Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СРЕДНИХ ВЕКОВ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИСПАНИЯ

ВОЗРОЖДЕНИЕ: СЕРВАНТЕС КАК НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕНИЙ

...Из прекрасных лиц в литературе всех законченнее Дон Кихот.

Ф. М. Достоевский

Эпоха Возрождения в Испании — пора удивительного расцвета национальной культуры. Она, а также барокко XVII в. — «золотой век» испанской литературы. Это время высоких достижений в самых разных жанрах, будь то поэзия, драма, новелла, стихи или роман. Среди многих ярких писателей, творивших в этот период, по крайней мере трое являются классиками мировой литературы: Сервантес, Лопе де Вега и Кальдерон.

Своеобразие испанского Ренессанса: историко-культурные факторы. Национальная самобытность испанского Возрождения определялась глубинными особенностями ее историко-культурного развития. На исходе XV в. испанские земли победоносно завершили Реконкисту. В 1492 г. пал последний оплот мавров, Гранадский эмират. Объединение Кастилии и Арагона явилось фундаментом образования Испании как единого государства, ставшего центром империи Габсбургов. Однако, несмотря на установление абсолютистского режима, централизация не имела глубоких корней, а влиятельные феодалы старались защитить свои привилегии. В процессе Реконкисты шло постепенное отвоевывание у мавров земель, на которых устанавливались свои местные законы. Это обусловило регионализм, присущий Испании, неравномерность развития разных ее провинций.

Важными, но неоднозначными итогами явились для страны открытие и колонизация Америки. Все это сказочно обогатило королевскую казну. Испанские монархи, однако, использовали власть и богатство, прежде всего, для военных захватов новых земель, ставя перед собою утопическую программу — превратить Испанию во всемирную монархию и одновременно распространить повсеместно власть католической церкви. Это быстро привело страну к политическому и экономическому кризису: военным неудачам (гибель «Непобедимой Армады», 1588), финансовым банкротствам, упадку и обнищанию.

Приток золота, серебра, ресурсов из ограбленных колоний имел своим пагубным результатом то, что экономическое развитие страны нс стимулировалось, — напротив, вело к упадку. Между тем, крайне амбициозное дворянство теряло ощущение реальности, а королевство все более напоминало колосса на глиняных ногах. Самым тревожным звонком стало военное поражение в противостоянии с Англией. Затем началась революция в Нидерландах, приведшая к их отпадению от испанской короны; это событие получило глубокое отражение в литературе (например, в «Дон Карлосе» Шиллера, в его исторических трудах; в «Эгмонте» Гете).

Формирование литературы Возрождения в Испании шло под знаком двойного — античного и итальянского — влияния. Немалую роль играли идеи Эразма Роттердамского, стимулировавшие развитие христианского гуманизма. Но особенно плодотворной для Испании стала народная средневековая традиция.

Своеобразие испанской ренессансной культуры и литературы характеризуется двумя главными факторами. В Испании более, чем в других странах Европы, осуществлялся диктат католической церкви, довлевшей над всеми сферами художественной жизни, в том числе и над литературой. Инквизиия и иезуиты практиковали жесточайшую цензуру и под флагом защиты веры искореняли любое свободомыслие. Поэтому антиклерикальные мотивы, звучавшие у писателей Италии (Боккаччо), Германии (Ульрих фон Гуттен), Франции (Рабле) были полностью из творчества их испанских коллег. С другой стороны, в ренессансной литературе получили развитие народные, демократические тенденции. Это определилось тем, что крестьянство, освободившееся от крепостного права, принимало активное участие в Реконкисте, составляло костяк ее ополчений, защищая свои земли от мавров. Именно в испанской литературе появился такой мощный народный персонаж как Санчо Панса, такие пьесы как «Овечий источник» Лопе де Вега и «Саломейский алькальд» Кальдерона.

Испанское Возрождение делится на раннее (1475—1550) и зрелое (1550— 1620). Причем зрелый этап испанского Ренессанса сливается с поздним и одновременно включает в себя начало эпохи барокко.

Раннее Возрождение. В период раннего Возрождения преобладает литература «ученого» гуманизма, получившая развитие в университетской среде, прежде всего в деятельности Хуана Луиса Вивеса (1492—1540). Сторонник Эразма Роттердамского, он деятельно распространял его идеи и противостоял схоластике. «Народная» линия ренессансной литературы проявлялась в широком развитии романсов небольших лиро-эпических произведений определенного размера и рифмовки. Позднее романсы, наряду с сонетами, стали излюбленным стихотворным жанром испанских поэтов эпохи барокко.

Развитие романа до Сервантеса. Появление гениального романа Сервантеса «Дон Кихот», сыгравшего выдающуюся роль в истории мировой литературы, было подготовлено развитием романного жанра в Испании. Он представлен несколькими разновидностями. Это, прежде всего, получивший широкое бытование и популярность рыцарский роман. Не случайно сервантесовский Рыцарь печального образа был сведен с ума их чтением. Хотя куртуазные герои и рыцарские идеалы уже становились в Европе анахронизмом и нередко подвергались в литературе пародированию, в Испании они отнюдь не вышли из моды. Конкистадоры, прославленные завоеватели заморских земель, воспринимались как живое олицетворение отваги и силы, современные рыцари без страха и упрека. Испанские короли желали видеть своих подданных, дворян — носителями рыцарских добродетелей, внушить им преданность престолу и вере; не случайно в моральном кодексе испанского дворянина жизненно важную роль играло понятие чести, с которым были сопряжены многие темы и сюжетные коллизии в испанской литературе.

Самым популярным среди рыцарских романов был анонимный «Амадис Галльский» (1508).

Главный герой, Адмадис, — плод хранившейся в тайне любви Периона, короля Галлии, и Элисены, дочери короля Британии. Когда ребенок увидел свет, Эли- сена, страшась позора, положила его в ящик и пустила по воле волн. По младенец спасся, был воспитан рыцарем, стал мужественным воином, совершавшим блестящие подвиги, неизменно демонстрируя поведение безупречного воина и совершенного влюбленного, преданного в своем чувстве Орионе — дочери короля Британии Лизуарте. Впадая иногда в немилость короля, он тем не менее оказывает ему неоценимые услуги, побеждая змей, чудовищ и даже римского императора. В итоге король соглашается на брак Амадиса с дочерью.

Этот роман назван в «Дон Кихоте» самым «лучшим в своем роде». Он и другие рыцарские романы того времени несли, однако, не только элементы средневекового мировидения и поэтики, но и новое ренессансное мироощущение: интерес к неведомому, героику странствий, поэтическое восприятие идеально преображенных, но одновременно земных человеческих чувств.

С наибольшей решительностью испанская романистика явит свой расцвет в пору зрелого Возрождения. Вслед за «Амадисом Галльским» появились другие рыцарские романы — «Пальмерин Английский», «Бельянис Греческий» и т.п.

Плутовской роман. В 1554 г. увидело свет небольшое анонимное сочинение «Жизнь Ласарильо с Тормеса», которому суждено было стать право- звестником очень перспективного для истории романного жанра — плутовского романа, или пикарески (от «пикаро» — плут). Его истоки — проза раннего испанского Ренессанса, оригинальным памятником которого считается «Трагикомедия о Калисто и Мелибее» (1499) Фернандо де Рохаса (1465—1541). Позднее она получила название «Селестина». Это роман- диалог, сохраняющий внешнее членение на акты и некоторые другие элементы драмы, однако не предназначенный для сценического исполнения. Он своеобразно сочетает средневековые представления о греховности неосвященных браком любовных отношений с гуманистическим сочувствием к перипетиям двух возлюбленных. В повествовании две сюжетных линии — «высокая», любовная история Калисто и Мелибеи, и «низкая», представляющая многоопытную сводню Селестину, плутоватых слуг, а также девиц легкого поведения и их клиентов, молодых бездельников. Эти линии различаются и содержательно, и стилистически. И вместе с тем они сопряжены между собой, образуя сочетания критического нравоописания с чертами психологического анализа. Глубоко выразительна фигура Селестины, в которой соединился цинизм и корыстолюбие, порожденные ее профессией, и симпатия к юным страдающим героям, гибнущим в финале романа. Образ Селестины столь характерен, что стал нарицательным как указание профессии сводни.

Пасторальный роман. Еще одна жанровая разновидность — пасторальный роман. Его наиболее яркий образец — «Диана» Хорхе Монтемай- ора. В его основе сентиментально-идиллическая история любви пастухов Сирено и Сильвано к очаровательной пастушке Диане, которую в отсутствии Сирено выдают замуж. Роман насыщен любовными историями, в которых — и тоска, и ревность, а также волшебная вода, влияющая на чувства склонных к эмоциям героев. Позднее к пасторальному роману обратились Сервантес («Галагея») и Лоне де Вега («Аркадия»), его мотивы использовал Шекспир («Два веронца», «Двенадцатая ночь»). Помимо «Дианы», вызвавшей волну подражаний, развивается так называемый «мавританский> роман: анонимная «История Абенсерраха и прекрасной Харифы» (1561) и «Гражданские войны в Гранаде» (1595) X. Переса де Иты.

Сервантес: вехи биографии. Эпоха Возрождения дала Испании величайшего писателя — Сервантеса. Он своеобразный символ страны, ее культуры, высшее проявление художественного гения народа. Подобно другим гениям Ренессанса — Данте, Рабле, Шекспиру, — он явил глубочайшее соединение национального с общечеловеческим. Это позволило ему встать в один ряд с корифеями мировой литературы, стать писателем на вее времена. К «Дон Кихоту», наверное, приложимо только одно понятие: бессмертный роман. Его будут читать, о нем будут думать, пока теплится жизнь на Земле, также как «Илиаду» Гомера, «Гамлета» Шекспира, «Фауста» Гете, «Войну и мир» Толстого. В творчестве Сервантеса, и прежде всего в «Дои Кихоте», воплотились и получили наиболее глубокое художественное и философское наполнение литература испанского Ренессанса.

Мигель де Сервантес Сааведра (1547—1616) родился в провинциальном городке Алъкала-де-Энарес, в семье разорившегося идальго, мелкого дворянина, который также был вольнопрактикующим лекарем.

Зарабатывая на жизнь врачебной практикой, отец Сервантеса вместе с семьей, в которой было четверо детей, разъезжал по стране. Семья нуждалась, и однажды отец был арестован за неуплату долгов, а его более чем скромное имущество подверглось конфискации. Будущему писателю не удалось получить серьезного образования, лишь с 10 лет он приступил к учебе. Среди тех, кто его образовывал, был известный в свое время гуманист Хуан Лопес де Ойос, заметивший редкую одаренность Сервантеса и опубликовавший в 1569 г. его первое стихотворение. Вскоре Сервантес, по протекции де Ойоса, получает место секретаря папского посла в Испании кардинала Джулио Аквавивы и уезжает с ним в Италию. Это дает ему возможность активно пропитаться итальянской культурой Ренессанса и увлечься поэзией Людовико Ариосто. После кончины кардинала Сервантес поступает в испанский полк, расквартированный в Италии, служит в армии с 1570 но 1575 г., участвует в знаменитом сражении с турецким флотом при Лепанто (1572). Несмотря на заболевание лихорадкой, он был в пекле боя, где получил ранение в грудь и плечо; его левая рука осталась изувеченной на всю жизнь. Возвращаясь из Италии на родину, Сервантес был захвачен алжирскими пиратами и пять лет провел в плену, выказывая огромное мужество и несколько раз предпринимая неудачные попытки к побегу. После того, как родные смогли его выкупить, он обретает свободу. В 1580 г. Сервантес возвращается на родину, пытается заработать на жизнь литературным трудом, но получает за свои сочинения ничтожно мало. Это вынуждает его тянуть чиновничью лямку. Он сначала работает на закупке провианта для «Непобедимой армады», а затем сборщиком недоимок. Однако все это принесло Сервантесу больше неприятностей, чем денег — он был даже на шесть месяцев заточен в тюрьму. Умер Сервантес больным, полунищим, почти одновременно с Шекспиром — в апреле 1616 года. И это при том, что уже стал известен и познал первые знаки славы как автор «Дон Кихота».

Сервантес прожил нелегкую жизнь, исполненную приключений, переживаний и борьбы, закаливших его характер. Жизнь, отразившую бурную эпоху, в которой он был не только свидетелем, но и участником драматических событий. Он познал нужду и горький хлеб литератора, ведущего в начале пути борьбу за существование. Он долго искал себя, свою манеру, пока на последнем этапе не создал свою «главную книгу», обессмертившую его.

На пути к «Дон Кихоту»: драматургия, новеллистика, другие жанры.

Сервантес работал в разных жанрах как драматург, новеллист, прозаик, критик; все это отозвалось в структуре и поэтике романа. Среди его драматургических опытов, в основном малоудачных, — героическая драма «Нумансия». В основе пьесы лежит реальное историческое событие из истории древних испанцев, когда город Нумансия был осажден знаменитым римским полководцем Сципионом. Жители города, измученные голодом, оказавшись в безнадежном положении, отказались сдаться, предпочли плену массовое самоубийство. Пьеса была декларативна и аллегорична, в ней действовали, в духе средневекового театра, абстрактные фигуры Славы, Голода, Войны и др. Художественные недостатки компенсировались искренним патриотическим пафосом, одушевлявшим пьесу. Не случайно несколькими веками позже, в период гражданской войны в Испании (1936—1939), в театрах Республики ставили эту пьесу, видя в ней актуальный призыв к борьбе с фашизмом.

Но как драматург Сервантес рос, и его замечательным художественным достижением стали интермедии (1605—1611). Эго небольшие одноактные пьески, в чем-то напоминающие средневековые фарсы, в которых господствует комическо-бытовая стихия. Эго драматизированные эпизоды, сценки, в которых действуют представители демократических сословий, равно как распространенные типажи: горожане, студенты, судейские чиновники, врачи, шарлатаны, мужья-ревнивцы и др.

Новеллистика. Еще одной художественной вершиной Сервантеса стали его «Назидательные новеллы». В них он предложил свою разработку этого многогранного жанра, получившего широкое распространение в литературе Ренессанса. Как явствует из названия сборника (он состоял из двух томов, включающих 14 новелл), перед нами не только разнообразие сюжетно-тематического материала, но и объединение его общей концепцией морально-нравственного характера. Новеллы сборника можно объединить в три группы: любовно-авантюрные («Цыганочка», «Английская испанка» и др.); нравоописательные («Ринконете и Кортадильо», «Ревнивый эстремадурец» и др.); философские («Лиценциат Видриера», «Беседа двух собак» и др.).

Муж строит отношения с молодой женой на подозрениях и недоверии. Он желает контролировать каждый ее шаг, дабы не стать рогоносцем. Тем не менее, жена находит возможность его обмануть с тем, кого полюбила («Ревнивый эстре- мадурец»). Некий безумец вообразил себя существом из стекла, а потому бесстрашно критикует окружающий мир, негодуя по поводу многих пороков, но всего более, всеобщего двуличия. Но за это его, высказывающего горькую правду, окружающие считают безумцем («Лиценциат Видриера»). Рисуя быт бродячих цыган, Сервантес сочувствует тем, кто духовно свободен («Цыганочка»).

При этом Сервантес не склонен к прямолинейной проповеди, отличающей средневековые моралите. В его новеллах присутствует нравственная философия писателя, утверждающего стойкость перед ударами судьбы, внутреннее благородство, терпимость, способность критически оценивать происходящее.

Другие жанры. Сервантес был поэтом, и стихотворные вставки «интегрированы» в его прозу и драматургию. Его перу принадлежит поэма «Путешествие на Парнас», посвященная проблемам литературы и эстетики. В ней он дает оценку творчества таких своих выдающихся современников как Лопе де Вега, Тирсо де Молина, Кеведо. В этой поэме Сервантес нетерпим к графоманам, ратует за серьезное, взыскательное отношение к писательскому труду. Он также испытал свои силы в романном жанре. Его пасторальный роман «Галатея» был написан еще в молодости и остался неоконченным. Ему принадлежит и роман в ренессансно-рыцарском духе «Персилес и Сихизмунда», над которым он трудился многие годы и успел завершить его накануне смерти. Это история двух влюбленных, Персилеса, сына короля Исландии, и Сихизмунды, которая обручена с другим. Они отправляются к папе, чтобы тот помог их соединению, а по дороге в Ватикан совершают множество достойных подвигов. Папа помогает молодым людям соединиться, после чего Персилесу достается отцовский трон.

Безусловно, опыт работы над этими произведениями сказался в «Дон Кихоте», навсегда оставшемся в истории мировой литературы.

«Дон Кихот»: замысел и реализация. Главное, вершинное произведение, в котором Сервантесу удалось создать «вечный образ» и утвердить параметры романа Нового времени, — эго «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Первая часть романа была опубликована в 1605 г., вторая — в 1615 г. Бессмертная книга родилась из первоначального, казалось бы, скромного замысла: написать пародию, высмеять все еще популярные в Испании XVI в., но уже устаревшие в Европе рыцарские романы. К этому времени они напоминали сказки с их картонными приключениями. Однако повествование быстро переросло первоначальный замысел. В итоге, Сервантес показал в романе широкую картину жизни современной ему Испании. На этом фоне развертывается памятная всем история одновременно комических и возвышенно-печальных приключений «мудрого безумца», старого, бедного идальго из захудалой провинции. Дон Кихот начитался рыцарских романов и решил стать идеальным рыцарем, т.е. странствовать, совершая подвиги, защищать слабых, бороться с несправедливостью, верно служить воображаемой Даме сердца. Это позволило автору насытить роман подлинными и достоверными деталями жизни, а их в романе немало. В них — критическое отношение Сервантеса ко многим явлениям современности, хотя писатель не всегда высказывает свою позицию прямо.

Роман утверждает: жизнь бедна без мечты, без идеала. Его конфликт одновременно конкретен и универсален: это столкновение идеальных норм и представлений о жизни с самой реальностью, прозаической и далеко не идеальной.

Таков эпизод случайной встречи Санчо с его знакомым из соседней деревни, мориском Рикоте. Санчо узнает его в толпе паломников. Мориски, крещеные мавры, умелые земледельцы, были изгнаны из Испании но указу короля. Рикоте решил тайно посмотреть на родную ему землю. Он просит Санчо не выдавать его. И на всякий случай неутомимо восхваляет мудрость и благородство короля. На самом же деле, изгнание мавров нанесло существенный ущерб экономике страны.

Публикация первой части романа по праву считается вехой в истории мировой литературы. В 1955 г. по решению Всемирного совета мира в международном масштабе праздновалось 350-летие выхода романа. Оно было широко отмечено и в нашей стране.

Роман подобной нравственно-философской проблематики мог появиться именно в Испании, в XVI в., где он был востребован и где жил и творил Сервантес, который мог его написать.

Рыцарь печального образа: конкретно-исторический и «вечный».

В образе Дон Кихота следует видеть конкретно-исторический и одновременно универсальный, общечеловеческий смысл. Осмеяние рыцарских романов было не только литературной проблемой. Роман показывал вредоносность самой рыцарской идеологии, бессмысленность возрождения идеалов рыцарства. Между тем, испанские короли и дворянско-феодальная верхушка, утратив чувство реальности, не считаясь с действительными возможностями слабеющей страны, пестовали грандиозные планы создания всемирной католической империи и в своих авантюрах терпели сокрушительные поражения. Обнаруживаются реальные прототипы, тех, кто мог подвигнуть писателя на создание Дон Кихота. Среди них был приближенный короля герцог Медина Сидония, чья абсолютно бездарная организация и руководство «Непобедимой Армадой» привели к позорному краху этого начавшегося под звуки фанфар похода!

Но не исторические переклички, небезынтересные сегодня для специалистов, а именно общечеловеческий смысл, заключенный в образе Дон Кихота, обеспечил ему бессмертие. Это присущая людям в разные эпохи и в разные полосы их жизни устремленность к великим идеалам, которые конфликтуют с далеко не идеальной действительностью. Дон Кихот — такой же «вечный» образ мировой литературы, как Гамлет. И как не утихают споры о том, силен или слаб Гамлет, так и дискутируют о Дон Кихоте: умен он или безумен? И это естественно, потому что в этих героях налицо названные, казалось бы, взаимоисключающие черты. И действительно, именно литература Ренессанса — в отличие от литературы средневековой с ее однолинейными схематичными героями — явила сложность и неоднозначность человеческих характеров, по-разному проявляющихся в неодинаковых обстоятельствах. Они нередко меняются в силу жизненного опыта. И ведь Дон Кихот в финале романа отрешается от своих заблуждений, превращается в Алонсо Кихана Доброго.

Необходимость Дон Кихота. Какой же Дон Кихот близок нам? Сражающийся с ветряными мельницами и крушащий бочки в винном погребе, приняв их за волшебников, стремящийся к добру, но приносящий вред, как в случае с пастушком Андресом? Или великодушный, благородный, незаурядного ума человек? Конечно, второй. Ибо жизнь была бы серой или бездарной без Дон Кихотов и донкихотства. Вот некоторые из сентенций этого человека «с голубиным сердцем»: «Родословные бывают двух видов: иные ведут свое происхождение от владетельных князей и монархов, однако род их с течением времени постепенно оскудевает и суживается, подобно перевернутой вниз острием пирамиде; иные вышли из простонародья, но мало- помалу поднимаются со ступени на ступень и, наконец, становятся знатными господами». Или другое наставление оруженосцу: «Свобода, Санчо, есть одна из самых драгоценных щедрот, которые небо изливает на людей... Ради свободы, так же как и ради чести, можно и должно рисковать жизнью».

В Дон Кихоте преобладают гуманистическая жажда идеала, энтузиазм, великодушие, бескорыстие, сплавленные с наивностью, чудаковатостью, склонностью к иллюзиям. Внутреннее благородство Дон Кихота парадоксально сочетается с комизмом внешних проявлений. Ренессансная амбивалентность смеха Сервантеса продолжает и одновременно преображает традиции Рабле и Эразма Роттердамского.

Дон Кихот неотторжим от Санчо Пансы. Благородный и нелепый одновременно, рыцарь составляет вместе со своим оруженосцем комическую пару. Герои противостоят друг другу и внешне (худой и высокий Дон Кихот, маленький и толстый Санчо, т.с. как бы аллегории поста и масленицы), и внутренне (возвышенно-рыцарственный Дон Кихот, трезвый и «земной» Санчо Панса). Но они связаны друг с другом. Они похожи в своих мечтаниях, надеждах и разочарованиях друг на друга. Санчо отрешается от своих надежд на обогащение. Он проявляет подлинно народный здравый смысл в пору своего губернаторства на острове Баратария, в частности, в известных стенах «судов», когда его решения отличаются взвешенностью и проницательностью. Санчо — подлинно народный, крестьянский характер такой глубины и масштабности, равного которому, наверное, нет во всей литературе Ренессанса. Дон Кихот и Санчо Панса — те немногие литературные герои, которым поставлены памятники. Как сказано у Пушкина: «Тьмы низких истин нам дороже // Нас возвышающий обман».

В «Дон Кихоте» как «романе большой дороги» сказалось композиционное искусство Сервантеса. Оно — в умении сочетать разнообразный материал вставных новел и множество эпизодов основного повествования в едином сюжете-ситуации (Л. Е. Пинский). Странствия героев позволяют Сервантесу интегрировать в повествование черты быта и нравов современников, истории различных персонажей (их в романе, по подсчетам ученых, чуть менее 700), в то время, как и их беседы, как и, конечно, речи Дон Кихота — выражение гуманистических воззрений романиста. Сатирическое изобличение пороков испанского общества соединено в романе с восхищением человеческим достоинством и великодушием, которые непозволительно осмеивать.

Дон Кихот всегда в пути: мировое значение романа. Умирая, Сервантес, обращаясь к друзьям, выказал надежду на встречу с ними в «мире ином». В чем мы твердо уверены, так это в том, что с созданием его ума и таланта, с его романом уже встретились и будут встречаться поколения читателей. Роман стал известен за пределами Испании еще при жизни Сервантеса, а затем поток его переводов не прекращался, и в них участвовали такие известные писатели как англичанин Г. Смоллетт и немец Л. Тик. Исключительная глубина философского замысла романа вызвала к жизни самые разные его интерпретации, о чем писал М. М. Бахтин: «...Образ Дон Кихота в последующей истории романа разнообразно переакцентировался и по-разному толковался, причем эти переакцентировки и истолкования были необходимым и органическим развитием этого образа, продолжением заложенного в нем незавершенного спора».

Бесконечен перечень художественных произведений, в которых упоминается «Дон Кихот», а главный персонаж получает отзвук во многих литературных персонажах. Многие писатели первого ряда оставили о нем проницательные суждения: это Гёте и Шиллер, Гегель и Гейне, Лессинг и Шеллинг. При этом, как и в случае с Гамлетом, оценка «Дон Кихота» имела не только чисто литературное значение. Каждая новая эпоха вносила свежие акцепты в его понимание, а сам Рыцарь Печального Образа словно бы включался в споры по актуальным общественно-политическим проблемам.

Тема «Русский Сервантес» обширна и значительна. Первые переводы «Дон Кихота», правда с французского языка, появились во второй половине XVIII в. Позднее его стали переводить с языка оригинала. Среди первых его переводчиков был В. А. Жуковский, а глубокое осмысление значимости в становление реализма дач В. Г. Белинский. Яркой страницей не только в истории литературы, но и общественной мысли России стала статья Тургенева «Гамлет и Дон Кихот» (1860), появившаяся в контексте идейных споров в преддверии отмены крепостного права. В ней Тургенев противопоставил Дон Кихота как фигуру активную, исполненную веры в нечто важное, Гамлету, воплощению бездействия, прозрачно отождествляемого с «лишними людьми».

В мировой литературе «Дон Кихот» — классический пример «романа большой дороги». И па него ориентировались те, кто в дальнейшем осваивал и развивал эту столь плодотворную жанровую разновидность. Особенно близок был он Филдиигу, творцу «комического эпоса» в прозе. В подзаголовках к его роману «Приключения Джозефа Эндрюса» прямо сказано, что он написан в «манере Сервантеса». Среди лучших комедий Филдинга значится «Дон Кихот в Англии». Гоголь, работая над «Мертвыми душами», построенными на мотиве путешествия, вспоминал Сервантеса, великое произведение которого относится к тем, что появляются «однажды за несколько сот лет».

Дон Кихот был одним из любимых героев Достоевского, получившего у него самые восторженные оценки. Он был созвучен автору «Братьев Карамазовых» как пример истинно христианской любви к людям. Дон Кихот, мечтавший воскресить на земле «золотой век», был тем художественным созданием, которое он имел в виду, рисуя благородного князя Мышкина в «Идиоте».

Тема Дон Кихота получила отзвук в драматургии Луначарского, Булгакова, Шварца. Печально известен уничижительный отзыв Сталина о Дон Кихоте, как человеке, оторвавшемся от жизни, которого он сравнивал с меньшевиками, утратившими чувство реальности. Но не жалким, а именно воплощающим благородство и идеал, воспринимался у нас Рыцарь Печального Образа. Таким предстает он в исполнении Н. Черкасова в фильме «Дон Кихот», поставленном режиссером Г. Козинцевым, экранизировавшим также «Гамлета» и «Короля Лира».

Образ Дон Кихота воплощен в разных видах искусств: в скульптуре и живописи, музыке и на телеэкране.

Он не только актуален. В пору бездуховности и засилья прагматических приоритетов он — необходим. Испанский критик Гильвермо Диас Плаха писал: «Свидетельством гениальности Сервантеса является не столько роман, сколько судьба этого романа... Человечество никогда не могло спокойно и незаинтересованно воспринимать творение Сервантеса... Оценки “Дон Кихота” в разные эпохи могут, в свою очередь, служить характеристиками этих эпох».

Сойдя со страниц романа, Дон Кихот вот уже четвертое столетие продолжает свой путь.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>