Полная версия

Главная arrow Философия arrow ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Основные проблемы и категории ведийского мировоззрения

Происхождение мира (геокосмогонии).

Предварительно вкратце изложим методологические основания рассмотрения этого вопроса. Будем исходить из квалификации ведийского мировоззрения как религиозно-мифологического. Мифология, будучи мировоззрением, возникающим еще во времена родового строя, закономерно обращает первостепенное внимание на вопрос о происхождении мира. Так как для человека родового строя чрезвычайно важным является знание своего происхождения, истоков своего рода, то подобными вопросами он задается и в отношении окружающей действительности.

Далее, мифология все обожествляет (теоморфизм) и, соответственно, представляет всю природу живой (гилозоизм) и одушевленной (пананимизм), в результате чего происхождение мира изображается на манер появления, рождения живого существа, того, что историки философии называют обыкновенно биоморфной моделью космогонии. Поскольку же «родителями» мира нередко выступают боги, мы обозначили его происхождение также словом теокосмогония.

Сами космогонические представления мы будем рассматривать в том порядке, который соответствует эволюции образов божественных сил, принимаемых в качестве космических начал, родоначальников мира. Согласно историкам мифологии, на ранних этапах развития мифологического сознания божества выступали в образах довольно смутных, неопределенных, абстрактных; затем образы богов конкретизируются, в частности, в виде животных {зооморфизм) и, наконец, в виде людей {антропоморфизм).

Поэтому, в соответствии с традицией, начнем с космогонической версии, представленной в Ригведе13. Первичной реальностью в ней объявляется некое неопределенное и таинственное начало [1]

бытия - Единое (или Нечто Одно), кроме которого не было ничего другого: ни сущего (cam), ни не-сущего (асат), ни воздушного пространства, ни неба, ни дня, ни ночи. Единое характеризуется как живое существо: оно «дышало» и «было порождено силой жара» (тапаса). Поскольку тапас обыкновенно рассматривают в качестве жизненной энергии (тепла, жара), возникающей в результате напряжения телесных или духовных сил (желания, стремления) живого существа, то можно предположить, что имело место самопорожде- нис Единого. Может быть, из него - но это возможно только домысливать - возникло (родилось?) мироздание. Боги появились, скорее всего, в ходе сотворения мира. Здесь же укажем, что порождение через тапас - это типичный механизм космогоний, с чем мы и будем сталкиваться в дальнейшем. Передавая эту космогонию Ригведы, заметим, что она изложена очень отрывочно, пронизана скептическим умонастроением и едва ли поддастся однозначному истолкованию.

Похожие космогонические концепции, оперирующие неопределенным началом бытия, встречаются и в брахманах, где говорится о возникновении мира из нс-сущсго. Например, в Шатапатха- брахмане: «Поистине не-сущим было в начале [все] это»[2] [3]. Но и это весьма абстрактное начало наделяется свойствами живого существа и своего рода его репродуктивной способностью. Такое заключение можно сделать на основании рассказа в Тайттирия-брахмане (названа по имени учителя Титтири): несуществующее (асат) возлежало и предалось самоистязанию (тапасу); от тапаса пошел дым, возникли огонь, свет, пламя, туманы, сгустившиеся в облака, от которых произошел первозданный океан[4]. Приведенные характеристики несуществующего в качестве начала мироздания позволяют толковать термин «асат» как обозначение некоей неопределенной реальности, материи матери-природы, в свою очередь, выражаемой словом адити (несвязанное, неограниченное, бесконечное), к чему и склоняется С. Радхакришнан. В связи с этим происхождение мира представляется как переход от не-сущего (асат) и неопределенного (адити) к существующему (сат) и определенному (дити - зависимое, конечное).

Но брахманы дают и другие концепции космогонии, вводя уже конкретные, определенные начала. Если условно продолжить линию тапаса (жара), то первым назовем такое начало, как огонь. Огонь объявлен первопричиной сущего в Айтарея-брахмане (Ай- тарся - имя легендарного мудреца). Все из огня выходит и затем в нем растворяется[5]. Другое начало - вода, о чем говорится в Ша- тапатха-брахмане: «Вначале не было ничего, кроме воды... Воды пожелали продолжить себя. Они изнуряли себя подвижничеством, они истязали себя. И тогда... возник в них Золотой Зародыш»[6], или «золотое яйцо»[7]. В данном случае можно видеть конкретизацию общей биоморфной модели возникновения мира за счет введения промежуточного зооморфного начала - зародыша или яйца. Этот вариант космогонии перешел затем в упанишады и представлен, например, в Чхандогъя-упанишаде. Согласно ему, мир рождается из яйца, которое раскололось. Серебряная часть скорлупы стала землей, золотая - небом. Из внешней оболочки возникли горы, из внутренней - облака и туман. Жилы превратились в реки, жидкость внутри яйца - в морс. Затем появились солнце и все живые существа[8].

Следующие, согласно нашей логике, космогонические версии исходят уже из антропоморфных начал. В соответствии с движением мифологической антропологии от отдельных составляющих человека к нему как целостному существу[9] приведем сначала такие представления, согласно которым первоначалом мира считается, например, мысль. Об этом сказано в Шатапатха-брахмане: «Поистине вначале это как бы не было ни не-сущим, ни сущим. Вначале это поистине как бы было и как бы нс было. Это было лишь мыслью»[10]. При этом в рамках биоморфной модели космогонии мысль предстает особым живым существом, ибо для обретения более четкого облика предается тапасу[11].

Наконец, первоначалом, прародителем мира выступает целостный человек в виде антропоморфного божества. Из всех таких божеств рассмотрим роль одного - Праджапати. Сначала отметим то, что ему отводится роль посредника в возникновении мира. Праджапати появляется или из вод, или из яйца, или из мысли и уже после этого создает окружающую действительность, например, из своей речи - землю, воздушное пространство, небо, богов, день и ночь[3]. А теперь укажем на то, что он выступает и в качестве самостоятельного начала-персоны. Согласно одному из космогонических мифов Шатапатха-брахманы, «вначале был только Праджапати». Он решил «продолжить себя», попросту говоря, «родить», изнуряя себя подвижничеством, предаваясь самоистязанию. В результате этого он создает из тапаса огонь и пищу для него - растения на земле; живые существа - из своих жизненных органов: из мысли - человека, из глаза - коня, из дыхания - корову и т. д.[13]

В заключение скажем о том, что в ведической литературе присутствуют зачатки религиозного типа космогонии, согласно которому вселенная уже не рождается каким-нибудь безличным началом или божеством, не является его эманацией (истечением из него), а появляется вследствие деятельности бога-творца, преобразующего некий исходный материал. Это будет новая техноморфная модель возникновения космоса, уподобляющего его продукту ремесла (tsxvt]). Из имеющихся в источниках данных примером религиозно-мифологической космогонии может служить создание богами мира из тела космического человека (Пуруили) посредством жертвоприношения, о чем повествует один из гимнов Ригведы[14]. Когда Пурушу разделили, из его головы возникло небо, из ног - земля, из пупа - воздушное пространство, из глаз возникло солнце; от него возникли животные и люди: брахманом стали его уста, руки - кшатрием и т. д. Короче говоря, из его тела образовалось все, что только существует.

Квалифицируя космогонию этого гимна, мы дополнили понятие «религиозная космогония» словом «мифологическая», так как в данном случае речь идет нс о реальном, физическом материале для создания космоса, а о неком мифическом, воображаемом «материале». Когда же для «производства» мира берется реальное природное вещество, мы будем пользоваться понятием «религиознофилософская космогония». Этого рода воззрениям соответствует такая постановка вопроса в Ригведе: «Что был за лес и что за дерево, из которого вытесали небо и землю?»[15] Здесь можно видеть основу формирования философского понятия материи в индоевропейских языках в виде образа леса как строительного материала. Так, греческое слово uXrj означает и «лес», и «материя».

В качестве же примера собственно религиозно-философских представлений о сотворении мира сошлемся на Шатапатха-брахма- ну, в которой рассказывается, что Праджапати сначала создал воды, а затем из этих вод, первозданного океана как исходного материала, затратив некоторую энергию - «он прилагал усилия, предавался тапасу», как и полагается «трудящемуся», он творит глину, камень, металл, растения и покрывает ими землю[16].

  • [1] Антология мировой философии : в 4 т. М., 1969. Т. 1.4. 1. С. 71-72(далее - Антол.).
  • [2] Древнеиндийская философия. М., 1972. С. 52.
  • [3] См.: Эрман В. Г. Очерк... С. 153-154.
  • [4] 4 См.: Радхакришнан С. Индийская философия. С. 65, 79.
  • [5] См.: Эрман В. Г. Очерк... С. 154.
  • [6] Is Там же.
  • [7] Иной вариант перевода см.: Древнеиндийская философия. С. 67-68.
  • [8] См.: Древнеиндийская философия. С. 92.
  • [9] См.: Звиревич В. Т. Тины античных концепций человека. Екатеринбург,2010. С. 19-28.
  • [10] См.: Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация. С. 52.
  • [11] См.: Древнеиндийская философия. С. 59.
  • [12] См.: Эрман В. Г. Очерк... С. 153-154.
  • [13] Там же. С. 152-153.
  • [14] См.: Древнеиндийская философия. С. 30-32.
  • [15] См.: Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация. С. 42.
  • [16] См.: Эрман В. Г. Очерк... С. 154 ; Древнеиндийская философия. С. 53-55.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>