Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЕВРОПЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Заключение

За свою многовековую историю Европа прошла бесконечно долгий, удивительно тяжелый и тернистый путь — путь «Per aspera ad astra»x - и не раз погружалась в пучину самых бесчеловечных, жестоких, кровавых войн, стоивших миллионов человеческих жизней и приводивших к уничтожению колоссального культурного, духовного и материального наследия предыдущих эпох. Но каждый раз Европа находила в себе силы остановиться у последней, бедственной черты и сделать шаг назад; она трудолюбиво восстанавливала все разрушенное и уничтоженное в годы неисчислимых потрясений и с новой силой взмывала ввысь, подобная птице-фениксу, заново рождающейся из пепла. Светом своего сияния она озаряла весь окружающий мир. В некоторые эпохи то были страшные, губительные всполохи и пожарища безжалостных войн; то были полыхающие костры инквизиции и тлеющие угли стертых с лица земли, погибших в огне геноцида сел и городов. Но было и иное пламя — созидательное, теплое, согревающее; пламя, разгоревшееся из неугасимой искры жизни, из вечного стремления человека к творческому полету, к свободе, к духовным и нравственным поискам, к великим научным открытиям и грандиозным культурным свершениям.

Европейская цивилизация всегда умела восхищать; из века в век пораженное человечество безмолвно и самозабвенно наблюдало за ее будоражившими воображение триумфами; за чудом рождения новых философских концепций и религиозных доктрин, за сотворением величайших шедевров и за титанической поступыо научно-технического прогресса. И столь же обескураженно весь мир наблюдал за самыми жуткими, самыми невообразимыми падениями Европы во тьму варварства, дикости, бесчеловечной и иррациональной жестокости. Будет ли когда-нибудь понят этот феномен, сможем ли мы осознать или хотя бы интуитивно прочувствовать, каким образом в характере, в самой душе европейской цивилизации сочетались столь несовместимые черты, как извечное стремление к свободе и жестокое подавление инакомыслия; гуманизм и бесчеловечная жестокость к ближнему; самозабвенные духовные искания и готовность уничтожить всех тех, кто отличается от искомого идеала. Пожалуй, в истории Европы в полной мере отразились все самые удивительные, возвышенные, благородные черты человеческой натуры и в то же время ее самые отвратительные, самые подлые и отталкивающие качества.

И, конечно же, самый важный вопрос заключается в том, что ждет европейский регион в будущем? Стоим ли мы на пороге новых «темных веков»,

1 «Per aspera ad astra» (лат.) — «Через тернии к звездам».

знаменуют ли современные проблемы Европы ее закат, как предсказывал еще в первой четверти XX в. немецкий философ Освальд Шпенглер? Станет ли глобализация фактором падения или же, напротив, нового взлета Европы? И, наконец, что станет с великой, многотысячелетней культурой Европы — сохранит ли она собственную неповторимость, яркую, ни с чем не сравнимую уникальность; знаменуют ли современные, постмодернистские художественные формы европейского искусства преддверие нового взлета человеческого духа или же мы воочию наблюдаем начало конца великой европейской культурной традиции? И можно ли вообще говорить о сохранении самобытного духовного наследия Европы в эпоху глобальных информационных технологий, не просто стирающих географические границы единой, как никогда прежде, мир-системы, но и кардинально меняющих само мировосприятие современного человека, его взгляд на окружающую действительность? Пойдет ли культурная жизнь Европы по пути дальнейшего внешнего (но не всегда внутреннего!) упрощения художественных форм или же обратится к традиционному духовному наследию предыдущих эпох? И, что еще более важно, какой из этих путей отвечает духу неудержимо бегущего вперед времени; можно ли вообще найти сколь- нибудь точный ответ на этот вопрос, или же речь идет лишь о субъективном восприятии каждого отдельного человека?

Как бы то ни было, все эти вопросы еще долгое время будут будоражить умы историков, культурологов и философов по всему миру. Быть может, ответ на них не будет нами получен никогда, но разве не в этой противоречивости, не в этой безмолвной и мистической многозначительности и состоит удивительное обаяние Европы, ее величайшая загадка и тайна, разгадать которую не под силу величайшим умам человечества? Талантливый русский поэт-символист Александр Блок в своем пронзительном стихотворении «Русь» некогда дал такой образ России:

Дремлю — и за дремотой тайна,

И в тайне почивает Русь,

Она и в снах необычайна.

Ее одежды не коснусь.

Но разве не относятся эти проникновенные строки ко всей Европе, коей неотъемлемой частью и являлась испокон веков Русь? Разве то, что с полным правом может быть сказано о части, не может быть произнесено и в отношении целого? Да, пожалуй именно так: Европа подобна древнему Сфинксу; ее история — это многовековая, удивительная мистерия, но, быть может, та волнующая загадка требует не раскрытия и понимания, а скорее молчаливого, восхищенного созерцания, ибо только в безмолвии тайна Европы навсегда сохранит свою чарующую силу и манящие, пленительные очертания.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>