Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СРЕДНИХ ВЕКОВ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГУМАНИЗМ В XVI ВЕКЕ: ОТ МОРА ДО МАРЛО

В истории народов вообще можно найти благоприятные эпохи, когда силы народа особенно напрягаются и талантливые личности являются во всех сферах: такова была для Англии эпоха Елизаветы.

Т. Н. Грановский, историк

После эпохи Проторенессанса (XIV в.), центральной фигурой которой был Чосер, следующее столетие — XV — в литературном плане оказалось малопродуктивным. Зато уже XVI в. был отмечен взлетом ренессансной поэзии и драмы, появлением множества ярких имен поэтов и драматургов и среди них — мирового гения Шекспира. В их творчестве по-своему отразилась эпоха, во многом судьбоносная для Англии.

Англия в XVI в. Вторая половина XV в. проходит под знаком ожесточенной борьбы соперничающих феодальных кланов (война Алой и Белой Розы, 1455— 1485), которая в итоге привела их к самоистреблению и решительной победе королевской власти как централизующей силы. Эпоха, когда на престоле оказалась династия Тюдоров (1485—1603), — это становление абсолютистского режима. Сложились благоприятные условия для развития капиталистических отношений на ранней стадии: именно с XVI в. в Англии происходил процесс первоначального накопления, в результате обезземеливания крестьянства, с одной стороны, и интенсивного ограбления колоний, с другой[1]. При Елизавете I (1558—1603), отправившей на плаху свою соперницу, ярую католичку Марию Стюарт, мощь Британии возросла. Одержав победу в войнах с Испанией, особенно после разгрома Непобедимой Армады (1588), Англия стала фактически владычицей морей.

Томас Мор и его «Утопия». Именно в Англии суждено было появиться Томасу Мору (1478—1535), автору «Утопии».

Мыслитель и политический деятель, сын перчаточника, выпускник Оксфорда, блестяще образованный, он стал одним из первых гуманистов. Его литературная деятельность началась с жизнеописания короля Ричарда III, основательного исторического сочинения, ставшего одним из источников великой шекспировской трагедии. Важным стало для Мора знакомство с Эразмом Роттердамским, который во время посещения Англии жил в доме Мора. В свою очередь, общение с Мором подвигло Эразма на создание его знаменитой «Похвалы глупости». Многогранный талант Мора был замечен, король Генрих VIII пригласил его ко двору, возвел в рыцарское звание; он стал спикером Парламента, а в 1529 г. — лорд-канцлером. Однако непреклонность Мора, убежденного католика, привела его к разладу с королем; Мор не поддержал политику короля в области Реформации, а позднее не признал законность брака с Анной Болейн. Он ушел в отставку, а затем был арестован, заключен в Тауэр и предан суду по обвинению в государственной измене.

Мор мог спасти себе жизнь, согласившись с Генрихом VIII. В тюрьму приходили жена и дети, чтобы уговорить его смириться. Но он стоял на своем. Суд, по приказу короля, приговорил его к казни. Сначала король избрал изуверский способ ее совершения — четвертование, но йотом «смилостивился», ограничившись огрублением головы. Даже на плахе Мор был спокоен и шутил, обращаясь к палачу: «Только смелей, не страшись своей работы, шея моя коротка, целься хорошенько, чтобы не осрамиться». Спустя 400 лет после казни, в 1935 г. католическая церковь канонизировала Томаса Мора.

В посмертно изданном наследии Мора выделяется его ставшая всемирно знаменитой, написанная на английском языке книга «Утопия» (1516). Ее автор не был «кабинетным» гуманистом: активный участник общественной и политической жизни, он реально представлял положение дел в Англии, в том числе то бедственное положение, в котором оказалось крестьянство в результате так называемого «огораживания». Книга состоит из двух частей и строится в виде диалогов моряка Рафаила Гитлодея, участника экспедиции в Америку, рассказчика, и автора, игравшего скромную роль слушателя. В первой части описывается идеальная островная страна Утопия, расположенная на одном из островов, который посетил Гитло- дей, во второй — идет речь о ситуации в Англии. В эпоху географических открытий рассказ Гитлодея нес печать известной достоверности; так что книга сделалась одним из первых образцов литературной мистификации.

В уста Гитлодея — а не слушателя из соображений безопасности — вложены суровые слова осуждения порядков в Англии: это и жестокость властей по отношению к беднякам, и смертная казнь за воровство, и обогащение богачей незаконными способами, и насильственный захват крестьянских земель, превращенных в пастбища для овец. В результате крестьяне оказывались лишенными средств к существованию и обрекались на нищенство и бродяжничество.

Главное же в книге — это изображение идеального общественного устройства на острове Утопия. Самый подобный неологизм, прочно утвердившийся в нашей лексике, был изобретен Мором как результат слияния слогов: и (нет) и topos (место), т.е., буквально, несуществующее место.

На концепцию Мора повлияли раннехристианские легенды об идеальной стране, о которых упоминает Платон. Среди возможных источников «Утопии» — известия об укладе индейских племен и общинном быте южнославянских народов (гипотеза академика М. П. Алексеева).

Итак, общество в «Утопии» базируется на всеобщем равенстве, отсутствии паразитических прослоек, труда граждан, ликвидации контраста между городом и деревней. Отсутствие «трутней» и бездельников позволяет справедливо распределять полученные продукты. В Утопии, по иреимуществу, сельскохозяйственный уклад, достаточно примитивные орудия труда. Утопийцы объединяются в своеобразные семьи (филы), во главе которых становятся сменяющиеся руководители (филарха). Деньги и драгоценности не имеют никакой цены; они служат лишь средством торговли с соседями. Сохраняется монархия, а религия выполняет функцию распространения исключительно нравственных ценностей. Главное — это то, что в Утопии отсутствует частная собственность, которая рассматривается как источник всех социальных невзгод.

Сегодня, в свете плодотворного исторического опыта, очевидны уязвимость и наивность ряда тезисов книги Мора: это касается и элементов «уравниловки», и отрицания частной собственности, и игнорирования всей сложности человеческой природы. Нереально само представление об идеальном обществе, лишенном противоречий и проблем, которые во многом остаются двигателями прогресса. Но сама мечта о лучшем устройстве жизни на земле вдохновляла и, наверное, будет вдохновлять поколения. Она стимулировала развитие утопической литературы и утопических тенденций (у Кампанеллы, Бекона, Рабле, Свифта, Вольтера и др.). Правда, XX в. убедил, что насильственные силовые попытки «загнать» людей в некие структуры фашистского, тоталитарного типа оборачивались трагедиями. А это вызвало к жизни новый жанр — антиутопию, с которым связана сложная проблематика, философская, политическая и эстетическая, к которой нам предстоит еще не раз обратиться.

Поэзия Сидни. За XVI в. закрепилось понятие «Золотой век английской поэзии». На литературном небосклоне одна из первых поэтических звезд — это Филин Сидни (1554—1586). Он принадлежал к аристократическому роду, много путешествовал по Европе, впитал в себя богатства ренессансной литературы, прежде всего, французской и итальянской. Был автором пасторально-рыцарского романа «Аркадия» (1583), оставшегося незавершенным.

В этом сложном но композиции произведении, насыщенном приключениями, рассказывается, как два греческих принца, Му сидор и Пирокл, спасшиеся после кораблекрушения, наталкиваются в лесу на резиденцию царя Аркадии Базилиуса. Тот укрывался от опасного предсказания оракула. Принцы влюбляются в дочерей царя и переодеваются в женское платье, что приводит к разного рода драматическим недоразумениям. Но все заканчивается счастливым соединением молодых людей.

Главное сочинение Сидни — его сонетный цикл: «Астрофил и Стелла» (1580—1584), в котором налицо автобиографические мотивы. В цикл входит 108 сонетов, составляющих 11 песен. Астрофил (буквально «влюбленный в звезду») любит Стеллу, в которой угадываются черты Пенелопы Девре, сестры графа Эссекса, помолвленной с Сидни. Он проявил себя как блестящий мастер сонетной формы, которая приобрела исключительную популярность в английской поэзии и достигла одной из вершин у Шекспира. Стилистика Сидни — пример модного в то время «петраркизма». Поэт воспроизводит тонкие перипетии любовных переживаний, которые завершаются печально. Стелла безответна к чувству Астрофила.

Перу Сидни принадлежат также одни из первых в Англии опытов в области теории литературы: «Защита поэзии». В ней он развивает аристотелевский тезис о поэзии как о «подражании». Но поэт не просто «подражает» Природе, он ее украшает и облагораживает. Более того, будучи выше всех искусств, поэзия оказывает нравственно-воспитательное воздействие, принимая форму «наслаждения». Сидни повлиял на литературно-эстетическую мысль Англии, в частности, на Шелли, написавшего трактат иод тем же названием, в котором утверждает высокую миссию поэта.

Сидни был универсально одаренным: поэтом, дипломатом, военным, заметной фигурой при дворе. Участвуя в одной из военных операций в Голландии, которой Англия помогала в борьбе против Испании, Сидни получил смертельное ранение. Ему было всего 32 года.

Эдмунд Спенсер: «Королева Фей». Среди современников Сидни было немало талантливых поэтов, совмещавших литературу с активной государственной и иной деятельностью. Это Томас Уайетт (1503—1542), дипломат и блестящий лирик, разрабатывавший любовную тему, приближенный Генриха VIII; Генри Говард, граф Суррей (1516—1547), блестяще одаренный, смелый воин, наживший немало врагов в придворной среде и кончивший жизнь на плахе; также как и Сидни, он — выдающийся сонетист, создавший ту форму (abab, eded, efef, gg), которая утвердилась в английской ренессансной поэзии; наконец, Уолтер Рэли (1554—1618), воин, исследователь, флотоводец, писавший как стихи, так и прозаические сочинения, казненный уже при Якове I по обвинению в государственной измене. Как нетрудно убедиться (памятуя Томаса Мора), монаршее своеволие в законопослушной Англии приносило кровавые плоды.

Но, безусловно, самой выдающейся фигурой среди стихотворцев был Эдмунд Спенсер (1552—1599), на могиле которого было начертано: «Король поэтов». Сын торговца сукном, он благодаря знатным родственникам сумел окончить Кембриджский университет, получил звание магистра, приобрел широкие познания в области философии; в дальнейшем выполнял секретарские обязанности и пользовался покровительством у сильных мира сего. Дебютировал поэмой «Календарь пастуха» (1579), состоящей, по образцу Вергилия, из 12 эклог по числу месяцев в календаре. В них идеализированные пастухи рассуждают о любви, а также на нравственно-этические темы. Ориентировался он и на величайшего из своих предшественников, Чосера. При этом стих Спенсера обрел музыкальность, гибкость и пластичность.

Но классикой английской поэзии стала его поэма «Королева Фей», которая была задумана в 12 книгах, но автор успел написать только шесть. Поэма носила аллегорический характер, имела назидательные цели «воспитать джентльмена или знатного человека в добродетельных и благородных понятиях». В основе поэмы — сюжетные перипетии, связанные с романами о короле Артуре и его рыцарях. Действие происходит в фантастическом мире фей, великанов, идеализированных пастухов и пастушек и, конечно, рыцарей без страха и упрека. Поэма открывается описанием празднества в честь королевы фей Глорианы, в которой с очевидной настойчивостью воспеваются добродетели королевы Елизаветы. Во имя нее рыцари свершают героические деяния; каждому из них посвящена отдельная глава. В поэме просматриваются два плана: реально-событийный и иносказательный, аллегорический; а иногда и третий — мистический. Спенсер, воспевающий фантастические приключения, во многом созвучен Ариосто, его «Неистовому Роланду», сохраняя, однако, полную серьезность. В отдельных персонажах и ситуациях поэмы обнаруживаются отзвуки подлинных событий и известных лиц. В поэме сказалось высочайшее поэтическое мастерство Спенсера: он берет на вооружение особую строфу, состоящую из девяти строк (восемь стихов пятистопного ямба и один — шестистопного с расположением рифм: ababbcbcc). Это так называемая «спенсерова строфа», которую использовали романтики, в частности, Байрон в «Паломничестве Чайльд-Гарольда», Шелли в «Восстании Ислама». Он оказал влияние на Мильтона, а также Китса.

Расцвет драматургии и театра: Марло. XVI век был не только веком поэзии, но и веком драмы. Ее бурный подъем начинается с 1550-х гг. с правления Елизаветы I. В результате ломки старых драматургических форм происходит становление английской ренессансной драматургии, ставшей, благодаря Шекспиру, явлением мировой культуры. Это была драма, во многом гуманистическая по своей направленности, в которой синтезировался и античный опыт, и формы городского театрального действа, моралите и фарс. Искусство драмы было поднято на новую ступень. Ее обогащение шло параллельно с интенсивным развитием театрального дела, появлением новых сценических площадок, совершенствованием режиссуры и актерского мастерства. Помимо придворного театра, в Лондоне открывались театры публичные, ориентированные на интересы и вкусы широкого зрителя. Среди них выделялся театр Джеймса Бербеджа. Сами драматурги также работали с театральными труппами, участвуя в постановках собственных пьес.

В это время заявила о себе группа талантливых драматургов, старших и млдаших современников Шекспира, обычно объединяемых понятием «елизаветинцы». Каждый из них был по-своему индивидуален, самобытен, внес вклад в поэтику и стилистику ренессансной драмы. Это Джон Лили (1553—1606), автор романа «Эвфуэс и его Англия» (1580), в центре которого идеальный джентльмен, благовоспитанный аристократ. Роман написан особым изысканным стилем, получившим название «эвфуизма», отличающимся риторичностью, метафоричностью, богатством аллюзий, парафраз, стилевой сложностью. Он также писал пьесы в пасторальном духе для придворного театра. Роберт Грин (1558—1592) представлял демократическую, народную тенденцию, а в пьесе «Джордж Грин, векфиль- дский полевой сторож» (1592) сделал героем человека из народа, гордого, не желающего даже принять от короля дворянское звание.

Томас Кид (1558—1594), биография которого малоизвестна, в «Испанской трагедии» (1589) явил образец «кровавого» жанра, напыщенного злодействами и убийствами. Но, пожалуй, самой замечательной фигурой среди «елизаветинцев» был Кристофер Марло (1564—1593), ровесник Шекспира, сын сапожника, сумевший окончить Кембриджский университет.

Видимо, некоторое время он был бродячим актером. Марло отличался вольнодумством и входил в кружок свободомыслящих, оппозиционно настроенных людей, близких к уже упоминавшемуся поэту и флотоводцу Уолтеру Рэли. Все они, в том числе Марло, находились «иод колпаком» у тайной полиции. В мае 1593 г. в лондонской таверне, где находился Марло, возникала драка, во время которой он получил смертельное ранение. Есть весомые свидетельства того, что это была провокация, а пал он от руки секретного агента.

За недолгий срок творческой деятельности — всего около пяти лет - Марло успел оставить весомое литературное наследие. Это, в основном, высокие трагедии, в центре которых обычно сильная, «титаническая» личность, обрисованная резкими, выпуклыми красками, хотя и несколько прямолинейно. Его драматургический дебют «Тамерлан» посвящен восточному завоевателю, «хромоногому» Тимуру, воплощению стихийной, почти демонической силы, одержимому всепоглощающей страстью к завоеваниям, которую не может умерить даже смертельная болезнь. В «Трагической истории о докторе Фаусте» впервые предлагается другая версия персонажа немецкой народной книги: Фауст — также титанический герой, жаждущий власти. А если для Тамерлана власть — это оружие, то для Фауста — знания. Фауст провозглашает:

О, что за мир, мир мудрости и пользы,

Почета, всемогущества и власти Открыт пред тем, кто отдался науке!

Еще один подлинно титанический образ — Варрава в трагедии «Мальтийский еврей». Конфликт в ней определяется тем, что великий повелитель Турции требует дани от Мальты. Правитель же острова решает, что ее заплатят проживающие на острове евреи. Но самый богатый и влиятельный среди них, Варрава, отказывается подчиниться этому приказу. Это сильная и страстная натура: он безумно любит дочь и в не меньшей мере золото, ибо оно дает ему и силу, и власть. И в то же время его мстительная натура исполнена злобы по отношению к христианам, которые презирают его как еврея и унижают его гордость. Он надеется победить этот враждебный ему мир оружием золота и хитроумия. Он воздает хвалу золоту и драгоценным камням как «бесконечному богатству в маленькой комнате». И эти слова, ставшие крылатым выражением, охотно цитируются.

Тем не менее, у него отбирают имущество, а дом превращают в женский монастырь. В отместку Варрава устраивает кровавую резню, в которой гибнет возлюбленный дочери Абигайль. В конце концов, убит и он сам, оказавшись в ловушке, им же самим устроенной. Он — один из героев- макиавеллистов, следующих формуле популярного в эпоху Возрождения итальянского философа и мыслителя, которая гласит: «Цель оправдывает средства». (Она получила широкое распространение не только в его эпоху.)

Надо всеми этими драматургами, а также теми, кто пришел после него, такими как Б. Джонсон и Дж. Драйден, возвышается Шекспир. В своем художественном методе, как будет показано, он синтезировал все ценное, что было до него накоплено искусством драмы. Но, не изобретя лично какого-то нового приема, он создал свой особый сплав, новаторский, яркий и никем не превзойденный.

  • [1] Классический анализ этого процесса дан в 24-й главе «Капитала» К. Маркса.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>