Полная версия

Главная arrow Страховое дело arrow ПЕНСИОННОЕ СТРАХОВАНИЕ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВЫЗОВЫ ПЕНСИОННОМУ СТРАХОВАНИЮ В XXI В. И ОТВЕТЫ НА НИХ

Теоретические исследования финансовых вопросов межпоколенных отношений

Вопросы жизнедеятельности людей старших возрастов интересуют широкий круг исследователей и практиков: демографов, социальных психологов, геронтологов, медицинских и социальных работников, экономистов и юристов, философов и социологов. В то же время, как это ни парадоксально, но проблемы отношений возрастных групп (поколений) между собой являются предметом эпизодических исследований, как правило, зарубежных авторов.

Экономические проблемы межпоколенных отношений на макроуровне ни в странах Запада, ни в отечественной науке не раскрыты. Большинство аспектов в данной сфере изучается фрагментарно. В круг вопросов, требующих углубленного изучения, входят: семейные доходы и потребление на протяжении всего жизненного (поколенного) цикла, объемы сбережений «на старость», виды и структура затрат семей пенсионеров, их достаточность с точки зрения качества жизни, включая затраты на медицинское обслуживание и социальный уход.

Экономические аспекты межпоколенных отношений на современном языке обозначают термином «межпоколенные трансферты», под которым понимается обмен[1] различными финансовыми ресурсами, трудовыми затратами и социальными услугами между поколениями как в семье, в сельской общине, так и в обществе[2].

Во многих странах сегодня доля пожилого населения составляет 20—25% от общей численности, но на них приходится не менее трети, а то и 40% всех бюджетных средств, выделяемых на медико-санитарную помощь и социальное обслуживание.

В старших возрастных группах — после 75 лет, когда существенно возрастают риски заболеваний с так называемыми катастрофическими последствиями, вызывающими утрату способности к самообслуживанию, потерю памяти и т.д., уход за нуждающимися в помощи требует крупных ресурсов. Вот почему пенсионное обеспечение, медицинская помощь и социальное обслуживание в скором будущем станут крупнейшей расходной статьей бюджета в большинстве ЭРС. Если не будут приняты соответствующие контрмеры, то социальные расходы, связанные с жизнедеятельностью пенсионеров, могут начать сдерживать развитие экономик.

Расчеты западных ученых показывают, что затраты, связанные со старшими группами населения, составляют по странам ОЭСР 15% ВВП, или 35% всех государственных расходов[3], из которых самой крупной статьей является пенсионное обеспечение граждан, на которое приходится около 9% ВВП (табл. 41).

Таблица 4 7

Совокупные расходы (страховые и бюджетные) на социальные цели в странах ОЭСР в 2000 г.

Виды расходов

Доля ВВП, %

В том числе доля расходов в бюджетах расширенного правительства, % ВВП

Доля «возрастных расходов», % от всех социальных расходов

Пенсии

9

21

42

Здравоохранение

6

14

28

Образование и пособия на детей

6,2

15

29

Всего

21,2

50

100

Источник: Dang Т, Antolin Р, Oxley Н. Fiscal Implications of Ageing: Projections of Age- Related Spending // OECD Economics Department Working Papers. 2001. No 305. P. 128.

Таким образом, в среднем по странам ОЭСР расходы, связанные с пожилым возрастом, составляли на начало XXI в. более 21% ВВП, или почти половину всех государственных расходов. Существенное преобладание расходов на старших граждан по сравнению с расходами на молодых людей типично для большинства стран. Это дополнительно подтверждают результаты углубленного анализа, проведенного американским ученым Д. Вейлом. По его расчетам, бюджетные расходы на пожилого жителя в 8 раз превышают расходы на гражданина трудоспособного возраста[4].

Другими словами, феномен старения населения вызывает необходимость формирования новых страховых механизмов социальной защиты пожилого населения, а также требует смены модели организации жизнедеятельности пожилого населения, изменения парадигмы занятости на протяжении всего жизненного цикла.

Неотвратимый характер старения населения в России требует увеличения расходов на пенсионное обеспечение. Как их оценить? Совокупная доля расходов на материальное обеспечение и медицинское обслуживание пенсионеров, которые составляют в странах Западной Европы около пятой части населения, тратится примерно пятая, а то и четвертая часть ВВП. То есть на каждый процент доли пожилых в структуре населения в ЭРС приходится 1% ВВП или даже несколько больше.

Какова ситуация с финансовым обеспечением жизнедеятельности пожилых россиян? Доля пенсионеров в стране достигает 21,6% от численности населения страны. На пенсионное обеспечение этой группы граждан (без учета расходов на пенсионное обеспечение инвалидов молодых возрастов) расходуется 7% ВВП, на медицинскую помощь — 1,5% ВВП, на социальное обеспечение — 0,5% ВВП. То есть суммарно не более 9,5% ВВП, что в два с лишним раза меньше стандартов, применяемых в ЭРС.

Кроме того, положение в области пенсионного обеспечения усугубляется еще одним моментом. В развитых странах к моменту выхода на пенсию граждане накапливают достаточно внушительные по объему индивидуальные сбережения в ценных бумагах, высоколиквидной недвижимости, добровольных пенсионных накоплениях, стоимость которых составляет примерно половину, а зачастую и больше их будущих расходов на предстоящем жизненном этапе.

В совокупности пенсии и доходы от личных сбережений достигают 60—80% доходов граждан развитых стран в период их трудовой жизни. Столь высокий уровень доходов — не роскошь, а необходимость, которая объясняется тем, что в старости приходится тратить значительные личные средства на лечение и уход в случаях тяжелых и длительных болезней, что особенно актуально в старших возрастных группах, когда требуется систематическая помощь по дому и оказание других форм поддержки.

Каких-либо значительных накоплений «на старость» большая часть россиян не имеет. Только у пятой части граждан страны есть личные сбережения, средний размер которых, например, в форме банковских вкладов, оценивается в размере 60—100 тыс. руб. Для пожилых людей, это, грубо говоря, деньги на похороны.

Таким образом, «третий возраст» в России не только окрашен серебром седины, но и отмечен тусклостью низкого материального достатка (пенсия составляет только третью-четвертую часть от предыдущего дохода) и слабой доступности к качественной медицинской помощи. Старость в России резко контрастирует с теплыми цветами «осени жизни» граждан развитых стран.

Старение населения в Российской Федерации порождает необходимость привлечения во все более возрастающих масштабах значительных финансовых, материальных и трудовых ресурсов для реализации целей государственной политики в отношении пожилых людей.

По среднему варианту прогноза Росстата к началу 2021 г. доля лиц старше трудоспособного возраста в общей численности населения страны возрастет до 26,4%, а их численность достигнет 37,4 млн человек. В 2020 г.

ожидаемая продолжительность жизни составит для всего населения 71,8 лет, в том числе у мужчин — 66,2 лет, у женщин — 77,3 лет (табл. 42).

Таблица 42

Старение населения и развитие пенсионной системы Российской

Федерации

Показатели

2012 г.

2013 г.

2015 г.

2020 г.

Численность наемных работников, млн человек

46,55

46,35

46,25

45,79

Численность получателей трудовой пенсии, млн человек

37,23

37,60

38,36

42,51

Размер трудовой пенсии, руб.

9302

10310

12367

17284

Соотношение размера трудовой пенсии с прожиточным минимумом пенсионера, %

183,4

175,9

191,3

195,8

Коэффициент замещения трудовой пенсии по старости, %

36,2

36,2

35,3

29,1

Источник: Прогнозные расчеты ПФР развития пенсионной системы до 2050 г. М„ 2012. С. 127.

Как видно из табл. 42, повышение пенсионной нагрузки на занятое население будет с неизбежностью приводить к снижению коэффициента замещения, который в 2020 г. прогнозируется почти на треть ниже минимальных стандартов МОТ.

Тем самым процесс старения населения в России несет ряд вызовов для социальных институтов, что вызывает безотлагательную потребность в выработке новой государственной политики в области пенсионного обеспечения и медицинской помощи пожилым гражданам, а также их социальной поддержки.

  • [1] Такой обмен носит безвозмездный и возмездный характер.
  • [2] Денисенко М. Б. Тихая революция // Отечественные записки. 2005. № 3 (24). С. 43.
  • [3] Dang Г., Antolin Р., Oxley Н. Fiscal Implications of Ageing: Projections of Age-RelatedSpending // OECD Economics Department Working Papers. 2001. No 305. P. 127, 128.
  • [4] Weil D. Population Aging // NBER Working Paper. 2006. No 12147.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>