Одежда как язык: семиотический подход

Как замечает И. С. Кон, «до последних десятилетий история одежды была преимущественно историей вещей - что люди носили, из чего они шили одежду и как разные моды сменяли друг друга? В последние годы она становится историей человеческих взаимоотношений, в контексте которых вещи обретают определенный социальный смысл»[1]. Действительно, одежда несет информацию о контекстах, в которых она уместна или даже необходима, свидетельствует о социальной успешности или, наоборот, социальном банкротстве своего обладателя, становится способом выразить идеологические, а порой и политические взгляды. Все это позволяет рассматривать одежду не только как совокупность вещей, но и как особый язык, передающий социальные и культурные значения.

Культурный код одежды избирателен и включает далеко не все компоненты костюма. Но даже те элементы, которые попадают в состав «грамматики» одежды, неравнозначны по своему символическому значению. Традиционно наибольшей семантической нагружен- ностыо обладают «пограничные» части одежды: воротник, пола, рукав, - а из предметов - пояс, рубашка, штаны, шуба, шапка, платок.

Впервые развернутый анализ культурного кода одежды предпринял советский фольклорист и этнограф П. Г. Богатырев. Основной его задачей стало определение правил, по которым формируются смыслы народного костюма. Выбор именно народного костюма в качестве объекта анализа был связан с тем, что этот костюм подчиняется не индивидуальной воле портных или модельеров, а «цензуре коллектива», а значит, по способу бытования может быть уподоблен национальному языку. Опираясь на идеи Пражского лингвистического кружка, П. Г. Богатырев выявил функции языка одежды, т. с. те значения, передача которых может осуществляться с помощью костюма. Кроме того, описание языка одежды в концепции Богатырева предполагает составление «словаря» знаков, поиски аналогов стилей речи и риторических правил использования знаков.

Список функций, которые присущи костюму, охватывает различные социальные и культурные значения и включает в себя практическую, эстетическую, эротическую, моральную, возрастную, сословную, конфессиональную, региональную, национальную, обрядовую, магическую функции. Иными словами, костюмы выступают как знаки имущественных различий и сословной принадлежности, возрастной дифференциации, семейного статуса; ношение национального или регионального костюма становится способом выразить собственную идентичность. Одежда различается и ситуациями использования, что позволяет выделить разные категории одежды (будничную, праздничную, церемониальную и обрядовую), которые можно уподобить стилям речи. При этом с течением времени костюм может переходить из одной категории в другую.

Риторика одежды выражаегся преимущественно в ограничениях на использование знаков определенными социально-культурными группами. Например, некоторые предметы присутствуют только в костюме девушек или указывают на статус замужней женщины. Наконец, смыслоразличительными признаками, позволяющими определить круг используемых знаков, становятся фасон, цвет одежды, способы повязывания платка или ношения мужского головного убора и т. п.

По аналогии с вербальным языком, в котором существуют многозначные слова, в языке одежды один и тот же элемент может входить в состав костюмов разных типов, меняя при этом свой смысл. Окончательное его значение можно установить только в контексте других элементов. Например, один и тот же букетик цветов может выполнять обрядовую функцию, обозначая жениха, а может указывать на статус рекрута, реализуя сословную функцию, и об истинной его функции можно судить только по брюкам, которые различны в свадебном и рекрутском костюмах. Таким образом, костюм становится своеобразным диалектом или социолектом культуры, словарь и грамматика которого используются носителями для выражения как коллективных, так и индивидуальных значений.

Другой вариант кода одежды предложил Ролан Барт в работе «Система Моды». В данном случае объектом анализа стал как раз модный костюм, правила которого устанавливаются производителями одежды, а потому не обусловлены логикой повседневной жизни, а конструируются искусственно. Соответственно, вестимен- тарный код (т. е. код одежды) создается не в процессе ношения одежды, но в ходе ее репрезентации в модных журналах. Мода для Барта - это произвольная система знаков, приписывающая тем или иным деталям одежды разнообразные социальные значения. Эти значения формируются из взаимодействия трех сфер - одежды, внешнего мира и собственно моды. Французский семиолог осуществляет структурный анализ женской одежды, последовательно проводя аналогии между знаком кода одежды и языковым знаком, в котором выделяются означающее (формальная часть знака) и означаемое (содержание знака). Применительно к языку модной одежды означаемым выступают социальные явления и ценности. Так, одежда может означать отпуск, светский прием, молодость, социальную успешность, а также модность как таковую. Означающее знаков вестиментарного кода рождается из оппозиций деталей, которые (оппозиции) акцентируются в описании, сопровождающем фотографию костюма: длины юбки, наличия либо отсутствия декора, кроя вещи или отдельной ее детали, цвета одежды, особенностей сочетания предметов гардероба. И здесь обнаруживается принципиальное различие двух подходов к анализу языка одежды. Если П. Г. Богатырев рассматривает костюм как сообщение о его носителе, то в концепции Р. Барта одежда умалчивает о человеке, но передает информацию о ценностях и идеологических установках, формируемых обществом. Модная одежда свидетельствует лишь о своей причастности к миру моды и не способна передавать индивидуальные значения, существенные для человека, который носит эту одежду.

Одежда как вещь выполняет ряд функций, которые в общем виде можно свесги к защите и украшению тела. В качесгве элемента телесности она формирует тело в соответствии с актуальными стандартами и ограничивает набор подвластных ему движений и поз. В процессе бытования одежде приписывается ряд значений (мифологических, религиозных, социальных, эстетических и т. п.), позволяющих использовать ее как еще один язык культуры.

  • [1] Кон И. Битва за штаны: этикет, мода, политика, идеология // Человек.2001. №5. С. 63-78.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >