Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЕВРОПЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Генезис и источники популярности фашизма и национал-социализма в 1920-1930-е гг.

Ключевые причины и предпосылки Второй мировой войны

В 1920—1930-е гг. на Европу медленно опускалась тьма: казалось, что время повернулось вспять — победное шествие фашизма в Италии и национал-социализма (нацизма) в Германии знаменовало собой полный разрыв с гуманистическим наследием предыдущих эпох и возрождение самых ужасных традиций варварства и жестокости; великие идеалы свободы, индивидуализма и уважения к чужой, самобытной личности были объявлены анахронизмом, втоптаны в грязь и практически полностью забыты на несколько десятилетий.

Тоталитаризм — форма общественного устройства, характеризующаяся полным (тотальным) контролем государства и правящей партии над всеми сторонами жизни общества.

(Философская энциклопедия)

Что же представляет собой феномен фашизма и национал-социализма? Из какой среды эти тоталитарные идеологии черпали собственную дьявольскую силу, обратившую Европу в дымящиеся, окровавленные руины? Бесспорно, и у фашизма, установившегося в Италии с приходом к власти одиозного Бенито Муссолини в 1922 г., и у национал-социализма в Германии, олицетворением которого стал Адольф Гитлер, занявший пост рейхсканцелра в 1933 г., и у других разновидностей схожих идеологий (фалангизма в Испании, правительства усташей в Хорватии и т.д.) была собственная, национальная специфика, однако все эти ультраправые движения имели и целый ряд общих моментов, позволяющих при дефиниции данного феномена объединить их под единым термином — «фашизм». Эта зловещая идеология, казалось, вобрала в себя все самое худшее, что когда-либо рождалось в недрах человеческой души, все самые низменные, самые темные человеческие инстинкты. Доведенная до абсолюта ксенофобия и шовинизм; постоянный поиск внутренних и внешних врагов (в том числе и по расовому признаку), в итоге выродившийся в массовый геноцид; предельный этатизм и неприятие какого бы то ни было индивидуализма; жесточайшая диктатура, вождизм и подавление всякого инакомыслия; антилиберальная и антикоммунистическая направленность; милитаризм и экспансионизм, лежащий в основе агрессивной внешней политики — вот те жуткие, отвратительные черты, имманентно присущие фашистской идеологии.

Ярче всего все эти пугающие, варварские черты проявились в политической практике германского национал-социализма, прочно ассоциирующегося с деятельностью и взглядами Адольфа Гитлера (рис. 6.2).

Полное неприятие и последующее уничтожение прав и свобод человека; массовые преступления и убийства, жутким символом которых стали концентрационные лагеря смерти и газовые камеры; массовый геноцид, направленный против евреев (Холокост) и цыган, а во время Второй мировой войны — и против жителей оккупированных территорий; попрание всех норм международного права и гуманистических идеалов цивилизации — вот далеко не полная характеристика той удушающей атмосферы, что сгустилась над Германией, а затем, в годы войны, и над всей Европой. Возникает вопрос: как же получилось так, что немцы — один из самых культурных и цивилизованных народов Европы, по праву гордившихся собственной историей и великими достижениями — в одночасье впали в дикость, в абсолютное варварство, примеров которому трудно сыскать даже в период Средневековья?

Адольф Гитлер (справа) и Бенито Муссолини (слева). Фото

Рис. 6.2. Адольф Гитлер (справа) и Бенито Муссолини (слева). Фото

Причин тому было несколько. Тяжелая, изнурительная Первая мировая война, обескровившая Германию и стоившая ей нескольких миллионов жизней, была ею в итоге проиграна, а Версальский мирный договор 1919 г., подведший черту под более чем четырехлетним ожесточенным конфликтом, тяжким грузом лег на побежденную, обессиленную Германию. Этот мир отвечал интересам только двух торжествующих победителей — Великобритании и Франции — и был поистине унизителен для Германии: она теряла 1/8 часть собственной территории и более 1/12 части населения; ей запрещалось иметь профессиональную армию, а знаменитый Генеральный штаб, с деятельностью которого в XIX в. неразрывно связано имя великого военного теоретика Хельмута фон Мольтке (Старшего), распускался; Германия теряла все свои и без того немногочисленные колонии и облагалась тяжелейшими денежными и натуральными репарациями; и, наконец, вся территория Германии расчленялась на две части — основную территорию и область Восточной Пруссии со столицей в Кенигсберге, причем между ними пролегал так называемый «польский коридор» с формально независимым, «вольным» городом Гданьском (бывшим Данцигом), де факто находившимся под польским контролем. Могло ли быть что-либо более унизительное, чем подобные условия мира, навязанные побежденной Германии? Жуткое экономическое положение, гиперинфляция, крах экономики, необходимость выплачивать громадные репарации (размер которых, правда, был несколько снижен впоследствии — в соответствии с Планами Дауэса 1924 г. и Юнга 1929 г.); катастрофическое обнищание населения; революция и падение империи; беспрестанные унижения на международной арене — все это, бесспорно, рождало в недрах германского общества дух протеста, реваншизма, стремления переписать последние, унизительные страницы собственной истории и сделать это во что бы то ни стало, любой ценой. Таким образом, именно вопиющие пороки и недостатки Версальско-Вашингтонской системы международных отношений в сочетании с постепенным нарастанием германского реваншизма стали первой причиной популярности и последующего прихода к власти в 1933 г. Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДЛП), возглавляемой Гитлером (рис. 6.3). Кроме того, в силу данного обстоятельства несовершенство Версальско-Вашингтонской системы следует рассматривать в каестве одной из двух ключевых причин и предпосылок надвигавшейся Второй мировой войны.

Нацистский митинг. 1937 г. Фото

Рис. 6.3. Нацистский митинг. 1937 г. Фото

Однако в конце 1920-х гг. экономическое положение Германии начинает постепенно улучшаться, наступает недолгая эпоха «золотых двадцатых» — период бурного экономического роста, обусловленного послевоенным восстановлением, реализацией плана Дауэса и введением в 1924 г. твердой валюты — золотой рейхсмарки. Социальные проблемы смягчаются, растет уровень жизни, и волна реваншизма постепенно спадает, сводя на нет и популярность национал-социалистической партии. Однако в тот момент, когда, казалось, опасность установления фашистской диктатуры практически миновала, приходит шокирующая весть о резком падении курса акций на Нью-Йоркской фондовой бирже — именно так в октябре 1929 г. и начинается печально известная Великая депрессия. Мировой экономический кризис в той или иной степени затронул практически все капиталистические страны мира и даже оказал воздействие на развитие замкнутой, автаркической экономической системы Советского Союза. Однако, если США, располагавшие огромным внутренним рынком, а также Великобритания и Франция, владевшие необъятными колониальными империями и значительными человеческими и сырьевыми ресурсами, были в состоянии выстоять и выжить под ударами Великой депрессии, то небольшие, но промышленно развитые страны, в частности Германия, Италия и Япония, оказались неспособны эффективно противостоять новым экономическим вызовам, а настоятельная необходимость выхода из сложившейся тяжелейшей ситуации толкали их к внешнеполитической экспансии и делали их курс на международной арене агрессивным и абсолютно непредсказуемым.

«Национальное возрождение, о котором они кричали, похоже на камень. Когда его подымаешь с земли, из-под него выползают гады. Чтобы скрыть свою мерзость, они пользуются громкими словами».

(Эрих Мария Ремарк. «Ночь в Лиссабоне»)

«Только свечи и мыло были германского происхождения. Чем-то и мыло и свечи были похожи — какой-то призрачной прозрачностью. Англичане не могли знать, что и свечи, и мыло были сделаны из жира уничтоженных евреев и цыган, и бродяг, и коммунистов, и всяких других врагов фашистского государства».

(Курт Воннегут. «Бойня номер пять, или крестовый поход детей»)

Под влиянием Великой депрессии вновь началось масштабное, лавинообразное падение уровня жизни германского населения; массовая безработица и социальная неустроенность обусловили повторный взлет популярности Национал-социалистической партии и ее лидера, пользовавшегося простыми и понятными популистскими лозунгами, которым суждено было впоследствии привести Германию к катастрофе. Ощущение безысходности, реваншизм и чувство национального унижения в итоге сделали свое дело: всего лишь спустя чуть более трех лет после начала Великой депрессии, в январе 1933 г. Гитлер занял пост рейсканцлера, и с этого момента начинается 12-летний период «нового Средневековья» — бесчеловечной фашистской диктатуры. Таким образом, Великая депрессия и мировой экономический кризис 1929—1933 гг. стали еще одной важнейшей причиной последующего начала Второй мировой войны. Возможно, по отдельности две вышеуказанных предпосылки — несовершенство Версальско-Вашингтонской системы международных отношений и Великая депрессия — не привели бы к столь фатальному развитию событий, однако сочетание и тесное переплетение данных причин, их синергетический эффект создали столь опасную и непредсказуемую «гремучую смесь», которая впоследствии воспламенила весь мир и стоила Европе миллионов и миллионов человеческих жизней.

Вопрос для самостоятельной подготовки

Как вы думаете, какие индивидуальные и общественные психологические механизмы были использованы Гитлером и национал-социалистической партией для повышения собственной популярности и прихода к власти?

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>