Полная версия

Главная arrow История arrow История Востока

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.4. Кризис в развитии и иностранная помощь

Африка, конечно же, понемногу меняется. Наметившийся на рубеже 1980-1990-х гг. в связи с крушением марксистского социализма переход избравших было эту модель стран на рельсы частнособственнического хозяйства и рынка дал дополнительный импульс экономическому росту. Многие страны, как упоминалось, проявили явную склонность к либерализации и приватизации экономики, готовность заимствовать идеи плюрализма и практику многопартийности. Не вполне ясно, насколько подобные намерения серьезны и приведет ли их осуществление к ощутимому движению вперед. Но сам импульс отчетливо заметен. Это в некотором смысле знамение нашего времени, чутко воспринятое на континенте, где до того к развитию по рыночно-частнособственническому буржуазному пути многие относились настороженно, считая его чуждым, негодным для Африки. Иным было еще в недавнем прошлом и отношение к генетически близкому марксистскому социализму с его коллективистскими установками, командной дисциплиной и священной ненавистью к частной собственности и богатым.

Однако одно дело благие намерения, и совсем другое - реальность. Даже если принять как желаемое и обнадеживающее движение Африки в сторону рыночной экономики и некоторые достижения в этом направлении, включая адаптацию городского населения и даже определенное развитие мелкого и среднего предпринимательства, об успехах здесь говорить рано. Зато о суровом кризисе развития континента говорят уже многие и достаточно давно, как в самой Африке, так и вне ее. И для этого есть серьезные основания.

Конец XX столетия прошел в Африке под знаком спада в темпах развития, а кое-где - учитывая очень быстрое возрастание численности населения - и существенного обострения продовольственной проблемы. Кроме того, поразившая обширный пояс Сахеля и прилегающие к нему районы жестокая засуха, связанная с наступлением песков Сахары, принесла бедствия ряду стран, от Мали до Мозамбика. В густонаселенной Эфиопии это привело к массовому вынужденному перемещению населения и соответственно резкому обострению нищеты, а в сочетании с марксистско-социалистическими экспериментами, обескровившими экономику страны, к голоду и смерти сотен тысяч, если не миллионов людей. Распространенность социальных экспериментов по марксистской модели привела к кризису, аналогичному эфиопскому, многие из стран Тропической и Южной Африки. Нарушился привычный баланс во внешнеторговых связях, а торговые связи со странами социализма всегда имели уродливый характер и обычно не могли способствовать развитию, в лучшем случае содействовали лишь усилению военной мощи соответствующих стран, что опять-таки ложилось на их слабую экономику невыносимым бременем.

Результат кризиса в развитии неутешителен. Позиции Африки в мировом товарообороте снизились с 5% в 1980 г. до 2% на рубеже веков. И хотя в экономике ряда стран Африки появились транснациональные корпорации (ТНК) с совокупным капиталом в десятки миллиардов долларов, огромная доля их дохода оседает вне континента, что естественно для любого капитала. Сама же Африка по-прежнему испытывает дефицит финансовых средств, и более того, ей не приходится рассчитывать на заметный их прирост. Доля Африки в мировом ВВП тоже заметно снижается. Растет и ее внешний долг. Его уже не раз частично списывали и продолжают списывать, но он все равно измеряется сотнями миллиардов долларов. Постоянно растет отрицательное сальдо в торговом балансе Африки. Не снижаются, а чаще возрастают темпы инфляции. В ряде регионов стремительно деградирует природная среда.

К этому следует добавить, что Африку буквально потряс мощный демографический взрыв. Издревле этот полупервобытный континент был малонаселенным вследствие неблагоприятных условий для обитания человека. Темпы прироста населения были достаточно стабильными в своей неторопливости, причем на них не слишком влиял и массовый вывоз рабов вопреки имеющимся на этот счет предвзятым представлениям.

пример

К началу XVII в. на континенте ориентировочно проживало 55 млн человек, к началу XIX в. - 70 млн, к началу XX в. - 110 млн человек.

Энергичная колонизация и освоение Африки европейцами, знакомство с основами европейской культуры, в частности с медициной и гигиеной, успешная борьба с африканскими болезнями (малярией, сонной болезнью и т.п.) изменили ситуацию. К моменту деколонизации за какие-то 60 лет население континента возросло более чем вдвое - до 275 млн человек. Освобождение Африки от колоний дало еще один мощный толчок к возрастанию темпов прироста, которые превысили 3% в год. В результате население континента за 30 лет еще раз удвоилось, достигнув 700 с лишним миллионов, и продолжает расти такими же темпами. В 2010 г. число африканцев, похоже, достигло миллиарда. При общем падении темпов экономического роста демографический взрыв ведет к тому, что доход на душу населения на континенте уменьшается. Число голодающих на планете в середине 2009 г., по некоторым данным, достигало 1,2 млрд человек, и очень весомая их часть приходилась на африканские тропики.

Это и есть кризис развития. Его составляющими являются многие факторы, в том числе социальные, экономические, политические, цивилизационно-культурные. Но решающий вклад в него внес фактор демографический, тесно связанный со всеми остальными. Кризис не явился неожиданностью для мира. О нем предупреждали давно, оперируя серьезными экономико-статистическими выкладками, социологическими, демографическими и иными специальными исследованиями. В ряде стран, как в Кении и Ботсване, Нигерии и Замбии и особенно в Сомали и Зимбабве, но также и в некоторых других, на национальном уровне ведутся кампании в пользу малосемейности, ограничения рождаемости. Но эффект от таких кампаний пока невелик. Господствует элементарный инстинкт, причем огромную роль играет социокультурная отсталость населения, которая сдерживает темпы экономического роста и благоприятствует рискованным социальным экспериментам. Для ее преодоления нужно время. Но как раз времени у жителей Африки, да и у всего человечества нет. Каждый прожитый год приносит новые проблемы, в первую очередь демографические. Можно ли вырваться из этого порочного круга? Конечно, лучше всего было бы сделать это, поднатужившись, собственными силами. Примерно так, как решает свои проблемы Китай, тоже весьма перенаселенный. Но Африка - не Китай. Разность потенциалов весьма ощутима, и на собственные силы африканцам рассчитывать не приходится, что хорошо понимает весь остальной мир.

Проблемы Африки - это проблемы всего мира, что человечество достаточно адекватно осознает, пытаясь помочь, прежде всего, продовольствием. Это помощь в беде, в трудную минуту. Такое случается нередко, причем чаще всего в бедных странах с марксистским режимом, как то было в 1980-е гг. в Эфиопии. Мир до сих пор помнит, как в дни, когда правящая верхушка страны помпезно отмечала десятилетие своей "революции", народ умирал от голода, а помогали людям те самые "империалисты", которых поносила официальная пресса.

Западная помощь Африке исчисляется в среднем в сумме 15-20 млрд долл. США в год. За 1963-1982 гг. бесплатный продовольственный импорт в Африку увеличился, по некоторым подсчетам, в 6,5 раза. В середине 1980-х гг. потребность в продовольствии уже на 20% удовлетворялась за счет такого рода импорта. За другую определенную часть такого же импорта пока приходится платить. Но платить странам Тропической и Южной Африки, кроме разве что некоторых зажиточных, практически нечем. Отсюда угрожающий и быстрыми темпами увеличивающийся рост задолженности, о чем уже упоминалось. Правда, частично он связан с игрой мировых цен на некоторые виды сырья, поставляемые Африкой. Однако игра цен в этом смысле - норма мирового рынка, как закономерно и постоянное относительное возрастание цен на импорт техники, промышленных товаров, тем более высокой технологической сложности. Баланс, естественно, не в пользу Африки.

ООН не раз принимала программы помощи или содействия экономическому развитию Африки, выступала с различного рода инициативами в этом направлении. Однако планы развития обычно проваливались, финансовые вливания и рекомендации Всемирного банка или Международного валютного фонда не давали ожидаемого эффекта. Африка южнее Сахары (ЮАР не в счет) с большим трудом поддается структурной перестройке, и это при всем том, что в 1990-е гг., после краха марксистского социализма, почти все ее страны заявили о переходе к многопартийной системе со свойственными ей демократическими институтами.

Ситуация кажется настолько безвыходной, что в серьезных аналитических трудах порой стали развивать идеи о реколонизации Африки на новой, теперь уже гуманитарной основе. Разумеется, эти идеи не слишком серьезны. Они являются скорее воплем отчаяния, нежели реальностью. Ближе к реальности призывы установить так называемый новый международный экономический порядок. Под этим терминологическим нововведением скрывается надежда на закрепление в нормативной форме практики постоянных дотаций. Но, следует четко представлять, любая помощь не сможет решить проблем Африки, более того, способна даже усугубить их. Дело в том, что всякая искусственная экономическая стимуляция, любые формы помощи и дотаций могут иметь значение лишь как поддержка собственных усилий Африки. Без собственных усилий, направленных на налаживание самообеспечивающего хозяйства, помощь уйдет в песок. Только решительный поворот к рыночно-частнособственнической экономике и превращение массы люмпенов и социальных иждивенцев в хозяев собственной жизни, отвечающих за себя и свои семьи участников рыночного экономического процесса, могут решительно изменить судьбы оказавшихся в жестоком кризисе стран.

Но, как показывают факты, дело не только в этом. Для перестройки образа жизни - а требуется именно это - нужно время, много времени. Его же, стоит повторить, просто нет. Ситуация такова, что за тридцать лет население африканских тропиков более чем удваивается и этот процесс с легкостью прервать невозможно. Более определенно это доказал крах амбициозных планов, рассчитанных на выход Африки из состояния кризиса посредством развития инфраструктуры и создания федераций близких друг к другу по ряду параметров и чаще всего соседних стран. Идея партнерства понравилась многим. Даже саммит восьмерки в Генуе, состоявшийся в 2001 г., выработал свой "Генуэзский план для Африки". Элементом этого плана было списание долгов. Списали почти сотню миллиардов долларов, но весомого результата не получили.

Сумеет Африка добиться хоть сколько-нибудь заметных успехов? Сама не сумеет. Сможет ли человечество помочь ей? Если темпы ускоренного воспроизводства населения не снизятся, а на это вопреки успокоительным заклинаниям отдельных демографов уповать не приходится, - нет. Ведь даже если темпы прироста несколько спадут, то количество женщин, рожающих каждый год, не уменьшится, а, напротив, увеличится. Согласно безжалостной статистике, с каждым годом африканцев становится на несколько миллионов больше. Этот тревожный факт не способен обнадежить. Он отнимает надежду и делает призрачными шансы на выход Африки из того кризиса, в котором она давно уже находится. Больше того, он ставит человечество перед непосильной для него проблемой. Страны передового и зажиточного Запада должны взять на себя неблагодарную задачу содержать огромный и все возрастающий контингент людей, неспособных прокормить себя и потому становящихся иждивенцами.

В связи с данной проблемой нобелевский лауреат Норман Борлоуг не так давно на заседании экспертов ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) заявил: "Истина состоит в том, что, если высокоразвитые государства, имеющие избыток продовольствия, хотят сохранить свой уровень жизни, они должны помогать развивающимся странам. Потому что иначе полуголодное население не остановят ни Средиземное море, ни Атлантический океан. Голодные устремятся туда, где есть пища и благополучие. Что лучше, позволить голодающим и нищим ворваться в ваш дом или помочь им, чтобы они оставались жить у себя? Богатые государства вряд ли смогут спать спокойно, пока не обеспечена продовольственная безопасность во всех странах. Уж слишком мир наш взаимосвязан и взаимозависим!"

Выражая свое мнение, замечу, что это, конечно, не выход, разве лишь временный паллиатив. Но есть ли другой выход? Может, конечно, в мире случится какой-либо катаклизм, который все переменит. Но чем это будет лучше и потому стоит ли рассчитывать на него? И уж вовсе риторический вопрос: а на что можно рассчитывать?!

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>