Полная версия

Главная arrow Менеджмент arrow ГОСУДАРСТВЕННОЕ АНТИКРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Субъекты глобального управления

Традиционно основными субъектами, ответственными за состояние дел в международных отношениях, были государственные территориальные образования. Дегерриториализация политического авторитета в XXI в. привела и к расширению субъектного состава управления международными отношениями. Сформировалась распределенная система глобального управления, в котором государство стало лишь одним из ее элементов.

Субъектность глобального управления множественная. Она осуществляется как официальными, гак и неформальными международными структурами. Полноправными субъектами управления мирового масштаба стали ООН, ВТО, МВФ, ОЭСР, Всемирный банк. Свою глобальную роль играют транснациональные корпорации. Создаются такие структуры либо по инициативе мирового сообщества на уровне ООН и других общемировых политических центров, либо региональными и межрегиональными международными объединениями при ведущей роли государств-лидеров. В структуре субъекта глобального управления ведущее место принадлежит ООН с ее Советом Безопасности. Соответствующим статусом обладают многие клубные структуры со статусными полномочиями международного мегарегулирования. Такие, например, как G7/G8 и G20, межрегиональные организации глобального масштаба Совет экономической безопасности / Экономический и социальный совет ООН, Генеральное соглашение по тарифам и торговле / ВТО, Международная организация труда, Всемирная организация здравоохранения, МВФ, Всемирный банк. Весьма влиятельны альянсы типа АТЭС, АСЕАН, БРИКС, НАТО, Транстихоокеанское партнерство, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство. Весомое место занимают такие региональные структуры, как ЕС, ЕврАзЭС, Лига арабских государств, Африканский союз, различного рода негосударственные акторы в форме транснациональных объединений и движений. Немаловажную роль играют глобальные СМИ, прежде всего радиостанции типа «Свобода» и «Голос Америки», телерадиовещательной организации типа Би-би-си (ВВС), новостной сети Си-эн-эн (CNN).

Заметна роль и других, чаще всего глубоко скрытых от широкой общественности форм международного элитного общения — масонских лож, бильдербергских клубов, мальтийских орденов, религиозных братств, фондов содействия, международных неправительственных организаций. Это они анализируют и распространяют информацию о международных и внутринациональных проблемах; лоббируют принятие нужных решений, побуждают правительства к заключению тех или иных межгосударственных соглашений; проводят рейтинговый анализ деятельности правительственных и межгосударственных структур, политических деятелей и лидеров общественного мнения; мобилизуют общественность на определенные политические акции.

Роль государств в глобальном управлении также претерпевает изменения. На современные вызовы разные государства ответили но-разному. Новое положение в мировой политике вынудило их к нему тем или иным образом адаптироваться. Не все государства приняли новый порядок вещей, некоторые не смогли адаптироваться, некоторые постарались сохранить свое прежнее место в системе международных отношений. Они до сих пор воспринимают мировую систему по-старому: в центре находится территориальное государство и международное право, основанное на свободной воле государств. С их точки зрения, формирование новой системы глобального управления — эго не естественный процесс, а результат целенаправленной, чаще всего деструктивной политики нескольких сильных государств. Поэтому необходимо не адаптироваться к новой системе, а противостоять ей, развивая альтернативные варианты типа Таможенного союза, БРИКС, ЕврАзЭС, ШОС.

Западные государства, которые якобы являются авторами системы глобального управления, ответили на вызов этой системы существенными государственными реформами. Важной инновацией в ходе таких реформ стало появление так называемого регулятивного государства. Регулятивное государство выступает катализатором и регулятором производства общественных благ. Оно отвечает за регулирование («руление»), а производство («греблю») перепоручает негосударственным акторам. Кейнсианское государство, напротив, самостоятельно занималось производством благ.

Между кейнсианской и регулятивной фазами трансформации государства был еще неолиберальный период, когда государство стремилось быть маленьким по размеру институционально и весьма эффективно функционально. Эта фаза в развитии западной государственности известна как этап перехода к новому государственному менеджменту. Со временем модель регулятивного государственного управления постепенно стала выходить на глобальный уровень. При этом государства начинают играть в ней новую, довольно интересную роль. В академической литературе она известна как модель «метауправления», т.е. управления управлением, своего рода управления в квадрате.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>