Полная версия

Главная arrow Культурология arrow КУЛЬТУРА ПОВСЕДНЕВНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Культура повседневности

Пожалуй, никакая другая сфера человеческого существования не воспринималась столь удаленной от культуры, как обыденная, повседневная жизнь. Повседневность лежала за пределами культуры, более того - считалась ее злейшим врагом. При этом список претензий, предъявляемых к повседневности, зависел от того, какие принципы и ценности доминировали в высокой культуре эпохи. Если базовыми ценностями средневековой культуры были дух, вечное, священное, то повседневность мыслилась как плотское, сиюминутное, профанное. Если эпоха Нового времени сделала ставку на разум, то она отвергла повседневность как сферу неразумного, автоматического, как мир предрассудков. Наконец, если романтики взяли курс на оригинальность и идеальный мир Другого, то для них повседневность оказалась сферой нетворческой, приземленной, прагматичной, что наиболее ярко проявилось в известном противопоставлении поэтов и филистеров.

Однако в XX в. началась реабилитация повседневности. Стала набирать силу закономерная мысль о том, что человек проводит большую часть жизни в среде повседневности и лишь время от времени покидает ее ради иных сфер опыта - искусства, науки, религии, т. е. всех тех, которые ранее составляли единственное содержание культуры. Именно повседневность задает ту систему координат, с позиций которой оцениваются все остальные области деятельности человека: «То, что происходит с человеком за пределами мира повседневности, - ситуации, события, факты иных сфер действительности он интерпретирует, опираясь на логику, приемы, концептуальную базу повседневного, обыденного мышления, здравого смысла»[1]. Более того, апологеты повседневности заговорили о том, что она в идеале является основным пространством творчества, где создается все человеческое и сам человек. Тем самым повседневность стала приобретать черты культуры.

Еще основоположник культурологии Л. Уайт выдвинул идею, что культура есть, прежде всего, особая символическая реальность. Специфической чертой этой символической реальности является то, что предметы и явления воспринимаются и оцениваются не с точки зрения их физических параметров и утилитарных функций, а с позиций социальной значимости, которая условна и при этом разделяется всеми представителями общества. Там, где появляются значения и смыслы, нс предопределенные объективными практическими характеристиками, мы можем говорить о культуре.

Повседневные события, явления, объекты, несомненно, функциональны и направлены на достижение практических целей. Но их значение не исчерпывается утилитарными соображениями. Большинство вещей, которые используются в обыденной жизни, указывают на статус обладателя, хранят память о значимых событиях личной жизни, обозначают ценности, отношения, идеи и идеалы. Точно так же и многие повседневные действия обладают помимо целей выживания и экзистенциальным смыслом. Другими словами, каждую минуту нашего существования мы конструируем себя, осознаем и подтверждаем свое место в мире. И любой наш поступок, помимо практического смысла, имеет еще и ценностносимволическое измерение.

Однако если создание символической реальности служит доказательством культурности повседневного бытия, то специфика этой культуры во многом обусловлена ее близостью к природе. В отличие от специализированных форм культуры, которые дистанцируются от природы, культура повседневности тесно связана с природными вызовами и биологическими потребностями человека, поскольку она «изначально исходит из требований простого выживания»[2]. Она рождается как способ приручения и освоения природы для обеспечения приемлемых условий существования и представляет собой первый шаг человечества на пути из естественного в культурное состояние. В ходе исторического развития формы культуры повседневности усложняются, становятся более изысканными, но ее связь с базовыми человеческими потребностями сохраняется.

Пограничный, двойственный характер культуры повседневности определяет и другие ее черты. Так, в отличие от многих форм культуры, культура повседневности не получает институционального оформления. Она рождается и функционирует в сфере обыденной деятельности, а потому общедоступна. Можно быть причастным или непричастным к различным сферам специализированной высокой культуры, но нельзя существовать вне культуры повседневности. Благодаря этому свойству она образует тот фундамент, на котором строится дальнейшее усвоение культурных образцов.

По сравнению с высокой культурой культура повседневности значительно расширяет круг действующих субъектов. Для высокой культуры характерно очень ограниченное число акторов, именуемых гениями, талантами, выдающимися личностями. Так или иначе, по отношению к ней большинство людей занимает достаточно пассивную позицию «страдательного лица» - зрителя, читателя, ученика. Не то в культуре повседневности. По сути, каждый человек - ее активный деятель, творящий смыслы повседневной жизни в разнообразных ситуациях взаимодействия с другими людьми.

Хотя культура повседневности по своим характеристикам сближается с массовой культурой, неверно было бы представлять ее оторванной от процессов «большой» культуры. Хотя культура повседневности создает собственные нормы и ценности, она также отражает многие идеи, смыслы и образы высокой культуры. Они актив но взаимодействуют, и с течением времени связи между этими типами культуры все больше усиливаются. Свою роль в этом сыграло и книгопечатание, и распространение всеобщего образования, и развитие СМИ. Все эти явления обеспечили свободную циркуляцию идей, образов, ценностей высшего пласта культуры на уровне обыденной жизни. В результате повседневная жизнь стала строиться по лекалам, заданным образцами высокой культуры. С другой стороны, развитие культуры на современном этапе происходит в значительной мере под диктовку именно культуры повседневности, которая становится и темой высокой культуры, и источником ее новых норм и ценностей.

Повседневность - особый модус бытия человека и общества, первичный для человека. Культурологический ракурс исследования повседневности связан с культурой повседневности, которая представляет собой ценностно-символический аспект повседневности. Среди многообразных трактовок культуры сущности повседневности отвечает представление о культуре как о способе жизни народа, группы или эпохи. В ней выделяется материальный уровень объектов и духовный уровень норм, ценностей, верований, убеждений, идей и принципов.

  • [1] Лелеко В. Д. Пространство повседневности в европейской культуре. С. 212.
  • [2] Вальденфельс Б. Повседневность как плавильный тигль рациональное™ //Социо-Логос. Вып. 1 / сост. и общ. ред. В. В. Винокурова и В. Ф. Филиппова.М. : Прогресс, 1991. С. 47.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>