Полная версия

Главная arrow Право arrow АКЦИОНЕРНЫЕ ОБЩЕСТВА С ГОСУДАРСТВЕННЫМ УЧАСТИЕМ. ПРОБЛЕМЫ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Качественные изменения советов директоров акционерных обществ с государственным участием

Без эффективного, высокопрофессионального и независимого совета директоров невозможно обеспечить надлежащий уровень корпоративного управления в любом АО, но особое значение деятельность совета директоров приобретает в АО со 100%-ным участием государства, где совет директоров предлагается считать высшим органом, а также в смешанных АО, где от эффективности деятельности совета директоров зависит обеспечение интересов как государства, так и частных акционеров (инвесторов).

В ситуации, когда основная нагрузка в принятии стратегических решений в АО с участием государства ложится на совет директоров, первостепенное значение приобретает вопрос о его качественном составе. Именно изменение качественного состава совета директоров представляется одним из важнейших направлении в развитии модели корпоративного управления в АО с участием государства.

Согласно ст. 39 Закона о приватизации «представителями интересов Российской Федерации в органах управления и ревизионных комиссиях открытых акционерных обществ могут быть лица, замещающие соответственно государственные и муниципальные должности, а также иные лица».

О неэффективности института государственных служащих как

представителей государства в АО говорилось еще 15 лет тому назад. В частности, в Концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации 1999 г. отмечалось, что «институт представителей Российской Федерации на 99% состоит из государственных служащих. Привлечение профессиональных менеджеров к управлению государственными пакетами акций носит единичный характер». В Концепции назывались и причины, по которым система управления посредством института таких представителей — государственных служащих является неэффективной. В частности, отмечалось, что цели государства и его интересы, реализуемые посредством участия в хозяйственных товариществах и обществах, не всегда очевидны не только для управляющих, но и для государственных органов, их привлекающих, поэтому деятельность представителей России и иных управляющих основывается на собственном понимании этих целей и интересов[1].

Типичный совет директоров компании с государственным участием, отмечает Л. Н. Теиман, — чиновники всех рангов — рассматривают свое членство в советах как дополнительную «общественную нагрузку», но никак не «рабочее место»[2]. Неэффективность участия государственных служащих в АО отчасти объясняется слабой подготовкой представителей интересов государства в АО, отчасти — их недобросовестностью, незаинтересованностью в отстаивании интересов государства, отчасти — самоустранением от реальных процессов в погоне за личной материальной выгодой[3].

Государственные служащие фактически назначаются в советы директоров Правительством РФ или уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, соответственно, основанием возникновения их представительства является административный акт[4].

Как предусмотрено Федеральным законом от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (ред. от 30.12.2015), гражданский служащий — гражданин России, взявший на себя обязательства по прохождению гражданской службы. Гражданский служащий осуществляет профессиональную служебную деятельность на должности гражданской службы в соответствии с актом о назначении на должность и со служебным контрактом и получает денежное содержание за счет средств федерального бюджета или бюджета субъекта РФ. С одной стороны, гражданский служащий выполняет публично-правовые функции по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов, с другой стороны, будучи назначенным членом совета директоров АО, он выполняет обязанности и имеет права, предусмотренные корпоративным законодательством и корпоративными правилами поведения. Государственные служащие сталкиваются с конфликтом интересов, которые не разъяснены в законодательстве. Очень немногие государственные служащие имеют реальный опыт коммерческой деятельности, что негативно влияет на квалификацию членов советов директоров АО с государственным участием[5].

«Государство через своих представителей пытается регулировать все и вся, государство пытается быть лучшим бизнесменом, чем сами компании, — говорил в одном из своих выступлений Председатель Правительства РФ Д. А. Медведев. — Этого не будет никогда. Ни в одной стране этого не было, и у нас не будет. Пусть министры и вице-премьеры не обижаются. У них полно своих дел — они это понимают», — резюмировал он[6].

Вместе с тем вопрос о замене государственных чиновников независимыми директорами и профессиональными директорами требует серьезного законодательного обеспечения.

Лица, избранные в установленном порядке в совет директоров из числа кандидатов, выдвинутых акционером — Российской Федерацией, — являются представителями интересов Российской Федерации, которые осуществляют свою деятельность в совете директоров в порядке, установленном Положением об управлении акциями. Они являются поверенными государства и голосуют по «директивам» государства, «спускаемых» для них Росимуществом или иным федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным представлять интересы государства как акционера, а в случаях, предусмотренных законом, — государственной корпорацией.

Российской Федерацией как акционером могут быть предложены для избрания в совет директоров независимые директора, на деятельность которых Положение об управлении акциями не распространяется.

Положение об управлении акциями предусматривает, что представителями интересов Российской Федерации могут быть лица, замещающие государственные должности, должности государственной службы, а также иные лица, действующие в соответствии с договором и данным Положением (профессиональные поверенные).

Таким образом, члены совета директоров в АО с государственным участием подразделяются на две категории: представители интересов Российской Федерации, которые обязаны голосовать но определенным вопросам в соответствии с директивой (сюда входят как лица, замещающие государственные должности, так и профессиональные поверенные), и независимые директора (являющиеся независимыми в понимании корпоративного законодательства), кандидатуры которых были предложены Российской Федерацией как акционером для избрания в совет директоров в качестве независимых директоров, но голосующие по своему усмотрению.

В принципе в АО с государственным участием возможны две основные модели формирования совета директоров. Первая — «традиционная», когда в совете директоров преобладают представители государства (государственные служащие и профессиональные поверенные), но при этом присутствуют и независимые директора. Вторая модель — «модель независимых директоров», когда в совете доминируют независимые директора и профессиональные поверенные при минимальном количестве государственных служащих (по одному от Росимущества и от отраслевого министерства)[7].

Несмотря на то что, начиная с 2008 г. государство постепенно стало избавляться от государственных служащих, следует признать, что представительство государственных служащих в АО с государственным участием сохранится в обозримом будущем. Поэтому применение данного института требует качественного изменения. Прежде всего назначение государственных служащих представителями интересов государства в АО следует рассматривать как исключение, когда имеются обоснования такого назначения (экономия ресурсов по управлению в целях обеспечения безопасности государства с учетом особенностей сферы деятельности АО с участием государства). Нельзя забывать, что согласно Закону о приватизации в АО, в отношении которых принято решение об использовании специального права («золотой акции») представителями государства в совете директоров являются только государственные служащие.

Более того, государственные служащие могут остаться в качестве представителей интересов государства в советах директоров тех АО, которые осуществляют деятельность в условиях естественной монополии либо имеют особое значение для безопасности и обороноспособности государства.

В литературе отмечается, что во многих странах доля государственных служащих в совете директоров соответствует доле государства в акционерном капитале компании. Однако существует немало стран (включая Данию, Нидерланды, Южную Корею), где государственные служащие не входят в совет. В некоторых странах (например, в Германии) число государственных служащих, входящих в совет, ограничено одним или двумя. Есть страны, в которых представители государства занимают фиксированную долю мест в совете, например, 33% во Франции и, по крайней мере,

50% — в Мексике. В Норвегии в советы директоров АО с государственным участием не могут входить ни государственные служащие, ни представители политических партий. В Великобритании государственные служащие, работающие в правительстве, лишь в небольшом числе случаев могут входить в советы директоров[8].

В связи с этим необходимо на уровне законодательных актов определить, в каких АО с участием государства целесообразно сохранение государственных служащих. Полагаем, что сохранение института представительства государственных служащих необходимо в отношении стратегических АО с государственным участием. При этом необходимо законодательно предусмотреть, что один государственный служащий осуществляет представительство интересов государства нс более чем в пяти АО.

При этом необходимо изменить и качество представительства государственных служащих, имея в виду создание механизма отбора государственных служащих для представления интересов государства с точки зрения их соответствия определенным профессиональным и квалификационным требованиям. В связи с этим представляется необходимым организация обучения и повышение квалификации таких представителей государства по специально разработанным учебным программам, включающим, в частности, изучение основ менеджмента, корпоративного права и корпоративного управления, рынка ценных бумаг.

Кроме того, представляется необходимым создание системы материального стимулирования деятельности государственных служащих в качестве представителей государства в советах директоров АО.

В литературе отмечается, что в европейских странах вопрос о выплате вознаграждения государственным служащим за работу в советах директоров АО решается по-разному. В некоторых странах (например, в Испании) входящие в советы государственные служащие не получают вознаграждения вовсе. В некоторых странах существует фиксированный верхний предел выплат членам советов АО с государственным участием.

В Германии государственные служащие, входящие в советы, получают такое же вознаграждение, как и другие члены совета. При этом немецкие государственные служащие должны получать от своих руководителей разрешение на дополнительные заработки или гонорары. Вознаграждение государственных служащих оправдывается двумя соображениями. Во-первых, они выполняют ту же работу, что и другие члены совета. Во-вторых, вознаграждение (и в особенности бонусы, связанные с результатами) мотивирует членов совета уделять своей работе время и усилия.

Однако существуют и аргументы против вознаграждения государственных служащих. Во-первых, они уже получают заработную плат}' от государства. Во-вторых, вознаграждение может привлечь в совет не наиболее квалифицированных государственных служащих, а таких, которые имеют возможность влиять на процесс принятия решений в соответствующих министерствах[9].

В проведенных исследованиях по данному вопросу отмечается, что возможны два источника для выплаты вознаграждения государственным служащим, представляющим интересы государства в АО. Первый источник — текущая оплата труда чиновников, в которой происходит выделение определенных дополнительных выплат, связанных с поощрением за деятельность в органах управления АО, за счет бюджета. Второй источник — выплата вознаграждений за работу от самого АО[10] наравне с другими членами совета директоров. Для этого необходимо внести в Закон об АО или в специальный закон «Об акционерных обществах с участием государства» положение о том, что государственные служащие, представляющие интересы государства в АО, получают вознаграждение наряду с другими членами совета директоров при эффективной деятельности АО (выплата дивидендов в бюджет, рост капитализации АО, отсутствие признаков банкротства, реализация инвестиционных проектов и др.), а также в зависимости от своей деятельности в совете директоров (присутствие на заседаниях, участие в комитетах)[11] [12]. При этом законодательно может быть установлен верхний предел вознаграждения, получаемого государственным служащим за представительство интересов государства в АО[9].

С 2008 г. в советах директоров АО с государственным участием стали появляться профессиональные поверенные (или профессиональные директора).

Такие профессиональные директора являются представителями государства и голосуют по директиве государства по тем вопросам, которые являются «директивными» в соответствии с Положением об управлении акциями, по остальным вопросам — голосуют но своему усмотрению. Положение предусматривает, что это лица, с которыми, во-первых, заключен договор о представлении интересов Российской Федерации в органах управления АО, акции которых находятся в федеральной собственности, и которые, во-вторых, действуют в соответствии с названным Положением.

В качестве профессиональных поверенных государство рассматривает лиц, не являющихся государственными служащими, обладающих достаточным уровнем профессионализма, компетенции и практического опыта, позволяющим им осуществлять деятельность в качестве члена совета директоров АО с государственным участием[14].

Привлечение профессиональных директоров (профессиональных поверенных) в советы директоров АО с участием государства позволяет в определенной степени говорить об улучшении качества управления в АО с государственным участием (особенно — в государственных АО). Большинство профессиональных директоров — это, как правило, представители финансового сектора, которые имеют большой опыт работы в органах управления и соответственно «переносят» его в АО с участием государства. Там, где в советах директоров присутствуют такие профессиональные директора, создаются комитеты, внедряются методы оценки работы руководства, вознаграждения менеджменту и членам совета директоров, решаются вопросы оптимизации деятельности, принимаются стратегии развития.

Вместе с тем профессиональные поверенные — это, как правило, лица, которые входят в органы управления той или иной организации, а именно: являются либо председателями (членами) правлений, президентами каких- либо компаний, либо входят в члены совета директоров других компаний.

Если Закон об АО предусматривает, что совмещение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества (директором, генеральным директором), и членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) должностей в органах управления других организаций допускается только с согласия совета директоров (наблюдательного совета) общества, то для самих членов совета директоров каких-либо ограничений не установлено: закон не содержит ограничений но количеству АО, в которых одно и то же лицо может являться членом совета директоров.

В отличие от российского законодательства, европейское акционерное законодательство устанавливает определенные ограничения для членов наблюдательного совета. Так, немецкий Акционерный закон предусматривает, что «членом наблюдательного совета не может быть лицо, которое является членом наблюдательного совета уже в десяти торговых обществах; является законным представителем предприятия, зависимого от общества»[15]. По законодательству Франции, физическое лицо не может одновременно состоять более чем в восьми наблюдательных советах акционерных обществ, зарегистрированных во Франции[16].

Российский Закон об АО не содержит подобных ограничений, и одно и то же лицо может являться членом совета директоров в любом количестве АО. Ведь, являясь одновременно членом совета директоров в шести или восьми, а то и более АО, лицо чисто физически не может исполнять возложенные на него обязанности, не только присутствовать на заседаниях совета директоров, но даже принимать взвешенные решения путем заочного голосования.

В связи с этим представляется необходимым включить в Закон об АО ограничения, аналогичные установленным европейским законодательством, по возможности быть членом совета директоров в определенном количестве АО, например: одно лицо не может состоять более чем в пяти советах директоров АО. В специальном законе «Об акционерных обществах с государственным участием» также следует установить такие ограничения возможности профессионального поверенного входить в совет директоров определенного количества АО, например, не более пяти АО.

Правовое положение профессиональных поверенных, их права и обязанности, порядок выплаты вознаграждения, их ответственность, а также требования к их квалификации и профессиональной подготовке не определены на сегодняшний день ни одним законодательным актом. Отдельные нормы, касающиеся положения профессионального поверенного, имеются только в подзаконных нормативных правовых актах, а также в актах федерального органа исполнительной власти в сфере управления федеральным имуществом (Росимущества), имеющих характер индивидуальных правовых актов.

Поэтому представляется необходимым детальное регулирование правового статуса профессионального поверенного, условий его ответственности, взаимоотношений с государством на уровне законодательного акта.

Прежде всего статус профессиональных поверенных следует определить в специальном Федеральном законе «Об акционерных обществах с государственным участием». Такими профессиональными поверенными, представляющими интересы государства, могут быть корпоративные управляющие (профессиональные управляющие), т.е. лица, являющиеся гражданами России, имеющие необходимую профессиональную подготовку и квалификацию, состоящие в саморегулируемой организации корпоративных управляющих, и избираемые на конкурсной основе для осуществления деятельности по представлению интересов государства в совете директоров АО с государственным участием.

Федеральный закон может устанавливать требования к профессиональной подготовке (наличие высшего образования и аттестата корпоративного управляющего), к личности представителя государства в совете директоров АО, а также требования к его деловой репутации. Для корпоративного управляющего может быть установлен возрастной ценз (например, в 25 лет). Такой гражданин не должен иметь непогашенную или неснятую судимость за совершенное преступление; не должен состоять в близком родстве или свойстве с лицом, выполняющим управленческие функции в данном АО; не может участвовать в конкурсе, если он уже назначен представителем более чем в пяти обществах. Для получения аттестата необходимо пройти курс по специальной программе «Корпоративный управляющий».

Иными словами, государство на уровне федерального закона устанавливает для корпоративных управляющих (поверенных) единые стандарты профессиональных и квалификационных требований, вырабатывает критерии их конкурсного отбора, механизм мониторинга их деятельности.

Саморегулируемая организация (СРО) корпоративных управляющих может устанавливать дополнительные требования к корпоративным управляющим, например, требования к стажу, повышению квалификации. Она же берет на себя обязанность по ведению реестра корпоративных управляющих, а также может взять на себя задачу подготовки таких управляющих по специальным учебным курсам, выдачу аттестата, а также повышение их квалификации и профессионального уровня в области корпоративного права и управления, корпоративных финансов, менеджмента и аудита, рынка ценных бумаг, оценки бизнеса. В роли таких СРО корпоративных управляющих могут выступать существующие сегодня некоммерческие организации, такие как Российский институт директоров, Объединение корпоративных директоров и менеджеров и др.

При объявлении государством-акционером в лице уполномоченного федерального органа или Правительства РФ конкурса на представительство интересов государства в совете директоров определяются условия конкурса и требования, которым должны соответствовать кандидаты. СРО со своей стороны предлагает кандидатов из реестра СРО, которые в максимальной степени отвечают условиям конкурса. В смешанном АО сведения о кандидатурах для избрания в совет директоров от государства доводятся до всех акционеров.

На сегодняшний день отношения между профессиональным поверенным и государством-акционером строятся на основании договора о представлении интересов Российской Федерации в органах управления АО,

содержание которого определено постановлениями Правительства РФ. Так, Постановлением Правительства РФ от 21.05.1996 № 625 «Об обеспечении представления интересов государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплены в федеральной собственности» (в ред. от 24.06.1998) были утверждены Примерный договор на представление интересов государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплены в федеральной собственности, и Порядок заключения и регистрации договоров на представление интересов государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплены в федеральной собственности.

В соответствии с данным постановлением договор на представление интересов государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена в федеральной собственности, заключается Государственным комитетом РФ по управлению государственным имуществом (далее именуется — доверитель) с гражданином России (далее именуется — поверенный), обладающим необходимой профессиональной подготовкой и квалификацией».

Договор на представление интересов государства в органах управления АО, часть акций которых закреплена в федеральной собственности, содержит условия о правах и обязанностях поверенного и доверителя; о сроке действия. Договором предусматривается, что за выполнение возложенных на поверенного обязанностей доверитель уплачивает поверенному вознаграждение, а также компенсирует понесенные поверенным издержки. Договор содержит условие об ответственности поверенного за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей и предусматривает, что материальный ущерб, причиненный неправомерными действиями поверенного, подлежит возмещению в соответствии с нормами гражданского законодательства. В соответствии с договором, поверенный не несет ответственности за негативные последствия решений, за которые он голосовал, если голосование осуществлялось им в соответствии с письменными указаниями, полученными от доверителя[17].

Примерным договором определен перечень вопросов, по которым поверенный должен руководствоваться указаниями доверителя при голосовании от его имени (п. 2). В случае неполучения от доверителя директив поверенный вправе проголосовать по названным вопросам по своему усмотрению с учетом интересов доверителя. Поверенный обязан дважды в год предоставлять доверителю отчет об организационной и финансово-хозяйственной деятельности общества.

Договор на представление интересов государства оценивается в научной литературе как договор поручения, предметом которого выступает совершение юридических действий, и поверенный действует при этом от имени и в интересах доверителя[18].

Постановлением Правительства РФ от 29.06.2011 № 506 «О внесении изменения в пункт 16 Положения об управлении находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении акционерными обществами (“золотой акции”)» и постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 № 1150 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам управления федеральным имуществом» также предусматривается, что с профессиональным поверенным заключается договор о представлении интересов Российской Федерации в органах управления АО, акции которых находятся в федеральной собственности, и определяется содержание данного договора. В частности, договором определены следующие обязанности профессионального поверенного:

  • — добросовестное и разумное осуществление возложенных на него обязанностей и полномочий, отнесенных к компетенции совета директоров;
  • — своевременное уведомление о заседаниях совета директоров, в повестку дня которых включены вопросы, требующие выдачи директив;
  • голосование в соответствии с выданными директивами (в случае если по вопросам повестки дня заседания совета директоров установлена необходимость выдачи директив);
  • — участие в работе комитетов и комиссий совета директоров (в случае избрания профессионального поверенного в состав комитета и комиссии);
  • — созыв заседания совета директоров и включение в повестку дня заседания совета директоров вопросов, предложенных Российской Федерацией как акционером (в случае избрания профессионального поверенного председателем совета директоров).

Кроме того, в договоре должно быть предусмотрено право профессионального поверенного инициировать обсуждение в Росимуществе, федеральном министерстве либо федеральном органе вопросов, выносимых на заседание совета директоров, и право на получение информации, необходимой для выполнения возложенных полномочий.

Договорное регулирование отношений между государством-акционе- ром и профессиональным поверенным, безусловно, имеет положительное значение: в рамках договора определяются взаимные права и обязанности сторон, а также ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Существование такого договора вызывает определенные вопросы с точки зрения его соответствия нормам акционерного законодательства и принципам корпоративного управления.

Первый вопрос — это возможность заключения договора между АО и членами совета директоров.

Закон об АО предусматривает, что АО заключает договоры с единоличным исполнительным органом общества (директора, генерального директора), с каждым из членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), с управляющей организацией или управляющим. Закон определяет, что «договор от имени общества подписывается председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным советом директоров (наблюдательным советом) общества» (ст. 69 Закона). Однако закон не предусматривает заключение какого- либо договора между АО и членами совета директоров АО. Правда, стоит отметить, что Кодекс корпоративного поведения 2002 г. упоминал договоры с членами совета директоров. В частности, в п. 3.3 Кодекса говорилось, что «в договорах с членами совета директоров рекомендуется предусмотреть их обязанность не разглашать конфиденциальную и инсайдерскую информацию в течение 10 лет после завершения работы в обществе»[19].

Идея заключения с членами совета директоров договоров представляет интерес и обсуждается в научной литературе. Так, О. В. Осипенко считает идею такого «глобального» договора с членом совета вполне реалистичной и даже перспективной. По его мнению, такой персональный договор с членом совета директоров является не трудовым, а гражданско-правовым соглашением, основу которого формирует гражданско-правовая конструкция договора возмездного оказания услуг, однако содержание данного договора в целом шире и, скорее, эксплуатирует норму п. 3 ст. 421 ГК РФ[20].

Основываясь на частно-правовом принципе «все, что не запрещено, то разрешено» и исходя из того, что стороны вправе заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, возможно допустить заключение и существование договоров между АО и членами совета директоров. Вместе с тем Закон об АО относит к компетенции общего собрания акционеров только вопрос об избрании членов совета директоров и досрочном прекращении их полномочий, но не вопрос о заключении договоров с членами совета директоров.

Второй вопрос — это заключение договора между отдельными акционерами и лицами, входящими в совет директоров и представляющими в нем интересы таких акционеров. Именно такая ситуация имеет место в АО с государственным участием, когда орган, уполномоченный от имени государства осуществлять права акционера (Росимущество или иной орган), заключает договоры о представлении интересов государства с членами совета директоров, являющимися профессиональными поверенными.

В АО, в котором наряду с государством присутствуют и другие акционеры, складывается ситуация, когда с членами совета директоров — поверенными государства — заключаются договоры, а с членами совета директоров, избранными другими акционерами, — каких-либо договоров не заключается.

В связи с этим встает вопрос о соответствии названных выше постановлений Правительства РФ, предусматривающих возможность заключения таких договоров между государством-акционером и членами совета директоров, представляющими его интересы, действующим законодательным актам.

Как уже отмечалось, Закон об АО не предусматривает заключение договоров между АО и членами совета директоров. Заключение договора между отдельными акционерами и членами совета директоров, избранными от таких акционеров, противоречит положению Закона об ОА о том, что члены совета директоров при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, а также принципам корпоративного управления о равноправном отношении ко всем акционерам.

Закон о приватизации предусматривает, кто именно является представителями интересов Российской Федерации в органах управления и ревизионных комиссиях ОАО (ООО): лица, замещающие соответственно государственные и муниципальные должности, а также иные лица. Но из закона не следует, что с иными лицами — а профессиональные поверенные и являются именно такими иными лицами — заключаются договоры.

Исходя из того, что Закон об АО определяет правовое положение АО в соответствии с ГК РФ, а ст. 3 ГК РФ предусматривает, что Правительство РФ вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, на основании и во исполнение ГК РФ и иных законов, указов Президента РФ, следует признать, что регламентация договора о преставлении интересов Российской Федерации в органах управления АО с государственным участием постановлениями Правительства РФ, не соответствуют Закону об АО.

Являясь акционером и преследуя свои цели, государство вправе определить в договорах условия и порядок деятельности членов совета директоров, представляющих интересы государства. Но в таком случае другие лица, являющиеся акционерами АО наряду с государством, праве получить информацию о наличии таких договоров на представление интересов государства.

Поддерживая идею заключения договора с членом совета директоров, представляющим интересы государства, полагаем, что содержание такого договора должно определяться федеральным законом, а не постановлениями Правительства РФ.

Договор между профессиональным представителем (профессиональным поверенным, или управляющим) и уполномоченным органом исполнительной власти (Росимуществом, а в некоторых случаях — Правительством РФ) заключается по результатам конкурса, с учетом корпоративной декларации АО, в которой определены цели государства.

Данный договор на представление интересов государства между корпоративным управляющим и государством-акционером по своему содержанию шире, чем договор поручения. Его можно считать смешанным договором, в котором присутствуют элементы как договора возмездного оказания услуг, так и агентского договора.

В договоре с профессиональным поверенным определяются его права и обязанности, ответственность за причинные АО и акционерам убытки, порядок страхования такой ответственности, а также порядок выплаты компенсаций и вознаграждения, которое должно устанавливаться исходя как из оценки результатов деятельности АО (как с точки зрения финансовых результатов, так и с точки зрения реализации целей государства), так и из участия в работе органов управления.

Говоря о правах и обязанностях членов совета директоров, являющихся корпоративными управляющими — поверенными государства, следует отметить, что Закон об АО не перечисляет права и обязанности членов совета директоров ни частных АО, ни государственных АО.

Члены совета директоров, являющиеся корпоративными управляющими, должны действовать в интересах общества и всех его акционеров — как государства-акционера, так и частных акционеров — в соответствии с законодательством, уставом, корпоративной декларацией АО и его внутренними документами.

Основной и общей обязанностью членов совета директоров является обязанность действовать в интересах общества и всех его акционеров добросовестно и разумно, т.е. действовать с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требуется по характеру осуществляемых им полномочий в аналогичной ситуации, а также воздерживаться от действий, которые приведут или могут привести к возникновению конфликта между его личными интересами и интересами общества. Иными словами, члены совета директоров действуют не в своих интересах и не в интересах отдельных акционеров или их групп, а в интересах общества и всех его акционеров в целом. АО является тем лицом, в пользу которой обеспечивается осуществление данной обязанности. Эта обязанность не относится к отдельным акционерам.

Корпоративные управляющие как представители государства обязаны голосовать по директивам, выдаваемым Правительством РФ или упол1

номоченным федеральным органом исполнительной власти, на который возложено осуществление прав акционера от имени государства.

Отношение к директивной практике голосования неоднозначное. Высказываются предложения о полном отказе от такой практики, объясняемые тем, что в силу голосования по «директивам» инициатива члена совета практически сведена к нулю. Представители государства в АО пассивны, так как являются лишь механизмом донесения до общества принятых государственными органами решений[21].

Противоположная позиция сводится к необходимости сохранения такой директивной практики. Проведенное Российским институтом директоров при участии Объединения корпоративных директоров в феврале — марте 2013 г. независимое аналитическое исследование данного вопроса показало, что 79,1% респондентов оценивают практику выдачи директив членам совета директоров — профессиональным директорам — как приемлемую на ближайшее будущее, хотя и нуждающуюся в улучшении; 9% оценили ее как позитивную и заслуживающую сохранения на ближайшее будущее; 9,3% оценили директивную практику в целом как играющую негативную роль в управлении АО с государственным участием. При этом 52,1% считают директивы нормальным способом защиты интересов государства, позволяющим ему сохранить приемлемый уровень «управляемости» АО и защитить имущественные интересы государства[22].

Таким образом, корпоративные управляющие, обязаны голосовать в соответствии с директивами публичного собственника по «директивным» вопросам, но остальным вопросам они голосуют по своему усмотрению. Но при этом они должны действовать в интересах всего АО и всех акционеров, а не только акционера-государства.

Поэтому корпоративный управляющий, обязанный голосовать в соответствии с директивой, имеет право на получение информации. Кодекс корпоративного управления 2014 г. предусматривает, что «членам совета директоров следует обеспечить возможность получения всей информации, необходимой для исполнения их обязанностей». Поэтому член совета директоров вправе требовать от уполномоченного федерального органа исполнительной власти, «спускающего» директиву, предоставления информации и документов, необходимых для того, чтобы не просто автоматически голосовать по директиве, а принимать взвешенное решение, исходя из принципов добросовестности и разумности.

Корпоративный управляющий вправе не голосовать но директиве, если у него имеются достаточные и обоснованные основания полагать, что в результате такого голосования у АО или акционеров, в том числе и государства-акционера, возникнут убытки. При этом он вправе письменно выражать свое мнение по вопросам повестки дня заседания совета директоров, требовать приобщения его письменного мнения к протоколу заседания совета директоров общества. Следует предусмотреть определенную согласительную процедуру между членом совета директоров, не голосующим по директиве, и уполномоченным федеральным органом (Росимуществом) по данной директиве. Более того, представляется возможным постепенный отказ от директивы и переход к рекомендациям со стороны уполномоченного федерального органа исполнительной власти. В рамках согласительной процедуры и рекомендаций могут привлекаться соответствующие отраслевые министерства, осуществляющие нормативно-правовое регулирование.

Члены совета директоров — корпоративные управляющие — должны активно участвовать в заседаниях совета директоров и комитетов совета директоров. В соответствии с Законом об АО уставом или внутренним документом общества может быть предусмотрена возможность учета при определении наличия кворума и результатов голосования письменного мнения члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, отсутствующего на заседании совета директоров (наблюдательного совета) общества, по вопросам повестки дня, а также возможность принятия решений советом директоров (наблюдательным советом) общества заочным голосованием» (ст. 68).

В принципе практика проведения заочных заседаний совета директоров должна быть если не запрещена вообще, то, по крайней мере, ограничена. В Национальном докладе по корпоративному управлению отмечается, что «хорошо управляемые компании стремятся превратить заседание совета директоров в форум, где происходит обмен идеями и обсуждение реальных задач. Заседание совета директоров должно представлять собой нечто большее, чем часовое сидение на стульях, во время которого председатель читает готовый текст по бумажке, а директора должны сказать “да” пять или десять раз, после чего они могут отправиться по домам»[23].

Для того чтобы совет директоров начал функционировать как полноценный орган, должно пройти как минимум два года с момента его создания. В связи с этим представляется необходимым внести изменения в Закон об АО, касающиеся увеличения срока, на который избирается совет директоров, до 2—3 лет.

Показателем качественного корпоративного управления является наличие комитетов совета директоров для ведения реальной и непрерывной работы. Кодекс корпоративного управления исходит из того, что комитеты предназначены для предварительного рассмотрения наиболее важных вопросов и подготовки рекомендаций совету директоров для принятия решений по таким вопросам. Исходя из основных функций совета директоров, в уставе общества рекомендуется предусмотреть необходимость создания комитетов по стратегическому планированию, аудиту, кадрам и вознаграждениям, комитет по номинациям, урегулированию корпоративных конфликтов. Совет директоров может также создавать и другие постоянно действующие или временные комитеты, какие он сочтет необходимым (комитет по корпоративному управлению, комитет по этике, комитет по управлению рисками, комитет по бюджету, комитет по здоровью, безопасности и окружающей среде и др.).

Согласно Кодексу корпоративного управления 2014 г. создание комитетов, состоящих из членов совета директоров, обладающих большим опытом и знаниями в соответствующей сфере, повысит эффективность и качество работы совета директоров и, как следствие, создаст эффективные механизмы контроля за деятельностью исполнительных органов.

Член совета директоров вправе требовать проведения заседания совета директоров, что следует из ст. 68 Закона об АО. Постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 № 1150 предусмотрено право профессиональных поверенных только инициировать обсуждение в Росимуществе (в отношении отдельных АО — в Министерстве обороны РФ или в Управлении делами Президента РФ), федеральном министерстве либо федеральном органе вопросов, выносимых на заседание совета директоров, и получать необходимую информацию.

Договор с корпоративным управляющим на представление интересов государства в совете директоров АО с участием государства должен содержать положения об ответственности корпоративных управляющих как членов совета директоров.

Закон об АО предусматривает, что члены совета директоров несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами. Данное положение касается всех членов совета директоров, независимо от того, являются ли они государственными служащими, профессиональным поверенными, независимыми директорами. Каких-либо исключений для членов совета директоров АО с государственным участием не установлено.

В этом отношении показательно дело, которое слушалось в 2013 г. по иску акционеров ОАО «Ростелеком», в том числе и акционера-госу- дарства в лице Росимущества, о признании незаконным решения совета директоров ОАО «Ростелеком» о выплате бывшему президенту компании А. Провоторову премии за два года. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области признал незаконным решение совета директоров «Ростелекома» о выплате бывшему главе компании 200,88 млн руб. за досрочное расторжение трудового договора.

Показательно, что интересы государства (т.е. Росимущества) в совете директоров «Ростелекома» представлял гендиректор «Связьинвеста» Вадим Семенов. На заседании совета, положившем начало спору, он голосовал «за» и по вопросу отставки, и но вопросу о «золотом парашюте» Про- воторова. Но если по первому пункту была правительственная директива, то по второму директивы не было. Суду были представлены документальные доказательства этого факта, так что решение о выплате премии все члены совета директоров принимали самостоятельно.

Проверка, проведенная прокуратурой, показала, что почти 201 млн руб. компенсации плюс 32 млн руб. премии были выплачены руководителю в то время, как долг «Ростелекома» достигал 254,9 млн руб.[24] С точки зрения применения ст. 71 Закона об АО акционеры или само АО вправе взыскать убытки, причиненные выплатой «золотого парашюта», с тех членов совета директоров, которые голосовали за данное решение и, следовательно, действиями которых они причинены.

Основная проблема в применении норм об ответственности членов совета директоров заключается в том, чтобы найти грань между допустимым предпринимательским риском, без которого предпринимательская деятельность невозможна, и риском, признаваемым чрезмерным, когда действия или бездействие, повлекшие для АО убытки, признаются виновными[25].

Управление деятельностью общества сопряжено с риском, т.е. вероятностью того, что решения, принятые советом директоров в результате разумного и добросовестного исполнения их обязанностей, окажутся все же неверными и повлекут негативные последствия для общества.

В западных компаниях члены советов директоров нередко защищены презумпцией, согласно которой в случае, если такие члены действовали добросовестно и, по их мнению, в соответствии с интересами общества, они не могут нести ответственность за убытки, причиненные обществу их решениями. Данная норма называется «правилом делового суждения». В соответствии с ним суды не рассматривают сущность и не оценивают целесообразность решения, принятого директорами. Считается, что суды не подготовлены для квалифицированной оценки коммерческой целесообразности того или иного решения, и такая оценка, сделанная post factum, не может быть объективной. Поэтому суд не вправе вмешиваться, если директора допустили деловые просчеты. Предполагается при этом, что директора при принятии делового решения действуют на основе полной информированности, добросовестно и будучи честно уверенными, что они принимают решение в наилучших интересах корпорации. Российский закон также предусматривает, что при определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. На этот счет в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» отмечается, что директор (имея в виду и члена совета директоров) не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска[26].

Позиция Суда нашла отражение в новой редакции гл. 4 ГК РФ. В соответствии со ст. 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Кроме того, члены совета директоров не несут ответственности за убытки, причиненные обществу, если они:

  • — голосовали против решения, которое повлекло причинение обществу или акционерам убытков;
  • — не принимали участия в заседании совета директоров, на котором было принято такое решение.

Еще одна проблема — проблема справедливого распределения ответственности между членами совета директоров и теми лицами, волю которых директор был вынужден выполнять. Эта проблема особенно актуальна в АО, акции которых принадлежат государству. Именно в них представители государства, входящие в советы директоров, получают директивы о том, как голосовать. В конечном итоге Агентство по управлению государственным имуществом (иной федеральный орган исполнительной власти) назначает представителей в советы директоров и отвечает за формулирование для представителей государства «инструкций по голосованию». В связи с этим представляются обоснованными предложения о дополнении ст. 71 Закона об АО положением о том, что на лиц, которые в силу преобладающего участия в уставном капитале общества, либо в соответствии с договором, либо на основании выдаваемых ими указаний имеют возможность определять решения совета директоров, может быть возложена субсидиарная ответственность в случае причинения таким решением убытков обществу. Положения об ответственности органов государственной власти, формирующих позицию представителей государства и готовящих соответствующие директивы по рассматриваемым решениям, также следует включить в специальный закон «Об акционерных обществах с государственным участием».

В связи с этим следует отметить, что п. 3 ст. 53.1 ГК РФ предусматривает обязанность лица, имеющего фактическую возможность определять действия АО, в том числе возможность давать указания лицам, входящим в органы АО, действовать в интересах АО добросовестно и разумно. Такое лицо несет ответственность за убытки, причиненные по его вине АО.

Кодекс корпоративного управления 2014 г. рекомендует обществам за счет собственных средств осуществлять страхование ответственности членов совета директоров, что, с одной стороны, повысит эффективность гражданско-правовой ответственности, а с другой — привлечет в советы директоров компетентных специалистов, не боящихся принимать управленческие решения (п. 139). Закон об АО не содержит положений о страховании ответственности членов органов управления АО. Однако в уставы АО могут быть включены положения, согласно которым членам совета директоров гарантируется возмещение ущерба в связи с исковыми требованиями и судебными издержками.

Актуальным остается и требует своего регулирования вопрос о вознаграждении. Возможны следующие формы вознаграждения членам совета директоров. Прежде всего, это фиксированное годовое вознаграждение, связанное с участием директора в заседаниях совета директоров. В рамках политики посещаемости общество может определить, что выплата годового фиксированного вознаграждения в полном размере обусловлена определенным уровнем посещаемости в форме личного присутствия на заседаниях совета директоров по итогам года. При этом независимо от содержания политики общества в отношении посещаемости заседаний рекомендуется, чтобы данные об индивидуальной посещаемости раскрывались ежегодно в составе годового отчета и странице общества в сети Интернет. Вторая форма выплаты — опционы, т.е. владение акциями общества[27]. Наконец, членам совета директоров должны возмещаться расходы, связанные с выездом к месту проведения заседаний и прочими поездками, совершаемыми в рамках деятельности совета директоров и комитетов совета директоров.

Кроме того, на уровне закона следует регулировать отношения, связанные с отчетами о деятельности представителей государства в органах управления АО, акции которого находятся в федеральной собственности. На сегодняшний день порядок представления такого отчета регламентирован постановлением Правительства РФ от 04.10.1999 № 1116 «Об утверждении порядка отчетности руководителей федеральных унитарных предприятий и представителей интересов Российской Федерации в органах управления открытых акционерных обществ» (в ред. от 25.12.2014). Постановление предусматривает, что представители интересов Российской Федерации в органах управления АО, акции которого находятся в федеральной собственности, ежеквартально представляют отчет о своей деятельности в совете директоров (наблюдательном совете) АО путем его размещения в электронной форме на межведомственном портале по управлению государственной собственностью в сети Интернет.

Другая положительная тенденция, касающаяся изменения в составах советов директоров АО с участием государства, — это привлечение независимых (внешних) директоров.

В идеале независимый директор — это член совета директоров, он выбирается акционерами, но при этом от них не зависит, т.е. не находится ни в семейных, ни в должностных связях. Именно эти независимые директора должны отслеживать и совершенствовать деятельность АО, препятствовать давлению заинтересованных в той или иной сделке сторон и не допускать реализации корыстных инициатив аффилированных лиц[28].

Основной функцией независимого директора, наряду с участием в выработке стратегии АО и контроле за исполнительным органом, является соблюдение в совете директоров баланса интересов акционеров, в том числе интересов государства, и помощь в разрешении конфликтных ситуаций в интересах АО[29].

Простое определение независимого директора было дано Советом институциональных инвесторов, а именно: «...независимый директор — это лицо, которое связано с корпорацией исключительно в силу своего членства в совете директоров»[30].

Принципы корпоративного управления ОЭСР определяют, что «совет должен быть способен осуществлять объективное суждение по вопросам корпоративных дел независимо, в частности, от менеджмента». Для этого рекомендуется, чтобы «советы рассмотрели возможность назначения достаточного числа членов совета из числа неуправленцев, способных к принятию независимых решений в вопросах (типа финансовой отчетности и компенсаций, выплачиваемых управленческому звену), где потенциально может иметь место конфликт интересов»[31].

Критерии независимого директора определены п. 3 ст. 83 Закона об АО. В соответствии с ним независимым директором признается член совета директоров (наблюдательного совета) общества, не являющийся и не являвшийся в течение одного года, предшествовавшего принятию решения:

  • — лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе его управляющим, членом коллегиального исполнительного органа, лицом, занимающим должности в органах управления управляющей организации;
  • — лицом, супруг, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные которого являются лицами, занимающими должности в указанных органах управления общества, управляющей организации общества либо являющимися управляющим общества;
  • — аффилированным лицом общества, за исключением члена совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Критерии независимого директора в совете директоров АО с государственным участием определены постановлением Правительства РФ от 31.12.2010 № 1214 «О совершенствовании порядка управления открытыми акционерными обществами, акции которых находятся в федеральной собственности, и федеральными государственными унитарными предприятиями», которое определяет, что федеральное министерство, федеральный орган и федеральное агентство при формировании предложений о выдвижении кандидатов для избрания в совет директоров акционерного общества в качестве независимых директоров руководствуются тем, что лицо, выдвигаемое Российской Федерацией как акционером для избрания в совет директоров в качестве независимого директора, или члены его семьи (супруг, родители, дети, усыновители, усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры, бабушки и дедушки непрерывно в течение последних трех лет не должны:

  • — занимать должности в органах управления, быть работниками АО или его дочерних и зависимых обществ, а также занимать должности в органах управления, быть работниками управляющей организации акционерного общества либо быть управляющим;
  • — являться аффилированными лицами АО или его дочерних и зависимых обществ, за исключением исполнения обязанностей члена совета директоров (наблюдательного совета) АО;
  • - осуществлять функции аудитора АО (в том числе в качестве сотрудника аудиторской организации), а также являться аффилированными лицами аудитора АО;
  • - исполнять обязательства либо быть сотрудниками организации, исполняющей обязательства по договору с АО, в случае, если совокупный объем сделок в целях реализации договора в течение года составляет 10 и более процентов балансовой стоимости активов АО;
  • - представлять интересы лиц либо организаций, связанных обязательствами по договору с АО, с которыми совокупный объем сделок в течение года составляет 10 и более процентов балансовой стоимости активов АО;
  • — получать от АО вознаграждения, компенсационные выплаты или выплаты иного характера, размер которых составляет 10 и более процентов совокупного годового дохода указанных лиц, за исключением выплат, связанных с осуществлением деятельности в качестве независимого директора и заключением сделок для обеспечения личных, домашних, семейных или иных, не связанных с предпринимательской деятельностью, нужд, а также участвовать в опционных программах общества.

Кроме того, лицо, выдвигаемое Российской Федерацией как акционером для избрания в совет директоров в качестве независимого директора, не должно:

  • — замещать должности государственной гражданской службы РФ или являться служащим Банка России;
  • — являться непрерывно в течение последних пяти лет членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, в которое оно избирается;
  • - занимать должности в органах управления или являться работником другого акционерного общества, в котором любое из лиц, занимающих должности в органах управления общества, в которое лицо выдвигается в качестве независимого директора, является членом комитета при совете директоров по кадрам и вознаграждениям общества;

являться одновременно независимым директором более чем в трех АО.

Вместе с тем от имени Российской Федерации как акционера выступает Росимущество (либо иное министерство или федеральный орган исполнительной власти). Предложения о выдвижении кандидатов для избрания в совет директоров АО в качестве независимых директоров формируют федеральное министерство, федеральный орган и федеральное агентство. Иными словами, если государство является единственным акционером, то Росимущество выдвигает кандидатов в совет директоров в качестве поверенных (представителей государства), и оно же предлагает и кандидатов для избрания в совет директоров в качестве независимых директоров. Но при этом независимый директор не является представителем государства и не должен голосовать по директивам государства.

В связи с этим возникает вопрос: откуда государство должно взять таких кандидатов в совет директоров? Механизм выбора кандидатов в независимые директора не прописан. По словам И. Родионова, «примерно в 40—50 ведущих российских компаниях независимые директора в советы избираются не понятно каким образом»[32].

Кроме того, независимых директоров выдвигает обычно само государство, и для них готовятся директивы — указания, как голосовать по тому или иному вопросу. В такой ситуации институт независимых директоров в АО с государственным участием превращается в пустую формальность, а сами независимые директора часто используются лишь «в качестве мебели»[33]. Как отмечает Т. Г. Долгопятова, государство фактически пошло на замену чиновников на профессиональных поверенных, сохранив институт директив, а также в число независимых директоров активно вводила бывших чиновников. Тем самым институт независимых директоров деформируется, они перестают быть ответственными за состояние компании в целом и защиту других акционеров, служат интересам государства. В компаниях со 100%-ным участием при наличии инструмента директивы нет смысла тратить средства на привлечение независимых директоров[34].

В последнее время были предприняты некоторые определенные меры, направленные на изменение существующей ситуации и повышение роли и значения независимых директоров. В частности, постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 № 1150 предусмотрено право независимых директоров инициировать обсуждение в Росимуществе (в отношении отдельных АО — в Министерстве обороны РФ или в Управлении делами Президента РФ), федеральном министерстве либо федеральном органе вопросов, выносимых на заседание совета директоров, а также получать необходимую информацию.

В целях совершенствования института независимых директоров в АО с государственным участием представляется необходимым на уровне специального федерального закона определить понятие «независимый директор» через критерии независимости, а также определить количество независимых директоров совета директоров в АО с государственным участием. Па сегодняшний день Кодекс корпоративного управления 2014 г. рекомендует, чтобы в совете директоров независимые директора составляли не менее 1/3 избранного состава совета директоров.

Кроме того, на уровне закона представляется необходимым закрепить положение о том, что одно лицо не может являться одновременно независимым директором более чем в трех АО с участием государства.

Далее, на уровне закона необходимо определить механизм выдвижения кандидатов в совет директоров в качестве независимых директоров. В этом определенную роль могут сыграть СРО независимых директоров (например, существующая Ассоциация независимых директоров при наличии определенных законодательных положений о СРО может получить статус саморегулируемой организации), на которых может быть возложено ведение реестра независимых директоров.

Соблюдение баланса между независимостью и профессионализмом членов совета директоров — это вопрос исключительной важности. Найти независимого директора, который обладал бы к тому же и достаточным опытом и знаниями для эффективного участия в управлении и мог бы адекватно оценить действия и планы исполнительного органа, нелегко даже в европейских компаниях. В России поиск одновременно независимых и профессиональных директоров требует еще больших усилий. Представляется, что независимые директора должны иметь специальную профессиональную подготовку в области менеджмента, корпоративных финансов, аудита, рынка ценных бумаг, корпоративного права и корпоративного управления.

Регламентация правового положения независимого директора в АО с государственным участием на уровне специального закона предполагает повышение роли независимого директора в процедурах корпоративного управления и расширение его прав. Так, представляется необходимым закрепить право независимых директоров на своевременное и полное их информирование о сути директив, по которым голосуют профессиональные поверенные; право независимых директоров представлять альтернативные отчеты о деятельности АО; право высказывать особое мнение в письменной форме и доводить его до уполномоченного федерального органа исполнительной власти; право независимых директоров не только входить в комитеты совета директоров, но и возглавлять соответствующие комитеты.

Участие независимых директоров обязательно в таких комитетах, как комитет по аудиту, комитет по вознаграждению. В Национальном докладе по корпоративному управлению отмечается, что качественно управляемые АО могут использовать концепцию специального комитета, состоящего из независимых директоров, когда АО планирует крупные сделки или если сделки могут выглядеть как сделки с заинтересованностью. В этом случае специальный комитет выполняет всю предварительную работу по сделке и выносит ее на совет директоров с рекомендацией[35].

Более того, в соответствии с Кодексом корпоративного управления 2014 г. в целях обеспечения действенной системы сдержек и противовесов на уровне совета директоров обществам рекомендуется либо избирать председателем совета директоров независимого директора, либо из числа избранных независимых директоров определять старшего независимого директора. При этом рекомендуется, чтобы старший независимый директор выступал советником председателя совета директоров, а также координировал взаимодействие между независимыми директорами, в том числе созывал по мере необходимости встречи независимых директоров и председательствовал на них.

В ситуации конфликта старший независимый директор должен предпринять усилия по его разрешению путем взаимодействия с председателем совета директоров, другими членами совета директоров и акционерами общества в целях обеспечения эффективной и стабильной работы совета директоров (п. 119, 120).

Таким образом, превращение совета директоров в АО с государственным участием в орган стратегического управления, наделенный реальной властью, являющийся профессиональным и реально отвечающим за все свои действия (бездействие) перед акционерами выведет корпоративное управление в таких АО на качественно новый уровень.

  • [1] Концепция одобрена Правительством РФ от 09.09.1999 г № 1024 (с изменениямиот 29.11.2000).
  • [2] ТепманЛ. И. Указ. соч. С. 202.
  • [3] См.: Пышкин И. И. Государство как акционер. М., 2007. С. 147; Мальгинов Г. Государство как акционер в условиях российской переходной экономики // Проблемы прогнозирования. 2001. № з. с. 64.
  • [4] Пышкин И. И. Указ. соч. С. 156.
  • [5] О причинах неэффективного участия государственных служащих в советах директоров государственных компаний см.: Осипенко О. В. Институты корпоративного управленияи акционерные конфликты в России. М., 2004. С. 149; Савченко А. В. Управление собственностью государственных предприятий России. СПб., 1998. С. 10—20; Жилипский С. Э. Предпринимательское право. 4-е изд. М., 2002. С. 425; Мальгинов Г. Государство как акционерв условиях российской переходной экономики // Проблемы прогнозирования. 2001. № 3.С. 64; Бандурин В. В., Кузнецов В. Ю. Управление федеральной собственностью в условияхпереходной экономики. М., 2004.
  • [6] URL: http://www.gazeta.ru/financial/201 l/03/30/3570549.shtml.
  • [7] См. об этом: Малъгинов Г. Н., Ильясова Г. У. Оптимизация государственного сектора:зарубежный опыт и рекомендации для России. М., 2013. С. 71.
  • [8] Лвдшиева С. Б., Долгопятова Т. Г., Пляйнес X. Корпоративное управление в АО с государственным участием: российские проблемы в контексте мирового опыта. ПрепринтWP1/2007/01. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2007. С. 18-19.
  • [9] Авдашево С. Б., Долгопятова Т. ГПляйнес X. Указ. соч. С. 21—22.
  • [10] Мальгинов Г. //., Ильясова Г. У. Указ. соч. С. 77.
  • [11] Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации»запрещает государственным служащим участвовать на платной основе в деятельности органауправления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом. Закон об АО или специальный закон об АО с государственным участием могутустановить эти случаи.
  • [12] 1 Письмом Минэкономразвития России от 16.04.2012 № 7063-АЛ/Д084 определен максимальный размер базовой части выплачиваемого членам совета директоров вознаграждения(кроме государственных служащих). Этот размер не должен превышать 1,5 млн руб. URL:http://www.economy.gov.ru/wps/vcm/conncct/economylib4/mer/documents/VostrcbDocs.
  • [13] Авдашево С. Б., Долгопятова Т. ГПляйнес X. Указ. соч. С. 21—22.
  • [14] Никитин Г. С., Литвина Е. Ю. Комплексное развитие систем корпоративного управления в АО с государственным участием // Акционерное общество: вопросы корпоративногоуправления. 2011. № 12. С. 12.
  • [15] § 110 Закона ФРГ «Об акционерных обществах» // Торговое уложение Германиии другие законы. М., 2005. С. 316.
  • [16] Статья L. 125—77 Коммерческого кодекса Франции // Коммерческий кодекс Франции / пер. с фр. В. Н. Захватаева. М., 2008. С. 187.
  • [17] Примерный договор на представление интересов государства в органах управленияакционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которыхзакреплены в федеральной собственности, утвержденный постановлением Правительства РФ от 21.05.1996 № 625.
  • [18] Пышкин И. И. Указ. соч. С. 154.
  • [19] Кодекс корпоративного поведения. М., 2003. С. 31.
  • [20] Осипенко О. В. Институты корпоративного управления и акционерные конфликтыв России. М., 2004. С. 223.
  • [21] Торкановский Е. Особенности управления акционерными обществами с государственным капиталом // Хозяйство и право. 1997. № 8. С. 36.
  • [22] Беликов И. В., Вербицкий В. К., Никитчаиова Е. В. Директивы в компаниях с государственным участием: «за» и «против» (по результатам исследования) // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. 2013. № 10. С. 47.
  • [23] Остлинг П. Может ли корпоративное управление служить средством защиты от эпидемии рисков при инвестировании в российскую экономику? // Национальный доклад по корпоративному управлению. Вып. VI. М., 2013. С. 66—67.
  • [24] URL: http: www.ria.ru/; http: www.lenta.ru/news/2013.
  • [25] Управление и корпоративный контроль в акционерном обществе : практ. пособие / подред. Е. П. Губина. М., 1999. С. 160.
  • [26] URL: http://www.arbitr.ru/as/pract/post_plenum/90841.html.
  • [27] См.: Гулиева Е. Я. Опционы и иные способы стимулирования сотрудников отечественных и иностранных компаний: правовой аспект // Предпринимательское право. 2011. № 3.С. 15—19; Клячин А. Б. Мотивация топ-менеджмента // Закон. 2007. № 12. С. 222—228.
  • [28] Бандурина Н. 8. Независимые директора в системе корпоративного управления государственной собственностью // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2011. № 6.С. 166-169.
  • [29] Филатов Л. Л. Роль независимых директоров в российских компаниях // Собственники менеджер: строим эффективный бизнес / под ред. А. А. Филатова и К. А. Кравченко. М.,2008. С. 59.
  • [30] URL: http://www/cii/org/independent_director.asp.
  • [31] OECD. Principles of Corporate Governance. Art.V. P. 22—23. О критериях независимости члена совета директоров см.: Отчет по результатам исследования «Роль независимыхчленов совета директоров в управлении российскими предприятиями». Апрель 2001. URL:http://www.ricd. ru.
  • [32] Президент намерен убрать кремлевских «смотрящих» из государствообразующих компаний. URL: http://corp-gov.ru/smi/smi.php3?smi_id=2944 10/04/2011.
  • [33] Башкатова А. Независимых директоров используют в качестве мебели // Независимаягазета. 2011. 22 марта.
  • [34] Долгопятова Т. Модели и механизмы корпоративного контроля в российской промышленности (опыт эмпирического исследования) // Вопросы экономики. 2001. № 4.
  • [35] Национальный доклад по корпоративному управлению. Вып. VI. М., 2013. С. 66.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>