Информация и общество

В современном обществе все большее значение приобретает коммуникация, а на первый план выступает культура общения. Мнение о том, что в наше время большинство сообщений являются истинными или ложными и что существуют простые и четкие критерии, позволяющие отделить их друг от друга, несомненно, наивно и часто служит причиной ошибок в коммуникации. Касаясь последних, прежде всего следует отметить наличие правил коммуникации, которые выступают основой в том числе и утверждений об истине.

Повседневная коммуникация имеет сложное строение и регулируется на основе собственных критериев. В первую очередь в ее составе следует выделять неявные цели и стратегии, которые чаще всего отнюдь не сводятся к поискам истины, а направлены на подчинение людей, самоутверждение или реализацию иных потребностей. Исключительно сложными по своей природе являются морально-этические ценностные суждения, которые определяют поступки человека не с точки зрения соответствия фактам, а с позиций несуществующих реально идеалов. Нравственные и эстетические идеалы не только не подлежат проверке на истинность, но, наоборот, могут служить основанием критики науки, техники, государства и т.п. (как, например, в учении Льва Толстого). Раньше эти идеалы считались божественными заповедями, однако сегодня ответственность за их эффективность должны взять на себя сами члены коммуникативного сообщества. В связи с этим коммуникация выступает как весьма сложная деятельность, в ходе которой ее участники повышают свою компетентность, достигают консенсуса и принимают согласованные решения. Каждый человек как рядовой участник коммуникативного процесса должен отчетливо представлять возможности самореализации, предоставляемые ему сложившейся коммуникативной системой. Неверно думать, что коммуникация является простым инструментом для самовыражения личности. Напротив, именно она и формирует личность, причем настолько, что подчас сливается с внутренними желаниями и потребностями человека. Важная роль культуры общения как раз и состоит в том, чтобы выявлять и контролировать установки общения и стремиться примирить их в единой стратегии совместной жизни.

Сегодня наиболее эффективными способами формирования человека выступают средства массовой коммуникации. Уже появление первых газет и журналов привело к серьезным социальным последствиям и наиболее важным стало формирование наряду с сословиями и классами феномена публики, которая скрепляла разнородное общество на основе интереса к литературе и политике, жизни и науке. Она стала прообразом современной общественности, которая вырабатывает коллективные ценности и противостоит узким интересам той или иной группы, формирующей стратегические планы развития общества на основе своих интересов.

Собственно, одна из важных задач средств массовой коммуникации и состоит в обсуждении политических, экономических, культурных проблем с позиций общественности, которая объединяется общими традициями и задачами выживания. Однако в современном обществе, где политика и жизнь, хозяйство и общество оказались самостоятельными, часто в управлении преобладают интересы тех или иных ведомств, финансовых групп и промышленных монополий. Это приводит к тому, что ресурсы используются не в интересах процветания всего общества, поэтому формирование института общественности является важнейшей задачей любого демократического государства. Роль прессы при этом состоит в том, чтобы организовать диалог свободной общественности, где представители разных профессий могли бы отстаивать свои интересы и сообща принимать жизненно важные решения. К сожалению, действительность весьма далека от этого идеала. При этом с философской точки зрения проблема не сводится к "продажности": как раз приватизация и даже коммерциализация средств информации даст большую степень свободы по сравнению с государственной монополией. Однако фактом является и то, что современная пресса не стала свободнее. Конечно, обилие информации поражает, но поразительно и то, что при этом информация вовсе не становится стимулом действия. Ее циркуляция стала самоцелью. В этой связи представляется необходимым предпринять попытку анализа средств массовой коммуникации.

Среди различных оценок современных масс-медиа: газет и журналов, радио и телевидения, сетевых средств массовой коммуникации – выделяются порой альтернативные подходы. Они связаны с попытками сравнить и осознать различие классической культуры и ее основных носителей – книг, театра, живописи, музыки и др. с современной мультикультурой, опирающейся на сложные композиции аудиовизуального характера. Телевизионная и компьютерная техника, оснащенная различными приставками, выступает "революционным" символом современности. Новые медийные устройства открывают невиданные возможности, соединяют вместе музыку, живопись, литературу, науку, философию, политику и т.п. То, что прежде было разорвано в пространстве и различалось как по форме, так и но содержанию, теперь стало одним целым. То, что раньше требовало соответствующего образования, социального статуса, свободного времени и материальных средств, теперь стало общедоступным. Сложные произведения искусства, научные теории, политические идеологии – словом, все, что требовало от читателя высокого культурного уровня, теперь дается масс-медиа в упрощенном и доступном виде. Информация со всего мира, публикуемая в прессе, связывает людей в мировое сообщество. Такая ситуация приводит к качественным изменениям в стиле мышления, способе видения, оценки и понимания действительности. Прежний линейный способ восприятия мира, основанный на логической последовательности, аргументации и обоснованиях, которые имели место даже в идеологиях, уступает место целостному охвату смысла происходящего, и даже мозаичное и нерегулярное чтение или просмотр ТВ-программ быстро приобщают человека к происходящему.

Такие блага, как свобода, творчество, доступность, приватность, – это, несомненно, положительные следствия использования современных масс-медиа.

Однако очевидны и опасные последствия: кажущееся позитивным переплетение научного, художественного, политического, религиозного и тому подобных дискурсов в современных популярных массовых изданиях оборачивается синкретизмом, который был присущ еще древним мифам. В качестве противоядия он порождает потребность в аналитических рефлексивных действиях.

Слитность и синтез – это не всегда достоинство. Прежде всего, вызывает опасение то обстоятельство, что власть растворяется в современных масс-медиа, становится невидимой и вместе с тем всепроникающей. Она овладевает любой информацией, проникает в сознание в форме научных и развлекательных программ и при этом уходит из-под контроля общественности. Современные средства массовой коммуникации собирают все прежние техники описания мира воедино: фотография соединяется с репортажем и оценкой. Принцип монтажа приводит к такой селекции и интерпретации происходящего, что мир, который воспринимает пользователь, оказывается вымышленным, иллюзорным миром. Не только шоу, но и политические репортажи оказываются инсценировками. Мультимедиа не только открывают окно в мир, но и суживают творческие возможности человека. Если читатель классической прессы, переводящий типографские знаки в мир образов и понятий, проделывал огромную самостоятельную работу, которая, конечно, была подготовлена и направлена предшествующим образованием, игравшим роль селектора и цензора, то сегодня пресса активно использует комиксы, а видеотехника дает готовые и почти не требующие самостоятельной интерпретации образы, кажущиеся самой действительностью.

Краткое перечисление основных особенностей современных средств коммуникации и мультимедиа раскрывает их возможные оценки, способы интерпретации и использования. Так, уже изобретение радио породило теории, согласно которым электронные средства связи делают информацию более широкой и доступной. Без больших затрат, связанных с книгоизданием, оперативно и эффективно радиосообщения мгновенно доходят до каждого и вызывают нужный эффект. Общедоступность масс-медиа порождает демократичность и свободу. Сегодня информация выдается не как лекарство в аптеке по распоряжению правительства. Она общедоступна, и любой неленивый человек может знать все, что захочет. Конечно, остается проблема политических, военных, коммерческих тайн, но в принципе даже она не может считаться аргументом против того, что именно благодаря средствам массовой коммуникации мечты о равенстве и демократии значительно продвинулись вперед.

Неудивительно, что некоторые теоретики вроде канадского философа Маршалла Маклюэна (1911–1980) считают старые теории и практики освобождения, прежде всего марксистко-ленинскую стратегию революции, устаревшими. Сегодня борьба должна вестись не за распоряжение средствами производства, а за распоряжение и контроль над средствами массовой коммуникации. Свободная общественность должна их контролировать, а для этого необходима приватизация, изымающая масс-медиа из-под власти государства. В условиях множества владельцев и рыночных отношений выигрывает потребитель. Конкуренция порождает многообразие символического товара и возможность выбора. Имеющий выбор потребитель осуществляет свободу тем, что предпочитает одни газеты или телепрограммы другим.

Подобная оптимистическая точка зрения не дает возможности достаточно внимательно и обстоятельно проанализировать негативные тенденции масс-медиа. Они не могут быть исправлены иллюзиями и благими пожеланиями, а требуют деятельного участия людей в контроле за использованием средств массовой коммуникации. Если обратить внимание не на содержание, а на форму, то окажется, что и печатные, и электронные средства коммуникации не только не обеспечивают демократизации и эмансипации общества, но окончательно закабаляют его. И дело не в том, что именно сообщают газеты, журналы и телепередачи, ведь на содержании сосредоточивают свое внимание критики. Они требуют исправить и улучшить его, например, запретить описывать убийства, насилие и т.п. С изменением содержания передач связывают свои надежды революционные интеллектуалы, которые думают, что если они смогут высказываться в прессе или готовить телепередачи, то сделают людей более гуманными и демократичными. Дело, повторим, не в этом. Пресса как форма власти – это не содержание, а форма. Она может быть охарактеризована как полупроводниковая коммуникация, которая направлена только в одну сторону. Никто не ждет ответа: заметка, репортаж – это вовсе не диалог равных; здесь нет со-ответ-ствия. Даже тогда, когда диктор просит присылать письма или анализирует уже полученную корреспонденцию, здесь нет никакой демократии и тем более нравственного признания "Другого", что требуется для подлинной коммуникации.

Как революционный способ освобождения от тотальной власти массмедиа современный французский философ Жан Бодрийяр рассматривает надписи на стенах и плакаты. Это напоминает точку зрения русского философа Михаила Бахтина (1895–1975), который продумывал возможности борьбы с идеологией и сначала надеялся на роман, где познавательная, этическая и эстетическая коммуникация выступают как взаимосвязанные.

Однако по мере исследования слова в романе он все больше убеждался в идеологической ангажированности литературы и видел в качестве радикального средства эмансипации анекдот. Но, если разобраться, редукция жизни к архаике вероятнее всего привела бы к более примитивным и брутальным формам репрессивности: нигде, как в анекдоте и народной шутке, не содержится так много обидного и грубого.

Реальным, практически осуществимым способом эмансипации по-прежнему остается попытка совершенствования политики коммуникации. Эта политика, если мы не хотим всплеска военно-революционного насилия или терроризма, по-прежнему может строиться только на компромиссе и соединении разнородного, на уравнивании и выравнивании резких различий. Попытка достижения национального или мирового единства на фундаменталистской основе, даже если окажется насильственно осуществленной, приведет к гораздо худшим последствиям, чем думают. Наиболее разумным выходом, как и во все времена, остается искусство компромисса, т.е. усилия, направленные на реализацию основного принципа коммуникации: взаимное признание "Другого". Этот выход не должен остаться неким моральным идеалом, а воплотиться в технических и ментальных структурах коммуникации.

Масс-медиа станут средствами освобождения людей и демократизации жизни лишь в результате совокупных усилий ученых, художников, философов, политиков и общественности. Усилий, направленных на совершенствование как формы, так и содержания, как политики, так и теории масс-медиа.

► В политике – это меры, направленные на приватизацию и контроль общественности за содержанием и формой передач.

► В педагогике и критике – поиски новых форм эффективного образования и совершенствования слушателей.

► В философии – анализ коммуникативных стратегий, обеспечивающих взаимодействие разнородных дискурсов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >