Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СРЕДНИХ ВЕКОВ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЛИТЕРАТУРА РЫЦАРСКАЯ И ГОРОДСКАЯ: ПРОБЛЕМАТИКА, ЖАНРЫ, ПОЭТИКА

В XII—XIV вв. в Западной Европе, на фоне оформления феодальной иерархии, складывается сословие рыцарей. А оно, в свою очередь, формирует свою идеологию, этические и эстетические идеалы, в сущности особую культуру. Первоначально в создании идеалов рыцаря важную роль играла церковь: ведь он ощущал себя воином-христианином, призванным защищать веру от «неверных». Рыцари были активными участниками крестовых походов, но в конечном счете был сформирован особый светский рыцарский кодекс придворного вежества - куртуазии (франц. courtois - учтивый, вежливый). Одновременно возникают города, в которых складывается своя культура, во многом противоположная рыцарской. Особенно интересны драматургические жанры городской литературы.

Своеобразие куртуазной литературы

Когда в XII столетии иод небом полуденной Франции отозвалась рифма в провансальском наречии, ухо ей обрадовалось: трубадуры стали играть ею, придумывать для нее всевозможные изменения стихов, окружили ее самыми затруднительными формами.

А. С. Пушкин

В рыцарский кодекс, помимо доблестей (храбрость, отвага, преданность сюзерену, желание защищать слабых и сирых), включались «мирные» качества рыцаря. Ему вменялось быть учтивым, щедрым, гостеприимным, в меру образованным, галантным. Влюбленный в прекрасную Даму, он должен был уметь изысканно выражать свои чувства в стихах и песнях. Сфера внимания рыцарской литературы — не только поле боя и единоборства, но и мир переживаний, прежде всего любовных. Если религиозная идеология утверждала аскетизм и греховность чувственной жизни, то рыцарская литература прославляла любовь, хотя и в специфическом куртуазном преломлении, в частности, как источник поэтического вдохновения. Рыцарская литература уделяла большое внимание куртуазному быту, турнирам, интерьерам замков, одежде. Словесное искусство рыцарей представлено широким спектром жанров и форм. Но особенно замечательны лирическая поэзия и рыцарский роман. Из среды рыцарей вышло немало выдающихся поэтов и романистов.

Лирика трубадуров. Очагом лирической поэзии, возникшей во Франции в XI в., был Прованс. В этой южной области Франции жило богатое рыцарство и рано сложилась куртуазная система ценностей. Там процветала поэзия на провансальском языке, которая представлена большой группой поэтов-трубадуров.

Слово «трубадур» пошло от старофранцузского «trobar», в свою очередь образованного от латинского «tropare» — «сочинять тропы», т.е. латинские песни для литургии. Позднее это слово стало включать значение «находить, творить новое, изобретать». В сущности, трубадуры понимали поэтическое творчество как «изобретение» форм, рифм, слов, мелодий.

Многие трубадуры не только сочиняли тексты несен и музыку к ним, но и исполняли свои произведения, пели и играли на виоле, лире и других инструментах. Некоторые, однако, прибегали к услугам жонглеров — профессиональных исполнителей. Музыка, поистине, животворила лирику трубадуров.

До нас дошло около 2500 сочинений и около 350 имен трубадуров. Среди них были люди разных сословий — короли, герцоги, графы, менее знатные дворяне; церковнослужители — от папы до простых монахов; торговцы, ремесленники, пребывавшие при дворах богатых феодалов. Трубадур Гильом IX был герцогом Аквитанским, Джауфре Рюдель владельцем замка, «сеньором Блайи», Мар- кабрюн — простым жонглером, подкидышем, Пейре Карденаль — сыном бедного рыцаря, бродячим клириком, Бернарт де Вентадорн бастардом, сыном служанки и виконта, ставшим аббатом в бенедиктинском монастыре. Были и женщины-трубадуры, знаменитейшая среди которых — графиня де Диа. Содержание их стихов обнимало область придворного быта и поэзия сама была его формой. Песенное исполнение стихов было обязательным атрибутом придворных праздников.

«Люблю, значит, ною»: темы и жанры. В лирике трубадуров поэтизировались возвышенные чувства. Трубадуры первыми ввели любовь в круг важнейших жизненных ценностей. Влюбленный рыцарь по законам «Fin’Amor» — утонченной куртуазной любви — призван обладать целым рядом добродетелей. Но при этом куртуазная любовь предполагала отнюдь не идеальные брачные отношения. Она была обращена к замужней Даме. Любовь была искусством и особым «служением», воспроизводящим в сфере чувств вассально-сеньориальные отношения. Дама неизменно выше влюбленного уже по своему сословному положению. Обычно она — жена сеньора, которому служит рыцарь. Отсюда проистекают все сложности и коллизии, связанные с его чувствами. Достоинства Дамы составляют не только доброта, красота, любезность, мягкость, молодость, но и благородное происхождение. Она — недостижима и непостижима, любовь к ней должна быть укрытой от клеветников и завистников, но известна самому предмету любви. Влюбленный вассал терпеливо ждет от Дамы знаков благосклонности, свидетельствующих о том, что его служение замечено и оценено (например, дарение кольца). Согласно представлениям трубадуров, любовь проявляется в двух ипостасях: «светлая», возвышенная, и «темная», плотская, чувственная. Идеальная любовь, как более высокая, не предполагает близости. Она зиждется на страдании безответно любящего и радости от созерцания Прекрасной Дамы. Горестное переживание становится стимулом куртуазной поэзии, а стремление к утонченности поэтической формы — способом преодоления отчаяния.

Подлинно изысканная любовь включает в себя такие понятия как чувство меры, энтузиазм юности, радостное мироощущение. А оно пробуждается любовью, источником песенного вдохновения. «Я люблю, значит, я пою», — таков пафос трубадурской лирики. Радость связана и с самим любовным переживанием, эротическим и духовным одновременно. Посредством куртуазной любви «человек обретает достоинство и подлинное свое значение», — писал один из известнейших трубадуров Бернарт де Вентадорн (ок. 1140— 1200). Эта мысль одушевляет все богатое песенное наследие трубадуров.

Открытием трубадуров, этих виртуозов стиха, была рифма; она делилась на легкую, простую и трудную; в каждом жанре было определенное количество куплетов и свой способ рифмовки. Лирика трубадуров отличалась жанровым разнообразием. Большинство используемых поэтических форм зиждилось на любовном содержании. Преобладал жанр кансоны - куртуазной песни о совершенной любви. Ее жанровыми разновидностями были альба (рассветная песнь), пастурелъ (пастушеская песнь), девиналь (песня-загадка) и некоторые другие. Но второй по значению жанр после кансоны, сирвента — отнюдь не любовный. Это песнь о злободневных проблемах политики или морали, призывы к войне или к миру, прославление крестовых походов, похвалы покровителям, оплакивание их смерти и т.д.

Среди самых славных имен трубадуров — Бертран де Борн (ок. 1140— 1215), высокоодаренный сочинитель сирвент о «веселых» военных походах, прославлявший бранные подвиги. В некоторых сирвентах он выражал презрение к простому люду, низшим сословиям. Он был воинственный феодал, активный застрельщик междоусобиц и конфликтов. Бертран де Борн поссорил короля Генриха II Плантагенета с его сыном, принцем Джеффри. Тот бежал в лагерь де Борна, где вскоре умер молодым. Король, воевавший с де Борном, захватил его в плен и собирался его повесить, но в последнюю минуту монарх предложил пленнику исполнить какое-нибудь свое сочинение. И тогда де Борн исполнил свой «плач», особый поэтический жанр, посвященный памяти принца и исполненный пронзительной печали по поводу его кончины. И король помиловал де Борна, потому что тот, при всех своих прегрешениях, искренне любил его сына. В «Божественной комедии» Данте Бертран де Борн находится среди персонажей ада, попавших туда за разжигание междоусобиц.

Джауфре Рюдель (ок. 1100 — ок. 1148) воспевал свою «любовь издалека» к принцессе Триполитанской. Это была любовь, которая вспыхнула в трубадуре от рассказов о красоте и благородстве этой Дамы. Обычно произведения разных трубадуров собирались в сборники. Там же помещались и их жизнеописания, в которых соединялись известные факты их жизни с легендами, анекдотами, историями, реконструированными по стихотворениям.

Другая группа поэтов — труверы, жившие на севере Франции не только при королевских дворах, но и при дворах крупных феодалов — в Блуа, Шампани. В отличие от трубадуров, труверы были больше кл и р и ка м и - к н и ж н и ка м и, чем рыцарями-вои- нами. Они появились несколько позже трубадуров — в середине XII в. и были вначале подражателями их манеры, продолжателями традиций провансальской лирики.

Миннезанг. Куртуазная лирика в Германии XII—XIII вв., или «миннезанг» (букв. — любовная песня, термин введен немецкими филологами XVIII в.), сложилась под большим влиянием провансальской поэзии трубадуров. Поэтому большинство жанровых форм немецкого миннезанга совпадает с французскими аналогами. Однако налицо и специфические немецкие жанры: «крестовая песнь» (призыв к крестовому походу), танцевальная песнь, сатирический «шпрух» («меткое изречение»). Хотя жизнеописаний миннезингеров, в отличие от трубадуров, не сохранилось, известно, что большинство из них не занимали высокого общественного положения, были обязаны служить феодальной знати и слагали песни в честь покровителей и их жен.

Крупнейшим же мастером миннезанга был Вальтер дер Фогельвейде (1170—1230). В ранних стихах, следуя за трубадурами, он славил платоническую любовь, пробужденную великосветскими дамами. Но в дальнейшем все в большей мере проявлял оригинальность, ориентируясь на фольклор, традиции народной лирики. Героиней его стихов стала простая крестьянская девушка, прекрасная душой и телом.

Любовь для поэта — дар небес, связующее звено земного и божественного. Как политический лирик он осуждал пагубные для Германии феодальные распри, а также сребролюбие и моральные пороки панства.

Рыцарский роман и его циклы: Кретьен де Труа — классик жанра. Термин «роман» появился в XII в. и означал первоначально стихотворное произведение, написанное не на латыни, а на одном из романских языков. На возникновение этого жанра повлияли разнообразные факторы: эпическая традиция, народные легенды, сказки. Рыцарский роман отличается от эпоса обращенностью не к историческому прошлому, не к вассальному долгу, а к индивидуальной судьбе героя, к его любовным переживаниям. Это — проблемный жанр, отмеченный своеобразным дидактизмом, который утверждает рыцарские идеалы и нормы поведения рыцаря. Выделяют несколько разновидностей рыцарского романа: античный, исторический, авантюрный. При этом, основа сюжета любого романа неизменно определяется понятием «приключения» (авантюры), т.е. судьбоносного жизненного испытания персонажа-рыцаря. На первых порах в рыцарских романах перерабатывались в соответствии с новыми средневековыми, куртуазными вкусами античные сюжеты («Роман об Александре», «Роман об Энее»). Позднее широкое распространение получили романы «бретонского цикла» (прежде всего, бретонские лэ Марии Французской), в основе сюжета которых лежали кельтские сказания о легендарном короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Особое место занимают романы о святом Граале, связанные с артуровским циклом, которые, в свою очередь, образуют отдельную группу, а также восточно-византийские романы, выдвигающие на первый план не рыцарские приключения и подвиги, а перипитии любовной истории молодой пары («Флуар и Бланшефлор», «Окассен и Николет»). Наконец, среди средневековых романов были весьма популярны сюжеты о любви рыцаря Тристана и королевы Изольды Златокудрой, предположительно основанные на легендарно-исторических событиях VI в.

Француза Кретьена де Труа (ок. 1135 — ок. 1185) по праву считают основоположником жанра европейского рыцарского романа. Однако о его личности и жизни известно очень мало. Он начал литературную деятельность с переводов Овидия. Сохранившиеся пять романов Кретьена де Труа относятся к так называемому «артуровскому циклу», т.е. к произведениям, в центре которых приключения рыцарей короля Артура.

Образ этого легендарного короля восходит к исторической фигуре Артори- уса — одного из вождей бриттов (V—VI вв.), защищавших некогда западные области Британии от англосаксов. В народных легендах он представал как идеальный правитель, а его двор — как средоточие совершенного рыцарства, школа куртуазного воспитания и эталон рыцарского братства. Сам король Артур — «первый среди равных». Он, его 12 приближенных рыцарей, а также сотня других храбрецов собираются за Круглым Столом (символом их равенства) и проводят время в дружеских пирах и рассказах о славных деяниях. Пространство Артурова королевства — поэтическое, вымышленное. В нем есть свои города и замки (Камелот, Тинтажель), свои леса (Моруа, Броселианд); в нем действуют (наряду с королями, дамами, рыцарями) сказочные персонажи — великаны и карлики, единороги и волшебники. Приближенные короля — Говен, Ивейн, Кей, Бедивер и др. — бесстрашные герои, влюбленные по всем законам куртуазии.

Легенды о короле Артуре стали основой для многих бретонских романов XII—XIII вв., в том числе и для романов Кретьена де Труа.

В первом романе Кретьена «Эрек и Энида» (ок. 1170) повествуется о рыцаре, который, покорив сердце молодой девицы, женится на ней и в семейном счастье забывает о рыцарской доблести. Супруга же Энида напоминает ему о его долге. Она вызывается отправится вместе с ним на поиски приключений и осуществляет свое намерение. Энида едет впереди Эрека, первой сталкиваясь с опасностями, побуждая его к подвигам. В конце концов, укрепив качества верного мужа и образцового влюбленного, Эрек вновь становится доблестным рыцарем.

К лучшим романам Кретьена де Труа относится «Ивейн, или Рыцарь льва» (1177). Здесь как будто вывернута наизнанку сюжетная коллизия «Эрека и Эниды».

Рыцарь Ивейн, увлекшись подвигами, забывает о своей любви к жене, даме Лодине, равно как и о своем обещании вернуться к ней через год. В гневе Лодина через посланницу служанку требует возвратить ей подаренное мужу кольцо. Лишь после пережитых угрызений совести, любовного безумия рыцаря и его новых, осмысленных подвигов во имя справедливости и любви супруга прощает Ивейна и гармония восстанавливается.

Кретьен де Труа не только воплощает своими романами куртуазную концепцию любви, но порой вступает в диалог с ней. Он не поэтизирует, как трубадуры, супружеский адюльтер, а убеждает в необходимости соединять высокое рыцарское служение и супружеский долг, основанный на взаимной любви. В романе «Ланселот, или Рыцарь телеги» Кретьен де Труа воплощает в образе главного героя образцового куртуазного возлюбленного. Это первое в рыцарской литературе произведение, представляющее Ланселота Озерного как верного возлюбленного королевы Генъевры, супруги короля Артура. В романе предстает юноша-рыцарь, влюбленный в королеву и отправившийся вызволять ее из рук похитителя Мелеагана. Он показан и в собственно рыцарском служении (совершение подвигов), и в любовном. Его Ланселот для многих поколений читателей остался олицетворением идеального куртуазного рыцаря-влюбленного.

Незаконченный роман Кретьена де Труа — «Персеваль, или Повесть о Граале» (1181 — ок. 1191) — обращен к легенде о Святом Граале. Изначально Грааль фигурировал в кельтском фольклоре как некий волшебный предмет, придающий человеку силу и насыщавший его. Позднее он стал ассоциироваться с чашей Тайной вечери, в которую была собрана кровь распятого Христа. У Кретьена де Труа Грааль — священная дароносица, заключающая «тело Христово». В написанной им части романа рассказано, что юноша Персеваль надеется стать рыцарем вопреки сопротивлению матери. По дороге ко двору короля Артура он становится свидетелем таинственной церемонии в замке Грааля и позднее понимает, что это было испытанием его добродетели, которое он нс выдержал. Однако при дворе он становится образцовым куртуазным рыцарем. Вместе с Говеном, племянником короля Артура, узнавшего часть секрета Грааля, Персеваль пускается в путешествие, полное приключений, попадает в волшебный мир, где встречает давно пропавших мать и сестру. В анонимных продолжениях кретьеновского романа Персеваль и Говен вместе ищут Грааль.

Рыцарский роман в Германии и Англии. Нод влиянием Кретьена де Труа в конце XII в. сформировался немецкий рыцарский роман. Вольфрам фон Эшенбах (ок. 1170—1220) развил сюжет о Граале в романе «Парци- фаль», состоящем из 16 книг и включающем до 25 тысяч стихов, создав сложное эпическое произведение о происхождении и духовном становлении рыцаря Парцифаля, о поисках им обладающего волшебной силой священного камня (а не чаши, как у де Труа).

В Англии рыцарский роман появился позднее. В XII в. появились первые переводы-переделки французских романов и лишь в конце XIV в. — значительный анонимный роман в стихах «Сэр Гавейи и зеленый рыцарь». В XV в. в Англии была создана обширная прозаическая книга «Смерть Артура» Томаса Мэлори (1395—1471). Его автор, дворянин, участник событий Столетней войны и войн Алой и Белой Розы, собрал в книге все главные легенды артуровского цикла и придал им стройность и внутреннее единство. «Смерть Артура» стал первым прозаическим романом в английской словесности.

Романы о Тристане и Изольде. На фоне разнообразных сюжетов, освоенных средневековым романом, выделяется один, исключительно популярный и но-своему знаковый. Он присутствует в большой группе произведений: это «Лэ о жимолости» Марии Французской; «Роман о Тристане» Б еру ля; «Роман о Тристане» Тома; «Тристан» Готфрида Страсбургского и т.н. Сюжет этот необычный, драматичный и трогательный: история любви между рыцарем Тристаном и женой его дяди-короля — Изольдой. Его различные варианты были сведены в канонический текст, опубликованный в 1902 г. французским ученым Жаном Бедье. В сюжетных перипетиях этой истории заметны и куртуазные мотивы, и «ходы» коллизии, восходящие к фольклорным, в частности, кельтским источникам.

Рано лишившийся родителей, Тристан, бежав из плена, добирается до Корнуолла, где воспитывается у своего дяди бездетного короля Марка. Он вырастает блестящим рыцарем, оказавшим в ратном деле немало услуг родине. Но однажды, получив ранение отравленным мечом и полагая свою рану неизлечимой, он садится в ладью и плывет но морю наудачу. Он доплывает до Ирландии, где местная королева, искусная во врачевании, исцеляет Тристана. По возвращении на родину Тристан становится предметом зависти придворных, опасающихся, что после смерти Марка престол перейдет к нему. Они требуют, чтобы Марк женился и у него появился наследник. На поиски невесты отправляется Тристан. Между тем, Марк хотел бы взять в жены девушку, которой принадлежит золотой волос, оброненной ласточкой. Ей оказывается дочь королевы Ирландии Изольда Златокудрая. Тристану в дорогу дают «любовный напиток», предназначенный для Марка. Во время плавания на корабле, истомившись от жары, Тристан и Изольда по ошибке его выпивают и отныне будут всегда любить друг друга. И хотя в Корнуолле Изольда становится женой Марка, она и Тристан не могут утолить страсть и тайно встречаются. И их отношения отнюдь не платонические. Они выслежены и приговорены к смертной казни. Но Марк прощает их с условием, что Тристан покинет Корнуолл. Чтобы забыть Изольду, он женится на другой Изольде, Белорукой, прельстившись сходством имен. Но его любовь к Изольде Златовласой не умерла, и он не раз тайно посещает Корнуолл. Однажды в одной из стычек он получает смертельное ранение. Зная, что его может спасти только Изольда, унаследовавшая от матери врачебный талант, Тристан посылает за ней своего друга. При этом он просит: если корабль привезет Изольду, поставить белый парус, если нет — черный. Ревнивая жена Тристана знает об этом. Когда на горизонте появляется корабль, на вопрос мужа, какой на нем парус, она отвечает — черный. На самом деле, парус — белый. В отчаянии Тристан умирает. Появившаяся Изольда расстается с жизнью у тела возлюбленного. Их хоронят в двух могилах, но ветви двух деревьев, на них выросших, сплетаются. И в смерти они — неразлучны!

Согласно сюжету, в горестной судьбе героев повинно любовное зелье. Но в сущности, они во многом жертвы феодального общества. Король Марк, понимая чувства Тристана и Изольды, вынужден подчиняться давлению придворных, требующих их наказания. Трогательные образы этого романа не раз возникают в художественной литературе, олицетворяя всепобеждающую силу любви.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>