Психологическое направление в этнологии

Психологическое направление в этнологии, его еще называют "Школой исследования культуры и личности", возникло в США в середине XX в. Основным его содержанием явилось исследование человеческих культур через призму изучения характера, психологических характеристик, в идеале, общих для всех членов какого-либо общества. Связан с такой исследовательской парадигмой и специфический набор проблем, ставившихся сторонниками этого направления: исследование национального характера, изучение процесса формирования стереотипов ожидаемого поведения (т.е. тот тип поведения, который типичен, "нормален" для членов группы) и т.д.

В отличие от большинства других теоретических направлений в психологической школе сложно выделить фигуру основоположника. Можно лишь говорить о наиболее заметных фигурах в рамках данной исследовательской парадигмы. Одной из них была американская исследовательница Маргарет Мид ("Взросление на Самоа", "Пол и темперамент в трех примитивных обществах", "Как растут на Новой Гвинее"), неоднократно участвовавшая в экспедициях в Африку и Океанию. Являясь основоноложницей таких направлений в этнологии, как гендерная антропология и этнография детства, она доказывала тезис о культурной обусловленности многих характеристик человеческой психики, которые до нес было принято сводить к биологии и физиологии человека.

Рут Фултон Бенедикт ("Модели культуры", "Хризантема и меч") занималась изучением отдельных племен североамериканских индейцев и ряда восточноазиатских этносов (например, японцев). Ввела понятие "этос культуры" – общая тема, основной стержень, который детерминирует облик всех культурных явлений.

Абрам Кардинер ("Психологические границы общества", "Индивид и его общество") первоначально был медиком-психоаналитиком, попытавшийся позже апробировать свои концепции на этнографическом материале. Занимался в основном изучением североамериканских индейцев. Предложил концепцию "основной личностной культуры".

Одной из проблем, которыми всегда задавались этнологи, является вопрос: "От чего зависит существование культуры и что определяет ту или иную форму ее элементов"? Сторонники этого подхода, как уже было сказано выше, пытались найти ответ на эти вопросы в плоскости психологии. Однако речь у них не идет об индивидуальной психологии – решающее значение для культуры, с их точки зрения, имеют характеристики, разделяемые всеми или, по крайней мере, большинством членов общества. В этом контексте типичной, хотя и не нашедшей безусловной поддержки в научной среде, является концепция Р. Бенедикт о существовании этоса культуры. Фактически этос – это доминантная характеристика, определяющая все остальные составляющие общества. К примеру, в работе "Хризантема и меч", посвященной исследованию японского национального характера, в качестве такой психологической темы выделяется чувство стыда. Именно нежеланию выглядеть "некрасиво" подчинены все поступки японцев. Также с этим чувством связано и понятие долга, который в свою очередь организует практически всю социальную жизнь японцев. Важность темы стыда Р. Бенедикт подчеркивает, отделяя культуру Японии и США, исходя из различных психологических доминант. Если первая – культура стыда, то вторая – культура вины. Если в первом случае важно, как отнесутся к твоему поступку окружающие, то во втором – имеет значение только оценка поступка самим человеком.

Однако большинству ученых концепция этоса культуры показалась слишком общей и не охватывающей большую часть конкретных проблем. Следующим шагом стала выработка концепции основной личностной структуры А. Кардинером. Суть ее заключается в том, что большинство членов какого-либо общества обладают сходными психологическими характеристиками и их конфигурациями. Такой общий, модальный тип личности формируется на основе единого для всех членов данного общества опыта и включает в себя такие характеристики индивида, которые делают его максимально восприимчивым к данной культуре. Другими словами, если в обществе преобладает агрессивный тип личности, то через воспитание сходные черты будут формироваться у новых поколений. Те же, кто по каким-то причинам не соответствует принятым стандартам, будут играть роль культурного аутсайдера, находясь "на обочине" культуры. Однако здесь существует и обратная связь. Основному тину личности должны соответствовать культурные элементы, т.е., с одной стороны, культура воспитывает человека, а с другой – зависит от него. Причем причину специфического облика какой-либо культуры, по мнению А. Кардинера, нужно искать именно в психологии, в ее "коллективных" чертах.

Сходным образом сторонники этого направления решали и более частные проблемы. Например, М. Мид в своей книге "Пол и темперамент в трех примитивных обществах" высказала гипотезу, что стандарты ожидаемого аборигенами маскулинного (мужского) и феминного (женского) поведения детерминированы конкретной культурой, а западная модель, европейские гендерные стереотипы не представляют собой единственно возможных вариантов мужского и женского характеров.

В связи со всем этим возникает вопрос: "Какие элементы в культуре ответственны за формирование сходных психологических черт у большинства членов общества"? Исходя из предположения, что основные характеристики психики индивида формируются в детском возрасте, в качестве основного культурного механизма выделяется практика воспитания детей. Этой проблемой, например, занималась М. Мид, которая, изучая особенности системы воспитания у различных народов, ставила проблему, какие специфические черты характера будут формировать отдельные составляющие таких систем (например, практика пеленания младенцев).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >