Полная версия

Главная arrow История arrow История Востока

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

7.2. Закавказье

Исторические судьбы небольших государств Закавказья с глубокой древности были достаточно близки друг другу, подчас сплетены между собой в тесный клубок. Правда, исламизация восточной части региона заметно изменила ситуацию, противопоставив исламские общности и государственные образования христианским. Однако это не слишком мешало их постоянному взаимодействию, не говоря уже об упоминавшейся общности исторических судеб. Достаточно напомнить, что все государства Закавказья практически одновременно вошли в состав России и нашли свою нишу в ней. Разумеется, культурные традиции Грузии и Армении были ближе православной империи, чем азербайджанский шиизм. Но все страны Закавказья вносили свой вклад в процветание России и в то же время энергично использовали те немалые возможности, которые давало им русское подданство. Вместе со всей огромной страной Закавказье испытало все то, что уготовила империи пришедшая ей на смену власть большевиков, будь то массовые репрессии, жесткий идеологический контроль правящей партии, разорение сельского хозяйства или направленная в основном на создание военной мощи индустриализация. При этом, однако, у каждой из этих стран, как и у стран Средней Азии, были свои особенности, сохранявшие их неповторимый облик в те годы, когда все они входили в состав СССР. Эти особенности с немалой силой проявили себя и после того, как распад СССР в 1991 г. превратил страны Закавказья в группу независимых республик.

Азербайджан (9 млн, религия отделена от государства), расположенный между Россией, Грузией, Арменией и Ираном, обрел независимость в 1991 г. достаточно дорогой ценой. Обострение внутренней борьбы в стране на рубеже 1980- 1990-х гг. в связи с поиском новых путей развития в годы перестройки, возникновением национально ориентированного Народного фронта и страшной резней армян в Баку с последующей насильственной их депортацией, привело и к внутриполитическому противостоянию между правящей верхушкой времен СССР и лидерами национально-демократических группировок. Ввод русских войск в республику в январе 1990 г. ценой множества прерванных жизней погасил назревавший конфликт, но одновременно породил ощутимые антирусские настроения. Дальнейшие события вылились в сложную борьбу за власть между разными политическими силами обретшей независимость страны. Борьба осложнялась длительной и завершившейся поражением войной с Арменией за Карабах.

Рубеж 1991-1992 гг. был ознаменован формальным предоставлением Азербайджану независимости, которая фактически уже была им обретена. На передний план в стране вышел Народный фронт, пользовавшийся немалой поддержкой населения. Однако отсутствие успехов в сфере внутренней политики, а также постоянная борьба за власть на фоне постоянно ухудшающегося экономического положения резко оторванной от России и лишившейся привычных связей республики привели к ослаблению позиций лидеров Фронта. Этим воспользовались их противники из числа оправившихся от перемен представителей бывшей советской партийной номенклатуры, несравненным преимуществом которых был не столько опыт административного управления, сколько умение создавать крепкие кланового типа сообщества. Сплоченная сила партноменклатуры достаточно быстро переломила ход событий.

После отстранения от власти в 1993 г. руководителя национально-демократического движения президента Абульфаза Эльчибея и других активных деятелей Народного фронта, многие из них подверглись репрессиям или погибли. На авансцену политической жизни вновь вышел опытный и искушенный в политической борьбе бывший первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Гейдар Алиев, который и был избран президентом. Перед президентом Алиевым встала задача восстановить свое бесспорное лидерство в стране, устранить и обезвредить возможных соперников, ослабив те политические группы, на которые они опирались, и на этой основе, весьма напоминающей прежнюю, советскую, укрепить властную вертикаль в новой для республики ситуации.

Со всеми этими задачами Гейдар Алиев сумел справиться без особых сложностей. Мало того, успешно справившись с политическими противниками, он сумел в 2002 г. внести путем референдума несколько значительных изменений в конституцию страны. Главное из них - пункт о преемнике президента в случае его смерти или невозможности исполнять свои обязанности. Вместо спикера парламента (фигура всегда не очень определенная, ибо зависит от соотношения сил в противоборстве различных партий в парламенте) им теперь становится премьер. Поскольку кандидатуру на эту должность по конституции назначает сам президент, политологи не сомневались, что место преемника достанется сыну Г. Алиева. Как известно, именно так и произошло.

Власть и авторитет президента Ильхама Алиева быстро росли по мере того, как в стране наводился административный порядок и соответственно был заметно ограничен объем завоеванных в первые годы независимости демократических прав и свобод. Экономика в новых условиях стала объектом борьбы сильных клановых группировок. Межклановое соперничество с опорой на представителей власти порождали в стране коррупцию и не содействовали достижению успехов в экономической стабилизации. Неизвестно, насколько глубоко упал бы в Азербайджане уровень жизни населения, если бы не то немаловажное обстоятельство, что по мере развития в России рыночных отношений все большую роль на продовольственных и иных российских рынках стали играть азербайджанцы. Опираясь на отсутствие визовых ограничений и реализуя свои преимущества не столько в умении торговать, сколько в искусстве использовать национальные традиции клановой сплоченности, выходцы из Азербайджана (числом в то время в 2-3 млн) заполонили российские рынки. Более того, начали диктовать там свои условия, препятствуя торговле по иным ценам или ограничивая подвоз товаров. В результате переводы из России стали главным источником дохода для примерно 60% семей Азербайджана.

Азербайджанская нефть - еще один важный источник дохода страны. Балансируя между Россией, Востоком и Западом, страна пытается увеличить количество труб, по которым нефть могла бы поступать на международные рынки. В этом заинтересованы и некоторые страны Средней Азии, рассчитывающие, по меньшей мере отчасти, все на те же трубы, которые должны связать нефтяные и газовые месторождения Каспия, особенно в Туркмении, через Баку со Средиземноморским побережьем

Турции (Джейхан). Лишь чересчур высокая стоимость прокладки трассы нового трубопровода и неуверенность в достаточности запасов Каспия, не говоря уже о политических и геостратегических соображениях и соответствующем противостоянии крупных держав друг другу, замедляли процесс решения проблемы. В результате строительство трубопровода началось осенью 2002 г., а завершилось в 2005 г.

Азербайджан, как и все другие республики бывшего СССР, кроме прибалтийских, входит в Содружество Независимых Государств (СНГ). Формально этот союз должен способствовать сближению входящих в него стран, выявлению общих интересов, прежде всего экономических, и их реализации. Однако на деле геополитические соображения играют значительно большую роль. Вот почему, несмотря на ряд договоров и соглашений с Россией, Азербайджан, как, впрочем, и некоторые другие страны СНГ, проводит политику, направленную на сближение с теми государствами (Турция, Иран, США), которые заинтересованы в его нефти.

Сложной проблемой для независимого Азербайджана стал национальный вопрос. Решив часть его посредством армянского погрома в Баку, азербайджанцы натолкнулись на жесткое сопротивление в Нагорном Карабахе, который после ряда неудачных для них войн остался фактически независимой армянской республикой с собственной системой правления (ситуация, близкая к тому, что имеет место в бывшем молдавском Приднестровье или бывшей грузинской Абхазии). Все попытки как-то иначе решить этот вопрос пока не приводят к успеху. Еще один нерешенный национальный вопрос - проблема лезгин, территория которых разрезана границей, проходящей между Азербайджаном и Дагестаном. Дагестанские лезгины хотят изменения границы и создания лезгинской республики (это древняя Кавказская Албания). Азербайджан выступает против этого и оказывает на своих лезгин давление, преследует их лидеров, ратующих за объединение. Проблема имеет тенденцию к обострению, особенно если учесть, что 200-300 тыс. лезгин пребывают в эмиграции в Турции и внимательно следят за ходом событий на родине.

Пожалуй, много более серьезной проблемой для Азербайджана, чем национальный сепаратизм, является ислам. Шиитские лидеры в стране быстро наращивают влияние и авторитет. Существуют и политические объединения, ставящие своей целью возрождение и укрепление позиций ислама в республике. Соперничество с суннитами, проявляющееся в политике преимущественной ориентации на Иран, создает в среде азербайджанских шиитов антитурецкий и антисуннитский потенциал. Если принять во внимание, что северокавказские мусульмане сплошь сунниты, наличие в Закавказье шиитского Азербайджана может рассматриваться как некоторый противовес, играющий свою роль в сложной религиозно-политической борьбе в регионе. Но существенно заметить, что в отличие от Чечни Азербайджан совсем не спешит популяризировать ислам среди населения, отвыкшего от него за годы советской власти.

С экономикой в стране в целом благополучно. Исключение составляет сельское хозяйство. Оно лишь в незначительной степени удовлетворяет потребности населения в продовольствии. Остальное дает импорт, благо хватает средств - нефтедолларов, чтобы за него платить. ВВП на душу населения 9,9 тыс. долл. США.

Армения и Грузия относятся к Востоку не более, нежели Россия, из которой они вышли. Но так как эти страны расположены в Закавказье, между Европой и Азией и скорее даже в Азии, то есть основания несколько слов сказать и о них.

Грузия (4,5 млн, христиане). Движение за независимость в Грузии началось задолго до развала СССР. Еще в апреле 1989 г. в Тбилиси оно приняло формы активного противостояния. Тогда многие тысячи в основном молодых людей вышли на центральную площадь города с соответствующими лозунгами. Испугавшись этого, руководители ЦК компартии Грузии потребовали помощи от Москвы. Прибывшие в Тбилиси отряды спецназовцев с помощью дубинок и газовой атаки разогнали собравшихся, в результате чего погибли 20 человек. Грандиозный скандал, последовавший за этими событиями и сопровождавшийся приездом в Тбилиси Эдуарда

Шеварднадзе, бывшего в ту пору министром иностранных дел СССР, и парламентской комиссии во главе с Анатолием Собчаком, не привел в то время к выявлению истинных виновников насилия, но немало способствовал укреплению в стране сепаратистских настроений. Грузия была готова к независимости и лишь ждала своего часа, как и некоторые другие республики СССР, в первую очередь прибалтийские. Этот час настал в конце 1991 г., когда СССР прекратил свое существование. Формально акт о восстановлении независимости Грузии был принят в Тбилиси еще в апреле 1991 г., но фактически стал действовать с декабря. Подобно остальным новым независимым республикам Грузия сразу же столкнулась с серьезными экономическими проблемами, вызванными как нарушившимися в одночасье связями, так и наспех проводившимися рыночными преобразованиями, не говоря уже о чудовищном для всего СССР дисбалансе между гипертрофированной военной промышленностью и всем остальным производством.

Проблемы экономики усугублялись сепаратистскими выступлениями в Абхазии, потребовавшими вмешательства грузинских войск, завершившегося через несколько лет провалом. После этого на абхазской границе жили лишь ненавидящие абхазцев мингрелы (всего грузин в Абхазии осталось менее 100 тыс. из прежних 240). С остальной территории Абхазии грузин изгнали, а их дома разобрали или заняли переместившиеся с гор либо приехавшие из Турции абхазы. В Абхазии резко усилилось значение клановых связей (всего существует около 600 кланов-ажала), заметно усилился процесс криминализации, особенно за счет безработной молодежи. Сохранение стабильности довольно долго лежало на плечах отрядов русских миротворцев.

Однако, несмотря на всю драматичность ситуации с Абхазией, главные политические раздоры в Грузии были связаны все-таки не с сепаратизмом окраин. Раздоры начались с того, что на передний план политической жизни страны в начале 1990-х гг. вышли, как и в Азербайджане, активные националистически настроенные демократы во главе со Звиадом Гамсахурдиа. Неуравновешенность и спонтанность их политики привели к открытым столкновениям с многочисленными оппонентами, почти что к гражданской войне, в ходе которой Гамсахурдиа был убит, его сторонники потерпели поражение, а оппоненты вышли победителями. Однако поскольку ни однаиз группировок, пришедших на смену национал-демократам, не имела достаточной поддержки в обществе, возникла необходимость обратиться к Шеварднадзе, престиж которого не только в Грузии, но и во всем мире был в те годы весьма высок. Шеварднадзе прибыл в Грузию и вскоре, в 1995 г., стал ее президентом.

Экономика страны к этому времени пришла в окончательный упадок, свирепствовала инфляция, чуть ли не голод. Уровень жизни некогда весьма богато живших грузин резко снизился, появилось много безработных, да и бездомных (если принять во внимание десятки тысяч беженцев из Абхазии). Усилилось влияние криминального мира, причем некоторые выходцы из этой среды, как например Джаба Иоселиани, вошли в большую политику. Отряды, организованные Иоселиани (движение Мхедриони, т.е. всадники, рыцари), стали играть в стране роль жандармерии и весьма активизировали свои действия. В борьбе с ними Шеварднадзе был вынужден прибегнуть к крайним мерам. После ареста Иоселиани он сумел навести порядок в обществе и обрести его поддержку.

В сфере внешней политики Грузия, как и Азербайджан, вынуждена была лавировать между Россией, Востоком и Западом, особенно в связи с важной для всего Закавказья проблемой нефтяной трубы, прохождение которой через территорию Грузии могло бы приносить ей немалые регулярные доходы. Сближение с Турцией, заигрывание с США и НАТО побуждали Шеварднадзе ограничивать притязания России, включая и статус русских военных баз. Правда, российские пограничники на границе с Турцией оставались, причем заменить их, особенно в зоне морской границы, Грузия с ее небогатыми плавсредствами была в то время не в состоянии.

Денежная реформа и переход к собственной валюте (лари) еще раз подчеркнули слабость грузинской экономики и низкий уровень жизни населения страны. Ни нефти, ни доходов от рыночных спекуляций на территории России грузины не имели. Правда, промышленность работала и постепенно наращивала темпы роста (до 7-8%). Но скудость инвестиций не могла не повлиять на ухудшение положения в стране. Проявлялись и элементы политической нестабильности, что, в частности, находило свое выражение в неоднократных покушениях на Шеварднадзе, которые, правда, не достигали цели. Убедительная победа Шеварднадзе на президентских выборах 2000 г. вроде бы свидетельствовала о некоей стабилизации внутриполитической ситуации в Грузии и позволяла надеяться на лучшее. Под знаком утверждения Шеварднадзе и одновременно роста противодействия его власти прошли в стране 2001-2002 гг. На президента снова организовывались покушения. Понемногу портились отношения с Россией, которую обвиняли в антишеварднадзевских настроениях в Грузии. Частично это было связано с ситуацией в пограничном с Россией и в значительной степени населенном чеченцами Панкисском ущелье, горном районе, где время от времени находили убежище чеченские боевики.

Своими силами грузины долгое время не могли справиться с положением в этом районе. Они даже обратились за помощью к США, которые прислали в Грузию несколько десятков инструкторов, бравшихся подготовить отдельные части грузинской армии к войне в горных условиях. Летом 2002 г. грузинские войска вошли в ущелье и попытались навести в нем некоторый порядок. Отчасти это помогло, и в сентябре того же года большая группа боевиков покинула Грузию, намереваясь на зимний сезон перебраться в Чечню. Это вызвало недовольство со стороны российских генералов и некоторых политиков, которые полагали, что воевать с находившимися на ее территории чеченскими боевиками должна была сама Грузия с ее немногочисленной армией. Естественно, что сложившаяся ситуация, в которой Грузию весьма поддержало европейское сообщество, не помогла улучшению российско-грузинских отношений, которые давно уже перешли в состояние кризиса. Россия все чаще говорила о возможности более активного вмешательства в район Панкисси, где, по ее мнению, все еще оставались, пусть в очень небольшом количестве, чеченские боевики, угрожавшие интересам России в Чечне.

События в самой Грузии тем временем развивались драматически. Вместо вынужденного уйти в отставку Шеварднадзе в январе 2004 г. пришел новый президент Михаил Саакашвили, стремившийся укрепить страну и улучшить ее отношения как с Западом, так и с Россией. Ему удалось подавить сепаратистские настроения в Аджарии, но проблема претендовавших на независимость и пользовавшихся активной поддержкой

России Абхазии и Южной Осетии оставалась нерешенной. Решить ее взялась Россия, которая в спешном порядке стала чуть ли не под нажимом вручать абхазам и осетинам российские паспорта. После того, как большинство населения этих двух сепаратистски настроенных частей Грузии формально стали российскими гражданами, проблема в принципе была решена. Грузия уже ничего не могла с этим поделать. И хотя Саакашвили в 2008 г. решился все-таки восстановить власть Грузии в южной части Осетии, из этого ничего хорошего для Грузии не вышло. Российские войска не только оккупировали обе грузинские автономии, но и дошли почти до Тбилиси, не очень-то церемонясь с грузинами, которые были изгнаны с территорий, ставших теперь с помощью России независимыми государствами. Впрочем, следует оговориться, что независимость этих государств за исключением двух-трех стран никем в мире не признана. Для мирового сообщества оба новых государства остаются частями Грузии, о чем время от времени оно напоминает России.

Что же касается Грузии, то она, несмотря на серьезное поражение, сумела быстро восстановить разрушенное, расселив и беженцев. А если добавить к этому успехи Саакашвили в наведении в Грузии конституционного порядка и искоренении коррупции, то приходится только уважать эту небольшую исполненную достоинства страну. Показательно, что в таких условиях ставка России на грузинскую оппозицию к успеху не привела, тогда как сами грузины, включая и Саакашвили, к русским почти демонстративно относятся очень хорошо. Экономика страны в приемлемом состоянии. ВВП на душу населения 4,5 тыс. долл. США.

Армения (3,3 млн, христиане), наиболее древняя из стран Закавказья, которая в наши дни с трудом находит свое место в мире. О ее экономических трудностях не приходится говорить. В стране, где нет нефти или существенных доходов из внешних источников, это естественно, если к тому же принять во внимание страшное землетрясение, годы перестройки и налаживания собственного хозяйства. Немалое количество полезных ископаемых (цветные металлы, драгоценные камни) пока не дают большого дохода, равно как и металлургия или машиностроение. Землетрясение 1988 г. было как бы прологом современного бедственного состояния Армении. За период 1990-х гг. уровень жизни населения снизился едва ли не в 10 раз. Аграрная реформа (80% земли было отдано крестьянам) способствовала некоторому развитию сельского хозяйства, но она же привела к его натурализации и вызвала немалую потребность в импорте продовольствия. Война в Нагорном Карабахе потребовала от Армении неимоверных усилий и материальных затрат. Правда, помощь из России облегчила задачу (стоит заметить, что это вызвало резкие протесты в Азербайджане), но она, естественно, не сыграла и не могла сыграть заметной роли в облегчении экономических проблем Армении.

Первый президент независимой Армении Левон Тер-Петросян немало сделал для того, чтобы провести необходимые экономические реформы, не говоря уже о демократических преобразованиях. В середине 1990-х гг. в республике начался заметный экономический рост (5-6% в год). Процесс приватизации затронул многие промышленные предприятия, как мелкие и средние, так и крупные. Стали снижаться темпы инфляции, увеличился экспорт. Однако страна продолжала оставаться в состоянии серьезного экономического кризиса, выход из которого требовал времени, четкой политики и немалых усилий. Положение осложнялось тем, что на экономический кризис накладывалась политическая нестабильность.

Тер-Петросян так и не сумел справиться со сложившейся ситуацией. Не был в состоянии добиться этого и его преемник президент Роберт Кочарян, в прошлом глава Нагорно-Карабахской республики. Драматические события в армянском парламенте в октябре 1999 г., когда группа экстремистов сумела убить премьера страны и спикера, а также еще несколько человек из числа депутатов, свидетельствовали не столько о плохо поставленной службе госбезопасности, сколько о сложности внутриполитических противоречий и размерах недовольства ходом событий в стране. После трагедии наметился конфликт между президентом и главой нового кабинета министров. Политические партии в стране нередко не находили общего языка. С 2008 г. президентом стал Серж Сарксян.

Несмотря на политические неурядицы, последнее десятилетие в Армении прошло под знаком неуклонного наращивания темпов экономического роста. Сказались позитивные результаты приватизации и высокий уровень профессионализма в экономике, особенно в горнодобывающих промыслах и современных отраслях промышленности, в том числе в ювелирном деле. Газопровод из Ирана обеспечил страну необходимой энергией. Свою лепту в виде помощи и непосредственных инвестиций внесла огромная и богатая армянская диаспора.

Во внешней политике Армения держит твердый курс на союз с Россией. Огромна миграция армян в Россию, где они, как правило, находят себе занятия, нередко достаточно прибыльные, и за этот счет поддерживают свои семьи на родине. Поддерживает страна и активные связи со своими южными соседями, в первую очередь с Ираном, склонна к сотрудничеству с Европейским союзом и США. Армения особенно старается укрепить отношения с соседней Грузией. ВВП на душу населения 5,9 тыс. долл. США.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>