Полная версия

Главная arrow Психология arrow Детская психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

6.6. Психоанализ сказок

Расхождение между традиционной педагогикой и психоанализом ярко проявляется в оценке роли сказок. Сказки занимают особое место среди книг, адресованных детям. В отечественной педагогике существовал период резкой критики сказок. Считалось, что сказки отдаляют ребенка от реальности, ничему его не учат, а потому не нужны и даже вредны для детского развития.

Противоположную точку зрения занимают представители психоаналитического направления. По их мнению, ребенок в своем развитии балансирует между стремлением к удовольствию (незамедлительному удовлетворению своих потребностей вне зависимости от особенностей ситуации, в которой он находится) и требованиями реальности (правилами и нормами, принятыми в социальном окружении дошкольника). Очевидно, что чем больше взрослый будет стремиться сделать любой процесс (например, обучение) для ребенка максимально приятным, тем больше будет нарастать стремление получать удовольствие, а не преодолевать сложности, связанные с освоением знаний. Это приводит к тому, что малыш чаще уходит в фантазии, в воображаемые ситуации, в которых он чувствует себя комфортно, и отдаляется от реальной жизни. В этом смысле народные сказки сконструированы не по принципу обретения удовольствия, а соответствуют реальному положению дел в мире: заносчивого, неосторожного колобка съедает хитрая лиса, большой медведь разваливает теремок и т.д.

С психоаналитической точки зрения сказки помогают ребенку обратиться к себе и проливают свет на известную взрослым истину: основная причина, по которой в нашей жизни что-то происходит не так, заключается в нас самих. Человеку свойственно вести себя агрессивно, асоциально или эгоистично, если он испуган или его мучает тревога. И хотя даже дети знают, что не всегда ведут себя хорошо, взрослый старается убедить малыша в том, что все вокруг добры. В результате образ, в котором ребенок представляет сам себя, противоречит тому, что ему говорят родители, и он становится чудовищем в собственных глазах.

В рамках психоанализа психологи и педагоги старались помочь человеку принять свою сложную природу, а не убегать от нее. Именно об этом говорят многие сказки: преодоление трудностей неизбежно, но если герой не струсит и встретит лицом иногда несправедливые трудности, то он преодолеет все преграды и станет победителем. Не случайно многие сказки начинаются с весьма сложных жизненных обстоятельств: смерть матери, старение короля-отца и т.п. Эти мотивы отражают самые глубокие опасения ребенка – потеря близких, смерть – которые в повседневной жизни проявляются в таких "общепринятых" для дошкольников страхах, как темнота, животные и пр. Взрослые часто не знают, как реагировать на эти эмоциональные проявления детей и предпочитают либо не замечать их, либо всячески минимизировать их проявления. В сказке, наоборот, они становятся темой для разговора. Более того, в сказке предлагается и разрешение опасений ребенка. Так, желание жить вечно проявляется в завершении многих сказок – "Они жили долго и счастливо" или "И они стали жить-поживать да добра наживать" и т.д. Такие концовки ни в коей мере не дурачат ребенка – они не говорят о том, что жить можно вечно, но утверждают другое: жизнь с другим человеком может быть настолько эмоционально комфортной, что она заставляет исчезнуть страх смерти.

Как писал Б. Беттельхейм: "Сейчас как никогда детям нужны сказки и их герои, которые в одиночестве познают окружающий мир". Эта фраза не теряет своей актуальности и сегодня. Для ребенка не существует четкой границы и между живыми и неживыми объектами. Ему интересны камни, деревья и животные, он закономерно (в силу своих возрастных особенностей) ожидает от них ответов, а потому обращение героев сказки к природе понятно любому малышу. И в этом нет ничего странного – многие родители сами интуитивно говорят с предметами, чтобы повлиять на поведение ребенка. Так, например, для того, чтобы ребенок съел завтрак, взрослый может сказать: "Посмотри, как загрустила котлетка, наверное, она хочет, чтобы ты ее скушал!"

Сказка близка ребенку и потому, что она не учит и не поучает его. Он сам, сопереживая и идентифицируя себя с героем, проживает все его страдания и трудности и таким образом приходит к пониманию того, что действительно ценно. В отличие от повестей и рассказов, сказки не случайно не имеют прямого отношения к внешнему миру: их задача сориентировать ребенка в собственных переживаниях и размышлениях. Например, в сказке "Три поросенка" повествуется о трех братьях, двое из которых решили жить так, как им хочется – они не тратили много времени на то, чтобы построить свой домик. Третий брат пожертвовал желанием играть, поскольку смог понять жизненную важность надежного укрытия. В результате три поросенка смогли укрыться от злого волка именно в домике третьего брата. Эта сказка позволяет ребенку осмыслить такие приоритеты, как работа и отдых, но при этом решение этой непростой задачи происходит ненавязчиво, в привлекательной, захватывающей форме.

Взрослые, читая сказку ребенку, не всегда понимают все ее детали. При ознакомлении детей со сказкой не нужно менять ее конец или "выбрасывать" нежелательные действия того или иного персонажа, поскольку они обладают важным смыслом. Например, в сказке "Рыбак и Джин" старик трижды забрасывает невод и вылавливает всего лишь бутылку. Он открывает ее, из бутылки появляется Джин, который грозится убить старика. Такое развитие событий противоречит картине мира, которую пытаются построить взрослые: ведь старик освободил Джина (т.е. сделал хорошее дело), и тот должен быть ему благодарен. Джин говорит о том, что, просидев в бутылке 100 лет, хочет озолотить того, кто освободит его; он желает открыть освободителю все сокровища земли, но прошло еще 400 лет, и никто не пришел к нему на помощь. Тогда Джин поклялся исполнить три любых желания того, кто вызволит его. И вновь ожидания Джина растянулись на длительные годы. Тогда он решил убить любого, кто откупорит бутылку.

Смысл этой сказки понятен не каждому взрослому, но с точки зрения психоанализа чувства Джина соответствуют тому, как чувствует себя маленький ребенок, когда его покидают родные. Долгое время он ждет их появления, представляет, как он будет рад, когда они придут. Но время проходит, ребенок начинает злиться, что никто не возвращается, и представляет картины мести взрослым. Поэтому мысли Джина оказываются вполне реалистичными для ребенка – переход от желания вознаградить к желанию наказать. Проживание ребенком этой ситуации в сказке позволяет ему овладеть своими чувствами. По если взрослый упустит этот момент, то сказка превратится в обычную историю с хорошим концом, η которой злого Джина наказывает простой рыбак.

Если посмотреть на сказку со стороны рыбака, то можно увидеть и еще одно послание: нужно приложить много усилий, чтобы достичь чего-либо, даже если речь идет о том, чтобы вытащить из моря бутылку. Ребенок мал и многие его старания не находят одобрения у взрослых и в его собственных глазах не приводят к ожидаемому результату. Эти сказки говорят о том, что первоначальные неудачи могут привести к долгожданному успеху.

Обратимся к другой сказке, которая достаточно популярна в нашей стране, – сказке про Красную Шапочку. Приведем психоаналитическое понимание того, почему эта сказка так важна для детей. В ней злой волк съедает бабушку, занимает ее место и нападает на Красную Шапочку. Если объективно посмотреть на эту ситуацию, то она кажется абсурдной – ни один волк не может пытаться превратиться в бабушку. Однако если представить себе ребенка, то в его опыте самые близкие люди иногда ведут себя так, что малыш просто не может поверить своим глазам: бабушка, которая была всегда так мила и добра, может стать страшной, обругать или даже наказать его. Что тогда делать малышу? Ребенок не может поверить в то, что бабушка не любит его, и потому он прибегает к следующей хитрости: в те минуты, когда бабушка сердится и ругает его, он представляет себе, что это не бабушка, а страшный Серый Волк. Как повествует нам сказка, в конце бабушка все равно вернется и будет добра к своей внучке. Такие фантазии не редки для детей. Описано множество случаев, когда дошкольники представляли, что в то время, когда взрослые их наказывали, настоящие родители, по их мнению, были похищены злобными пришельцами.

Интересно, что и сами дети нередко видят в себе двух детей: одного послушного, а другого – непослушного. Ребенок может весь день хорошо себя вести, ни разу не замочить постель, а ночью проснуться и закричать: "Кто-то описал мою постель!" Это не значит, что ребенок хочет свалить вину на кого-то другого. Скорее, это говорит о том, что малыш еще слишком мал, чтобы принять свою двойственную природу.

Кроме того, в этой сказке раскрывается сложная структура детского сознания. Красная Шапочка – это сам ребенок, готовый веселиться, доверять миру и делать разные глупости. Серый Волк – изображение того, что будет, если свернуть с "хорошего" пути, указанному близкими взрослыми. А Охотник – образ строго родителя, который спасает ребенка в трудной ситуации и наказывает волка. Важно понимать, что и Красная Шапочка, и Серый Волк – проявления противоречивости детского начала. Вот почему Красная Шапочка предлагает Охотнику набить живот Серого Волка камнями (разумный охотник, скорее всего, просто бы застрелил волка). В сказке показано, что, объединившись со взрослым, ребенок может справиться со своими не всегда хорошими желаниями.

Некоторые родители, замечая, что ребенку понравилась сказка, переходят к чтению других, не менее увлекательных сказок. Однако если малыш говорит, что сказка ему интересна, это означает, что он чувствует в ней что-то важное для себя и хочет услышать ее снова и снова. Поэтому нужно многократно прочитывать вместе с ребенком одну и ту же историю, чтобы он смог ухватить ее суть. Не обязательно ограничиваться лишь чтением сказки – важно дать возможность ребенку отреагировать на услышанное. Сюжет сказки можно разыграть по ролям, нарисовать, изобразить с помощью кукол и игрушек.

Сказка вызывает у ребенка сильное эмоциональное переживание, заставляя работать его воображение. Взрослые ошибочно полагают, что яркие иллюстрации помогают обогатить внутренний мир ребенка, делают его переживание более насыщенным. С точки зрения психоанализа такое мнение неверно, потому что каждый ребенок уникален и сказка помогает ему открыть его собственный внутренний мир, а не мир иллюстратора. Когда малыш слышит о чудовище или принце, он представляет их иначе, чем они нарисованы художником; представляет их в таком виде, чтобы суметь пережить испуг или восторг.

Отметим, что не нужно бояться того, что ребенок слышит слишком много сказок. Дети не живут в сказках, как не живут они и в игре. Все дошкольники прекрасно понимают, что сказочный мир отличается от реального. Даже когда малыш спрашивает взрослого о том, правда ли то, о чем рассказано в сказке, сама сказка дает честный ответ: "В давние-давние времена", "В сказочной стране", "В тридевятом царстве" и т.д. Однако у сказки есть своя правда – она вызывает искренние чувства у ребенка и помогает ему понять их.

Обобщая все вышесказанное, мы можем выразить классическую (ортодоксальную) психоаналитическую позицию в пяти основных принципах.

  • 1. Взрослому надлежит понимать природу инстинктивных желаний и разрешать их проявления.
  • 2. Взрослый должен быть осведомлен о ходе нормального психосексуального развития и тех конфликтах, с которыми ребенок сталкивается на каждой стадии.
  • 3. На каждой стадии развития взрослому следует создавать необходимые возможности для удовлетворения инстинктивных потребностей ребенка. Проявляя общую доброжелательность по отношению к ребенку, нужно помнить о том, что слишком комфортные условия могут способствовать застреванию на той или иной стадии развития.
  • 4. В первые годы жизни ребенка взрослый обязан обеспечить ему нормальное питание и защиту, чтобы слабое Эго выдержало напор социального окружения.
  • 5. Взрослому необходимо создавать условия для того, чтобы ребенок мог накапливать опыт решения проблем. Это нужно для развития репертуара сознательных техник, позволяющих ребенку приспособиться и выполнить все требования окружения.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>