Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СРЕДНИХ ВЕКОВ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РАБЛЕ: МУДРОСТЬ САТИРИКА

Государства будут счастливы тогда, когда короли будут философами или философы будут королями.

Рабле

Рабле — вершина французского Возрождения. В нем ярко воплотились черты ренессансного титанизма: он писатель, ученый, общественный деятель. Автор единственной, но гениальной книги: «Гаргантюа и Пантагрюэль». Как «Робинзон Крузо» Дефо и «Гулливер» Свифта, его впервые прочитывают в детстве, пленяясь сказочной фантастикой и невероятными приключениями его героев. Лишь позднее, при более зрелом с ней знакомстве она открывается во всей ее сложности и глубине как грандиозный синтез возрожденческой культуры, ее идей, философии, идеалов, воплощенных в неповторимой художественной форме, отмеченной удивительной изобретательностью.

Вехи биографии: перипетии писательской судьбы. Бурное время социальной борьбы и религиозных конфликтов отозвалось в биографии Франсуа Рабле (1494—1553), в которой немало непроясненного.

Не вполне ясны дата и место его рождения. Называются 1483 и 1494 гг., провинция Турень. По-видимому, отец был адвокатом и владел небольшим поместьем. Сын обучался в школе права в Бурже, Анжере или Пуатье и лишь затем в 1511 г. стал послушником во францисканском монастыре Ла Боммст, недалеко от Анжера. Однако богословские науки меньше привлекали будущего врача и писателя, чем изучение древних языков, чтение античных авторов, знакомство с сочинениями гуманистов.

Если начало 20-х гг. XIV в. было благоприятным для гуманистических занятий будущего писателя и его друга, то уже с середины десятилетия активизировались ревнители религиозной ортодоксии, напуганные как внешними факторами — деятельностью немецкого реформатора Мартина Лютера, так и внутренними — активностью гуманистов, переводивших священные тексты на национальные языки. Они начали производить обыски и конфисковать «вредоносные» книги. Убедившись, что гонения не ослабеют, Рабле перебрался в монастырь бенедиктинцев, заслуживших репутацию людей, более терпимых к новым веяниям. Вместе с благосклонным к гуманистам епископом Жоффруа д’Эстиссаком Рабле, выполняя обязанности его секретаря, уезжает в провинцию Пуату, что, вероятно, позволило ему всерьез познакомиться с местным фольклором. С 1528 г. Франсуа Рабле выбирает удел так называемого «секулярного» (т.е. живущего среди мирян) священника. В этот период он приступает в Париже к изучению медицины. Позднее получает степень бакалавра, а в 1537 г. защищает докторскую диссертацию. Занятия медициной всерьез и надолго увлекают Рабле. Некоторое время он работает практикующим врачом в лионской больнице. Знакомство с медициной способствовало формированию его естественно-научных представлений, а это объясняет также ту особую роль, которую играют мотивы тела, плоти, физиологических аспектов человеческой природы в его романе.

Это также была пора плодотворной научной и писательской деятельности Рабле: он вступает в переписку с Эразмом Роттердамским, знакомится с издателем-гуманистом Этьеном Доле, публикует, снабжая их комментариями, несколько ученых трудов по медицине, печатает календари и шуточное астрологическое «Пантагрюэлево предсказание» на 1533 г. Наконец, обращается к художественной прозе, ставшей главным делом его жизни.

Роман: история создания. Внимание Рабле привлекает изданная весной 1532 г. народная книга «Великие и неоценимые хроники великого и огромного великана Гаргантюа». Появление подобных народных книг, основанных на фольклорных легендах, как было отмечено в главе 8, - одна из примет культуры Возрождения. Увлеченный веселой фантастикой этого сочинения, Рабле решается написать его продолжение и уже осенью того же 1532 г. на лионской ярмарке появляется книга под названием «Ужасающие и устрашающие деяния и подвиги достославного Пантагрюэля, короля дипсодов, сына великого гиганта Гаргантюа». Позднее ей суждено было стать второй частью романа «Гаргантюа и Пантагрюэль». Свое сочинение Рабле обнародовал иод псевдонимом-анаграммой Алькофрибас Назъе. Внешне следуя за лубочной фабулой народной книги, за приключениями великанов, писатель сразу же придает своему роману иной масштаб и направление. Он насыщает гротескно-карнавальные образы книги философско-гуманистическим содержанием. Чувство духовной свободы и жизнелюбие, веселая философия «пантагрюэлизма», как назвал ее сам Рабле, «праздничное освобождение духа и тела» (М. М. Бахтин) не могли не вызвать раздражение со стороны официальных кругов. Богословы Сорбонны — в ту пору оплота замшелой схоластической учености и религиозной ортодоксии — незамедлительно осудили книгу Рабле за «непристойность», однако не смогли погасить ни ее растущую популярность, ни желание автора продолжать свое сочинение. После посещения Италии, не оставляя работы госпитального врача, он параллельно сочиняет новую книгу, которой была предназначена роль первой части романа: «Неоценимая жизнь великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля».

В последующие годы жизнь Рабле насыщена многими событиями. В условиях, когда на французских гуманистов обрушивается очередная волна преследований, ему приходится вновь искать покровительства у Жана дю Белле, теперь уже кардинала. Он вторично едет в Италию и испрашивает у папы Павла III отпущения грехов и прощения.

Вернувшись в апреле 1536 г. во Францию, Рабле обосновывается в аббатстве Жана Дю Белле в должности каноника местного монастыря. Его влекут иутешествия; работая врачом, он читает лекции по медицине в разных городах, включая Лион и Париж. Его высокая репутация не только медика, но и юриста обеспечивает его доступ ко двору. Он даже получает от короля Франциска I должность докладчика прошений, что по-видимому, позволило Рабле добиться в 1545 г. привилегии на публикацию продолжения «Гаргантюа и Пантагрюэля». В следующем, 1546 г. выходит знаменитая третья часть романа, «Третья книга героических деяний и речений доброго Пантагрюэля» подписанная уже не псевдонимом, а именем «Франсуа Рабле, доктора медицины». Но теологи Сорбонны осуждают ее за «ересь», и автор вынужден скрыться. И снова ему помогает покровительство кардинала Дю Белле, который опять берет Рабле с собой в Италию, где писатель получает возможность пополнять свои и без того обширнейшие познания. Затем из печати появляется частично написанная четвертая часть романа Рабле (1548). В это время политическая ситуация во Франции несколько меняется: новый французский король — Генрих II — конфликтует с папой римским — Юлием III. И неутомимому насмешнику Рабле, известному сатирическими выпадами против Ватикана, даруют королевскую привилегию на публикацию всех своих сочинений. Это позволяет ему завершить и напечатать полную версию «Четвертой книги героических деяний и речений доблестного Пантагрюэля» (1552). Но покровительство монарха не спасает автора от очередного проявления недовольства церковной цензуры. Парижский парламент приговаривает ее к сожжению. Примерно в середине следующего, 1553 г. Франсуа Рабле умирает. Неясно, успел ли он дописать роман. Потому последнюю, пятую часть его книги {«Пятая и последняя книга героических деяний и речений доброго Пантагрюэля») специалисты считают не полностью принадлежащей автору, а дописанной единомышленниками.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>