study 3. Информационная политика семейства Борджа

Считается, что именно с эпохи Возрождения берет начало современная наука и искусство. Не стала исключением и политическая теория, основоположником которой современные исследователи признают Николо Макиавелли. Но если флорентийский мыслитель считается авторитетным политиком-теоретиком, то выдающимися практиками того времени были папа римский Александр VI и его сын, герцог Чезаре Борджа, деятельность которого и составила фактическую основу для трудов Макиавелли. Чезаре Борджа активно пользовался методами политической коммуникации, которые с успехом применяются и современными политиками.

Семейство Борджа стало на рубеже XV—XVI вв. одним из самых влиятельных в Италии и Центральной Европе. Многие им восхищались и искали с ним дружбы, другие боялись и ненавидели, но не замечать его, не считаться с ним было нельзя. И причиной этого стали не только знатность и богатство Борджа, но и их активная информационная политика. Наиболее эффективно ее осуществлял Чезаре Борджа, герцог Романьи.

Поставив цель распространить свою власть на всю Италию, Чезаре Борджа повел себя совсем не так, как многие современные ему итальянские властители, опиравшиеся исключительно на грубую силу и наемные войска. Свои действия герцог Борджа всегда координировал с общественным мнением, которое постоянно изучали его агенты. Каким образом это изучение производилось, трудно сказать; скорее всего, агенты Борджа собирали слухи и мнения в публичных местах: на рынках, в гостиницах и тавернах, при дворах тех или иных государей и вельмож. Чезаре Борджа умел оценивать подобные сведения и опирался на них в своей деятельности. Более того, он учитывал мнение представителей разных кругов: знати и небогатого рыцарства, горожан и духовенства, военных и деятелей искусства.

Основные чаяния всего населения Италии в тот период выражались в стремлении к единству страны, изгнанию иностранных (испанских) правителей, укреплению законов и правосудия, пресечению самовластия мелких тиранов отдельных городов и областей. Выявив эти тенденции в настроении общественности, Чезарс Борджа стал руководствоваться ими при решении собственных задач. И ему удалось их блистательно решить: он объединил под своей властью Центральную и Северную Италию, свергнув большинство мелких князьков и изгнав из Неаполя Арагонскую династию, установил законы, которые отличались суровостью, но справедливостью, что сразу же было оценено населением.

Опытный политик, Чезаре Борджа заботился не только о том, чтобы добиться поставленных целей, но и том, чтобы представить их перед подданными в выгодном для себя свете. Герцог Романьи периодически проводил разъяснительную работу среди разных слоев населения вновь завоеванных областей. С аристократией и дипломатами он общался лично и путем переписки: к широким массам обращался с воззваниями, прокламациями, а также постоянно проводил разного рода публичные акции. Для многих современников Борджа эти мероприятия были лишь еще одной традицией, но он проводил их с большой пользой для себя, умея извлечь выгоду даже из неприятных для себя ситуаций. Например, узнав об измене одного из приближенных, Рамиро де Лорки, которого он назначил губернатором Чезены, Чезаре Борджа приказал арестовать его, судить и казнить, а голову насадить на копье и выставить на всеобщее обозрение. Казнь была совершена публично, после чего было объявлено, что герцог, благодаря жалобам населения, узнал о многочисленных злоупотреблениях губернатора и, проведя расследование, нашел его виновным. Таким образом, личную неудачу Чезарс Борджа (все-таки, он ошибся в выборе губернатора!) сумел обратить себе на пользу, в очередной раз продемонстрировав справедливость и чуткое внимание к мнению народа. В глазах широких масс Италии подобные действия герцога укрепляли его репутацию могущественного и справедливого правителя, столь резко отличавшегося от свергнутых им тираиов-самодуров.

Итальянскую аристократию семейство Борджа привлекало к себе иными способами. Чаще всего отпрыскам знатных семейств предлагались высокие посты при дворе Александра VI и самого герцога Романьи или же в армии герцога. С наиболее же авторитетными родами Борджа пытались установить и более близкие отношения через брачные связи. Подобные браки носили характер не только политических сделок, но и шумных массовых акций, примером чему может служить свадьба сестры Чезаре, Лукреции Борджа, с герцогом Феррары Альфонсо д’Эсте. Дело было в том, что семейство Эсте, правившее в Ферраре с IX в., считалось одним из самых родовитых и уважаемых в Италии; у его представителей была репутация мудрых и просвещенных государей, они редко участвовали в междоусобицах и пользовались большим влиянием в Европе. Установление родственных связей с семейством Эсте означало, что «выскочек» Борджа (которые, будучи не очень знатным испанским родом, только в середине XV в. обосновались в Италии) примут в самый избранный круг итальянской аристократии. Подобные родственные связи повысили статус Борджа куда больше, чем прямой вооруженный захват нескольких областей.

Наконец, и на международной арене герцог Романьи действовал, ориентируясь на общественное настроение. Так, поначалу семейство Борджа пошло было на союз с Арагонской династией Неаполя, что было вполне объяснимо: ведь Борджа (изначально именовавшиеся по-испански — Борха) и сами имели арагонские корни. Союз с неаполитанским королем был даже закреплен свадьбой Лукреции Борджа с Альфонсо, сыном короля. Но вскоре население Италии стало выказывать явные признаки недовольства засильем испанцев в стране, и Чезаре Борджа вступил в союз с французским королем, обратив оружие против Арагонского дома, который, в конце концов, пап. Впрочем, и альянс с Францией был для Борджа очередной игрой на имидж, рассчитанной как на население Италии, так и на приобретение поддержки извне: целью семейства было объединение Италии под собственной властью, а нс передача се какому-либо иностранному государю. Тем не менее союз с королем Франции в течение какого-то времени помогал Чсзарс Борджа в формировании общественного мнения: народ убедился, что герцог Романьи для оправдания надежд населения готов действовать даже против своих соотечественников — арагонцев.

Чезаре Борджа не ограничивался тем, что реализовывал политические амбиции и старался довести информацию о своих действиях до народа в выгодном для себя свете. Он активно занимался и тем, что сегодня бы назвали продвижением собственного имиджа. А делать ему это было необходимо, в отличие от его отца. Пана римский не нуждался в каких-то специальных имиджевых акциях: он был главой христианского мира, одним из могущественнейших и богатейших монархов Европы, и обладал колоссальным авторитетом уже в силу занимаемого положения. Нс таков был статус его сына. Во-первых, Чезаре был незаконнорожденным сыном церковного деятеля и должен был «создавать себя сам». Во-вторых, в течение довольно короткого времени он сменил несколько ипостасей: только за 1493—1499 гг. успел побывать кардиналом Валенсии, французским принцем и, наконец, итальянским герцогом, так что ему нужно было приложить немало усилий, чтобы население научилось воспринимать его именно в последней ипостаси — светского государя Италии. Вся имиджевая политика Чезаре Борджа строилась так, чтобы показать, как выгодно отличается он от других государей, насколько чутко реагирует на народное мнение и стремится заботиться о благе народа. Герцогу тем легче было выполнять такую задачу, что он даже внешне умел располагать к себе всех, с кем общался: современники отмечают, что это был очень привлекательный, обходительный и образованный человек, обладавший как блестящим умом, так и могучей физической силой. В эпоху Ренессанса, когда физическая красота начинала становиться своего рода культом, грех было не воспользоваться таким козырем!

И Чезаре Борджа предпринимал те же действия, которым сегодня учат политиков многочисленные политконсультанты, поделал это сам, интуитивно, без подсказок со стороны теоретиков. Он устраивал публичные мероприятия (приемы, балы, общественные игрища, маскарады и т.п.), нередко сам «ходил в народ», общаясь с представителями самых разных слоев общества, даже лично принимая участие в ярмарочной борьбе. Кроме того, он не отказывался разбирать споры и рассматривать жалобы всех, кто обращался к его суду. Этими действиями он создал образ весьма демократичного и справедливого правителя, готового всегда защитить обиженных, невзирая на социальный статус обидчика. Подобная политика резко отличалась от действий прочих итальянских властителей, полных осознания собственного величия и свысока смотревших на всех, кто был ниже их но происхождению. В результате в начале XVI в. в Италии не было, пожалуй, более известного и популярного правителя, чем Чезаре Борджа.

Репутация герцога Романьи, созданная им самим, нередко выгодно служила ему даже в таких делах, когда публичность была не в его интересах. Так, например, когда против него взбунтовались его же собственные военачальники, он сумел заманить их в ловушку и казнить. Мятежники поверили обещанию герцога простить их и сохранить за ними их посты в его армии. Слово другого правителя, скорее всего, нс вызвало бы у них доверия: нарушение клятв в те времена было нормой. Но благодаря репутации Чезаре Борджа, как государя справедливого и верного своему слову, они с готовностью пошли в расставленную им ловушку. Излишне говорить, что Борджа удалось представить и это свое деяние в выгодном для себя свете, так что вероломство в отношении доверившихся его слову не повлекло существенного ухудшения его репутации. Чтобы представить собственную трактовку событий он эффективно использовал публичные прокламации и личные послания к представителям итальянской элиты (включая и Макиавелли, который посвятил этому поступку герцога одно из малых сочинений). Популярность Чсзарс Борджа обрекала на провал любой заговор или покушение на него: не только штатные шпионы, но и добровольные осведомители, и даже сами участники заговора готовы были сообщить герцогу о любых действиях, направленных против него.

Надо сказать, что и враги Борджа не сидели сложа руки, а старались бороться с амбициозным семейством его же методами — посредством информационной войны. Самым главным их орудием были слухи — средство весьма эффективное во все времена. И в каких только смертных грехах нс обвиняли семейство Борджа! Так, Александра VI и Чезарс обвиняли в кровосмесительной связи с Лукрсцисй, папе приписывали подкуп членов конклава для избрания на папский престол, а также убийство нескольких кардиналов, а Чсзарс — умерщвление родного брата Хуана и многочисленные покушения на жизнь итальянских князей (в том числе с помощью знаменитого перстня Борджа, вошедшего в поговорку). Отметим, однако, что подобные обвинения выглядят шокирующими в наши дни, тогда как в эпоху Ренессанса и убийства родственников, и кровосмесительные связи, хотя и вызывали порицание, но были, в общем-то, довольно обычным явлением. Поэтому подобные слухи, хотя и причиняли Борджа некоторое беспокойство, существенно повредить им не могли: информационную войну Чезаре Борджа, несомненно, выигрывал.

Еще одним его преимуществом было то, что сегодня именуется использованием административного ресурса. Чезаре Борджа был сыном папы римского, который всецело поддерживал планы сына по объединению Италии. К услугам Чезаре была не только «виртуальная» помощь церкви (герцог Романьи носил титул «Знаменосца церкви» и все действия совершал, прикрываясь интересами Святого престола), но и вполне реальные ресурсы: богатейшая папская казна, многочисленные наемные армии. Любой грех, любое клятвопреступление или предательство герцога могло быть прощено, поскольку он действовал во имя церкви и веры, тогда как его врагам грозило отлучение, что в то время означало для отлученного гражданскую смерть. Сегодня использование административного ресурса вызывает резкую критику со стороны оппонентов использующего его политика, но в эпоху Возрождения это была весьма обычная практика, не вызывавшая особых нареканий. И Чезаре Борджа практиковал ее всего лишь более эффективно, чем другие.

Но именно на «административный ресурс» Чезаре Борджа сделал слишком большую ставку, что и привело его к краху. В 1503 г. умер папа Александр VI, и Чезаре сразу же лишился должностей, титулов, многочисленных приверженцев и поддержки как итальянской знати, так и других европейских государей. Свои позиции он так и не сумел восстановить, несмотря на сохранявшуюся в течение какого-то времени популярность у населения и собственные многочисленные таланты. Конец карьеры Чезаре Борджа во многом напоминает судьбу многих современных политиков, которые успешно действуют, либо сами находясь у власти, либо имея поддержку с ее стороны: при смене власти такой политик теряет опору, уже не представляя интереса ни для власть имущих, пи для общественности.

Смерть Александра VI, а затем и гибель Чезаре (1507) привели к прекращению влияния семейства Борджа в Италии (в Испании их род процветал еще в XVIII в.). Но деятельность герцога Романьи оставила глубокий след в истории, а еще больший — в памяти историков и политиков. Николо Макиавелли посвятил Чезаре Борджа ряд публицистических и политических произведений, а для его знаменитого трактата «Государь» Чезаре Борджа послужил основным прототипом. Личность и деятельность семейства Борджа привлекала внимание историков-исследовате- лей и писателей-беллетристов: от Александра Дюма до Марио Пьюзо. Имя Чезаре Борджа стало в какой-то мере нарицательным, и это в очередной раз подтверждает, что проводившаяся им политика формирования общественного мнения оказалась весьма эффективной.

Задания к case study 3

  • 1. Перечислите основные инструменты политической коммуникации, которыми пользовалось семейство Борджиа.
  • 2. Приведите примеры использования Чезаре Борджа результатов изучения общественного мнения для улучшения своего политического имиджа.
  • 3. Назовите качества идеального правителя, которые старался продемонстрировать в глазах подданных Чезаре Борджиа.
  • 4. Охарактеризуйте использование «административного ресурса» семейством Борджиа.
  • 5. Какие средства политической коммуникации конца XV — начала XVI в. сохраняют актуальность и сегодня?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >