Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЕВРОПЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Специфика и основные этапы экономической интеграции в Западной Европе в годы «холодной войны» (1945-1991 гг.)

Несмотря на крайне неблагоприятную международно-политическую среду, несмотря на начало долгой и изнурительной «холодной войны», заставлявшей европейские государства концентрировать собственное внимание в первую очередь на военно-политических проблемах и вопросах обеспечения безопасности — несмотря на все эти печальные обстоятельства, период 1945—1991 гг. стал эпохой интенсивной экономической интеграции на территории Западной Европы.

Интеграция (экономическая) — комплекс форм сотрудничества стран в различных сферах деятельности, который характеризуется глубоким проникновением экономики одной страны в экономику страны-партнера и ведет к их долгосрочной технической, технологической и экономической взаимозависимости.

(Шкваря Л. В. Международная экономическая интеграция в мировом хозяйстве : учеб, пособие. М., 2016)

Сама идея объединенной Европы была далеко не нова: ее первое появление можно отнести к эпохе позднего Средневековья и раннего Нового времени, а возможно, и еще раньше. В эпоху Просвещения теоретической разработкой концепции единой Европы занимались Жан-Жак Руссо и Иммануил Кант, отмечавший в своем трактате «К вечному миру» (1795 г.), что надежной основой достижения общеевропейского мира и согласия в перспективе может быть только федерация европейских государств. Однако на тот период социально-экономические и политические предпосылки для воплощения данной идеи только находились в процессе формирования, вследствие чего практическая реализация концепции единой Европы приходится уже на XX столетие.

В первой половине XX в. к практическому воплощению дайной великой идеи приблизился австрийский граф Рихард Куденхове-Калерги (рис. 7.3), под руководством которого в 1922 г. был создан так называемый Панъевропейский союз, объединявший ведущих представителей европейской элиты — политиков, ученых, писателей, философов, людей искусства, стремившихся к созданию Соединенных Штатов Европы или какой- либо иной формы международного объединения европейских государств. Куденхове-Калерги справедливо полагал, что только объединенный европейский континент будет в состоянии успешно выдержать конкуренцию со стороны других акторов международных отношений — Советской России, Великобритании (которая, по мнению графа, вряд ли примет участие в реализации панъевропейского проекта), США и Восточной Азии (в первую очередь, Японии и Китая). В свою очередь, идеи Куденхове-Калерги, нашедшие свое выражение на страницах его работ «Пан-Европа», «Борьба за Пан-Европу» и «Европа просыпается», вдохновляюще подействовали на целый ряд современников, например на известного премьер-министра Франции Аристида Бриана, выступившего в 1929—1930 гг. с собственным проектом европейского объединения. К сожалению, то был период Великой депрессии, когда Европа стала медленно, но неуклонно погружаться в пучину национализма, все ближе подходя к мрачному часу начала Второй мировой войны, и, как следствие, идеи Рихарда Куденхове-Калерги и Аристида Бриана не нашли — да и не могли найти — какого бы то ни было практического воплощения.

Рихард Куденхове-Калерги — основатель Панъевропейского союза. Фото

Рис. 7.3. Рихард Куденхове-Калерги — основатель Панъевропейского союза. Фото

Однако после окончания Второй мировой войны ситуация изменилась самым кардинальным образом. Потрясающие воображение ужасы тотальной войны продемонстрировали, что единственный путь выживания Европы — это недопущение подобного рода конфликтов в будущем, обуздание национализма и формирование целостной, единой экономической (а в перспективе и политической) системы, охватывающей все ключевые страны региона. Настоятельная необходимость восстановления разрушенной до основания экономики, расширения рынков сбыта и возвращения утраченных позиций мирового лидерства; потребность в сохранении высокой конкурентоспособности в экономическом соперничестве с США и в поиске адекватного ответа на военно-политическое давление со стороны СССР — все это обусловило «второе рождение» идеи единой Европы и долгожданное начало ее практического воплощения. Нельзя не отметить и фактор «плана Маршалла» — программы экономической помощи со стороны США, позволившей в сравнительно краткие сроки восстановить разрушенную войной экономику и существовавшие в предвоенный период хозяйственные связи, а затем, на данной основе, вплотную перейти к первому этапу экономической интеграции (1951 — 1957 гг.).

В 1951 г. был подписан Парижский договор о создании Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), куда вошли шесть государств региона:

Франция, ФРГ, Италия, Нидерланды, Бельгия и Люксембург, в результате чего началось формирование европейской зоны свободной торговли. Изначально ликвидация таможенных пошлин и нетарифных ограничений затрагивала исключительно сферу торговли сырьевыми ресурсами — железной рудой, углем и сталью. Однако впоследствии, на втором этапе интеграции (1957—1968 гг.), после подписания Римских соглашений 1957 г. и создания Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом), данная схема была распространена и на другие виды продукции. Кроме того, тогда же, в 1957 г., была учреждена первичная институциональная структура ЕЭС (Совет Министров, Европейская комиссия, Европейский парламент, Европейский суд), по многим позициям сохранившаяся до настоящего времени. Важнейшим достижением данного этапа западноевропейской интеграции следует назвать первый шаг к будущему полному устранению между государствами — членами ЕЭС каких бы то ни было препятствий для свободного передвижения товаров, рабочей силы, услуг и капиталов.

К 1968 г. формирование таможенного союза на базе ключевых европейских государств было в общих чертах завершено, что знаменовало собой начало нового, третьего этапа европейской интеграции (1968—1986 гг.). В то же время необходимо отметить, что деятельность таможенного союза европейских государств носила половинчатый и крайне противоречивый характер, так как прогрессивный элемент устранения внутренних таможенных пошлин в рамках ЕЭС сочетался с целым рядом негативных аспектов, связанных с сохранением сложных процедур таможенного контроля на границах государств — членов ЕЭС, а также с существованием нетарифных ограничений, предусмотренных национальными законодательствами европейских государств. На третьем этапе западноевропейской интеграции началось постепенное, поначалу достаточно робкое, территориальное расширение ЕЭС: в 1973 г. в состав интеграционного объединения вступили Дания, Ирландия и Великобритания (несмотря на остро стоявший длительное время «британский вопрос» и явное нежелание Франции под руководством Шарля де Голля в 1960-е гг. санкционировать вступление Великобритании в ЕЭС) (рис. 7.4). В 1981 г. ряды ЕЭС пополнила Греция, а в 1986 г. —Испания и Португалия. Нельзя не упомянуть и о столь серьезном гуманитарном достижении данного этапа европейской интеграции, как подписание в 1985 г. знаменитого Шенгенского соглашения, подразумевавшего полное упразднение паспортно-визового контроля на границах между отдельными европейскими государствами. Изначально, в 1985 г., в Шенгенскую зону входило всего пять стран: Франция, ФРГ, Бельгия, Нидерланды и Люксембург, а к настоящему моменту их число возросло до 26, причем некоторые из них даже не являются членами ЕС (Швейцария, Исландия, Норвегия и Лихтенштейн). Бесспорно, создание Шенгенской зоны знаменовало собой грандиозный шаг вперед в деле создания единого культурного и гуманитарного пространства на территории европейского континента и в устранении тех глубоких разделительных линий, что столетиями разъединяли народы Европы и препятствовали интенсивному экономическому и культурному развитию региона.

Шарль де Голль — лидер французского Сопротивления в годы Второй мировой войны и Президент Франции в 1959—196

Рис. 7.4. Шарль де Голль — лидер французского Сопротивления в годы Второй мировой войны и Президент Франции в 1959—1969 гг., скептически относившийся к евроинтеграции и вступлению Великобритании в состав ЕЭС. Фото

Несмотря на значительные достижения третьего этапа европейской интеграции, в 1968—1986 гг. все же не удалось реализовать основную задачу, стоявшую перед государствами — членами ЕЭС, а именно создать к 1970 г. единый рынок. Данная цель была достигнута только к началу 1990-х гг., причиной чему стали: общая неустойчивость в мировой экономике 1960— 1970-х гг.; кризис и упадок Бреттон-Вудской глобальной валютно-экономической системы, замененной в 1971—1978 гг. на Ямайскую; энергетические кризисы 1973—1974 и 1979—1980 гг.; наконец, внутренняя социальная нестабильность в целом ряде европейских государств, например студенческие волнения во Франции в 1968 г. и общий кризис Пятой Республики.

Анализ особенностей интеграции в Европе подводит к выводу о ее циклическом характере: некоторая стагнация в темпах формирования единого европейского пространства в 1960—1970-е гг. вскоре сменилась периодом активизации экономической жизни, пришедшейся на четвертый этап европейской интеграции (1986—1991 гг.). В 1986 г. был подписан Единый европейский акт, знаменовавший собой дальнейшее углубление интеграции, причем уже не только в экономической, но и в политической сферах, а также создание правовой базы для расширения интеграции на новые области: науку, валютные отношения, внешнюю политику и охрану окружающей среды. Кроме того, Единый европейский акт стал своего рода концептуальной основой и предпосылкой для резкой интенсификации интеграционных процессов, вызванной близящимся и все более явным завершением «холодной воины» и предстоящим кардинальным изменением политической, экономической и культурной ситуации на территории всего европейского региона.

Таким образом, великий гуманистический проект единой Европы, долгие столетия существовавший лишь в мечтах европейских просветителей, интеллектуалов и наиболее талантливых, дальновидных политиков, к началу 1990-х гг. претворился в реальность, обретя с момента завершения Второй мировой войны и создания Европейского объединения угля и стали более чем четкие, практические очертания. Ценность этого великого проекта трудно переоценить — он не только позволил существенно сгладить исторические противоречия между отдельными европейскими государствами, тем самым заложив прочную основу для сохранения мира на континенте, но и стал воплощением самых смелых надежд европейских гуманистов о создании единого культурного и экономического пространства на территории европейского региона.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>