Вероучительные и структурные различия в католицизме и православии

Между тем в современной историографии проблема Великой схизмы не сводится к одной лишь конкретной дате, а рассматривается более широко, как длительный процесс комплексного характера, обусловивший в конечном счете разъединение и обособление восточной и западной церкви.

Уже к V в. особенности жизни в двух главных частях Римской империи привели к тому, что в образованных кругах Запада становилось все более редким знание греческого языка, а на Востоке ослаблялось знание латыни, что затрудняло культурное общение. Важным расхождением стало и то, что к концу существования Западной Римской империи в условиях варварских завоеваний сфера образования резко сузилась, стала монополией церкви. В то же время на Востоке было много хорошо образованных людей, причем нс только в среде монахов и клириков, но и в кругах мирян.

Различия касались не только культуры, но и политического положения западной и восточной частей Римской империи. Константинопольская центральная власть сохраняла возможность влиять на выбор патриарха, давать свои рекомендации церкви в пользу угодного ей человека. Восточная церковь стремилась (по крайней мере, в теории) жить в гармонии с императорской властью, причем наличие на Востоке четырех патриархов (в Константинополе, Александрии, Антиохии и Иерусалиме) повышало значение соборных решений. На Западе же вторжения варваров уничтожили единый центр светской власти, а церковный патриарх был один — папа римский, что в немалой мере способствовало росту его властных притязаний, хотя и ему приходилось считаться с амбициями варварских королей.

В VIII в., получив в дар от короля франков обширные земли в Италии, папа стал главой не только западной церкви, по и собственного светского государства. Совершив в 800 г. коронацию Карла Великого как императора (событие, подобного которому на Западе не было уже более 300 лет), папа укрепил свое значение, но должен был признать покровительство Карла и его право вмешиваться в дела церкви. По настоянию Карла Великого, который стремился сравняться своей властью с византийскими императорами не только в политическом, но и в церковном отношении, в практику богослужений были введены важные вероисповедные отличия римской церкви от восточной.

В формуле Троицы, принятой на первых Вселенских соборах, в западной церкви утвердилось краткое добавление: в догмате об исхождении Св. Духа от Бога Отца появились слова «и [от] Сына», на латыни — филиокве. В 1014 г. «филиокве» было официально включено одним из пап в западный Символ веры. Последствия поправки оказались серьезными. Православные богословы полагали, что это добавление может породить представление о двойственности божественных первоистоков вместо их единого начала. Кроме того, их беспокоил сам факт отхода от решений Вселенских соборов, заложивших основы христианской догматики. Эта проблема стала одной из главных в дискуссиях, предшествовавших разрыву двух церквей. Со временем расхождений между ними становилось все больше.

Православные ставили в вину католикам использование в литургии пресного хлеба (опресноков), а не традиционного для восточных христиан хлеба на закваске. Позднее, когда с конца XII в. католическая церковь установила различия в причащении верующих (мирян только хлебом, клира — и хлебом, и вином; в православии всех причащают двумя видами), православная церковь отвергала установление этих различий. Православие, где духовенство делится на черное (монашество, соблюдающее безбрачие) и белое (клир, имеющий право на брак), не признало обет безбрачия, целибат, ставший обязательным для католического клира.

Еще в раннее Средневековье на Западе сформировалось представление о том, что душа умершего христианина, не отягченного грехами, за которые попадают в ад, но не успевшего покаяться в малых грехах, связанных с поступками, желаниями, помыслами, находится между раем и адом. Искупая вину, душа претерпевает страдания, которые ее очищают и открывают ей путь в Царство Божие. Молитвы за умерших, пожертвования и другие дела благочестия, как и незримая сокровищница неисчислимых заслуг Христа, Богоматери, святых и мучеников, дают церкви возможность отпускать грехи душам в чистилище, тем самым сокращая сроки их пребывания там. В XIII в. Фома Аквинский (рис. 12.3) обосновал учение о чистилище, а позже, в 1439 г., этот догмат был принят официально. В православии догмата о чистилище нет, признаются лишь посмертные мытарства души.

Фома Аквинский. Карло Кривелли (ок. 1435 — 1495)

Рис. 12.3. Фома Аквинский. Карло Кривелли (ок. 1435 — 1495).

Лондонская национальная галерея

Ряд других важных догматов был принят в католической церкви гораздо позже, в XIX в. Один из них — догмат о непорочном зачатии Девы Марии, на которую не перешел от ее родителей, как на всех других людей, первородный грех (рис. 12.4). Другой догмат утверждает непогрешимость папы, когда он дает с кафедры, т.е. официально, трактовку учения церкви по вопросам веры и нравственности. Эти догматы также были отвергнуты православной церковью.

Помимо других различий существует специфика структуры западной и восточной церквей. В православии сохраняется деление на поместные церкви. Католическая церковь строго централизована, верховная власть в ней принадлежит понтифику, хотя на практике папа управляет не единолично, а опираясь на мнение различных органов церкви.

Благовещение. Сандро Боттичелли. 1481. Галерея Уффици. Флоренция

Рис. 12.4. Благовещение. Сандро Боттичелли. 1481. Галерея Уффици. Флоренция

Справка

Характерно, что в современной историографии, изучающей проблемы разделения церквей, одной из важнейших причин расхождений Рима и Константинополя считаются настойчивые претензии папства на полновластное верховенство над всем христианским миром. Официально возобновлять их ныне не принято.

Однако каковы бы ни были сложившиеся веками различия христианских церквей, они родственны друг другу уже в силу их принадлежности к христианству. Не случайно при стремлении каждой из церквей сохранить свою специфику, утвердиться в качестве единственно истинной, нс прекращаются попытки вести диалог, смягчить имеющиеся расхождения. Одна из таких попыток относится к 1965 г., когда папа римский и патриарх Константинополя торжественно осуществили акт снятия былых взаимных анафем. Другой попыткой представляется стремление ряда богословов с обеих сторон дать истолкование филиокве в духе, приемлемом для православия. Последствия Великой схизмы не изжиты, но время вносит в них свои коррективы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >