Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика современного мира

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

12.4. Евразийская панидея: континентальный блок

Пример европейцев может стать решающим и для российской политической элиты: можно ожидать существенной корректировки российского внешнеполитического курса, нового сближения России с Европой и совместных российско-европейских геополитических инициатив. В этих условиях может актуализироваться потенциал еще одной панидеи, которая также противостоит американской панидее глобализации: евразийской панидеи континентального блока "Париж - Берлин - Москва - Нью-Дели - Токио".

Пока этот евразийский блок ("евразийский остров") существует только в доктринальном плане европейской революционной геополитики, но небывалая активизация "новых правых" в Европе в начале нынешнего века позволяет предположить, что евразийская панидея имеет значительный нереализованный потенциал. В авангарде европейского сопротивления находятся геополитические группы, такие как группа бельгийского публициста и издателя Робера Стойкерса. Одним из идейных вдохновителей евразийского движения в Европе является известный французский интеллектуал Жан Парвулеско, в России это движение возглавляет Александр Дугин.

Евразийское движение развивает концепцию Карла Хаусхофера о "континентальном блоке", переосмысленную им как евразийская ось "Париж - Берлин - Москва - Нью-Дели - Токио". После Второй мировой войны идеи

Хаусхофера были подхвачены в Европе генералом Шарлем де Голлем, который выдвинул концепцию "великого голлизма" - "голлизма конца". Речь шла о рождении новой геополитической конструкции, которая бы основывалась на сближении Франции и Германии и создании "Каролингского пояса", представлявшегося де Голлю краеугольным камнем будущей Великой Федеративной Европы. С созданием Европейского Союза эта идея как никогда близка к осуществлению. По словам Парвулеско, "сегодня голлизм конца есть активная подземная геополитика континентального освобождения па марше... к бьющемуся сердцу евразийских Сердцевинных Земель" ("Португальская служанка").

Жан Парвулеско так описывает геополитический сценарий реализации евразийской панидей: "Не подлежит сомнению, что Великая Федеративная Европа, созданная в результате интеграции Западной и Восточной ее частей, объединившись с Россией, Большой Сибирью, Тибетом. Индией и Японией, образует блок с миллиардным человеческим потенциалом, неисчерпаемыми религиозными, культурными, индустриальными, экономическими, политическими и научно-техническими возможностями, что неизбежно сведет США к масштабам второразрядной державы. Соединенные Штаты никогда на это не согласятся и будут противостоять этому процессу, используя все находящиеся в их распоряжении средства, включая самые рискованные. Все это может завести нас очень далеко, вплоть до окончательной катастрофы. Поэтому мы должны внимательно исследовать надвигающуюся угрозу. Речь ведь идет по существу о жизни и смерти, о бытии или небытии".

В России общественно-политическое движение "Евразия" к главным приоритетам в мировой политике также относит интеграцию России с Европой и Японией. Александр Дугин неоднократно подчеркивал в своих выступлениях, что этот евразийский континентальный блок мог бы опереться на поддержку Китая, Ирана и Индии, чтобы помешать США установить мировое господство. Диалог европейских и российских евразийцев способен вдохнуть новую энергию в евразийскую панидею и дать исторический шанс для реализации евразийского геополитического сценария в новом веке.

12.5. Геополитический сценарий китайской панидеи

Наконец, есть и еще одна панидея - конфуцианская, или, точнее, китайская, потенциал которой с каждым годом все больше набирает силу в борьбе с панамериканской идеей глобализации. Геополитический сценарий китайской панидеи состоит в воссоздании Великого Китая через воссоединение с Макао, Гонконгом (что уже фактически произошло) и Тайванем. Китай пока добился от США соблюдения "трех нет" насчет Тайваня: не поддерживать его независимость, не создавать ситуацию "двух Китаев" и не способствовать вступлению Тайваня в ООН. Но китайское руководство рассматривает объединение страны как одну из трех великих национальных задач в XXI столетии наряду с осуществлением социалистической модернизации и защитой мира во всем мире.

Если Китаю удастся успешно осуществить процесс завершения своего объединения, это, несомненно, будет способствовать росту его геополитического влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тем самым региональная интеграция создаст необходимые социально-экономические основы для роста геополитического влияния и может сформировать так называемое геополитическое кольцо Северо-Восточной Азии с центром в Китае. В орбиту геополитического влияния Китая в зоне кольца могут войти Россия и ряд центрально-азиатских стран - Казахстан, Киргизия и Таджикистан.

Заметим, что одной из тайных стратегических задач военной операции США в Афганистане в 2002 г. как раз и было разрушение планов по созданию геополитического кольца Северо-Восточной Азии путем организации военных баз на территории Киргизии, Таджикистана и Казахстана. Однако американцам не удалось остановить процесс региональной интеграции, и геополитический сценарий реализации панкитайской идеи продолжает оставаться актуальным в сознании китайской элиты.

Вот, например, как пишет об этом директор Института Восточной Европы, России и Центральной Азии АОН Китая Ли Цзинцзе: "По прогнозам международного сообщества, в не столь далеком будущем обширный дугообразный регион от китайско-российской границы на Дальнем

Востоке до Центральной Азии и далее до Закавказья может превратиться в новый пояс роста мировой экономики. Нельзя исключить, что сотрудничество между регионами Китая и России, активно поощряемое правительствами двух стран, сделается важной отправной точкой для будущей региональной интеграции. Здесь особо надо отметить, что Россия обладает богатыми энергоресурсами, в Китае ощущается их определенная нехватка, поэтому у двустороннего сотрудничества в этой области широкие перспективы. Сегодня Россия и Китай разрабатывают величественные планы совместного освоения энергетических ресурсов Сибири и Дальнего Востока. Эта стройка века на востоке привлечет Японию и Корею, на западе соединится с энергетическими базами Центральной Азии, а впоследствии сомкнётся с энергетическими системами Юго-Восточной Азии. Отсюда видно, что китайско-российское сотрудничество будет не только способствовать развитию и процветанию экономик двух стран, но и продвинет интеграцию всего Азиатско-Тихоокеанского региона, а также заложит важную материальную базу для китайско-российских отношений стратегического взаимодействия, регионального мира и стабильности".

Итак, мы рассмотрели четыре основных геополитических сценария, которые могут быть реализованы в рамках актуализации мировых панидей в XXI столетии - американской, исламской, евразийской и китайской. И здесь перед нами встает главный вопрос: кто и почему будет эти сценарии осуществлять? Это вопрос об антропологическом потенциале панидей, об их человеческом капитале. Панидей живут и развиваются, .завоевывая пространство, до тех пор, пока их питает энергетика определенного человеческого сознания. В этом смысле в ареале существования каждой панидей должно непрерывно воспроизводиться существование творческой, или, говоря современным научным языком, креативной личности, способной творить, воодушевлять и воодушевляться.

Современная Америка давно уже потеряла источники той духовной энергии, которая в свое время создала эту империю. Бенджамин Барбер, директор Центра Уолта Уитмена при университете Рутжерса (Нью-Джерси), предложил формулу глобальной американской культуры, ставшую уже классической: "Джихад миру McDonald's".

Экспансия американской панидей покоится на феномене столь же древнем, как и сама цивилизация: на соперничестве между трудным и легким, медленным и быстрым, сложным и простым. Первый член в каждом из этих противопоставлений связан с удивительными достижениями культуры, тогда как второй соответствует нашей апатии, усталости и тяге к расслаблению. Массовая глобальная американская культура рассчитана именно на удовлетворение стремления к легкому, быстрому и простому. Господство примитива массовой культуры не оставляет места креативной личности - в атмосфере дешевых развлекательных шоу может существовать только гедонистически расслабленный человек потребительского общества. Не случайно, по сведениям вездесущей мировой статистики, 90% научных идей, выдвинутых в США за последние полвека, сделаны эмигрантами.

Сегодня уже очевидно, что под воздействием глобальных средств массовой информации постепенно происходит изменение фундаментальных человеческих способностей и исчезает самая главная из них - способность к творчеству. Прежде всего качественно меняется механизм восприятия мира под воздействием информационных технологий. Значение главного носителя информации - слова и связанной с ним логики постепенно снижается. Одновременно растет значение целостного образного восприятия, связанного с непосредственным воздействием на все чувства.

Эра господства телевидения стала закатом "эры Гуттенберга", в которой господствовали печатное слово и фонетический алфавит. А ведь творческий процесс непосредственно связан со словом: "Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог..." (Евангелие от Иоанна, 1:1).

Человечество веками культивировало способность к творчеству, используя письменность. И вот переход к аудиовизуальным информационным технологиям стал точкой бифуркации, в которой мир пустился в обратный путь - к образному чувственному восприятию, что не могло не привести к духовной деградации. Современный человек перед экраном телевизора все больше превращается в первобытного дикаря, который бездумно развлекается мельканием красочных картинок на экране. Социологи утверждают, что до 70% телепрограмм носит сегодня чисто развлекательный характер, а на каналах кабельного телевидения доля развлекательных программ еще выше - до 90%.

Дети, усаживаясь с ранних лет перед экранами телевизоров и мониторами компьютеров, перестают читать, и богатая сокровищница человеческой мысли остается для них неизведанной. Компьютер, предлагая готовые "кнопочные решения", также снижает креативные способности человека, поэтому дети, слишком сильно увлекающиеся с ранних лет компьютерными играми, начинают страдать психическими расстройствами и уже не способны к полноценному интеллектуальному развитию. По данным американских социологов, в США сегодня 20% населения - выраженные психически больные люди, только 18% - полностью здоровы, а остальные занимают различные промежуточные состояния.

Американское общество, производя огромное количество товаров и услуг, не способно производить самое главное - креативную личность, интеллектуальные человеческие ресурсы высшего качества, поэтому политика "пересадки мозгов" стала буквально национальной стратегией. С антропологической точки зрения американская панидея глобализации давно обречена на провал, ибо внутренне исчерпаны духовные ресурсы личности в ареале глобализации, которая способна претворять в жизнь эту панидею творческими методами.

Особенно явно последствия этого процесса ощущаются на примере деградации глобальной культуры средств массовой информации. Речь идет не только о том, что здесь особенно остро ощущается дух тривиальности и пошлости, нет новых оригинальных решений и первичность подлинного творчества давно уже заменена постмодернистской декомпозицией и рекомбинированием. Речь идет уже о другом: культура средств массовой информации попросту перестала выполнять функцию культуры, литературную речь заменил грубый сленг с элементами нецензурной брани, а место образовательных программ заняла реклама.

Сегодня США пользуется тем, что креативные ресурсы не имеют товарной формы, и покупают таланты и идеи, как некогда колонизаторы покупали золото и драгоценные меха у туземцев - за нитку стеклянных бус, которая в наши дни стала пачкой ровно нарезанной зеленой бумаги. Панидея глобализации сейчас паразитирует за счет эксплуатации потенциала креативных обществ, но ведь и природные ресурсы еще совсем недавно практически не оплачивались, а сегодня естественные монополии определяют экономический потенциал наций. Производство информации и технологий (а именно это и является специфическим профилем экономики США и стран "большой семерки") нуждается в креативной личности, как промышленное производство в индустриальную эпоху нуждалось в источниках сырья и энергии.

Менеджеры нового века будут "продавцами идей", и, судя по массовой интеллектуальной деградации, этот товар будет очень дорого стоить. Духовное производство развивается по своим парадоксальным законам: "не продается вдохновенье". "Интеллектуалы всех стран, соединяйтесь!" - вот лозунг информационного общества, который способен положить конец американской панидее глобализации наиболее эффективным и совершенно бескровным образом. Впрочем, это особенность не только информационного общества: в мировой геополитике в любую эпоху в конечном счете побеждали люди, а не техника.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>