальных инвесторов.

В основе надлежащего корпоративного управления лежат исходные начала, базовые постулаты — принципы корпоративного управления, которые были изложены изначально в Принципах корпоративного управления ОЭСР 1999 г., а в последующем — закреплены другими кодексами корпоративного поведения (управления). Принципы корпоративного управления выступают в качестве отправного начала для оценки и совершенствования действующего законодательства, а также ориентиром для корпораций при выработке ими систем корпоративного управления и лучшей практики. Иными словами, они являются основой для развития законодательства, регулирующего корпоративные отношения, в том числе и отношения в сфере управления корпорациями[44].

Кодекс корпоративного управления 2014 г. закрепляет следующие принципы корпоративного управления.

Во-первых, принцип справедливости, который состоит в том, что корпорация должна обеспечивать равное и справедливое отношение ко всем акционерам при реализации ими права на участие в управлении корпорацией. «Система и практика корпоративного управления должны обеспечивать равенство условий для всех акционеров — владельцев акций одной категории (типа), включая миноритарных (мелких) акционеров и иностранных акционеров, и равное отношение к ним со стороны общества», — говорится в Кодексе корпоративного управления.

Вместе с тем, имея равные возможности осуществлять свои права, участники (акционеры) не должны совершать действия исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также заведомо недобросовестно осуществлять гражданские нрава в иных формах (злоупотребление правом) (ст. 10 ГК РФ). Именно акционеры наиболее часто злоупотребляют принадлежащими им субъективными правами. Причем факты злоупотребления правом могут иметь место как со стороны миноритарных акционеров (корпоративный шантаж), так и со стороны крупных акционеров в целях либо упрочить свое корпоративное положение, либо установить полный контроль в управлении обществом[45].

Во-вторых, принцип подотчетности, заключающийся в том, что система управления корпорацией должна быть такова, чтобы коллегиальный орган корпорации (совет директоров или иной совет), с одной стороны, мог осуществлять стратегическое руководство деятельностью корпорации и эффективно контролировать деятельность исполнительных органов, вместе с тем он подотчетен участникам (акционерам) корпорации. С другой стороны, исполнительные органы должны разумно, добросовестно, исключительно в интересах корпорации осуществлять эффективное управление текущей деятельностью корпорации, будучи подотчетными коллегиальному органу (совету директоров или иному совету) и участникам (акционерам) корпорации.

В-третьих, принцип прозрачности, заключающийся в том, что корпорация и ее деятельность должны быть прозрачными для участников

(акционеров), инвесторов и иных заинтересованных лиц. В корпорации должна быть разработана и внедрена информационная политика, обеспечивающая эффективное информационное взаимодействие корпорации, участников (акционеров), инвесторов и иных заинтересованных лиц. Корпорация должна своевременно раскрывать полную, актуальную и достоверную информацию о своей деятельности для обеспечения возможности принятия обоснованных решений участниками (акционерами) корпорации и инвесторами.

Публичному АО следует раскрывать информацию о системе и практике корпоративного управления, включая подробную информацию о соблюдении принципов и рекомендаций Кодекса корпоративного управления, а равно о причинах несоблюдения каких-либо из указанных принципов.

В-четвертых, принцип социальной ответственности корпорации, заключающийся в том, что система корпоративного управления должна признавать предусмотренные законом права заинтересованных лиц (прежде всего — контрагентов корпорации), способствовать активному сотрудничеству между корпорациями и заинтересованными лицами в целях создания новых рабочих мест, повышения благосостояния и обеспечения финансовой устойчивости организации, создания социальной инфраструктуры, охраны окружающей среды.

Если принцип справедливости и принцип подотчетности являются основополагающими при построении внутрикорпоративных отношений между акционерами и органами корпорации, то принцип прозрачности (информационной открытости) и принцип социальной ответственности выступают основой нс только и не столько для построения внутрикорпоративных отношений, сколько для взаимоотношения с заинтересованными лицами (контрагентами, наемными работниками, населением) с точки зрения обеспечения прав и законных интересов последних.

Таким образом, регулирование отношений в сфере корпоративного управления обеспечивается законодательством (прежде всего императивными предписаниями), а также правилами корпоративного поведения и этическими нормами, рекомендованными кодексами корпоративного управления, и основывается на принципах добросовестности, разумности и справедливости.

В основе законодательного регулирования (в том числе императивными нормами) отношений в сфере корпоративного управления лежат принципы корпоративного управления.

  • [1] Шиткина И. С. Правовое обеспечение деятельности акционерного общества. М., 1997.С. 99.
  • [2] Лейст О. Э. Сущность нрава: проблемы теории и философии права. М., 2008. С. 17.
  • [3] Корпоративные конфликты в современной России и за рубежом. М., 2011. URL: http://vvv.cefir.ru/dovnload.php?id=3046.
  • [4] Управление и корпоративный контроль в акционерном обществе / под ред. Е. П. Губина.М., 1999. С. 194. О конфликте интересов см.: Филиппова С. Ю. Корпоративный конфликт:возможности правового воздействия. М., 2009.
  • [5] Дедов Д. И. Конфликт интересов. М., 2004; См. также: Батаева Б. С. Корпоративноеуправление: направления совершенствования. М., 2002.
  • [6] Корпоративное право: учебный курс / отв. ред. И. С. Шиткина. 2-е изд. М. : КпоРус,2015. С. 544.
  • [7] См.: Пункт 128 Кодекса корпоративного управления.
  • [8] Филиппова С. Ю. Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия. М.,2009. С. 64.
  • [9] Макарова О. А. Корпоративное право : учебник. М., 2005. С. 194.
  • [10] Определение Конституционного Суда РФ от 03.07.2007 № 681-О-П «По жалобам граждан Ю. Ю. Колодкина и Ю. Н. Шадеева на нарушение их конституционных прав положениямистатьи 84.8 Федерального закона “Об акционерных обществах” во взаимосвязи с частью 5 статьи 7 Федерального закона “О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерныхобществах»” и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации».
  • [11] Гуреев В. А. Проблемы защиты прав и интересов акционеров в Российской Федерации.М„ 2007. С. 59.
  • [12] Козлова Н. В. Понятие и сущность юридического лица. М, 2003. С. 248—249.
  • [13] Огарков А. А. Управление организацией : учебник. М., 2006. С. 69.
  • [14] Ломакин Д. В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С. 121 — 126; Корпоративноеправо / отв. ред. И. С. Шиткина. М., 2008. С. 390—391.
  • [15] Федеральный закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2,3 и 4части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
  • [16] Обзор концепций см.: Корпоративное право: учебный курс / отв. ред. И. С. Шиткина.М., 2011. С. 49 и след.
  • [17] Красавчиков О. А. Гражданские организационно-правовые отношения // Сов. государство и право. 1966. № 10. С. 50—57. См. также: Сипенко А. Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М., 2002. С. 19.
  • [18] Степанов П. В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права : автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 13.
  • [19] Козлова II. В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 158.
  • [20] Ломакин Д. В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С. 12—13.
  • [21] Пахомова II. II. Основы теории корпоративных отношений. Правовой аспект. Екатеринбург, 2004. С. 11.
  • [22] Кашанииа Т. В. Корпоративное право : учебник для вузов. М., 1999. С. 49.
  • [23] Гуреев В. А. Проблемы защиты прав и интересов акционеров в Российской Федерации.М, 2007. С. 48-49.
  • [24] Гршпанс Я. М. Корпоративные отношения: правовое регулирование организационныхформ. М.: Волтере Клувер, 2005. С. 22.
  • [25] Гуреев В. А. Указ. соч. С. 58.
  • [26] Гражданское право : учебник / под ред. А. П. Сергеева. М., 2008. С. 22—26.
  • [27] Ломакин Д. В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С. 12—13.
  • [28] Настин П. С. Корпоративные отношения в гражданском праве: теоретический и практический аспекты // Российский юридический журнал. 2014. № 3. С. 149—150.
  • [29] Зинченко С. А. Корпоративные отношения в реформируемом гражданском законодательстве России // Гражданское право. 2014. № 4. С. 10.
  • [30] Корпоративное право. М., 2011. С. 99.
  • [31] Суханов Е. Л. Сравнительное корпоративное право. М., 2014. С. 51.
  • [32] Белых В. С. Правоотношения, возникающие в сфере банковской деятельности // Банковское право. 2012. № 3. С. 48.
  • [33] Винник О. М., Щербина В. С. Акционерное право. Киев, 2000. С. 17.
  • [34] О классификации корпоративных правоотношений см.: Корпоративное право : учебный курс. М., 2011. С. 45 и след.
  • [35] Белое В. А., Пестерееа Е. В. Хозяйственные общества. М., 2002. С. 125.
  • [36] Мозолин В. П., Юденков Л. П. Комментарий к Федеральному закону «Об акционерныхобществах». М., 2002. С. 13—14.
  • [37] Кодекс корпоративного управления: письмо Банка России от 10.04.2014 № 06—52/2463.
  • [38] Корпоративное право : учеб, пособие для вузов / под ред. И. А. Еремичева. М., 2005.С. 37.
  • [39] Там же.
  • [40] Принципы корпоративного управления ОЭСР. URL: http://oecdru.org/rusweb/rusfeder/5/5/corpor.htm.
  • [41] Там же.
  • [42] Кодекс корпоративного поведения / под общей ред. И. В. Костикова. М., 2003. С. 28—29.
  • [43] Ткаченко И. II. Корпоративное управление : учеб, пособие. Екатеринбург, 2001. С. 53.
  • [44] См. также: Летута Т. В. Принципы корпоративного управления в гражданскомнраве // Lex Russica. 2009. № 1. С. 211—226.
  • [45] Примеры злоупотребления правом со стороны акционеров см.: Молотников А. Е. Слияния и поглощения. Российский опыт. М., 2006. С. 268—270; Гололобов Д. В. Акционерноеобщество против акционера: противодействие корпоративному шантажу. М., 2004. С. 24—26.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>