Полная версия

Главная arrow Экономика arrow МАКРОЭКОНОМИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

МАКРОЭКОНОМИКА КАК ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ПРАКТИКИ

В результате изучения материала главы студент должен:

знать

• основные школы и направления в современной макроэкономике (новые классики, новые кейнсианцы, поведенческие, информационные концепции, пространственная и эволюционная теории и др.);

уметь

• выделить ключевые характеристики современных школ и направлений макроэкономики, их специфику в трактовке главных современных экономических проблем;

владеть

• методами, используемыми в экономическом анализе современных явлений и процессов экономики представителями разных школ и направлений макроэкономики.

Возможности и ограничения неоклассической макроэкономической модели - парадигмы, господствовавшей в XX веке

В отечественной и зарубежной экономической литературе в последнее время достаточно много критических высказываний о возможностях и ограничениях неоклассической теории (мейнстрима), в том числе о формализации экономической науки.

Как отмечает российский экономист А. М. Либман, основная часть исследований мейнстрима (англ, mainstream — основное течение) все еще соответствует парадигме, традиционно именуемой неоклассической, т.е. включающей в себя три предпосылки «твердого ядра»: индивидуализм, эгоизм и рационализм поведения экономического субъекта, т.е. модель «человека экономического». В настоящее время данное направление не только доминирует в экономике, но и в целом де-факто превращается в лидера социальных наук, оказывающего основное воздействие на их развитие в целом. При этом неоклассика основана на широком толковании рациональности, повышенном внимании к взаимодействию игроков, обязательном учете институтов и информационных ограничений, широкой трактовке максимизации полезности, учитывающей моральные факторы. Неотъемлемые части мейнстрима — например, психологические модели поведения в условиях неопределенности (теория перспектив), импульсивная теория спроса, имитация социального поведения в теоретико-игровых моделях, ограниченная рациональность, экспериментальная экономика и многие другие подходы[1].

Известно, что мейнстрим ориентирован на поиск равновесий и использование моделей оптимизации, что, впрочем, неизбежно при построении математических моделей и выявлении их свойств. Экономисты мейнстрима придерживаются принципов изоляции (исследуются только относительно стабильные явления, используется оговорка «при прочих равных») и агрегирования (анализ типичных или репрезентативных акторов и показателей). Соответственно, мейнстрим стремится избежать построения «общих теорий», уделяя основное внимание исследованию отдельных экономических процессов и явлений. Мейнстрим отличает подчеркнутая деидеологизация за счет использования количественных методов.

В 1998 г. ученые-экономисты Московского государственного университета А. В. Бузгалин и А. И. Колганов обращали внимание на то, что Экономикс как фундаментальная наука не может объяснить и решить ряд принципиальных проблем современного мира[2]. Речь идет о качественных социально-экономических трансформациях мировой экономики; качественных изменениях в природе факторов производства, особенно информационных ресурсов, культурных ценностей, в условиях неопределенности; изменениях в стимулах и ограничениях экономической деятельности (не только и не столько соображения прибыли, сколько экологические, гуманитарные, геополитические и другие глобальные ценности); о специфике переходной экономики, не вписывающейся в контекст привычных микро- и макроэкономики, и других проблемах.

В современной экономической теории существует три наиболее важных приема теоретических исследований: вербальное моделирование, математическая экономика и вычислительная экономика. Первые два схожи тем, что на основе отдельных допущений формулируют утверждения о причинно-следственной взаимосвязи между явлениями. Главным критерием истинности модели в обоих случаях выступает ее внутренняя непротиворечивость. Различия состоят в языке, с помощью которого идет описание. В настоящее время, по мнению А. Либмана, ситуация очевидна: вербальное моделирование практически полностью вытеснено из теоретических исследований в области экономической теории. К недостаткам математической экономики специалисты относят следующие. Во-первых, чрезмерное упрощение социальной реальности. Во-вторых, слишком большое внимание математической стороне вопроса в ущерб содержательной. В-третьих, несовершенство самой математической методологии (для исследования конкретной проблемы необходим соответствующий математический инструментарий)[3].

Математизация и формализация экономической теории — феномен второй половины XX в. С 1970-х гг. на основе развития компьютерной техники стало возможным создание сложных математических моделей. В результате этого «...макроэкономическая теория претерпела полную формалистскую трансформацию...» По мнению С. Моисеева, современные макроэкономисты «формулируют теории с математическим описанием»; «значительная часть экономической науки представляет собой лишь оболочку математической теории»[4]. «...Объекты анализа большинства экономико-математических моделей абсолютно оторваны от реальности... Главные задачи экономической науки — осмысление реальных экономических процессов и разработка мер экономической политики — остаются на заднем плане или же вовсе отсутствуют»[5]. О роли математики в экономической теории и проблеме формализма в экономике пишет и английский экономист Ш. Доу[6].

  • [1] Либман А. Современная экономическая теория: основные тенденции // Вопросы экономики. 2007. № 3. С. 44.
  • [2] См.: Бузгалин А., Колганов А. К критике economics (теоретическое обоснование необходимости коррекции господствующей модели учебного курса по экономической теории) //Вопросы экономики. 1998. № 6. С. 87—107.
  • [3] См.: Либман А. Указ. соч. С. 37—38.
  • [4] Моисеев С. Формализация макроэкономики и ее последствия для денежно-кредитнойполитики // Вопросы экономики. 2007. № 2. С. 46.
  • [5] Там же. С. 48.
  • [6] Доу Ш. Математика в экономической теории: исторический и методологический анализ // Вопросы экономики. 2006. № 7. С. 53—72.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>