Принципы обоснования параметров социально-приемлемого риска

Рассматриваемая здесь (первая) задача стратегического планирования процесса обеспечения безопасности в техносфере заключается в нормировании значений соответствующих количественных показателей. Актуальность данной задачи обусловлена тем, что ее решение не только позволяет конкретизировать требования к качеству технологического оборудования ОПО и эксплуатирующего его персонала еще на этапе их создания и подготовки, но также способствует повышению эффективности и целенаправленности проводимой затем контрольно-профилактической работы по снижению техногенного риска.

Однако нельзя недооценивать сложности, сопутствующие любому нормированию соответствующего риска. Одни из них связаны с предубеждением о якобы надуманности данной задачи. В самом деле, ведь казалось бы, что ничтожно малый риск является коллективным добром, так как от его понижения выигрывают все. Следовательно, вполне правомерно сомнение: «Зачем нормировать или говорить о приемлемости техногенного риска, когда ответ вроде бы очевиден: чем он ниже, тем лучше?»

Не менее важны и психологические аспекты подобного нормирования, связанные с субъективностью и изменчивостью общественного мнения. Субъективность проявляется в том, что к ненулевым значениям требуемой вероятности Q(t) техногенных происшествий на рассматриваемых здесь ОПО их администрация и персонал в целом будут относиться как к заведомой санкции на определенное число катастроф, аварий и несчастных случаев, что трудно воспринимается общественным сознанием.

А вот изменчивость психологического восприятия риска легче показать при интерпретации его интегрального показателя математическим ожиданием Mx(Y), указывающим и на возможность причинения ущерба, и на его размеры. С учетом этого становится понятным разное отношение людей к одной и той же величине техногенного риска, когда он проявляется каждодневно, но с малым ущербом (как, например, в автотранспортных происшествиях), и единовременно, хотя более редко, но с причинением крупного ущерба, допустим, в форме тяжелой авиационной катастрофы. Несмотря на то что реальный риск гибели авиапассажиров в несколько раз ниже подобной участи участников дорожного движения (об этом см. ниже в табл. 3.1), более опасной в обществе считается все же авиация, а не автотранспорт.

Отметим также еще один аспект нормирования риска техногенных происшествий, касающийся следующего: кто, для кого и когда должен устанавливать степень его допустимости. Лучше всего, казалось бы, доверить определение подобных норм эксплуатирующему персоналу ОПО. Однако и здесь можно обнаружить несовпадение представлений о приемлемости техногенного риска, например у непосредственно работающих на ОТУ, с одной стороны, и у администрации соответствующего ОПО — с другой.

С точки зрения первых уровень техногенного риска должен быть предельно низким, так как в противном случае вероятны гибель и другие несчастные случаи с персоналом, эксплуатирующим ОТУ повышенной опасности. Подобное отношение — и у общества в целом, что связано с недопустимостью происшествий, сопровождающихся также ущербом населению и природной среде. И совсем иначе обстоит дело с администрацией ОПО, которая обязана не только компенсировать этот ущерб, но и одновременно нести расходы по снижению соответствующего риска, повышая себестоимость создаваемой продукции.

В условиях подобной (игровой) ситуации оправданы попытки установить такие требования к параметрам техногенного риска эксплуатируемых ОПО, которые устраивали бы всех. Степень же его приемлемости необходимо понимать как рациональные соотношения, например, между вероятностью или ущербом от техногенных происшествий конкретного типа и реально доступными в данный период времени технико-экономическими возможностями общества. Естественно, что определение этих соотношений должно проводиться с учетом ряда дополнительных факторов и особенностей.

Можно было бы назвать и другие этические, юридические и экономические сложности рассматриваемой здесь задачи. В целом же логично предположить, что приемлемость риска обращения с энергоемкими ОТУ, а также с аварийно опасными и вредными веществами определяется теми издержками, которые готово нести общество за их использование. Другими словами, оптимальность принятых при этом решений зависит от зыбкого равенства между затратами на обеспечение безопасности функционирования соответствующих ОПО и ценой ущерба от возможных на них техногенных происшествий.

Приведенные соображения указывают, что при обосновании приемлемого уровня безопасности в техносфере целесообразно проанализировать следующие известные сегодня способы нормирования риска:

  • 1) установление его приемлемых параметров по каким-либо аналогам;
  • 2) обоснование оптимальных по выбранным критериям количественных показателей.

Последовательно и кратко охарактеризуем каждый из этих двух подходов.

Нормирование техногенного риска эксплуатации ОПО первым способом предполагает необходимость в статистических данных о частоте и ущербе — либо возникновения происшествий в наиболее благополучных отраслях техносферы, либо несчастных случаев с людьми при стихийных бедствиях или вне производства и транспорта. К настоящему времени подобная статистическая информация уже накоплена, а некоторая ее часть представлена в табл. 3.1.

Таблица 3.1. Частота гибели людей при несчастных случаях [1]

Факторы и виды несчастных случаев

Частота, 1/(чел. • год)

Авиационные катастрофы и другие происшествия

0,00008

Дорожно-автотранспортные происшествия

0,00024

Падение иди удар падающим предметом

0,000106

Опасные факторы пожара и взрыва

0,00004

Опасности работы и отдыха на воде

0,000033

Болезни человека в возрасте до 20 лет

0,006

Стихийные бедствия (молния, ураган, наводнение)

0,0000006

Травмирование при занятиях акробатикой

0,005

Поражающее воздействие электротока

0,000006

Представленные здесь цифры позволяют воспринимать их в качестве допустимых значений вероятности смертельных несчастных случаев и на ОПО. Подобным образом можно использовать показатели аварийности и травматизма ведущих отраслей промышленности либо транспорта. Например, известен опыт применения только что упомянутого подхода при нормировании безопасности населения во Франции, проживающего вокруг АЭС.

А вот в Великобритании даже обсуждалась возможность принятия в качестве приемлемого техногенного риска то его низкое значение, которое имело место в корпорации «Империал кемикел индастриз» и соответствовало гибели двух ее работников за 10 млн чел.-ч времени, затраченного на производстве. Однако это предложение встретило дружное сопротивление со стороны остальных отраслей промышленности, которые сочли невозможным (из-за экономической разорительности) законодательное введение столь жестких требований к предельно допустимому риску.

Вместе с тем нетрудно понять как сугубо эмпирическую сущность данного подхода к обоснованию уровня приемлемости риска техногенных происшествий, так и вытекающие из этого недостатки, ограничивающие возможность его применения. Ведь опора на прежний чужой опыт и общественное мнение, которое может формироваться в зависимости от конъюнктуры, не гарантирует успеха. Поэтому данный метод вряд ли может быть пригоден для нормирования безопасности функционирования ОТУ и ОПО в целом.

Графики зависимостей C(I), S(I), /?(/) (а) и С(зе), S(ae), R(зе) (б)

Рис. 3.3. Графики зависимостей C(I), S(I), /?(/) (а) и С(зе), S(ae), R(зе) (б)

Что касается второго способа — оптимизации параметров техногенного риска, то он может оказаться более предпочтительным, если в качестве соответствующего критерия использовать минимум суммарных экономических издержек от объективно существующих в техносфере опасностей. Для иллюстрации этого воспользуемся приведенными на рис. 3.3, а графиками изменения затрат S на обеспечение безопасности эксплуатации какого-либо ОПО и размеров ущерба У от возможных на нем техногенных происшествий в зависимости от вариации параметра I, пропорционального вероятности их невоз- никновения.

Значение аргумента /р отмеченное на горизонтальной оси рис. 3.3, а, относится к началу эксплуатации данного объекта, а величина издержек S{I^) соответствует затратам на обеспечение безопасности в данный момент (при этом для простоты принято, что S(I1)=0). Величина показателя 12 относится уже к такой мере возможности проявления источников техногенного риска этого ОПО, который характеризуется предельно низким ущербом У(/2) и исключительно высокими затратами S(/2) на его понижение до столь малого уровня. Кривая же R(I) отражает изменение величины суммарных социально-экономических издержек, обусловленных затратами как на предупреждение техногенных происшествий, так и на компенсацию их нежелательных последствий:

При принятых выше предположениях входящие в последнюю формулу зависимости У(/) и SQ) имеют частные производные, которые удовлетворяют следующим неравенствам:

Поэтому можно утверждать, что существует значение показателя безопасности Г, обеспечивающее соблюдение следующих двух условий:

Так как величина второй производной Я"(Г) функции суммарных издержек принимает положительные значения на всем диапазоне изменения I, то указанное выше значение Г параметра опасности/ безопасности рассматриваемого ОПО обеспечивает минимум суммарных затрат R(I '") и, следовательно, является оптимальным для данного предприятия.

Что касается графиков на рис. 3.3, 6, то они иллюстрируют уже возможность нахождения техногенного риска, величина которого может быть приемлема обществу в целом. Нетрудно понять, что такое его значение должно принадлежать отрезку [Г; 12]. Для отыскания же искомой величины используется коэффициент приемлемости техногенного риска обществу ге, который определяется следующим выражением [44]:

Как ясно из этого рисунка, там сохранена нелинейность и монотонность изменения издержек S(ae), У(аг), R(ae), однако коэффициент эг варьируется уже в пределах от нуля до единицы, что соответствует приравниванию входящего в него параметра I значениям Г и /2. Следовательно, для первой и второй производных от функции У(ге) справедливы следующие неравенства:

По аналогии с выражениями системы (16.13) можно утверждать, что существует значение коэффициента приемлемости ге ", удовлетворяющее следующим условиям:

Так как величина второй производной от суммарных издержек Л”(ге) > 0, то можно считать, что данное значение эе* также соответствует их минимуму и определяет оптимальный, т.е. социально приемлемый уровень опасности/безопасности эксплуатации конкретного ОПО.

Проанализируем полученные результаты. Найденное значение коэффициента приемлемости ге*, пропорционального (по определению) мере невозможности появления техногенных происшествий за определенный период времени, является действительно оптимальным, так как учитывает интересы не только ОПО или данной отрасли, но и общества в целом. В самом деле, ведь стремление величины аг к нулю проявится в повышении затрат 1?(аг) за счет превалирующего роста ущерба У(ге) от техногенных происшествий, тогда как по мере приближения значения данного коэффициента к другой границе (as = 1), величина Я(ае) также будет увеличиваться, но уже по причине более интенсивного рост затрат S(se).

В завершение знакомства с базовыми принципами нормирования техногенного риска подчеркнем не только актуальность и сложность данной задачи, но и необходимость поиска более аргументированных подходов к ее решению при обеспечении безопасности в техносфере. Один из таких способов, основанный на оптимизации соответствующих показателей, будет рассмотрен ниже после уяснения экономических издержек, обусловленных объективно существующими там опасностями.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >