Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СРЕДНИХ ВЕКОВ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПЕТРАРКА: ПЕРВЫЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ ГУМАНИСТ

Истинно благородный человек не рождается с великой душой, но сам делает себя таковым великолепными своими делами.

Петрарка

Петрарка — не только вождь старшего поколения итальянских гуманистов. Он фактически первый европейский гуманист. Петрарка помогал современникам почувствовать красоту и совершенство античной культуры, открыл в «Книге песен» новые горизонты внутреннего мира человека, стал основоположником европейской ренессансной лирики.

Вехи жизненного пути. Биография Франческо Петрарки (1304—1374), а во многом и биография его семьи, пересекается с дантовской.

Отец будущего поэта, нотариус Пьетро ди Наренцо, по прозвищу Пстракко (именно оно в измененном виде станет литературным именем Петрарки), также жил во Флоренции и принадлежал к партии «белых» гвельфов; как и Данте, он был изгнан из города в 1302 г. Петрарка родился через два года после этого событии, в тосканском городе Ареццо. В 1312 г. семья переезжает во французский город Авиньон, куда был ранее перенесен папский престол. Здесь Франческо начинает домашнее обучение, затем по настоянию отца штудирует юриспруденцию в университете Монпелье, позже — в Болонском университете. Но после смерти отца Петрарка «отправляет в изгнание юридические книги». Отныне он безраздельно увлечен римской литературой, поглощает сочинения античных классиков, особенно Вергилия и Цицерона, начинает сочинять стихи по-латыни, а позднее — занимается поиском, собиранием, изучением и публикацией древних рукописей.

Петрарка являл собой особый тип писателя-гуманиста, который сочетал высокую поэзию, проникновенную лирику с трудом ученого. Он стал одним из создателей важнейшей области гуманитарного знания: классической филологии.

Одновременно Петрарка принимает духовный сан, а с 1330 г. становится капелланом кардинала Джованни Колонна. Но его привлекает не церковная карьера, а материальная обеспеченность, поскольку она гарантирует независимость, возможность много путешествовать (Париж, Льеж, Кельн, Лион), знакомиться с учеными, трудиться в библиотеках. Петрарке мы обязаны обнаружением утраченных писем и речей Цицерона, хроник Плиния, сочинений Квиптиллиана, Лукреция, Пстрония. В библиотеке писателя были Вергилий, Сенека, Гораций, Овидий, Плавт, Теренций и другие античные авторы. Петрарка тщательно штудировал и комментировал их тексты, перевел на итальянский язык Гомера и Платона. Он настолько глубоко и органично вживался в литературу и культуру Рима, проникался духом его писателей, что даже писал некоторым из них, например, горячо любимому Цицерону, письма. И эта, на первый взгляд, странность, на самом деле, по-своему объяснима. В античном искусстве его притягивает живой интерес к человеку, к реальной, земной жизни.

Петрарка многое делал впервые в европейской истории. Он первым предпринял не «деловое», а «туристическое» путешествие в Альпы для того, чтобы насладиться природными красотами. Первым завел обычай пребывать в уединении, предаваясь научным и литературным занятиям, когда в 1337—1341 гг. поселился в небольшом местечке Воклюз под Авиньоном. В этом тихом живописном уголке, в счастливом одиночестве он создавал свои лучшие произведения. И Воклюз остался в истории мировой литературы, как Ферне Вольтера, Ясная Поляна Толстого, Ноан Жорж Саид, Спасское-Лутовиново Тургенева, Мелихово Чехова.

Петрарка стал инициатором возрождения античной церемонии венчания поэтов лавровым венком и был награжден им как автор поэмы «Африка» на римском Капитолии 8 апреля 1341 г. А прославленная история его влюбленности имеет очевидную параллель с историей Данте: 6 апреля 1327 г. на утренней мессе в авиньонской церкви Петрарка встретил молодую женщину по имени Лаура. Он влюбился в нес с первого взгляда и позднее обессмертил в своих сонетах. Петрарка вряд ли был в серьезных отношениях с Лаурой, женой авеньонского дворянина Гюга де Сада, родившей в браке 11 детей и умершей во время чумы 1348 г. Но для него, так же, как и для Данте, было не чуждо представление трубадуров о любви как о возвышенном обожании возлюбленной, являющейся женой другого человека. Поистине, «тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман». И все же Петрарка, как мы увидим, существенно преобразит куртуазную концепцию любви. А его Лаура предстанет более земной, реальной, чем уподобленная Мадонне Беатриче Данте.

При этом Петрарка, в отличие от Данте, не был увлечен политической борьбой, не принадлежал ни к одной партии. Он не чувствовал себя связанным с Флоренцией, поскольку его родиной была Италия в целом. Он словно обретал свою истинную отчизну в античной культуре, став «сам себе античностью» (по выражению Л. М. Баткина). Не случайно Петрарка в 15 раз больше написал произведений на латинском языке, чем на итальянском.

Наследие: темы и жанры. В творческом пути поэта выделяется три периода. В годы учения (1318—1333) Петрарка пробует силы как поэт, испытывает влияние лирики трубадуров и представителей «нового сладостного стиля», а также «Новой жизни» Данте. В зрелый период (1333— 1353) он создает основные сочинения на латинском языке: поэма «Африка» (1339—1341), «Стихотворные послания» (1350—1352), «Буколическая песнь» (1346—1348), а также несколько трактатов «О знаменитых мужах» (1338—1358), «Сокровенное» (или «Моя тайна» — «Secretum», 1342— 1343), «Об уединенной жизни» (1346), «О монашеском досуге» (1347) и др. Каждое из этих сочинений ориентировано на античный образец: «Буколическая песнь», состоящая из 12 эклог, — на «Эклоги» Вергилия; «Стихотворные послания» — на «Послание» Горация. Наиболее значительна поэма «Африка», написанная латинским гекзаметром. Описывающая подвиги римского полководца Сципиона, победоносно завершившего Вторую Пуническую войну разгромом Карфагена, она была задумана как национальная эпопея. Ориентиром для него была «Энеида» Вергилия. Однако поэма все же не стала новой «Энеидой», поскольку ученость в ней явно возобладала над поэзией.

В 1347 г. в Риме произошло антифеодальное восстание под руководством народного трибуна Кола да Риэнци. Петрарка его приветствовал как «последнюю надежду на итальянскую свободу», как возможность возрождения Италии. Он даже написал одно из немногих политических стихотворений: «Новому трибуну римского народа». Но Риэнци не оправдал надежд, отказался от доведения борьбы с феодалами до победы. Крах утопических планов Риэнци стал тяжелым ударом для Петрарки. Он еще раз вернулся к политической теме в сонете «На папскую курию в Авиньоне». В нем он резко осудил порочные нравы высших иерархов католической церкви, которые ему довелось воочию наблюдать. В этот период в поэзии Петрарки утверждаются черты ренессансного классицизма.

Заключительный этап творчества Петрарки — последнее двадцатилетие его жизни — время, когда он продолжает создавать новые сочинения (философские трактаты «О средствах против счастья и несчастья», «Письма», поэму «Триумфы»). Но большую часть времени отдает редактированию прежних сочинений.

Письма и трактаты. Важное место в наследии Петрарки занимают его письма. Они свидетельствуют о душевном состоянии поэта, о его интересах, внимании к большим событиям окружающего мира и о столь дорогой для него «сладости одиночества». Для него, как и для других гуманистов, было важно самопознание: «Быстро меняясь лицом, еще быстрее состоянием души, изменились нравы, изменились заботы, изменились занятия; все во мне уже другое...», — признавался он. Не погибла лишь потребность творить. Письма стали для него способом «оттачивания слова».

Петрарка был глубоко религиозным человеком. В последние годы он с особым вниманием вчитывался в Библию, в сочинения христианских мыслителей. Особенно близок был ему Августин, не только как автор богословского трактата «О граде Божьем», но прежде всего, как творец «Исповеди», этой волнующей автобиографии, созвучной внутренним исканиям Петрарки.

В трактате «О презрении к миру» воспроизведен диалог между Петраркой и Августином, который является ему в сопровождении Истины, чтобы направить поэта на верный путь. Их разговор — зеркало тех противоречий, которые не оставляют Петрарку. В духе аскетической христианской доктрины Августин укоряет поэта за «жадное стремление к земным благам», «пустые надежды» и «ненужные заботы». Поэт с ним согласен. По, в то же время, он не может отречься от стремления к славе, а главное — от любви к Лауре.

«Книга песен» — творческая вершина Петрарки. Но как бы ни были важны разнообразные сочинения поэта, есть одно, которое навсегда осталось в пантеоне мировой литературы. Это — поэтический сборник «Каицо- ньере», который сыграл в литературной судьбе Петрарки особую, судьбоносную роль, во многом неожиданную для самого поэта; ведь он именовал свои итальянские стихи «безделками». Еще в конце 1330-х, затем — в 1340-е гг. поэт начинает писать лирические стихотворения на итальянском языке, вдохновленный переживаниями, вызванными любовью к Лауре.

«Книгу песен» называют «поэтической исповедью» (А. Н. Веселовский) Петрарки. И это первый в европейской литературе сборник стихотворений одного поэта. Не случайно любовные стихотворения Петрарки пронизаны живой индивидуальной интонацией; Лаура же, в отличие от дантовской Беатриче, изображена конкретнее и красочнее, любовь к ней воспринимается как реально переживаемое чувство. При этом важным для понимания характера лирики Петрарки оказывается временная дистанция между юношескими любовными переживаниями и моментом самого поэтического рассказа о них. Это уже воспоминания человека, умудренного житейским опытом, трезво судящего о юношеском смятении чувств.

«Книга песен» состоит из двух частей — «На жизнь мадонны Лауры» и «На смерть мадонны Лауры». Петрарка не забывает отметить даты тех или иных «событий» его любви, точнее, состояний души, настроения:

Благословен день, месяц, лето, час И миг, когда мой взор те очи встретил!

Пер. Вяч. Иванова

Он с увлечением живописует свою возлюбленную — златовласую, черноглазую, белокожую красавицу. Возвышая, идеализируя Лауру, подчеркивая ее целомудрие и добродетель, благородство и неприступность, поэт одновременно акцентирует совершенство ее земной красоты, очарование голоса, прелесть движений:

...О, как за нею наблюдать чудесно,

Когда сидит на мураве она,

Цветок среди травы напоминая!

Пер. Е. Солоповича

Перед нами не последовательная история любви. И тем более — не ее развитие. Но ее главный герой — все же не Лаура, а поэт, который сосредоточен на собственных душевных состояниях, даже эстетизируя свои «сладостные страдания». В его сонетах — атмосфера ясности и гармонии, уравновешивающая контрасты и противоречия. Петрарка пишет о любви так стилистически виртуозно и вдохновенно, что не случайно ему подражают, на него равняются последующие поколения лириков. Рождается целая жанрово-стилевая линия европейской любовной поэзии — петраркизм.

Любопытно, что уже некоторые современники Петрарки полагали, что поэт нафантазировал образ своей возлюбленной, что он под именем «Лаура» воспевает славу (поскольку это имя созвучно итал. lauro — лавр, лавровый венок). Петрарка и в самом деле любил славу.

Он осознанно строил свою жизнь как «парадный автопортрет» «нового человека», размышляя о восприятии ее потомками. И одновременно подыскивал каждому событию античные прецеденты, ища символические знаки и совпадения. Но жизнь поэта порой удивительным образом реально давала примеры таких знаковых событий. Во всяком случае, Петрарка умер в возрасте 70 лет, подобно Платону, почти в день своего рождения, за письменным столом, склонясь над древней рукописью.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>