Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СРЕДНИХ ВЕКОВ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Народно-эпическая литература: от «Беовульфа» до исландских саг

«Беовульф» — самая важная поэма из написанных на староанглийском языке, которая на всем своем протяжении отличается величественным тоном и блестящим стилем.

Оксфордский путеводитель по английской литературе

В недрах народного творчества возникли архаические формы эпоса. Они развивались вне контактов с «ученой» латинской традицией, передавались устно, сказителями, сохранились почти исключительно в книжной форме, т.е. в записях, относящихся к VIII—X вв., а также в более поздних обработках и записях IX—XI вв.

«Беовульф»: у истоков английской литературы. Архаический эпос сыграл решающую роль в становлении словесного искусства Англии на раннем этапе. В начале тысячелетия Британские острова были заселены кельтами, пребывавшими на стадии родового строя. В 1 в. они были покорены римлянами. В V в. в условиях распада Римской империи Британские острова были завоеваны германскими племенами англосаксов. Вместе с ним утвердился и англосаксонский язык, на базе которого сформировался английский.

Англосаксы были язычниками, и это получило отзвук в их мифологии. Среди главных божеств был бог войны Вотан, небом и стихиями повелевал Тор. Плодородие, семья, любовь были сферой, подвластной жене Тора Фрейе. Многие поэтические памятники той эпохи сохранились лишь в небольших фрагментах. Их исполнители, как и у других племен народные сказители, назывались у англосаксов скопы. Они были сочинителями. Те же, кто только исполнял, назывались гли- менами.

Самый значительный образец англосаксонского народного творчества — поэма «Беовульф» объемом 3182 строки.

Она дошла до нас в рукописи X в. Ее фрагменты неизменно включаются в хрестоматии по истории английского языка. По-видимому, она была создана неизвестным певцом в пору, когда англосаксы обитали еще на европейском континенте. В поэме есть некоторые христианские мотивы, очевидно, присочиненные неким клириком. Он и записал поэму, однако ее форма связана с дохристианской фольклорной традицией. В «Бсовульфс» рассказано о двух главных событиях в жизни героя, богатыря Беовульфа из племени гаутов. В поэме две части: в первой действие происходит в Дании, во второй — в Швеции. Беовульф — спаситель датского короля Хродгара. В его пиршественную залу, «оленью палату», проникло страшное чудовище, Грендель, погубившее тридцать его воинов. Придя на помощь Хродгару, Беовульф во время следующего набега Гренделя наносит чудовищу смертельную рану, отрубив его огромную лапу. Когда во имя мести за сына является и его мать, Беовульф в жестоком поединке поражает ее заколдованным мечом.

Щедро одаренный Хродгаром, Беовульф возвращается к гаутам, а затем, избранный их вождем, счастливо правит ими почти пятьдесят лет. В старости он совершает свой второй величайший подвиг, одолев огнедышащего дракона, закованного в непроницаемый панцирь. В поединке ему помогает племянник, юный Виглаф. Но при этом Беовульф и сам получает смертельное ранение. Умирая, он успевает еще раз выказать благородство, повелев разделить между гаутами сокровища, захваченные в пещере дракона.

В поэме налицо черты, свойственные архаичному эпосу: неторопливость повествования; «кольцевая» композиция (обе части завершаются описанием похорон); стих строится на аллитерации; используются характерные для фольклора «формулы», среди стилевых приемов — параллелизм и метафоризация языка: например, солнце называется «светочем дня», корабль — «деревом моря».

Кельтский эпос. Оригинальностью и самобытностью отличается культура древних кельтов. Лучше всего она сохранилась на Британских островах, т.е. в Ирландии, Шотландии, Уэльсе. Это были окраинные области тогдашнего кельтского мира, где сохранились черты родоплеменного строя. Хотя христианизация началась там довольно рано, в V в., она не носила жесткого характера по отношению к языческой культуре. У кельтов долгое время сохранялись архаические пережитки, племенные боги, власть вождей и жрецов, тотемизм, парный брак. Древние кельты-мужчины занимались охотой и рыболовством, женщины — хозяйством. Вечерами кельты любили слушать сказания, как правило, прозаические, с небольшими стихотворными вставками, которые были тесно связаны с языческими ритуалами. В них переплетались черты мифологического мышления, фантастики, сказочности с историческими сведениями о быте, нравах, идеалах древних ирландцев.

Слагали эпические сказания народные певцы, образовавшие две корпорации. Это барды, сочинявшие но преимуществу лирические стихи; слово «бард» позднее стало синонимом понятия «поэт, близкий к народной традиции». Это также филиды — предсказатели, знатоки генеалогии знатных родов. Были еще и так называемые друиды, выполнявшие по преимуществу обязанности литературно одаренных жрецов.

Наиболее древний цикл ирландского эпоса — уладский, т.е. связанный с местом обитания древнего племени уладов (нынешний Ольстер). Эпический король ула- дов — Конхобар. Сказания цикла повествуют о вражде короля и его подданных с другими королевствами Ирландии, в частности — с Коннахтом и его королевой Медб. Главный же герой эпического цикла — богатырь Кухулин. Свое имя он получил при следующих обстоятельствах. Мальчик с детства обладал поразительной силой. Однажды родители отправились на пир к кузнецу Кулану, а во дворе на мальчика напала сторожевая собака, которую ребенок убил, метнув ей в пасть огромный камень. Тогда кузнец потребовал, чтобы ребенок отслужил у него некоторое время, выполняя функции сторожевого пса. Отсюда и произошло его имя, означающее: «Ку-Кулайн», т.е. «пес Кулана».

В сказаниях воспроизведены основные эпизоды из жизни Кухулина — его рождение, воспитание, воинское обучение, сватовство, многочисленные подвиги и героическая смерть. Наиболее подробно освещается тема войны между уладами и кон- нахтами в саге «Похищение быка из Куалнге», где перед нами — череда поединков Кухулина с вражескими воителями, в том числе — с его побратимом Фердиадом. Кухулин — герой царско-божественного происхождения, носитель идеалов рода. Этот эпизод воссоздан в пронизанном фольклорными мотивами сказании «Бой Кухулина с Фердиадом». Кухулин должен был защищать свое племя от напавших на него врагов, среди которых находился Фердиад, его побратим, вместе с которым он проходил воинское обучение. Кухулин защищал брод через реку и должен был, как и принято в народных сказаниях, биться в поединке с главным воином врагов, Фердиадом. Несколько дней сражаются они, а с наступлением темноты становятся друзьями и заботятся о лечении ран друг друга. Во время одной из схваток Фср- диад наносит Кухулину жестокий удар. После этого Кухулин прибегает к своему главному оружию, рогатому коиыо, которое он мечет большим пальцем правой ноги, и насмерть поражает Фердиада. После этого Кухулин дает волю своему чувству, но не радости, а искреннему горю, оплакивая погибшего от его руки друга.

Кухулин — подлинно народный воитель: чисто человеческие черты соединяются в нем со сказочными — он даже способен летать по воздуху. Одно из его привлекательных качеств — глубокий патриотизм. Это иллюстрирует сага, посвященная его смерти. Однажды, когда улады были поражены магической болезнью, ему пришлось в одиночку защищать их от врагов. По дороге на поле боя колдуньи угостили его мясом, оказавшимся собачьим, а значит — он откушал своего тезку (ведь он «пес Кулана»). Это, согласно тотемизму, считается смертным грехом. Кухулин обречен. На колеснице он врезается в толпы врагов, его осыпают стрелами, поражают копьями. Раны его, истекающие кровыо, смертельны. Он просит привязать его к скале, чтобы умереть «не лежа, не сидя, но стоя». Его гибель — результат его достоинств: он — «слишком молод, слишком смел и слишком прекрасен».

Скандинавская эпическая поэзия: «Эдда» и исландские саги. Замечательным явлением раннесредневековой литературы явилась поэзия древних скандинавов, населявших северо-западный угол Европы, земли, на которых расположены современные Дания, Швеция, Норвегия, а также Исландия. Это был суровый край, находившийся как бы на отшибе континента. Обитавшие здесь племена не были непосредственно вовлечены в «великое переселение народов», которое предваряло распад Римской Империи. В этом регионе был заторможен процесс феодализации, а христианизация относится к рубежу X—XI вв. Все это способствовало сохранению народно-эпической традиции, связанной с языческой культурой.

С наибольшей полнотой архаические древнескандинавские сказания представлены в рукописном сборнике, составленном в XIII в., но обнаруженном лишь в 1643 г. исландским епископом Свейнссоном. Поскольку Свсйнссон предположил, что найденная им рукопись — источник сочинения знаменитого исландского историка и поэта Снорри Стурлуссона (1179—1241), то сборник получил титул «Младшей Эдды». Это сочинение, написанное в 30-х гг. XIII в. представляло собой своеобразный учебник поэтического искусства.

«Младшая Эдда» отличается от более древней «Старшей Эдды», которая, в свою очередь, членится на песни, мифологические и героические. В мифологических действуют те же общегерманские боги, или асы, что и в «Беовульфе»: Один, громовержец Тор, вооруженный огромным молотом Мьёльниром, Фрейя, а также Локи, носитель злого начала, сеющий раздоры. Открывается «Старшая Эдда» песней «Прорицание Вельве». «Вельве», т.е. прорицательница, колдунья, по приказу верховного бога Одина излагает историю сотворения мира, начиная с самого начала до катастрофического конца, после чего наступает пора всеобщего процветания и счастья. Это мощное эпическое сказание с использованием аллитерационного стиха, открывающегося следующими словами:

Внимайте мне все священные роды, великие с малыми Хейм дал л я дети!

Один, ты хочешь, чтоб я рассказала о прошлом всех сущих, о древнем, что помню.

Интересна история гибели светлого бога Бальдра, изложенная в «Песне о страннике». Сыну Одина Бальдру стали сниться зловещие сны, и чтобы сохранить сына, его мать Фригг взяла со всех предметов клятву, что они не причинят ему ничего дурного. Но при этом она забыла лишь о крошечном растении, веточке омелы. Боги, зная о том, что Бальдр неуязвим, развлекаются, метая в него разные предметы. Тогда бог раздоров Локи вкладывает в руки слепому богу Хеду веточку омелы, который, ничего не ведая, посылает ее в Бальдра и убивает его.

Тот же бог Локи на одном из пиров, вступив в конфликт с другими богами, произносит позорящие этих персонажей речи, обвиняя их во всех смертных грехах, воровстве, супружеских изменах, алчности и т.д. (песня «Словесная распря Локи»). Видимо, оно отражает то время, когда вера в старые мифы уже была поколеблена.

В героических песнях «Эдды» сюжеты восходили к событиям, которые отражали историю континентальных германцев (это судьбы Зигфрида, Атиллы).

Исландские саги. Народный эпос древней Скандинавии включает в себя также прозаические саги, бытовавшие первоначально в устной традиции и записанные в XIII в. Они членятся на «Саги давних времен», «Королевские саги» и «Родовые саги». Основными и наиболее характерными являются родовые саги. Это своеобразные хроники древних родов, где отсутствуют истории одного героя, зато представлены обширные генеалогические ветви. Персонажи же группируются по семейно-родовому признаку. События определяются родовыми распрями и тяжбами. Особо значительна «Сага о Нибелунгах», в многом воспроизводившая мотивы и темы «Старшей Эдды».

Поэзия скальдов. Скальдичсская поэзия сложилась в Норвегии и Исландии в X—XIII вв. Она являет своеобразный переход народной лирики в книжную поэзию. Точная этимология слова «скальд» не ясна. Однако известно, что скальдами называли поэтов и исполнителей собственных произведений, иногда сопровождавшихся музыкальным аккомпанементом. Скальды были обычно викингами, членами дружины знатных лиц, порой богатыми землевладельцами, но в любом случае они были прочно сопряжены с бытом своей общины и двора. Их сфера — лирические стихи, описания событий, свидетелями которых они были. Тематика их сочинений близка к жанрам хвалебной или похоронной песни. Скальды воспевали победы конунгов, скорбели по поводу их гибели, сатирически изобличали в адрес врагов и т.п. Язык скальдической поэзии был красочен и метафоричен, в ней широко использовались «кеннинги» — перефразы на основе определенных правил, синонимические цепочки, иносказания.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>