Полная версия

Главная arrow Культурология arrow КУЛЬТУРА ПОВСЕДНЕВНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социологические исследования повседневности

Наиболее последовательно методология изучения повседневности разрабатывалась в социологии. Не случайно именно социолог, представитель социальной феноменологии А. Шюц стал одним из главных теоретиков повседневности. Вслед за ним к изучению механизмов существования повседневности обратились Питер

Бергер и Томас Лукман, предложившие конструктивистскую трактовку повседневной жизни.

В рамках теории социального конструирования повседневная жизнь предстает как реальность, ингерпрегируемая и субъективно осмысляемая людьми в качестве «связного» мира. Системы смыслов конструируются социально и подтверждаются в процессах социальных взаимодействий. Общество заранее готовит нам исходный символический аппарат, с помощью которого мы постигаем мир, упорядочиваем свой опыт и интерпретируем собственное существование. Точно так же общество «предоставляет» нам ценности, логику и запас информации (а также и предрассудков и ложных сведений), которые составляют наше «знание». И далеко не каждый в состоянии произвести переоценку не только всей навязанной обществом картины мира, но даже ее отдельных фрагментов. В действительности человек просто не чувствует потребности в такой переоценке, так как усвоенный в процессе социализации взгляд на мир кажется ему самоочевидным. Поскольку ту или иную точку зрения разделяют почти все, с кем индивиду приходится иметь дело в рамках своего общества, постольку мировоззрение не требует специальных подтверждений. Его «доказанность» лежит в постоянно воспроизводящемся опыте других людей, которые, между прочим, тоже воспринимают его как данность. Каждая социальная ситуация поддерживается производством смыслов, привносимых в нее различными участниками.

Мы берем с собой некую раму идей и принципов, внутри которой мы способны действовать. В эту раму входят паши представления о мире, о том, как он устроен, какие опасности и какие возможности в нем таятся, как мы можем взаимодействовать с ним, и т. д. Эти представления организованы в два уровня. На первом уровне находятся наши повседневные знания, то, что входит в понятие «здравый смысл»: мы знаем, что через определенные промежутки времени восходит и заходит солнце, что если что-то хрупкое уронить на пол, то оно разобьется, и еще много столь же очевидного. Но есть и более высокий уровень, который связан с нашими представлениями о том, что такое наша жизнь, что такое добро и зло, т. е. представляет собой готовую копилку ответов на экзистенциальные вопросы. Эти знания помогают нам ориентироваться в мире, ставить перед собой цели и достигать их, избегать опасностей и просто чувствовать себя более или менее комфортно. Разумеется, эта рама не конструируется нами, и только нами. Мы во многом получаем ее через воспитание, научение, пример родителей и значимых других, через те образцы, которые предоставляет нам искусство. Однако уточнять эти модели мы обречены самостоятельно, в ходе собственного жизненного опыта, разделяемого с другими.

В 1960-х гг. группа социологов, называвшихся этнометодоло- гами, под руководством Гарольда Гарфинкеля, попыталась выработать методы для выяснения того, какие правила используют люди при осмыслении поведения других людей и для того, чтобы сделать свое собственное поведение понятным другим.

Сам термин «этнометодология» введен в научный оборот Гар- финкелем по аналогии с термином «этнонаука», которым обозначаются в культурной антропологии методы и формы примитивного ненаучного познания социальной действительности: магия, шаманство, спиритизм и пр. Гарфинкель попытался перенести в современное цивилизованное общество процедуры, применявшиеся антропологами при изучении примитивных культур.

Как и в концепции социального конструктивизма, у Гарфинке- ля социальная реальность «конструируется» в процессе речевой коммуникации. Однако если социальный конструктивизм «работает» с правилами, которые с некоторыми коррективами можно применить к любой области знания, этнометодология концентрируется на специфике повседневной коммуникации и повседневной культуры, стремясь выявить ее «грамматику».

По мнению Гарфинкеля, социальный порядок есть продукт собственной спонтанной активности индивидов, который получается именно таким, каким его создали сами участники социального взаимодействия, разумеется, с учетом ранее обретенных правил и знаний, полученных от их культурной группы.

Ключевым понятием этнометодологии являются «фоновые ожидания», т. е. представления социального субъекта в форме «правил» действия (поведения, понимания, объяснения и т. д.). Для выявления фоновых ожиданий Гарфинкель провел ряд экспериментов, цель которых заключалась в сознательном разрушении привычного механизма социальных взаимодействий. Так, Гарфин- кель просил студентов, чтобы они после домашнего обеда не благодарили родителей, а расплатились с ними деньгами; при общении с друзьями давали им «на чай» за малейшие, самые обычные проявления хорошего тона и доброжелательности. Ученому важно было знать реакцию людей, которые, попав в нестандартную ситуацию, обнаруживали те нерефлексируемые мотивы, правила, установки, которые формировали их поведение.

Таким образом, социология повседневности не только и не столько фиксирует эмпирические факты обыденной жизни, сколько уточняет границы повседневности и выявляет те правила, по которым происходит ее конструирование.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>