Полная версия

Главная arrow Менеджмент arrow ГОСУДАРСТВЕННОЕ АНТИКРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Государственное антикризисное управление-2016: на пути к новой модели устойчивого социально-экономического развития

Современный мир, как на глобальном уровне, так и на региональнолокальном и национальном отличается не только высоким уровнем социальной динамики и международной конкуренции, но и немалым количеством точек бифуркации1. Везде, во всем и в каждой точке по-своему проявляются разновекторность, неравновесность, неравномерность и даже турбулентность развития с ее многочисленными рисками, дисфункциями и противоречиями. А значит, угрозами, неопределенностями и уязвимостями, не учитывать которые — непозволительная роскошь, ведущая лишь к одному — новой «глобальной смуте»[1] [2].

В режиме глобализации (диффузии определенных ценностей и образцов во всемирном масштабе) с разной степенью успешности решается множество жизненно важных проблем формирования новой среды обитания, требующих общих усилий всего мирового сообщества. Отличаются такие проблемы общемировой масштабностью, комплексностью и всеобщностью. Это проблемы войны и мира, национальной и международной безопасности, демилитаризации международных отношений, катастрофического социально-экономического неравенства между странами и народами, экологии, глобального рынка, неграмотности, бедности и нищеты, демографических провалов, энергетических источников. Естественно, что в основе проблем такого масштаба и жизненной значимости лежат противоречия, затрагивающие сущностные основы современной цивилизации, ее выживания и дальнейшего развития. Решить такие проблемы спешными решениями и простым способом заимствования западных ценностей невозможно.

Процессы глобализации обусловлены множеством объективных причин, абстрагироваться от которых в государственном управлении никак нельзя. В их числе:

  • • научно-технический и технологический прогресс, широкомасштабное внедрение его достижений в экономику, производство, культуру и повседневный быт;
  • • новые качественные характеристики и тенденции развития мировой экономики, быстро трансформирующиеся транспортно-логистические коридоры, ресурсная и технологическая взаимозависимость государств, господство транснациональных компаний, «кока-колонизация» мирового экономического пространства;
  • • глобализация финансовых рынков, «разбухание» финансовых институтов, формирование транснациональных никому не подотчетных финансовых структур, надувающих «мыльные пузыри» и делающих деньги буквально «из воздуха»;
  • • либерализация мировой торговли, усиливающаяся мобильность участников рынка, широкомасштабные передвижения товаров, услуг, труда и капитала;
  • • быстро меняющийся стиль межгосударственного взаимодействия, регулирование международных отношений на основе многосторонних соглашений, заключаемых далеко не всегда на добровольной основе;
  • • «разгосударствление» международных отношений, изменение статуса и роли суверенных государств, усиливающееся ограничение их самостоятельности. Если раньше национальные государства могли действовать относительно самостоятельно, то сейчас под влиянием процессов глобализации и открытости границ их действия тесно увязываются с действиями других государств и рекомендациями международных регуляторов;
  • • единое информационное пространство, быстрое развитие информационных сетей, интеллектуальных и транспортных коммуникаций.

Последствия глобализации носят как позитивный, так и негативный характер. Нельзя не замечать, например, с какой скоростью распространяются техническо-технологические новшества, как растет уровень и культура жизни людей на одних континентах и усиливается упадок — на других, с каким интересом воспринимаются ценности потребительского общества и новые управленческие технологии в одних условиях и с каким раздражением потребительский образ жизни воспринимается в других условиях, особенно в условиях затяжного изнуряющего кризиса.

Немало негативного глобализация порождает и в системе государственного управления:

  • • усиливающееся господство глобального финансового капитала. Овладев экономической сферой, финансовый капитал выходит за пределы национальных границ, начинает играть ведущую контрольную роль даже в политической сфере. Сращивание политики, информации и монетаризма — мощное и крайне опасное следствие глобализации. В таких условиях ведущей силой становится не человек и даже не государство, а власть денег и бюрократии, власть крупных международных организаций. Отсюда немало бед, в том числе — возобновляющаяся гонка вооружений, усугубляющиеся финансово-экономические и энергетические кризисы, социальная поляризация, природные катаклизмы и усиливающаяся опасность для окружающей среды;
  • • с одной стороны, огромные международные потоки коротких и долгосрочных капиталовложений, превращающиеся в инструмент биржевых спекуляций и «выгодного» размещения ценных бумаг, интернет-торговля, кредитный доступ к товарам и услугам, возрастающая интенсивность международного общения, а с другой — запредельное социальное неравенство, политическая поляризация, массовая миграция, «perverse connection» — изоляция целых стран, народов и регионов;
  • • офиюризация, перенос налоговой нагрузки в страны с наименьшими налоговыми обременениями, перебазирование производства в более «выгодные регионы» с низкими налогами, дешевой рабочей силой и доступными источниками сырья, отказ (на «законных», конечно, основаниях) от решения социальных проблем своего государства;
  • • при определенных условиях глобализация легко расшатывает, а то и вовсе разрушает правовые основы межгосударственных отношений, «превращается в западню для демократии». Растущим доверием начинает пользоваться внесистемная оппозиция, популисты и разного толка радикалы1, масса людей вливается в теневую экономику и нелегальные организации, все более жесткой становится практика санкций и внешнего принуждения, создают преступные неформальные государства типа исламского государства;
  • • научно-технический прогресс, информационные технологии и транснациональные корпорации (ТНК) в условиях глобальной концентрации и централизации капитала становятся мотором глобализации и глобальными проводниками интересов крупного капитала и лидирующих государств, определяющим фактором социально-экономического, культурного и политического развития современного общества. Что, кстати, вовсе не отрицает разрушение национальных экономик, неравномерность распределения выгод и, как следствие, социальное обнищание;
  • • сужение пределов демократии, «ползучий авторитаризм». Реальностью становится, по формуле Р. Дарендорф, «политика быстрого износа». Национальные государства в таких условиях утрачивают значительную часть своего суверенитета, теряют возможность полноценного управляющего воздействия на общественные процессы. Из политики уходит подлинная дискуссия равноправных партнеров. За пределами конструктивного политического взаимодействия остается терпеливое проведение в жизнь общепризнанных целей, падает роль парламентского контроля при явном расширении полномочий правительственных структур. До сих пор, кстати, не существует какого-либо юридически оформленного канала, по которому «голос народа достигал бы лиц, принимающих решения» наднационального уровня[3] [4];
  • • киберпространство, информационные сети и информационные технологии становятся нс только фактором межгосударственного консенсуса и стратегического планирования, не только ведущим средством развития ГГ-образования, телекультуры, телемедицины и интернет-общения, но и глобального контроля, сдерживания и идеологического манипулирования. Нередко превращаются они в канал противоправной мобилизации «оранжевых революций», мобилизации наемников и регулирования нелегальной миграции, информационного и организационного обеспечения наркотрафиков и контрабанды, т.е. превращаются в мощный инструмент «войны без правил» и «всех против всех», в стратегию маргинализации слабых стран и народов;
  • • огромные, часто неуправляемые потоки беженцев и трудовой миграции, расширение границ потребительского и культурно-развлекательного туризма, рост масштабов перетекания интеллектуального капитала, что представляет немалую угрозу целостности культур, национальным традициям, веками сформированным ценностям;
  • • возникают новые формы насилия. Быстрыми темпами растет трансграничная преступность. Активизируются национализм. Все более частыми становятся фашистские проявления, экстремистская преступность. У людей возникает ощущение бессилия перед угрозами глобальных вызовов, складывается впечатление, что не они влияют на судьбы своей страны, что все находится под контролем МВФ, Всемирного банка, ВТО и других центров мирового влияния. Политики же в основном заняты «тушением пожаров», решением сиюминутных проблем, «разруливанием», как говорится, возникающих в данный момент конфликтов. На осмысление глобальных процессов и стратегию управления не остается ни сил, ни времени, а нередко, и желания.

И это еще не все. Народам и государствам еще предстоит «научиться жить в глобальном мире»1 и помнить, что как только начинают проявляться признаки кризиса, глобальный мир начинает как бы «сжиматься», немало стран оказывается на пороге суверенного дефолта. Капитал перестает перетекать в менее развитые страны, инвесторы изымают деньги из рискованных предприятий, лопаются финансовые пузыри, банки ужесточают условия представления кредитов. Активизируется практика санкций, усиливается агрессивность мировых военно-политических центров. Реальностью становится стремление западной, прежде всего североамериканской, элиты к мировому господству со своим стремлением «подогнать всех под один шаблон». Что в принципе противоречит либеральной идеологии глобализации. Повсеместно нарастает нестабильность, начинает усиливаться сопротивление, активизируется движение антиглобалистов, т.е. все то, что кратко можно охарактеризовать как «кризис лидерства».

В таких условиях, а тем более в обстановке санкционных ограничений, эффективно реализовывать антикризисные программы крайне непросто. Ведь в современном мире ни одна страна не может позволить себе «роскошь» «железного занавеса». Наоборот, по возможности должна как [5]

можно строже следовать курсом глобализации, определяя свои приоритеты, правильно расставив акценты, активнее подключаясь к политическим, экономическим и социокультурным процессам планетарного характера, как можно плотнее интегрироваться в глобальные производственные, торговые и финансовые сети. А значит, становиться более активным членом всех значимых наднациональных организаций — субъектов глобального управления; создавать благоприятные условия для иностранных инвестиций; сдерживать амбиции спекулятивного капитала; формировать систему профессиональной подготовки кадров «новой культуры управления»; самое серьезное внимание уделять гармонизации права и приведения норм национального законодательства в соответствие с принципами и нормами международного права.

Иначе нейтрализовать негативы глобализации (милитаризация экономик, обнищание огромных масс населения, экономические провалы, ксенофобия, межрелигиозная ненависть, межцивилизационная нетерпимость), снять конфликты и добиться нужного межгосударственного согласия практически невозможно. Даже с использованием силовых технологий принуждения. Проблемы в условиях глобализации могут и должны решаться в трехмерном пространстве органического единства конструктивной политики, международного права и общепринятых моральных принципов. Не с помощью санкций, пропагандистских провокаций и военных действий, а путем диалога и гармонизации интересов, переговоров и консультаций, сдержанности и уважения прав всех сторон. И лишь в случае крайней необходимости — с использованием средств легитимного санкци- онного воздействия. Нс ущемляя при этом свое национальное достоинство, государственный суверенитет и способность проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю антикризисную политику. Здесь неуместны всякого рода оправдания, замалчивания и сглаживания острых углов, стремление кому-то угодить. Особенно на таких направлениях, как повышение качества деловой среды, оздоровление инвестиционного климата и переориентации инвестиций в те отрасли, которые в наибольшей степени способствуют росту ВВП, совершенствование налогового регулирования, регулирование денежной массы, деофшоризация и стимулирование западных инвестиций, снижение таможенных пошлин, поддержка несырьевого экспорта, активизация импортозамещения по всему периметру производственных отношений.

Свою результативность на этом направлении антисанкционной стратегии демонстрирует правительственная комиссия по импортозамещению и Фонд развития промышленности с его Центром обратного инжиниринга. Объем финансирования импортозамещения — важнейшего направления антисанкционной политики — в 2015 г. в общем денежном выражении составил 146 млрд руб. (из государственного бюджета — 53,5 млрд, Фонд развития промышленности — 20 млрд, частный капитал и лизинговые схемы — 73 млрд). Результат: за год в стране запущено 80 инвестиционных импортозамещающих проектов1. В 2016 г. бюджетная политика импорто- [6]

замещения не только сохранит свои объемы, но и, по планам Правительства РФ, будет нарастать. Планы имнортозамещения по-прежнему будут в центре внимания государства и постоянно актуализироваться. Перспектива — реализации минимум 430 новых импортозамещающих проектов. Главное, чтобы был обеспечен спрос на новую отечественную продукцию.

Предмет особого внимания — повышение качества государственного управления. В условиях кризиса — это предмет особого внимания. Прежде всего, в части демонополизации рынка, повышения качества управления государственным имуществом, развития государственной контрактной системы, совершенствования деятельности государственных компаний и компаний с государственным участием.

Кризис заставляет решительнее отказываться от устаревших методов управляющего действия — командно-номенклатурных технологий принятия кадровых решений, отживших свой век методик контроля и форм стимулирования аппаратной деятельности, бюрократических технологий межведомственного взаимодействия, безответственности и круговой поруки, формализма контроля, практики принятия управленческих решений исключительно сверху и бюрократического навязывания их обществу.

Антикризисная программа «План действий Правительства Российской Федерации по обеспечению стабильного социально-экономического развития Российской Федерации в 2016 году»1 исходит из того, что в условиях нынешнего кризиса конкуренция (как на национальном, так и на международном уровне) становится все более жесткой. Кризисные последствия становятся все более трудно предсказуемыми и трудноразрешимыми. Многие страны, регионы и транснациональные компании оказались в крайне трудной ситуации, а то и вовсе на грани выживания. Ясно и то, что механический возврат к докризисной модели развития тоже невозможен. Необходимы новые направления и новые параметры социально-экономического роста, новые сценарные условия мобилизации имеющихся ресурсов. Нужна, как говорит А. Улюкаев, «сложная и умная экономическая политика»[7] [8]. Приоритетные направления: структурные реформы; импор- тозамещение и наращивание несырьевой составляющей отечественного экспорта; оздоровление деловой среды; активизация частного капитала; оптимизация бюджетной политики и сбалансированность межбюджетных отношений; кадровое обновление и повышение качества государственного управления; гибкая защита социальной сферы.

Сценарии перспектив антикризисного продвижения вперед: базовый, консервативный (плохой) и целевой (хороший). Варианты отличаются оценками основных макроэкономических показателей. Имеются в виду цены на нефть, показатели роста ВВП, роста потребления, среднегодовой инфляции, баланс консолидированного бюджета. В расчет берутся также прогнозы по курсу рубля, инвестициям, темпам роста промышленности и сельского хозяйства. Учитывается и то, что условия для российской эко2016 г.

номики остаются сложными: санкции, ограничения в доступе к иностранному капиталу и технологиям, ухудшение условий внешних заимствований, крайне нестабильное положение на рынке углеводородов.

Варианты развития российской экономики можно смоделировать следующим образом (табл. 9.1).

Таблица 9.1

Возможные варианты развития национальной экономики1

Показатель

Базовый

сценарий

Консервативный

сценарий

Целевой

сценарий

2016

2017

2016

2017

2016

2017

Цена на нефть, долл, за баррель

37-40

48-51

25-30

40

50-53

57-60

Рост ВВП, %

-1.9

1,1-1,2

-2,5

0,5

-0,7

0,8-1,7

Рост потребления, %

-2,5

0,1

-3,6

-1,0

-1,2

0,8

Баланс консолидированного бюджета, % ВВП

-4,6

-2,3

-5,6

-3,6

-3,9

-0,9

Среднегодовая инфляция, %

6,5-7,6

4,8

8,5

6,0

7,0

4,0-4,5

На 2016 год прогноз по базовому варианту предполагает, что цена на нефть будет находиться в пределах 37—40 долл, за баррель нефти марки «Юралс». Немало аналитиков более оптимистично смотрят на ситуацию. На 2017 год и последующий период нефтяная кривая, по их мнению, достигнет уровня 60 долл. ВВП выйдет из отрицательной зоны и в период 2017—2019 гг. покажет небольшой рост — примерно 1,2%. Затем с высокой долей уверенности можно ожидать восстановления основных факторов экономического роста, в том числе по показателю потребительского спроса. Экспорт предположительно вырастет на 0,8%, реальная заработная плата — на 1,2%. Инвестиции возобновят рост и к 2019 г. достигнут 3,3%. Инфляция начнет снижаться и к 2016 г. упадет до 7,6—6,5%, а начиная с 2017 г. начнет круто снижаться и к концу года ее планка станет ниже 5%.

Оздоровлению ситуации будет способствовать также стратегия импор- тозамещения, политика замораживания потребительских цен, сдерживания тарифов естественных монополий по методу «инфляция минус», более осторожное использование Банком России — государственным мегарегулятором денежно-валютных отношений — такого инструмента, как ключевая ставка рефинансирования.

В целом же управление государственного уровня должно исходить из того закономерного факта, что в условиях кризисных провалов инфляционные процессы, как правило, резко нарастают и соответствующим образом (причем не немедленно, а с отложенными во времени последствиями) воздействуют на социально-экономическую динамику, создают для государства немало дополнительных рисков. Для большей наглядно- [9]

сти составим по данным Росстата график изменений уровня инфляции в России (рис. 9.1 )1.

Изменение уровня инфляции в России в 2007—2017 гг

Рис. 9.1. Изменение уровня инфляции в России в 2007—2017 гг.

Как видим, в кризисные (2007—2008 и 2014—2015) годы уровень инфляции в два раза выше, чем в годы стабильности и экономического роста.

Еще более высокий рост предполагается при переходе к целевому {хорошему) варианту прогноза (цена нефти — до 60 и более долларов за баррель). Но он возможен лишь в условиях реализации активной инвестиционной политики, предусматривающей серьезное продвижение по следующим трем направлениям: укрепление инвестиционного ресурса через активную политику по тарифам естественных монополий; проведение тщательного аудита и контроля издержек; приведение роста номинальной заработной платы в соответствии с темпами роста производительности труда. А далее — меньший отток капитала и более быстрый переход к инвестиционному росту. Рост инвестиций к концу рассматриваемого периода достигнет, если удастся реализовать такой сценарий, 7% в год и кумулятивно со временем превысит 15%. На этой основе рост ВВП может достичь 0,8-1,7%.

На случай пессимистичного развития (25 долл, за баррель) предусматриваются более решительные антикризисные меры — диверсификация экономики, повышение эффективности бюджетной политики, ужесточение финансовой дисциплины, повышение качества управления государственной собственностью, более высокие темпы замещения импорта, более масштабная помощь малым и средним предприятиям.

За всем этим — создание максимально возможных благоприятных условий для выхода страны на новую траекторию экономического роста. Цель [10]

тоже известна: страна в итоге должна войти в двадцатку государств с наиболее благоприятной для предпринимательской деятельности экономикой[11]. Главный же приоритет — сохранение и приумножение достигнутого социального благосостояния, безусловное выполнение всех обязательств перед обществом.

План Правительства РФ интегрирует в единое целое как меры конкретного антикризисного действия, так и все составляющие механизма государственного управления: предвидение, мониторинг, аудит возможных социально-экономических спадов и возникновения рисков. В Плане просчитаны и соответствующим образом прописаны стоимостные и временные компоненты, предусмотрены меры по нейтрализации негативных последствий кризисного развития и возможности более рационального использования достигнутых результатов для формирования режима устойчивого развития. При этом учитываются перспективы сохранения сложившейся мировой конъюнктуры с ее высокой нестабильностью мировых цен на сырье и энергоносители, резкими колебаниями валютных курсов и усиливающимися санкционными ограничениями. Не забыты также уроки реализации аналогичных антикризисных планов недавнего прошлого. Учитываются и базовые требования «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» [12].

План состоит из двух блоков (оперативных мероприятий и мер среднесрочного действия) и четырех ключевых направлений. На протяжении года предусматривается реализация крупномасштабных мер по диверсификации экономики, активизации структурных изменений и преодолению структурных перекосов, оптимизации бюджетных расходов и развитию системы бюджетного федерализма, стимулированию конкуренции, смягчению последствий роста цен на социально значимые товары и услуги, повышению роли институтов гражданского общества. Плюс к этому — меры по активизации торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества по линии целого ряда международных организаций.

Горизонт планирования — один год. Общий объем финансирования - 880 млрд руб. В том числе 185 млрд руб. предполагается обеспечить за счет антикризисного фонда и 130 млрд руб. мобилизовать из президентского резерва, сформированного из средств замороженных пенсионных накоплений. Ряд позиций с финансированием в объеме 190 млрд руб. предполагается закрыть в оперативном порядке в процессе исполнения бюджета по итогам работы за первое полугодие[13]. Непременно будут задействованы средства Резервного фонда. Не исключены внутренние и внешние заимствования и поступления от приватизации. При этом нельзя не учитывать, что поступления в бюджет в текущем году почти на 15% ниже прошлогодних, в том числе по линии продаж сильно подешевевшего «черного золота» и газа — почти наполовину и из средств в форме таможенных сборов - на 22%».

Из средств федерального бюджета на обеспечение сбалансированности и сокращение уровня долговой нагрузки консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации будет ассигновано 310 млрд руб. На поддержку машиностроительной отрасли и закупку для РЖД подвижного состава из ФНБ будет мобилизовано 39,8 млрд руб. Под реализацию про- граммы поддержки автомобильной промышленности и развитие смежных отраслей выделяется 137,7 млрд руб. Под развитие индустриальных технопарков в различных регионах страны — 4,2 млрд руб. Более 16,5 млрд руб. предполагается потратить на поддержку экспорта, малого и среднего бизнеса, лизинга.

Определенные шаги сделаны в направлении поддержки рынка труда, ипотеки и субсидирования процентной ставки по ипотечным кредитам для тех граждан, кто приобретает квартиры в новостройках. Запланировано также формирование так называемого механизма TIF (Tax Increment Financing) — финансирование публичных инвестиционных проектов за счет роста местных налоговых доходов и государственно-частного партнерства.

В перечне реализуемых в настоящее время антикризисных мер:

  • • оздоровление инвестиционного климата, стимулирование национального бизнеса. Основа: льготные налоговые и льготные таможенные режимы, финансовая поддержка импортозамещения, внесение конструктивных поправок в Налоговый кодекс, снижение налоговой нагрузки на реальный сектор экономики, ослабление фискального давления, сокращение количества ревизионно-контрольных проверок, выгодное кредитование;
  • • строгое отношение к принципам и нормам антимонопольного законодательства, активизация рыночной конкуренции;
  • • повышенное внимание отраслям, которые позиционируются в качестве ключевых точек роста, — автомобильная промышленность, строительство, транспорт, сельское хозяйство, сельхозмашиностроение и переработка, возобновляемая электроэнергетика, искусственный интеллект, лесная и рыбохозяйственная отрасли. Основа: программно-целевое планирование и стратегическое управление;
  • • оптимизация банковской системы. Причем не путем зарубежных заимствований и докапитализации из государственного бюджета, как это практиковалось в недавнем прошлом, а путем лишения лицензий ненадежных, проводящих рискованную кредитную политику финансовых организаций (коммерческих банков, страховых компаний, мелких кредитных организаций, коллекторских контор), закрытия проблемных банков, развития национального долгового рынка, выпуска облигаций федерального [14] [15]

займа. Учитываются также позитивные сдвиги, которые обеспечивает гибкая валютная политика Центробанка России, позволившая повысить конкурентоспособность России на международных финансовых рынках;

  • • экономное отношение к государственным ресурсам, сокращение бюджетных расходов (примерно на 1% в год), отмена некоторых налоговых льгот экономическим агентам, перекрытие каналов неэффективных, социально неоправданных, а тем более коррупционно организованных трат, совершенствование работы управленческих структур, призванных выявлять факты личной заинтересованности лиц, которые недобросовестно распоряжаются бюджетными средствами;
  • • прекращение кредитования других стран и зарубежных корпораций при параллельной активизации деятельности в формате зон свободной торговли с важными партнерами России: Вьетнамом, Египтом, Израилем, Китаем, Индией, Сингапуром, Таиландом, Филиппинами. Не менее важная задача — создание стратегического торгово-экономического партнерства со странами ШОС, БРИКС и АСЕАН, учреждение российских торговых домов. Существенным шагом вперед по пути объединения усилий в экономике и безопасности стал состоявшийся в мае 2016 г. в Сочи юбилейный саммит «Россия — АСЕАН» с его идеями создания зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и АСЕАН, формирования партнерства евразийской «пятерки», «десятки» из Юго-Восточной Азии и ШОС, дальнейшего развития «Экономического пояса Шелкового пути». В духе сотрудничества и взаимопомощи Россия на саммите озвучила дорожную карту из 57 проектов, направленных на формирование совместных технологических и инновационных альянсов в сфере разработки углеводородов, электроэнергии, железнодорожного строительства и туризма, борьбы с международным терроризмом и трансграничной преступностью;
  • • осуществление приватизационных мероприятий с применением конвертируемых облигаций. В этом ряду разгосударствление госкомнаний — на торги выставлено 20% акций РЖД, «Аэрофлота», «Совкомфлота», «РусГидро», Банка ВТБ, АЛРОСА, «Роснефти», «Башнефти»; продажа объектов государственной казны с одновременным ужесточением контроля деятельности госкорпораций и естественных монополий; продажа непрофильных активов госкомнаний (недвижимость, земельные участки, объекты незавершенного строительства, социально-бытовой инфраструктуры и ЖКХ). Базис приватизационных мероприятий — государственный интерес, экономическая целесообразность, деловая репутация новых владельцев приватизируемых активов, усиленный государственный контроль, ужесточение наказания руководителей, которые нарушают сроки подготовки предприятий к акционированию;
  • • распространение опыта функционирования особых экономических зон и территорий опережающего социально-экономического развития;
  • • деофшоризация экономических отношений, амнистия находящихся за рубежом активов, запрет компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, пользоваться ресурсами государственной поддержки, включая госгарантии, инвестиционные льготы, доступ к исполнению государственных контрактов и контрактов с государственным участием;
  • • совершенствование федерализма, расширение самостоятельности регионов и создание новой модели развития макрорегионов, поддержка наиболее перспективных региональных проектов, снятие проблемы несбалансированности региональных бюджетов, более строгое исполнение принципов межбюджетных отношений;
  • • стимулирование экспорта несырьевой продукции по максимально возможной номенклатуре высокотехнологичных товаров завершенного цикла отечественного производства;
  • • осуществление дополнительных, более действенных мероприятий антикоррупционной направленности. В том числе в части ужесточения контроля за доходами и расходами служащих государственного аппарата, ограничения зарплат топ-менеджмента и сокращения разрыва между оплатой труда руководителей и подчиненных, между уровнем благосостояния бизнес-элиты и качества жизни основной массы населения. Решается также задача установления прямой зависимости оплаты труда и других поощрений административно-управленческого персонала госкорпораций, госком- паний и хозяйствующих субъектов с долей государственного участия свыше 50% от эффективности работы и прибыльности руководимых ими организаций. Показатели эффективности: рост стоимости акций, внедрение в производство высоких технологий, рост производительности труда, снижение себестоимости продукции и услуг, объемы поставок на мировой рынок;
  • • реализация дополнительных мер контр- и антисапкционной направленности. При этом государство действует в строгом соответствии с ранее избранным курсом: применять к западным странам политику контрсанк- ций до тех пор, пока они не снимут ан гироссийские санкции;
  • • приближение управления к стандартам «нового государственного управления». Основные направления действий: повышение взаимного доверия в треугольнике «государство — бизнес — власть»; дебюрократизация — каждая аппаратная структура должна стать компактной, деятельность эффективной, а по бюджетным затратам — менее дорогостоящей; создание единого механизма администрирования налоговых, таможенных и других фискальных платежей; формирование нового облика системы государственного контроля и надзора путем внедрения технологического и ценового аудита; ужесточение борьбы с коррупцией; овладение эффективными технологиями управляющего действия — госконтракты на основе фиксированной цены и жестких сроков исполнения, дорожные карты, мониторинг качества, более действенные технологии интеллектуальнокадрового обновления аппарата.

Успешность реализации перечисленных мероприятий гарантирует энергетическая и военно-политическая независимость России, ее мощный интеллектуально-научный потенциал, гибкое нормативно-правовое обеспечение антикризисных программ. Плюс решительность и оперативность. Помогает недавно принятое Постановление Правительства РФ от 4 апреля 2016 г. № 266 «О мерах по сокращению дефицита федерального бюджета».

Его задачи: сокращение дефицита федерального бюджета и повышение его эффективности; обеспечение равномерного и гарантированного исполнения бюджетных статей но расходам и своевременному нерераенределению бюджетных ассигнований; ужесточение механизма возврата из федерального бюджета остатков межбюджетных трансфертов; отказ от авансирования государственных закупок готовой продукции массового потребления; предоставление федеральных субсидий исключительно посредством системы «Электронный бюджет».

В ближайшее время запланировано проведение налоговой амнистии незарегистрированных предпринимателей и сокращение «теневой занятости» (по стране не менее 15 млн человек — более 21% общей занятости населения), очередное 10-процентное сокращение численности государственных служащих, а также работников центральных аппаратов и территориальных органов ведомств, которые подчинены правительству и федеральным министерствам. Продолжится укрепление финансово-налогового блока исполнительной власти (Минфин, налоговая система, Казначейство, пенсионное администрирование, таможенная служба, Росграница, Росал- когольрегулирование, Росфиннадзор) в направлении повышения профессионализма и укрепления исполнительской дисциплины, превращения антимонопольной службы в один из ведущих экономический мегарегуляторов рыночных отношений.

Все это, по стратегическим замыслам правительства, должно обеспечить существенные позитивные подвижки: снижение волатильности национального финансово-сырьевого рынка, замедление роста цен на финансовые активы, ослабление инфляционного тренда.

Экспертное сообщество, правда, довольно критически настроено по поводу целесообразности и эффективности многих официальных правительственных антикризисных мероприятий, многие политики и ученые исходят из того, что акцентуацией внимания исключительно на финансовой стороне дела, недостаточностью противодействия спекулятивному капиталу и коррупционной практике искомый результат по выводу страны из кризиса обеспечить практически невозможно.

Скорее, наоборот, можно лишь спровоцировать рост бюджетного дефицита и многомиллиардные доходы биржевого капитала и крупного банковского бизнеса. Надежды на а) девальвационное оздоровление, б) монетарное снижение инфляции, в) усиление инвестиционной активности зарубежного и отечественного капитала, г) крутой рост объемов импорто- замещения, д) усиление потребительского потенциала общества и е) скоротечность кризиса могут оказаться иллюзией. На этом фоне возможно прямо противоположное: наращивание экспорта сырья, сокращение импорта, блокировка модернизации производства, сокращение инвестиций, активизация процессов офшоризации, сокращение розничного товарооборота.

Именно эти проблемы в острой полемической атмосфере обсуждались на заседании президиума Экономического совета при Президенте РФ 25 мая 2016 г. Одну точку зрения по вопросам источников экономического роста отставили аналитики преимущественно консервативной точки зрения Столыпинского клуба во главе с С. Ю. Глазьевым и представители монетаристского либерального крыла во взглядах на управление кризисными процессами во главе с А. Кудриным. Не отрицая сложность ситуации, участники заседания констатировали, что в целом российская экономика стабилизировалась и в принципе адаптировалась к новым вызовам. Но принципиальные разногласия в вопросах денежно-кредитной, валютной, бюджетной и промышленной политики снять так и не удалось. С непониманием был воспринят отказ властей повысить порог фиксированного упрощенного налогообложения индивидуального предпринимательства, нежелание подтверждать государственные гарантии по кредитам, выданным государственными банками, практическую неспособность финансирования всех пунктов правительственного антикризисного плана. Не снимает напряжение также нежелание ЦБ РФ снижать уровень ключевой ставки рефинансирования. Именно в этом многим видятся истоки многих трудностей и неудач.

Итогом обсуждения стало решение о разработке совместными усилиями новой стратегии социально-экономического развития России до 2025 г., в которой особое внимание будет уделено формированию нового облика социальной сферы, активному внедрению технологических новаций, национальной обороны и безопасности.

Аналитики решительного антикризисного мышления убеждают, что страна нуждается в «смене модели экономического роста»1 и в дополнительных конструктивных переменах, начиная с формирования реальной конкурентной среды, реформирования финансово-экономического блока правительства, активизации малого и среднего бизнеса, демократизации общественных отношений, разрушения административных барьеров. Доказывают, что политика перевода нефтедолларов в американские банки и зарубежные ценные бумаги под низкий процент, либерально-покладистое отношение к спекулятивной биржевой и банковской деятельности — это не либерализм и не цивилизованный рынок, а безответственность и безразличное отношение к государственному интересу.

Многие считают, что организующим началом антикризисного управления должен быть некий надправительственный «Комитет эффективности и модернизации» во главе с Президентом РФ, в своей оперативной деятельности опирающийся на специальный федеральный орган долгосрочного стратегического планирования и соответствующие центры мониторингового контроля[16] [17]. Причем контроля не вообще и в целом, а на основе строгих критериев эффективности на каждом уровне, по каждому показателю и в каждом звене управленческой пирамиды.

В качестве стабилизирующих мер, некоторые из которых по праву можно квалифицировать как прорывные, предлагаются:

  • • реформирование государственной валютно-финансовой системы, снижение ключевой ставки рефинансирования до разумного уровня и введение валютного коридора, что должно повернуть денежные потоки в сторону реального сектора экономики и заставить деньги работать на рост производства, стать реальным заслоном для спекулятивной экономики;
  • • национализация естественных монополий и природных ресурсов, установление предельного уровня тарифов для компаний инфраструктурного сектора по газу, электроэнергетике, железнодорожным перевозкам, жилищно-коммунальным услугам, проведение по-настоящему системной государственной ценовой политики с тем, чтобы разрушить систему, при которой производитель лишь «сводит концы с концами», а монополист получает сверхприбыли;
  • • введение в практику обязательной продажи валютной выручки экспортерами и установление предельной величины открытой валютной позиции для банков;
  • • устранение административных барьеров, снижение, с одной стороны, бюрократического пресса и сокращение транспортно-логистических затрат бизнеса и усиление, с другой стороны, спроса с госкорпораций за выполнение поставленных перед ними задач. Особенно с точки зрения пресечения коррупционных злоупотреблений, хозяйственной расточительности и управленческой бесконтрольности;
  • • пересмотр сложившейся практики продажи акций и приватизация эффективных государственных активов (госкорпораций, предприятий, производств), тем более в условиях неблагоприятной кризисной конъюнктуры;
  • • введение прогрессивного налога на сверхдоходы и одновременное повышение ответственности чиновничества за качество налогового администрирования;
  • • переход к индикативному планированию, инвестиционной контрактации, развитию государственно-частного и частно-государственного партнерства;
  • • повышение дисциплины страховой отрасли;
  • • активизация работы по возврату на Родину выехавших на работу в другие страны ученых, специалистов, деятелей культуры и искусства;
  • • введение государственной монополии на производство и реализацию алкогольной продукции и табачных изделий; ужесточение ответственности за производство контрафактной и поставки в страну контрабандной продукции;
  • • снятие дублирования в полномочиях и функциях Администрации Президента и Правительства РФ, отказ от так называемого порученческого стиля управленческой деятельности.

Не говоря о повышении роли судебной системы, парламентского и общественного контроля, создании благоприятных условий для развития сферы фундаментального научного поиска и технико-технологических разработок прорывного уровня, ученые исходят из того, что антикризисное управление — это не «тушение пожаров» и не «латание дыр», а тем более не «имитация бурной деятельности», а государственный интерес, деловитость, рационализм и ответственность.

Не менее важной составляющей антикризисной политики, но понятным причинам, являются контр- и антисанкционные меры в отношении тех стран, которые проводят в отношении России недружественную, а тем более откровенно дискриминационную политику.

  • [1] Точка бифуркации — определенный момент во времени и пространстве развития социальной системы, в который колебания внешних и внутренних факторов развития влекутза собой возможность состояния неустойчивости, неопределенности и повышенного риска;состояние раздвоения, разделения, двойственности.
  • [2] См.: Горбачев М. С. Тревоги глобального мира // Российская газета. 2016. 21 апреля.С. 3.
  • [3] См.: Гленн Дж., Гордон Т. Глобализация и сценарии 2025 года // Глобализация: проблемы, перспективы. Государственная служба за рубежом. Реферативный бюллетеньРАГС. 2002. № 1.С. 170.
  • [4] См.: Dahrendorf R. Can European Democracy Survive Globalization? // The NationalInterest. Fall 2001. P. 17-22.
  • [5] Горбачев М. С. Тревоги глобального мира. С. 3.
  • [6] Заседание комиссии Правительства РФ по импортозамещению в Челябинске.25 апреля 2016 г.
  • [7] Утвержден председателем Правительства РФ 1 марта 2016 г.
  • [8] Стенограмма расширенного заседания коллегии Минэкономразвития России 24 апреля
  • [9] Источник: Всемирный банк. См.: Независимая газета. 2016. 7 апреля. С. 4.
  • [10] Источник: Маркелов Р. Инфляция покидает цену // Российская газета. 2016. 28 апреля.С. 1-3.
  • [11] 2 См.: Медведев Д. А. Выступление на пленарном заседании X Красноярского экономического форума «Россия: карта перемен». 18 февраля 2013 года.
  • [12] Программа утверждена Указом Президента РФ от 1 апреля 1996 г. № 440.
  • [13] В настоящее время ситуация складывается таким образом, что не исключено, что соследующего года Правительство РФ вернется к трехлетнему бюджетному циклу — все зависит от объективных условий социально-экономического развития. Многое зависит от ценына нефть, роста ВВП, инфляции, курса рубля, инвестиционного потенциала экономики,динамики развития промышленности и сельского хозяйства.
  • [14] См.: Башкатова А. Бюджету грозит очередной секвестр // Независимая газета. 2016.
  • [15] мая. С. 1.
  • [16] Шаповалов А. Медленный рост не лучше затяжного кризиса // Российская газета. 2016.8 апреля. С. 2.
  • [17] В рамках предстоящей административной реформы планируется создать специальнуюкомиссию по проведению реформы системы государственного управления во главе с Президентом РФ.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>