Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СРЕДНИХ ВЕКОВ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ШЕКСПИР: ДРАМАТУРГ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Шекспир вошел в плоть и кровь русского общества...

Мы воспитывались на нем, он нам родной, и во многом отразился в нашем развитии.

Ф. М. Достоевский

Шекспир — вершина английского Возрождения и, одновременно, пик драматургии мировой. Чувства, страсти и драмы его героев, принадлежащих разным народам и эпохам, получили у него столь глубокое и художественно полнокровное воплощение, что обрели общечеловеческое значение. Будучи верными человеческой природе, его герои говорят на разных языках и понятны людям в разных уголках земного шара. Когда в 1964 г. в широком международном масштабе широко и ярко отмечалось 400-летие со дня рождения драматурга, шекспировский театр в Стратфорде совершил гастрольную поездку по миру. Он давал спектакли в Париже и Берлине, Праге и Варшаве, Москве и Токио. И это было живое свидетельство того, что гениальный англичанин принадлежит культуре всего мира. В том числе и нашей, русской.

Вехи биографии. Достоверные сведения о Шекспире скудны: его жизнеописанием стали заниматься лишь в XVI в., когда многие документы были утеряны. Тем не менее, усилиями поколений шекспироведов удалось, буквально, по крупицам собрать бесценные свидетельства об авторе «Гамлета» и получить достаточно полное представление о его жизненном пути. Они представлены в книге «Шекспир» А. Аникста, выпущенной в серии ЖЗЛ в 1965 г. Тем не менее, «белые пятна» в его биографии, равно и то обстоятельство, что человек простого происхождения мог создать такие гениальные произведения, породило уже в конце XVII в. так называемый «шекспировский вопрос». Сочинения Шекспира стали приписывать тому или иному его современнику — то аристократу графу Ретлепду, то философу Ф. Бэкону. Серьезное шекспироведение отклоняет ошибочное убеждение относительно непременной связи происхождения и таланта, полученного образования и творческого потенциала. Шекспир был сыном Возрождения, давшего «титанов», гениев. И все же некоторая тайна остается. Драматург, давший жизнь множеству гениально созданных героев, как личность остается как-то в «тени», а порой кажется слишком обыкновенным, заурядным.

Сенсацией в шекспироведении стал выход книги российского исследователя И. М. Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса», одного из интеллектуальных бестселлеров последнего времени, плода почти 40-летнего труда ученого. В ней он предложил свою концепцию авторства великих произведений. Книга вызвала горячую полемику; нашла многочисленных сторонников И. Гилилова, равно как и его противников; вызвала дополнительный интерес к шекспировскому вопросу, к тому, кого великий остроумец Марк Твен назвал «самым знаменитым из никогда не существовавших людей».

Уильям Шекспир (1564—1616) появился на свет в Стрэтфорде-на- Эйвоне в семье зажиточного ремесленника 23 апреля 1564 г.

Он учился в грамматической школе и с раннего детства заинтересовался театром. В 18 лет он женился, похоже, без любви, прожил с семьей 8 лет, а около 1585 г., когда его отец разорился, отправился в Лондон на заработки. Увлечение театром привело Шекспира на сценические подмостки, он был поначалу суфлером, потом актером, хотя не снискал на этом поприще заметного успеха. Но зато, обнаружив огромный литературный талант, Шекспир уже к середине 1590-х гг. становится широко известным драматургом, а потом и одним из совладельцев лондонского театра, получившего в 1599 г. название «Глобус». Само это название глубоко символично. Шекспир говорил, что «весь мир — театр». «Глобус» словно воплощал в себе ту художественную вселенную, то богатство лиц и ситуаций, которые вобрало в себя творчество драматурга.

Накопленное к этому времени состояние позволяет Шекспиру с 1603 г. уже не выступать на сцене, а полностью сосредоточиться па сочинении пьес. В 1612 г. он расстается с театром и возвращается из Лондона на родину, в Стрэтфорд. За четыре года он переносит два сердечных приступа и в день своего рождения 23 апреля 1616 года умирает. Первое собрание сочинений Шекспира, подготовленное его друзьями-актерами, появляется после смерти писателя, в 1623 г.

Периодизация творчества. Согласно так называемому списку авторитетного историка драматургии и шекспироведа Ч. Чемберса (1866—1954), Шекспир — автор 37 пьес; среди них — одна или две, которые ему приписываются; видимо, одна — «Генрих VIII» — написана в соавторстве. За два с небольшим десятилетия, заполненные непосредственной творческой работой, он проделал определенную эволюцию. За это время в его мирови- дении, жанровых предпочтениях, содержании, общей атмосфере и поэтике его пьес произошли значимые перемены. А это обусловило закономерное выделение на его творческом пути трех периодов.

К первому периоду творчества Шекспира (1590—1600) относятся, прежде всего, многочисленные комедии'. «Комедия ошибок» (1592/1593), «Укрощение строптивой» (1593/1594), «Два веронца» (1594/1595), «Бесплодные усилия любви» (1594/1595), «Сон в летнюю ночь» (1595/1596), «Много шума из ничего» (1598/1599), «Виндзорские проказницы» (1598), «Как вам это понравится» (1599/1600), «Двенадцатая ночь» (1599/1600). Это наиболее «ренессансная» часть шекспировской драматургии, демонстрирующая жизнерадостность его мироощущения, веру в возможность счастливого разрешения конфликтов, богатство форм комизма. Природа выступает в этих комедиях благим началом, человеческая натура — доброй, персонажи — счастливыми победителями неурядиц, клеветы, косных обычаев и т.п. к первому периоду относится также трагедия «Ромео и Джульетта».

Другая творческая область в ранний период — это исторические хроники. В рамках этого жанра Шекспир поднимает важные проблемы исторического прошлого Англии и ее настоящего. Таковы его хроники «Генрих VI», ч. 2 и 3 (1590/1591), «Генрих VI», ч. 1 (1591/1592), «Ричард III» (1592/1593), «Ричард И» (1595/1596), «Король Джон» (1596/1597), «Генрих IV», ч. 1 и 2 (1597/1598), «Генрих V» (1598/1599).

Второй период творчества Шекспира (1601 — 1608) — эго пора создания шедевров, прежде всего, великих, или высоких, трагедий: «Гамлет» (1600/1601), «Отелло» (1604/1605), «Король Лир» (1605/1606), «Макбет» (1605/1606). Эго также пора «серьезных комедий» «Конец — делу венец» и «Мера за меру». В начале нового столетия гуманистическая концепция мира и человека у Шекспира уже исполнена внутренней противоречивости, она приобретает трагическую окраску. В итоге его художественная манера меняется по сравнению с ренессансным периодом; согласно современным концепциям шекспироведов она приобретает черты поэтики барокко.

Наконец, третий период обнимает всего четыре года (1608—1612). Его пьесы лишаются прежнего трагизма и одновременно жизнерадостной тональности, отличающей комедии первого периода. Жанр этих трех пьес: «Цимбелин» (1609/1610), «Зимняя сказка» (1610/1611), «Буря» (1611/1612), — во многом «смешанный» и их называют трагикомедиями.

Недраматические произведения: сонеты. Шекспира называют не только великим драматургом, но и великим поэтом. Его пьесы обычно сочетают прозаический текст с белыми стихами. Но главное — эго та поэтическая атмосфера, та возвышенность чувств и страстей, которые одушевляют его творчество. Он автор не только драм, но еще и поэм, в которых разрабатывает античные сюжеты: поэмы «Венера и Адонис» (1592), «Обесчещенная Лукреция» (1593), «Страстный пилигрим» (опубл. 1599), «Феникс и голубка» (опубл. 1601).

Но главная, неотторжимая часть его чисто стихотворного наследия - это цикл из 154 сонетов (1592—1609). Они создавались фактически в течение всей жизни и заняли прочное место в сокровищнице поэзии Возрождения. Шекспир в сонетах явил и усвоение петраркизма, и полемику с ним. Он создавал проникновенные стихи о дружбе, о любви, о жизни и смерти, о природе творчества — вечная тема многих художников. Их бессмертие — в их созданиях, поэтических, живописных, музыкальных, тех, что оставлены будущим поколениям.

До сих нор сонеты Шекспира хранят некоторЕяе тайны. Не совсем ясно, кому они посвящены, кто друг поэта, к кому он обращается. Похоже, найден прототип темноволосой красавицы, «смуглянки», ставшей музой поэта: это полуитальянка, дочь придворного музыканта, ставшая после смерти отца любовницей знатного дворянина. Последний, женившись, выдал ее замуж за морского офицера, который, отправившись в плавание, пропал. Жена в его отсутствие блистала в актерской среде и, по-видимому, вызывала любовь Шекспира, но ее обаяние и неверность приносят поэту и восхищение, и боль, отозвавшиеся в сонетах, ее воспевающих. Образы темноволосых красавиц, чем-то напоминающих «смуглянку», появляются в ряде комедий Шекспира. Позднее Б. Шоу посвятил ей свою пьесу «Смуглая леди сонетов». Некоторые из сонетов «корреспондируются» с мотивами и темами драматических произведений Шекспира, писавшихся параллельно с ними. Так, хрестоматийный 66-й сонет прямо перекликается с монологом Гамлета «Быть или не быть».

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж Достоинство, что просит подаянья,

Над простотой глумящуюся ложь,

Ничтожество в роскошном одеянье,

И совершенству ложный приговор,

И девственность, поруганную грубо,

И неуместной почести позор,

И мощь в плену у немощи беззубой,

И прямоту, что глупостью слывет,

И глупость в маске мудреца, пророка,

И вдохновения зажатый рот,

И праведность па службе у порока.

Все мерзостно, что вижу я вокруг...

Но как тебя покинуть, милый друг?!

Пер. С. Маршака

Известны разные типы сонетов, состоящих из 14 строк, но разной структуры. Это может быть катрен и два терцета. Чаще всего он присутствует в итальянской (Петрарка) и французской (Ронсар) поэзии. В Англии же (в том числе и у Шекспира) сонет состоит из трех четверостиший и двустишия (с рифмовкой: ababcdcdefefgg).

Ранний период. Комедии. В комедиях Шекспира, исполненных живости, движения, жизнерадостного мироощущения, торжествуют любовь, добросердечие, разрешаются конфликты, обычно неглубокие. Утверждается победа «естественных» чувств над холодной рассудочностью, превосходство жизни надо всем искусственным и надуманным. В «Бесплодных усилиях любви» показано, как терпят крах желания короля Наварра и его приближенных уйти от любовных увлечений в сферу сухой философии. В «Двенадцатой ночи» живое чувство обаятельной Виолы много притягательней, чем надуманное увлечение Оливией со стороны Орсино.

Наряду с комедиями в 1590-е гг. создается первая зрелая трагедия, бессмертная «Ромео и Джульетта» (1594/1595). При всей ее трагичности, она пронизана ренессансным мироощущением, в котором соединены драматизм и оптимизм. Гибель влюбленных друг в друга персонажей трагедии, юноши и девушки из враждующих семейств, не оставляет, тем не менее, ощущения горестной безысходности: их любовь оказывается победительницей и примирительницей, положившей конец многовековой вражде Монтекки и Каиулетти.

«Укрощение строптивой». Внешняя легкость, воспроизведение мира, словно пронизанного светом, юмором, музыкой, — все это не мешает Шекспиру ставить серьезные нравственно-этические проблемы. Такова его комедия «Укрощение строптивой»', финальный монолог Катарины, рассуждающей о том, что женщина должна подчиняться мужу, и тогда воспринимался чуть ли не как дань драматурга домостроевской морали. Но не это высказывание, а общий пафос комедии, обрисовка центральной героини — все это говорит об обратном. В своеобразных словесных поединках Катарина отнюдь не уступает Петруччо в острословии, находчивости, силе характера. Ее строптивость и «ершистость» — отнюдь не проявление ее дурного права: это игра, защитная реакция, выражение неприятия тех знатных, но бездарных женихов, которых ей навязывают родители. «Соревнуясь» с Петруччо, она ни в чем ему не проигрывает. Когда же герой разгадывает мотивы ее поведения и начинает ей подыгрывать, ее пародировать, она уже отказывается от своей мнимой «строптивости» и вновь становится милой, обаятельной девушкой. Катарина — одна из классических женских ролей, в которых блистали прославленные актрисы. При всем богатстве женских характеров в литературе Возрождения, пожалуй, ни один из них не выписан столь новаторски глубоко и многогранно, как у Шекспира. Это блестяще охарактеризовал Гейне в одной из лучших работ об авторе «Гамлета» «Женщины и девушки в комедиях Шекспира».

«Венецианский купец»: многогранность Шейлока. Сюжет этой прославленной комедии, в которой серьезное преобладает над веселым, заимствован из итальянской хроники.

Предыстория событий такова. Купец Антонио берет большую сумму денег у ростовщика еврея Шейлока, при условии, что тот, в случае невозвращения займа в срок, имеет право вырезать фунт мяса там, где он захочет. Между тем поступает ложное известие о гибели кораблей Антонио с ценными грузами, и Шейлок готов привести в исполнение свой жестокий договор. Положение спасает Порция, невеста друга Антонио, Бассанио, которая, переодевшись в мужское платье, является в суд. Это еще один образ шекспировской героини, находчивой и волевой, находящей выход в то время как друзья Антонио пребывают в растерянности. Она так строит свою речь в суде, что Шейлок из истца превращается в обвиняемого. Ему инкриминируется покушение на пролитие христианской крови. В итоге, если Шейлок и избегает смертной казни, то оказывается разорен. В довершение невзгод от него бежит с христианином Лоренцо любимая дочь Джессика.

Негативная, на первый взгляд, характеристика Шейлока давала основание полагать, что Шекспир чуть ли не демонстрирует свою неприязнь к евреям. Но на самом деле это не так! В Шейлоке — налицо «шексии- ризация», т.е. искусство драматурга создавать неоднозначные, многосложные характеры. На это обратил внимание Пушкин, точно заметивший, что Шейлок не только «скуй», но «остроумен, сметлив, чадолюбив». Само озлобление Шейлока имеет не национальные, а экономические причины: Антонио мешал его делу, был опасным конкурентом. На самом деле, Шекспир утверждает равенство людей, осуждает какую-либо национальную исключительность, когда вкладывает в уста Шейлока знаменитый монолог, в котором выражен пафос произведения: «...Разве у еврея нет рук, органов тела, чувств, привязанностей, страстей? Разве не та же самая пища насыщает его, разве не то же оружие ранит его?... Если нас уколоть — разве у нас не идет кровь?... А если нас оскорбляют — разве мы не должны мстить?...».

Шейлок — важнейшее звено в той типологии персонажей, одержимых скупостью, у истоков которой стоит Эвклион из комедии Плавта «Кубышка».

Исторические хроники. Это — вторая группа шекспировских пьес, относящихся к первом периоду творчества. Их атмосфера существенно отлична от тональности светлых и жизнерадостных комедий. Шекспир использовал в качестве источников «Хроники Англии и Шотландии» (1587) Р. Голиншеда; брал отдельные эпизоды и переводил их на язык драматургии. В своих исторических хрониках Шекспир не стремится к безупречной точности фактов и эпизодов, но улавливает суть времени, тенденцию развития. Хроники, с их внутренним единством, составляют своеобразную национальную эпопею. А в ее основе — ренессансная идея государственного единения, торжествующая над феодальным своеволием.

Хроники одушевлены духом борьбы. В нее вовлечены представители главных социальных сил и сословий, короли и их свита, феодальные верхи, горожане, крестьяне. В вооруженный конфликт втянуты государства (Англия и Франция в «Генрихе V»).

Показательна в этом отношении хроника «Генрих IV» в двух частях, действие которой происходит в начале XV в. Главное событие — выступление феодалов во главе с графом Нортумберлендом и их поражение. Шекспир дает понять: неудача мятежников — не в их личных качествах. Один из них, Готспер (букв. «Горячая шпора»), отличается безумной храбростью. Но время «наносит им обиды», время работает против тех, кто олицетворяет идею децентрализации и своеволия. И это не просто конфликт верхушки общества. В борьбе участвуют народные массы. И они, как показано в «Генрихе V», где главное событие — победа англичан при Азенкуре (1415), лучники, йомены играют решающую роль.

Новаторской заслугой Шекспира в хрониках было то, что у него действуют не только знать, исторические герои, короли и полководцы. Он вводит народные сцены, связанные, в частности, с образом Фальстафа. Этот обломок старинного рыцарского рода, жизнелюб, словоохотливый, любитель, несмотря на солидный возраст, молоденьких девушек, жирной нищи и вина — один из замечательных образов Шекспира. Рядом с ним — хозяева гостиниц, трактирные слуги, проезжие купцы, пестрая плебейская масса. Она образует «фальстафовский фон». Это принципиально важная особенность хроник Шекспира. Его наличие принципиально значимо для исторического жанра, что показал позднее В. Скотт (да и Пушкин в «Борисе Годунове»).

Искусство «шекспиризации» являет драматург в «Ричарде III». Это — одна из самых популярных хроник, имеющая богатую сценическую историю. Ее герой — злодей, который буквально по трупам рвется к власти, захватывает трон, не щадя близких, он обречен и гибнет, ибо народ против него. Но этот внешне уродливый человек — не просто злодей, нарисованный одними черными красками. Он одновременно смел, источает огромную энергию, силу и обаяние, как в сцене обольщения охваченной горем Анны, смерть мужа которой — на его совести[1].

Высокие трагедии: «Гамлет». Это вершина творчества Шекспира. В них поставлены коренные политические, социальные, этические, философские проблемы не только шекспировской эпохи, но и вообще человеческой жизни и судьбы. Выражено сомнение в природе человека как гармоничной, равно как и в гармонии самого окружающего мира. И это и определяет, и заостряет основной конфликт, а в сущности, внутренний драматизм всех высоких трагедий Шекспира. Каждая из них имеет богатейшую сценическую историю.

Ощущение разрыва между Ренессансом и Новым временем, «распада связи времен» определяет пафос трагедии «Гамлет». Это, бесспорно, самое прославленное творение Шекспира. Глубокое по замыслу, оно вызывает споры, различные интерпретации. При этом сам Гамлет, как и Дон Кихот, трактовался по-разному. Сама трагедия «обросла» столь обширной критической литературой, что уместно говорить об отдельной ветви шекспироведения — гамлетологии.

Источник сюжета — хроника датского историка XIII в. Саксона Грамматика «Деяния данов», в которую включен рассказ о Гамлете. Но Шекспир уже тем, что делает своего героя, датского принца студентом Виттенберг- ского университета (одного из знаменитых университетов Возрождения), приближает древние события к современности, раскрывает драму гуманиста, переживающего кризис своих идеалов.

«Гамлет»: главный герой и особенности конфликта. «Трагедия мести», популярный жанр театра того времени, превращается у Шекспира в трагедию миропорядка. Горестное открытие Гамлета — не только узнавание о преступлении дяди (убившего своего брата, отца Гамлета). Он приходит к мысли о всеобщности зла, несовершенстве мира. Это порождает в герое мучительные противоречия. Он понимает свою задачу не просто как личную месть, но как решение огромной общественной важности. Она легла на его плечи:

Век расшатался; и скверней всего,

Что я рожден восстановить его.

При этом Гамлет тяготится тем, что ему придется ответить убийством на убийство. И когда, в конце концов, он убивает своего главного антагониста Клавдия, то понимает, что это не разрешает мучавшей его проблемы. Его трагедия также в том, что Гамлет со все большей остротой ощущает свое одиночество: ни его мать, ставшая женой Клавдия, ни возлюбленная Офелия, которую сделали участницей интриги, ни бывшие друзья Розен- кранц и Гильдснстерн, предавшие Гамлета, — никто не способен сделаться надежной опорой героя.

Но в трагедии Гамлета есть не только личный, но широкий, нравственно-философский аспект. Он — самый мыслящий, совестливый, умный шекспировский герой. Отсюда роль рефлексии, размышлений в его поведении. Он — человек не только дела, но и мысли. И те наблюдения, которые его заботят, — нерадостны. С одной стороны, доблестный человек, каковым был его отец, сохраняет свое высокое назначение и роль; с другой — человек предстает в размышлениях Гамлета не только «венцом Вселенной», но и «квинтэссенцией праха». Здесь как бы происходит встреча двух мироощущений — ренессансного и барочного. Квинтэссенция сомнений Гамлета выражена в его прославленном монологе, начальные слова которого — «Быть или не быть» — столь точны и весомы, что известны любому, даже тем, кто не читал Шекспира. Промедление Гамлета с местью Клавдию порождает своего рода главную загадку персонажа, дает возможность разнообразных трактовок характера героя, которые, кстати, постоянно множатся.

Одна из самых известных среди них — статья И. С. Тургенева «Гамлет и Дон Кихот» (1860). В основе ее — противопоставление нерешительного рефлектирующего шекспировского персонажа героически деятельному сервантесовскому герою. Существует и другая точка зрения, согласно которой Гамлет — сильный, мужественный герой. Так его интерпретировал знаменитый русский актер Я. С. Мочалов (1840-е гг.), игре которого Белинский посвятил специальную статью.

Действительно, в тексте трагедии можно прочесть прямые высказывания Гамлета, свидетельствующие то о его решительности, то о его сомнениях и колебаниях. Но в этом нет противоречия. Он, действительно, бывает разным в разных ситуациях. И сложность, неоднозначность его характера — это жизненная реальность, психологическая правда, которую запечатлела литература эпохи Возрождения (с аналогичным феноменом мы столкнемся в образе Дон Кихота).

Вообще, в России на сцене представал Гамлет, прежде всего, действующий. В 1964 г. вышел поставленный Г. Козинцевым фильм «Гамлет» с И. Смоктуновским в заглавной роли. Любопытно, что английские критики, считавшие эту интерпретацию интересной, отмечали, в то же время, что на родине Шекспира обычно делается акцент на Гамлете как мыслителе, на его философии. Вообще, тема Гамлета в России, интерпретация его в критике, на русской и советской сцене — это специальная, интересная тема.

«Отелло»: трагедия обманутого доверия. Другая знаменитая трагедия, также прочно входящая в мировой театральный репертуар — «Отелло». Источник сюжета трагедии — новелла итальянского писателя Дж. Чин- тио «Венецианский мавр». В ней также на первый план выдвигается драма заглавного персонажа. Благородный мавр, полагавший поначалу, что мир устроен гармонично и справедливо, уверяется затем, что это не так. Однако уверенность Отелло в гармонии оказалась разрушена мнимой изменой Дездемоны, а не пониманием коварных действий Яго — героя-маккиавеллиста, прячущего свое истинное лицо под маской преданности. Будучи носителем идеального типа гуманистической «доблести», обманутый в своей доверчивости герой одновременно не до конца преодолевает старое, варварское в себе самом, возникает тема его трагической вины: Отелло — и жертва интриг Яго, и виновник трагической смерти Дездемоны. Кроме того, антагонист главного героя, Яго, также воплощает своего рода «доблестного» человека Ренессанса, несущего потенциальную способность к разрушению и злу.

Убивая Дездемону, Отелло полагает, что спасает мир от той скверны предательства, которую ома, как ему кажется, воплощает. Но когда оказывается, что она невиновна, он плачет, понимая весь ужас своей вины и сознавая, что вера в человека, в светлое начало восстанавливается. Он закалывает себя. Белинский полагал, что Отелло совершил тяжкое убийство, потому что он был «могуч и глубок». Упрощенной была и долго бытовавшая трактовка «Отелло» как исключительно «трагедии ревности», «темных африканских страстей». Корректируя это мнение, Пушкин тонко замечает: «Отелло от природы не ревнив — напротив, он доверчив». Таким образом, драму героя надо трактовать как трагедию обманутого доверия.

«Король Лир»: падение и прозрение героя. Это третья величайшая трагедия, исполненная глубоко нравственно-философского смысла. В основе трагедии — древняя легенда о короле Лире, которая содержится в средневековой «Истории бриттов» Галъфрида Монмутского, а также в «Хронике» Р. Холиншеда. Но, как всегда, Шекспир существенно преобразил первоисточники. Этико-философский смысл трагедии «Король Лир» глубок. Он не сводится к конфликту отцов и детей, как может показаться на первый взгляд. Он связан со столкновением различных точек зрения на природу. Для Лира изначально природа — воплощение «великой цени бытия», стихийного хода жизни. И со всем этим нормы гуманности пребывают в гармонии. Поэтому, уверенный в духе Ренессанса в самоценности человеческой личности, он полагает возможным разделить свое государство между дочерьми, передать им власть. Но при этом сохранить их уважение к себе. Он не ощущает изменившегося времени, ухода мира доблести и наступления иного, жестокого мира, в котором торжествуют Гонерилья и Регана. Он верит словесным уверениям в любви старших дочерей и не понимает сдержанности Корделии. Тем самым трагедия оказывается связана с конфликтом между «быть» и «казаться», иллюзией и действительностью.

Гуманистический смысл трагедии раскрывается в той духовной эволюции, которую проделал Лир. Находясь на троне на вершине социальной пирамиды, он был слеп, не понимал окружающей его жизни. Оказавшись у ее подножья, испытав тяжкие страдания, надменный Лир прозревает. Он впервые задумывается о бедняках, изгоях общества:

Бездомные, нагие горемыки,

Где вы сейчас? Чем отразите вы Удары этой лютой непогоды,

В лохмотьях, с непокрытой головой И тощим брюхом?

Известно, что Л. Н. Толстой, не принимавший Шекспира (в известной статье «О Шекспире и драме»), разбирая сцену за сценой «Короля Лира», находил в нем ситуации, противоречащие здравому смыслу. Как объяснить, что король, давно знавший своих дочерей, мог поверить злым Гоне- рилье и Регане и быть несправедливым к доброй Корделии? Ответ на этот вопрос дал один из лучших исполнителей роли Лира, С. М. Михоэлс. Он показал, что Лир, как всемогущий король, привык к обрядности, к готовым формулам лести и почитания власти, которыми владели его старшие дочери, а потому, глухой к человеческим чувствам, не поверил скромным словам Корделии.

«Макбет»: трагедия властолюбия. В центре трагедии — Макбет - воин, смелый, благородный, человек чести. Он достойно служит своему королю, но в нем растет честолюбие, под влиянием обстоятельств, в чем на него активно воздействует жена. В конце концов, честолюбие толкает его на преступление, в котором уже заключены предпосылки его гибели.

Перу Шекспира принадлежат также трагедии из эпохи античности. Таковы его «Юлий Цезарь» и «Антоний и Клеопатра». В центре второй — Антоний, авантюрист, подчиняющий все свои устремления лишь своей любовной страсти к египетской царице. «Пусть погибнет вся империя, - уверяет он свою возлюбленную. — Для меня ты весь мир».

Трагикомедии: «Буря». Среди трех произведений этого жанра, относящихся к последним годам творческой жизни Шекспира, особенно значительно «Буря», ставшая своеобразным поэтическим завещанием Шекспира. Главный герой, миланский герцог Просперо, был лишен престола своим братом Антонио, человеком коварным и жестоким. Посаженный на лодку вместе с дочерью Мирандой, он оказывается на острове, населенном фантастическими существами. Среди них злой дух Калибан и светлый Ариэль. С помощью магии Просперо подчиняет их себе. Когда же на острове оказывается потерпевший кораблекрушение Антонио, то он вместе со своими приближенными возвращается к привычному стилю жизни, плетению интриг и заговоров. Лишь Фердинанд, сын Антонио, далек от отца. Он влюблен в Миранду и добивается ее взаимности. Просперо же с помощью чар не только обезвреживает все козни Антонио, но милует его и побуждает к раскаянию.

В финале торжествует сказка, светлый сон. Финал «Бури» — это утопическая картина, последний всплеск тех надежд, которые еще разделяли гуманисты Ренессанса. Правда, мы знаем, что надеждам этим не суждено было реализоваться. В послешекспировском XVII в. родине Шекспира пришлось пережить многие потрясения, в том числе Великую английскую революцию.

Ремесло драматурга. Великие образы, темы, характеры, драматические коллизии, ставшие частью духовного мира поколений, получили у Шекспира блестящее художественное воплощение. Долгое время бытовало убеждение, что эстетическое совершенство драматурга — плод его гениальных озарений и провидений. Позднее внимательное исследование всех структурно-стилевых компонентов его пьес показало, что перед нами — выверенная система приемов и выразительных средств. (С аналогичным явлением мы столкнулись, исследуя гомеровские «Илиаду» и «Одиссею».) Стало очевидно, что за всем этим — рука знатока своего дела, законов драмы и театра, высочайшего профессионала, овладевшего ремеслом дра- матургаК

Как же «сделаны» его пьесы? Шекспир не придумал ни одного сюжета, ни одного особого драматургического хода. Но творчески использовал богатейший опыт, взяв все ценное, что было накоплено до него, и создал на этой основе свой оригинальный, неповторимый сплав. Он подчинил его правде, жизненной и театральной. Прав был Гете, писавший, что «великой

1 Это словосочетание А. Аиикст сделал названием своей книги (1974), посвященной искусству Шекспира.

основой его произведений служит правда и сама жизнь; нотому-то все им написанное кажется столь подлинным и сильным».

Искусство Шекспира, как и других великих драматургов, зиждилось на глубоком проникновении в природу драмы, а также на знании законов сцены, специфики театрального действа.

Все сюжеты Шекспир взял из разных источников: библейских, античных, итальянских, древних и новых. Но он был гениальным инсценировщиком. Действие в его пьесах происходит в разное время, в разных уголках земного шара. В них действуют юноши и девушки, зрелые мужи и старцы, представители разных сословий. Его отличает, по словам Пушкина, «широкое и вольное изображение характеров». При этом все они обычно многогранны, «не как у Мольера, типы такой-то страсти, такого-то порока, но существа, исполненные многих страстей, многих пороков». В отличие от мольеровского Гарпагона, воплощающего только скаредность, шекспировский Шейлок «скуп, сметлив, мстителен, чадолюбив, остроумен».

Шекспир знает, как звучит текст со сцены, что надо сделать, чтобы увлечь зрителя, как короткое сценическое время насытить событиями столь судьбоносными и глубокими, чтобы они оказались способны держать в напряжении зал, и раскрыть смысл и философию драмы. Шекспир не приемлет однотонности, его комедии и трагедии свободны в жанровом отношении, включая в себя трагическое и смешное, печаль и веселье. Шекспировские создания удивительно драматичны и динамичны, в них острое действие, несколько сюжетных линий, нередко перекрещивающихся. Пример тому — «Король Лир», одна из самых сложных но структуре его трагедий.

Многогранность шекспировского мира, шекспировских сюжетов и характеров гармонирует с богатством его языка. Его словесная палитра пленяет щедростью. Высокая поэзия сочетается с грубоватой лексикой простонародья, речь низов — с философскими размышлениями. Его язык отличается образностью и одновременно метафоричен. А это позволяет придать тому или иному явлению или понятию образное выражение. Например, известное выражение «слова могут ранить» получает в устах одного из шекспировских персонажей следующее образное выражение: «Я никогда не слышал, чтобы ушибленное сердце пронзали через ухо». Здесь все ново: и ушибленное, а не страдающее сердце, и образ слова, которое словно вооружено острием и поражает им болевую точку. Дело не только в богатстве шекспировского словаря — а он огромен: само его слово, включенное в разные контексты, всякий раз наполняется дополнительным метафорическим смыслом.

Нельзя забывать о романтическом начале у Шекспира, об элементах условности и о том, что его театр не похож на театр Чехова или Ибсена. Есть в нем и сгущение красок, и сказочный, фантастический элемент (эльфы в «Сне в летнюю ночь», дух в «Буре», призрак отца Гамлета в «Гамлете», призрак Цезаря в «Юлии Цезаре», ведьмы в «Макбете» и др.).

Мировое значение. Шекспир был признан прижизненно на родине, но мировое значение стало осознаваться в XVIII в., сначала благодаря Вольтеру, а позднее — немецким писателям, прежде всего, Лессингу и Гёте.

В дальнейшем каждая новая литературная эпоха открывала своего Шекспира, созвучного ее задачам и приоритетам. Его популярность резко возросла в эпоху романтизма. Романтики особо ценили Шекспира как художника широкой и свободной манеры и видели в нем союзника в полемике с классицистами и их эпигонами, приверженными к узким правилам, «законам» в искусстве (Стендаль, Гюго, Гейне, Мицкевич и др.). С этими сюжетами нам еще предстоит встретиться в последующих историко-литературных курсах. Тема мирового значения Шекспира огромна и труднообозрима. Во всяком случае, не было такого большого художника на Западе и в России, который бы не оставил своего проницательного суждения о Шекспире.

Первое упоминание о Шекспире в России относится еще к 1708 г., т.е. к эпохе царствования Петра Первого. Его восприятие в России, переводы, критические оценки — тема специальная и крайне важная. Особенно значим он был для Пушкина в пору написания «Бориса Годунова». Среди тех, кто был ему обязан, — Лермонтов и Белинский, Тургенев и Достоевский, Чехов и Блок, Брюсов и Пастернак и многие другие.

Сегодня шекспироведение — одна из значительнейших ветвей филологической науки. К изучению его наследия обращаются театроведы, философы, культурологи и лингвисты, психологи и историки. Сложились отдельные школы шекспироведения в разных странах, в том числе и в России (М. П. Алексеев, А. А. Аникст, Л. Е. Пинский, А. Н. Горбунов, И. Б. Верцман, А. А. Смирнов, Ю. Ф. Шведов, А. В. Бартошевич, В. П, Комарова, И. О. Шайтанов и др.).

  • [1] В 2013 г. научную жизнь Англии озарила сенсация: было обнаружено захоронениеэтого исключительно жестокого монарха, павшего в битве.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>