Основы на прочие смягченные согласные и на i (у)

Все эти основы восходят к древним основам на -jo. Падежные окончания совпадают со склонением основ на твердую согласную только в род. ед. -а, им.-вин. дв. -а, дат. ед. -и, род.-местн. дв. -и, им. мн. в других падежах окончания твердых основ изменились под влиянием предшествующего у: вместо находим в им.-вин. ед., твор. ед. и род. мн. -ь, вместо -о—е (откуда д перед твердой согласной), вместо -гъ (из oi) в местн. ед. и мн.— -i (из ei), вместо (из o-i) в твор. мн.—i (из e-i вместо у (из bnsons) в вин. мн. гь (из грens). Возможно, что в дат. ед., род. местн. дв. отличалось после у и смягченных согласных от после твердых согласных и приближалось к (изображаю этот звук через й). О происхождении окончания зват. ед. на см. ниже.

Рассмотрим отдельно в двух парадигмах склонение основ на i (у) и основ на смягченную согласную. Отличие замечается в формах им.-вин. ед., род. мн. и твор. ед., т. е. там, где после смягченных согласных является ь; это ь после у, становившегося слоговым, переходило в ь и, по-видимому, отпадало еще в общеславянском праязыке; предшествующее i было звуком слоговым, но не полного образования: krai вместо kraib (из kraib); в положении перед слогом с звуком ь слабым такое i переходило в i полного образования.

Ед. И. kr?i (край) тиЪь (моужь)

3. кпЦй (краю) mu2u (моужю)

Р. kr^ia (кран) гпй2а (моужа)

Д. kr?iii (краю) тй?й (моужю)

В. кггН (кран) шйгь, -а (моужь, -а)

Т. kraimb (кранмь) тййыпь (моужьмь)

М. krdii (кран) тй21 (моужн)

Дв. И. В. 3. krai4 (край) muik (моужа)

Р. М. kraiu (краю) mu2u (моужю)

%

Д. Т. krajema (краюма) muzoma (моужема)

Мн. И. 3. кгйи (край) тйН (моужи)

Р. krai (край) тйгь (моужь)

Д. кга^ётъ (краюмъ) muzonrb (моужемъ)

1 %

В. kraiis (краЪ) mufct (моужЪ)

Т. kraji (край) mu2i (моужи)

М. кгад!хъ (краихъ) тий1хъ (моужихъ)

Сопоставление с другими славянскими языками.

В старославянском языке в общем те же падежные окончания, что в древнерусском. Но в творительном падеже находим: кргиемь, мяжемь; впрочем, в памятниках встречаются и формы с -ьмь в единичных случаях, как плдуьмь, Супр., сжпьрьмь, Зогр. ев., и соответственно с этим после гласной -ниь: *укр*ниь, Ассем. ев., ср. др.- русск.— краимь. В винительном множественного находим, конечно: крл», мяжа. В сербском находим: крал>ем, 3MajeM, др.-сербск.— зноием; звательный единственного: крад>у, 3Majy, мужу; местный единственного: чакавск. kraji, nozi, древн.— цари, кони, крагуи; родительный множественного: древн.—конь, царь, край; дательный множественного: древн.—царемь, кон>ем, мужем; винительный множественного: кратье, 3Maje; творительный множественного: чакавск.— misi, bici, древн.—кони, мачи; местный множественного: чакавск.— inisih, древн.— KpajHX, конихь, царихь; родительный двойственного: древн. — врачю. В польском: творительный единственного — т§- 2ет, krajem (причем krajem заменило предположительно *kraim под влиянием m§2em, koniem и т. п.; уже в Флор, псалт.— olejem); звательный единственного — koniu, kraju, m$2u; именительный множественного— древн. panicy, strozi (=strozi), dziedzicy; винительный множественного — kraje, konie, древн.— mp?e, stryje; творительный множественного древн.— rodzicy; именительный двойственного древн.— dwa konia, dwa krola; родительный двойственного: dwa krolu, dwu koniu, dwu groszu; местный двойственного: o.dwu strozu.

Примеры из древнерусских памятников.

Им. ед.: моужь, ключь, дъждь, Жит. Феод.; обычаи, покои, ib.

Зват. ед.: строю, Ипат., 293в, 3016; Игорю, ib., 2176, острый мечю, ib., 250г; Лоука Иванковичю, ib., 284а; w милъш приителоу,

Западнорус. сб. XV в., № 391 (Карский); w преневЪрныи злодею, ib.; соловда стараго времени, Сл. о п. Иг., 6; Игорю, ib., 7.

Род. ед.; зълодЬи, покои, моужа, Жит. Феод.; w бои, Ипат., 3076; бе? рубежа, Новгор. гр. 1317, № 14; с верхного край, Дв. гр. XV в., № 22.

Дат. ед.: дъждю, обычаю, сълоучаю, Жит. Феод.; мужю, манастырю, ©ешдосыо, Георгию, Володарю, Лавр.; рубежю, Новг. гр. 1368—1371, № 16; по верхному краю, Дв. гр. XV в., № 22; по жеребью, ib., № 113; Василю, Дух. Климента XIII в.

Вин. ед.: кошь, плачь, покои, обычаи, Жит. Феод.; (въдасть) конь, (всЪдъ на) конь, Лавр.; на конь, Ипат., 76в; конь воронъ, Дв. гр. XV в., № 90; за 30 копъ... и за кунь, Гал. гр. 1400; посади мужь свои, Лавр.; посла моужь свои, Ипат., 240г; дати подо нь конь, Ипат., ЗООг; на воеводу на Косначь, Ипат., 63в;

С

за црвичь за лсае^иничь, ib., 96в; а поиде за моужь, Дв. гр. XV в., № 117; моужа твоего оубихомъ, Лавр.; моужа, Жит. Феод.

Твор. ед.: плачьмь, моужьмь, Жит. Феод.; шлътарьмь, мона- стырьмь, Жит. Феод.; олтарьмь, Остр. ев.

Местн. ед.: моужи, ©еодосии, Жит. Феод.; w стрыи, Ипат.; 3056; в Володимири, Новг. 1-я, 1/2; на рубежи, Новг. гр. 1317, № 14; при Васильи, при Дмитрии, при АндрЪи, Новг. гр. до 1327, № 15.

Им.-вин.-зват. дв.: мечА свои (вин.), Новг. 1-я, 178; Олговицд (им.), ib., 127; си мужа (им.), Лавр., 300; два жеребьи, Догов. 1371, № 29; на двоу кони, Русск. Пр. (Р. Д., I, 46).

Род.-местн. дв.: в саженю, Ипат., 58в; аже боудоуть двою моужю дЪти, Русск. Пр. (Р. Д., I, 46), w црю, Лавр.; оу доброу родителю, Домостр. Конш., 62.

Дат.-твор. дв.: двема конома, Западнорус. сб. XV в., № 39 (Карский); манастырема, Жит. Феод.; строюма, Ипат., 74г, 224а.-

Им. мн.: кони, Новг. 1-я, 166; моужи, Ипат., 28г; свЪдЬтели, Дв. гр. XV в., № 76.

Род. мн.: съ конь, Новг. 1-я, 170, 190; с конь, Ипат., 1196; конь шестеро, Вкладн. Варл. до 1207; до Пльсковичь, Новг. 1-я 207; оу Володимерь вой, Ипат., 57г; дванадЬслть моужь, Тр. сп. Новг. 1-й 53а; w Вдтичь, ib., 57а; ис конь, Дух. моек. 1353; Тферичь, Новг. гр. 1426—1461; съ конь, Жит. Феод.; ?ълод-Ьи, Жит. Феод.; приитель, Ипат., 1816; мужь твоихъ, Лавр.; свя- тыхъ манастырь, Отв. митр. Иоанна 1080—1089 (Чуд. Кормч. XIV, № 4).

Дат. мн.: моужемъ, Жит. Феод., Новг. гр. 1265, № 1; шспо- даремъ, Новг. гр. 1368—1371, № 16; рлдовиче, Новг. гр. 1471,

№ 20; жеребие" Гр. 1391— 1428 (А. Калач., I, № 82); Костроми- чомъ, Гр. 1442—1443 (Собр. Мух., № 32); дЪдичомъ, дЬдичоумъ, Молд. гр. 1434, № 35; к сторожем, Домостр. Конш., 70.

Вин. мн.: ключ-fe, Гал. ев. 1144, 36а; во4>, ib., 66в; ключЪ, Стих. XII в., № 279, 101в; цЬсарЪ, 116в; Кривич^, Лавр. 282; во!;, ВатичЪ, кнажичЬ, на кон!;, в корабл-fe своЪ, манасгырТ, мечЪ, мужЪ, w6py4t, цар-fe, сторож^, Лавр.; своЪ манастырЪ, Пандекты Ник. Черног. XII—XIII в. (Тихвин. Р. Ф. В., 1894); моужё, Западнорус. сб. XV в., № 391 (Карский); на моЪ неприятеле, Волынск. гр. 1366.

Твор. мн.: с товарищи, Гр. 1462—1505 (А. Калач., I, № 32); Афанасьевичи, Гр. 1432—1443 (ib., № 63); своими моужи, Новг. гр. 1265, № 1; с моужи своими, Лет. Авр.; с Тферици, ib.; мечи, Гр. 1229 (А).

Мести, мн.: на конихъ, Усп. Минея XII в., № 175 (18); въ БЪ- жичихъ, Тервиничихъ, Уст. 1137 (в сп. 1262 г.); на конихъ, Новг. 1-я, 137; на кораблихъ, ib., 136; црихъ, Ипат., 13а; на Ватичихъ, ib., 8в; конихъ, Жит: Феод.; манасгырихъ, ib.

Примеры из современного языка.

Зват. ед.: укр.—краю, слухачу, коню, багачу, сёлезеню, соболю, Семёновичу; белорус,— кбню, сёлезню, Могил. (Ром., Отв. № 3); краю, Мозыр. (Отв. № 10); чаю, Новбалекс. (Отв. № 11); короваю, Игум. (Отв. № 15); Василю, силезёню, Пинск. (Отв. № 6);’коню мой дорогйй, Рогач. (Ром., III, 150). Единично в северновеликорусской сказке: вот, царю, я Ъхау той же путью-дорогой, Петроз. (Шахм.); да, царю, говорит, я в вашых руках, Петроз. (Шахм.).

Вин. ед. в наречных выражениях: великорус.— идти замуж, укр.—зам1ж. Ср. еще белорус.— сев на конь й поехыв ув огонь (загадка), Витеб. (Отв. № 18).

Твор. ед.: укр.— слухачём, конём, ножём. Относительно случаев, как укр., белорус, и великорус. кра]ем, pojeM и т. п. скажу ниже.

Места, ед.: белорус.—у гной, Быхов. (Ром., III, 197); на кони, Рогач. (Ром., Ill, 228); на пни, Быхов. (Ром., III, 271); у тым огни, Быхов. (Ром., III, 310).

Род. мн.: укр.— приятель мало.

Дат. мн.: укр. диал.— кошм, гроппм; угрорус.— коным (Верхр I); лемк.—коным (Верхр.).

Вин. мн.: укр.— Kpai, кош, нож1‘, мечи

Твор. мн.: укр. диал.— мечи (Огоновский).

Замечания об отдельных падежах.

Вместо окончания в именах собственных на -и находим в звательном падеже[1] уже в древних памятниках -е; МатеЬю апостоле, Стих. 1157, 172в; Закъхею, Гал. ев. 1144, 163а; Герьгие, Минея XI в., №221, 50 в, 52 а; Ианоуарие, ib., 73 а; Николаю, рукопись XII в. (Срезневский, Св. и зам. № XXXII, 25), Исаию, Гр. ок. ИЗО. Вероятно, это грецизмы. Ср. в Зогр. и Мар. ев,— ssKbxte (греч. Zaxyais), в Супр.— Дрню, Варахншю, в Ассем. ев.— '^дхдрис, в Клоц. сборн.— (Одно. Отмечу форму Георгии, Ипат., 179а.

В твор. ед. в образце выставлена форма kraimb; доказать из древнерусских оригинальных памятников подобную форму (ср. еще предполагаемое ею: гаппь, гонпь, stryimb, гъкхШть) я не могу. Ср. в церковнославянских памятниках русской редакции: оукроимь, Усп. Минея XII в., № 175 (18), 232 а (при оукроюмь, ib., 231 в); гноимь, елеимь, оукроимь, Мстисл. ев. XII в. (Карский). Предполагаю, что ib в сильной позиции давало i на основании, например, формы род. мн. jaic из jaic’b (=jaibCb). Вероятно, что i в kraimb еще в общерусском праязыке вытеснялось формой krajbmb под влиянием тигыпь, коп’ьть и т. п., ср. отсюда великорус. краем, укр. краем. Уже в Жит. Феод.— Всшдссиюмь (церк.?); ср. ОлексЬюмъ, Юрьюмъ, Новг. гр. 1373, № 17.

Формы им. ед., как Василию, Лет. Авр.; Василие, бугение, ФотЬ, Николас, Палея 1477 (Каринский); Гешргес, Далматис, Арте- мие, стыи Николас, Арие, Чуд. сп. 1270, № 68 (Каринский),—следует, вероятно, признавать за формы зв. ед. (см. об этих формах выше); ср. сказанное выше о таких формах, как Петре, Павле. Из подобных форм переносилось и в имя, совсем

обрусевшее, Юрий. кн* Юрье Володимерови, Дог. 1371, № 31.

Некоторые из имен на ии (т. е. др.-русск. -ь1 могли получать в им. ед. окончание -ii (с слабым ь и i полного образования), откуда дальше ji (после выпадения глухого). Так объясняется, например, форма Jur’bi вместо Jur’bi. Ср. написание Юрьи в Ипат., 110а, Лавр. 445, Новор. сп. Новг. 4-й, 241а (там же Юрьии, 235 6, 2396), Дв. гр. XV в., № 8, 15, 105, Новг. гр. 1314, № 12. Также Григорьи — им. ед., Дв. гр. XV в. № 5, 27, 69 и др.; Васильи, Дв. гр., № 5, 25, 97, 104; Олуфгърьи, № 1, Власьиу 36, Дементьи, № 36, Левонтьи, Ко 5, Игнатьи, Ко 25. Возможны следующие еще написания: Юрьги, Юрги, Торги попъ, Прол. 1383 (Оч. Собол., 127), Гюрги, Лавр., 311. Объяснение этих форм предложено ниже в отделе, посвященном склонению женских основ на -уа, -/а. Сообразно с этим объяснением, формы, как Гюрга — род. ед.—Новг. гр. до 1305, № 9, за Гюр- гемь, Новг. гр. 1270, Ко 3, также Акакь— род. ед., Ев. 1092, 61 в, и т. п., должны быть признаны новообразованиями.

В старославянском языке имена на -ен и -ън, заимствованные из греческого, образуют весьма охотно падежи не от основы на i (у), а прямо от основы на -е, -/ь, присоединяя к ней окончания основ на -о: моем, пюдъ«мъ, нюрс*вн вместо мгеъм, мюдыввмъ, нюрбювн; ср. в памятниках русской редакции: иереови, Усп. Минея XII в. 1432; июдъигмъ, Микул. ев., 177 6; лентиомь, Ев. 1092, 93 в; также — моисЬшви, Ипат., 37 6. Но русскому языку такие образования были, конечно, чужды.

  • [1] В рукописи отсутствует. (Ред.)
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >